Нефть и американские выборы  8

Мировой кризис

25.09.2018 06:30

Станислав Безгин

5224  9.2 (33)  

Нефть и американские выборы

Нефть повторно пытается выйти в диапазон 80-90 долларов. На этом фоне возникают интересные мысли, которые я ранее частично озвучивал, но которые стоит собрать в одну статью (и немного по другому расставить акценты).

https://aftershock.news/sites/default/files/u20083/%D0%A1%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%88%D0%BE%D1%82%202018-09-25%2013.32.54.png

Интересно, что в момент, когда очередные выборы в Америке приходятся на период правления республиканской партии, складывается парадоксальная ситуация, при которой краткосрочные и долгосрочные интересы крупных игроков вступают в резкое противоречие.

Давайте посмотрим, какие противодействующие силы действуют на цену нефти:

Прежде всего, на нефть действуют ряд объективных факторов. Они все неоднократно рассматривались, и я их приведу мимоходом. Если, что пропустил, то не суть важно, так как я хочу поговорить о субъективных факторах.

Объективные факторы, влияющие на рост цены:

  • Легкодоступной нефти в мире становится меньше. В настоящее время только на уровне 80-90 долларов за баррель возможно установление долгосрочного баланса между спросом и предложением. В данном случае не нужно путать с возможностью в краткосрочном периоде качать нефть дешево, фактически проедая ранее сделанные инвестиции без возможности дальнейшего расширенного воспроизводства. Или с возможностью качать нефть дешево без необходимых затрат на социальную инфраструктуру добывающих регионов;
  • Продолжается рост населения и промышленности в Азии. Это будет давать ежегодный рост спроса на нефть.

Объективные факторы, влияющие на снижение цены:

  • Новые технологии позволяют снижать себестоимость добычи нефти и постепенно переводят новые месторождения в разряд экономически выгодных при цене 80-90 долларов. Опять же, речь идет не о сумме операционных расходов на выкачивание бочки нефти, которая может быть и 5 и 15 долларов. А о полной инвестиционной себестоимости добычи, включающей значительные отчисления на социальную инфраструктуру (долгосрочную стабильность территории);
  • Рост энергоэффективности производства и транспорта;
  • Перевод отдельных территорий в состояние «фейлед стейтс» со снижением уровня энергопотребления (Греция, Украина, прочие подобные территории).

Если говорить о совокупности объективных факторов, то очевидно, что сегодня вектор пока еще направлен на рост цены, по крайней мере, до достижения границы в 90 долларов. Возможно, где-то на этом уровне будет достигнуто какое-то временное равновесие воздействия объективных факторов.

Так как нефть является основой существующего глобального нефтедолларового механизма перекачивания [реальных] ресурсов в страны золотого миллиарда (в большей степени в Америку), то, помимо объективных факторов, на цену влияют субъективные факторы, - то есть краткосрочные или долгосрочные потребности в высокой или низкой цене нефти для различных политически групп и классов.

Понятно, что, например, производитель экскаваторов будет заинтересован в высокой цене на нефть, так как это вызовет рост цен на весь спектр сырьевых товаров, появление платежеспособного спроса со стороны ресурсодобывающих компаний (и стран) и увеличит его продажи.

При этом американский безработный или почти любой американский житель городских агломераций будет заинтересован в низкой цене на нефть, так как это позволит снизить его расходы на бензин и отопление и увеличит сумму его реального свободного дохода, который он может потратить на свои нужды и/или прихоти  (ранее я это подробно рассматривал в ряде статей и, в частности, в статьях: Налоговая реформа и проблема торгового дефицита Америки, Проблема пирамиды долга, инфляция и [потенциальная] гиперинфляция в Америке).

Так как большая часть американского населения как раз и являются такими паразитическими группами и слоями, то американские экономисты ставят знак равенство между понятиями «высокая цена на нефть» и «экономический кризис», «низкая цена на нефть» и «рост экономики [потребления]». Можно сказать, что Америка [в целом] нуждается в низкой цене на нефть.

Соответственно, существуют долгосрочные субъективные факторы, влияющие на цену нефти. И зависят они от фундаментальных потребностей двух групп в Америке: остатков реального сектора ("Ржавая Америка" как-то привычней «Ржавый пояс», хотя по смыслу «Америка», вроде, правильней), которым требуется высокая цена и постиндустриальной экономики, которой требуется низкая цена на нефть. В политическом спектре остатки реального сектора представлены частью республиканских политиков, ну а постиндустриал – это, почти полностью, вотчина демократов.


И, как я уже сказал, в настоящее время краткосрочные и долгосрочные интересы этих групп противоречат друг другу.

С точки зрения республиканцев:

  • Если мы говорим о долгосрочных интересах спонсоров партии и действительной потребности остатков населения, получающих зарплату и доход от реальной экономики, то нефть должна расти.
  • Если мы говорим о краткосрочных интересах чиновников республиканской партии, то нефть должна упасть чтобы за счет «фейкового роста экономики» и роста «реальных доходов» помочь им выиграть ноябрьские выборы.

В результате мы видим явно противоречивую политику администрации Трампа. С одной стороны, на арабов и русских было оказано политическое давление, чтобы они увеличили объемы производства и уронили цену на нефть, с другой стороны, продолжается эскалация напряженности вокруг Ирана ведущая к росту цены на нефть.

Такая же противоречивая картинка возникает, если мы смотрим на лагерь демократов.

  • С одной стороны, для их электората и для «процветания» бизнеса их спонсоров требуется низкая цена на нефть.
  • С другой стороны, чиновникам партии наплевать на электорат совсем, а интересы спонсоров, можно отодвинуть на период после выборов. Политикам нужна сейчас высокая цена на нефть, так как это позволит отбирать очки на экономическом поле у республиканцев.

Думаю, что результатом является надавливание на все рычаги воздействия на арабских шейхов и русских либералов, чтобы они пока не слишком поддавались на уговоры снизить цену на нефть.

В течение полугода желание всех групп чиновников и рыбку съесть и девочкой не остаться приводило к отсутствию ярко выраженного субъективного давления в какую-либо сторону. Цена дрейфовала в диапазоне 70-80 долларов. Сейчас, исходя из фактического движения цены, можно понадеяться, что в настоящее время побеждают спонсоры республиканцев и чиновники демократов. Чиновники республиканцев, видимо, рассчитывают, что низкая безработица и «эффект богатства» от рекордного роста биржевого пузыря, в достаточной степени нивелирует эффект от средневысоких цен на нефть.

Если рассматривать ситуацию в дальнейшей динамике, то понятно, что после ноября и до весны двадцатого года у партийных чиновников (и реальных партийных управляющих структур) исчезнет состояние когнитивного диссонанса и республиканцы будут двигать цену нефти в диапазон 100-110 баксов, а демократы в диапазон 40-50 баксов. Так как республиканцы при этом будут двигать цену «по ветру», то есть в направление вектора давления объективных факторов, то хочется верить, что у них будет получаться лучше. Вместе с тем, особого простора у республиканцев не существует, так как эффект от снижения налогов окажется кратковременным, а цена нефти в районе ста долларов окажет слишком негативное воздействие на потребление населения и вызовет падение платежеспособного спроса на нефть в «развитых» странах.

При этом в двадцатом году опять возникнет такая же ситуация противоречия целей. Трампу для повышения шансов на перевыборы нужно будет пойти против интересов спонсоров [хозяев] и внерыночными методами двигать цену нефти вниз. Тогда как демократы для повышения своих шансов будут играть против реальных интересов страны и прилагать усилия к повышению цены нефти.

В этом будет огромная разница между ситуацией 14-16 годов и ситуацией 18-20 годов. В четырнадцатом году демократы имели работающий госаппарат, налаженные рычаги управления арабами и русскими, совпадение долгосрочных интересов спонсоров и краткосрочных интересов чиновников. Результат в виде падения цены ниже уровня плинтуса для нас известен. В двадцатом году Трампу будет тяжело повторить такой успех и, возможно, они попробуют использовать иные механизмы создания видимости фейкового роста благосостояния населения. Например, перед выборами снизят какой-нибудь налог, существенный для среднего класса, или отменят пошлины на китайские товары. Как вариант, будет падение цены на нефть, но не слишком значительное.

Можно предположить, что до 2022 года в администрации США не будет группировок, готовых полностью и безоглядно задействовать все политические и экономические ресурсы на снижение цены нефти.

В ситуации если бы у нас у власти было правительство, ориентированное на процветание «Корпорации Россия», рост цены нефти был бы безусловно положительным фактором. Ну а в настоящее время он приведет только к мучительным раздумьям наших либеральных вождей над тем как именно стерилизовать «излишнюю» денежную массу, в какие зарубежные «ценные бумаги» вложится, и как лучше выполнить задачу по недопущению реального роста экономики и промышленности.

Telegram: StanislavBezgin

твиттер: StanislavBezgin




Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину