Когда переоцененные и несущие опасность рынки встречаются со стагфляцией  1

Мировой кризис

30.04.2019 11:00

Майкл Пенто

1379  9.4 (5)  

Когда переоцененные и несущие опасность рынки встречаются со стагфляцией

Чтобы пояснить, насколько переоцененным и опасным стал американский рынок, я часто ссылаюсь на отношение общей рыночной капитализации к ВВП, которое в настоящее время составляет 145%. Насколько велико это соотношение на отметке 145% ВВП? На 30% больше, чем до начала Великой Рецессии.

Сестрой-близняшкой этой метрики является отношение чистой стоимости домохозяйств к ВВП. Чистая стоимость домохозяйств в процентах от ВВП рассчитывается путем деления стоимости жилья и акций, находящихся в пузыре, на экономику, которая была искусственно возвышена процентными ставками, вытесненными к самым низким значениям за всю историю. Этот показатель сейчас составляет невероятные 535% ВВП, что является рекордно высоким значением, и что на 19% выше, чем на пике пузыря «NASDAQ» в 2000 году. Чтобы понять, насколько велика это цифра, хорошие люди из «Daily Reckoning» подсчитали, что историческое среднее значение этого показателя составляет 384%.

Эти метрики валюации намного точнее, чем коэффициент P/E, являющийся любимым барометром валюации Уолл-стрит, поскольку этими метриками нельзя манипулировать посредством корпоративных бай-бэков, которые стали возможными в условиях рекордно низкой стоимости обслуживания долгов. И, как уже говорилось ранее, знаменатель упомянутых выше метрик, ВВП, теперь вызывает все больше и больше вопросов, поскольку он стал более чем когда-либо прежде основываться на рекордных объемах фискальных и монетарных стимулов со стороны правительства.

Возникает вопрос: почему цены активов находятся на рекордно высоком уровне, когда экономики Японии и Европы топчутся на одном месте, экономический рост в США сократился вдвое, а темпы прироста китайской экономики значительно замедляются? То, что привело к росту этих пузырей, не является загадкой: политика нулевых процентных ставок и политика отрицательных процентных ставок, проводимая в последнее десятилетие во всем мире, которая привела к масштабному перетягиванию потребления из будущего посредством накопления рекордных объемов нового долга, который, в свою очередь, был главным образом использован для покупки активов.

Глобальные центральные банки стали капитанами этого сильно переполненного и обреченного на погибель корабля, на котором катастрофически мало спасательных шлюпок; на котором инвесторы столкнулись с необходимостью гоняться за рисками, потому что традиционные банковские депозиты мало что предлагают.

Тем не менее, эта страшная игра может продолжаться лишь до тех пор, пока не появится одна из двух иголок, которая уничтожит эти пузыри. Два катализатора: неподатливая инфляция или рецессия/депрессия. Я упоминаю депрессию как вероятный результат следующего экономического спада, потому что уровень экономических искажений, которые мы наблюдаем теперь, никогда прежде не бывал более выраженным.

Так как же инфляция проткнет этот пузырь, и какой ее уровень, скорее всего, приведет в этому? Во-первых, важно понимать, что центральные банки не могут создавать определенный уровень инфляции. Центральные банки занимаются тем, что взвинчивают цены активов, попутно подрывая доверие к фиатным валютам, что, в конечном счете, и означает инфляцию. Они делают это, печатая достаточное количество денег, чтобы номинальная доходность облигаций была ниже инфляции.

Поэтому горстка академиков, входящих в Комитет по открытым рынкам Федерального Резерва, не может точно определить, каков в конечном итоге будет уровень инфляции, и тем более не может удерживать инфляцию на определенной отметке. Это утверждение неоспоримо, учитывая, что их познания об инфляции сопоставимы с познаниями о ней у амебы с низким IQ. Один из возможных сценариев развития текущей ситуации предполагает, что в конечном итоге инфляция заставляет Федрезерв вернуться в режим ужесточения. Это, несомненно, произойдет, если величина его предпочтительной метрики, базового индекса цен PCE, устойчиво достигнет уровня выше отметки 2,5%, а затем продолжит расти. И даже если Федрезерв не отреагирует на эту инфляцию увеличением ставки по федеральным фондам, доходности на длинном конце кривой, несомненно, начнут расти, чтобы компенсировать увеличивающуюся потерю покупательной способности инвестиций. В этом случае и без того показывающие негативную динамику рынки автомобилей и недвижимости резко обвалятся, а потребитель будет раздавлен растущими платежами по обслуживанию рекордно большого накопленного долга домохозяйств. Кроме того, рынок мусорных облигаций потерпит крах, как потерпит крах и рынок акций вследствие усиливающейся конкуренции за наличные – иными словами, повторится ситуация четвертого квартала 2018 года, которую нельзя будет излечить очередной паузой Федрезерва. В таком случае нужны будут сокращение ставок и возврат к QE, чтобы хотя бы попробовать остановить следующую рецессию и обвал рынков.


Другая иголка – экономическое сжатие; которое, учитывая, насколько стоимость активов переросла базовую экономику, фактически гарантированно будет долгим и жестким. Рост государственных расходов наряду с падением доходов приведет к тому, что дефицит, который и теперь превышает $1 трлн. в год, вырастет до отметки выше $2 трлн. в год. Поскольку американская экономика начнет сокращаться, то соотношение национального долга, составляющего в настоящее время $22 трлн., к ВВП страны станет резко расти от и без того опасного текущего уровня на отметке 105%.

Суть в том, что текущие пузыри лопнут так же, как они лопались в прошлом. Но инвесторы должны бояться в первую очередь не того, что они могут потерять свою прибыль, а того, что они могут оставить на рынке большую часть своих вложений. Падение ВВП и/или скачкообразный рост процентных ставок поспособствует этому. И, учитывая тот факт, что акции и облигации находятся в пузыре, существует большая вероятность того, что облигации и акции будут обваливаться вниз вместе.

Сегодняшний рынок торгуется на номинальном рекордно высоком уровне и на рекордно высоком уровне валюации. Но эти цены существуют в контексте беспрецедентных экономических искажений. Так, в мире обращается суверенный долг на сумму $10 трлн. с отрицательной доходностью, с 2008 года глобальный долг увеличился на $70 трлн. до $250 трлн., центральные банки застряли в диапазоне нулевых процентных ставок и уже монетизировали долгов на сумму $14 трлн., попутно уничтожив свободный рынок и средний класс.

Следовательно, единственная разумная стратегия в настоящее время состоит в том, чтобы иметь надежную и проверенную модель, которая будет определять, когда инфляция или замедление экономического роста достигнут критического порога, чтобы вы могли защитить себя и получить прибыль от следующего обвала рынков. Напомним, что во время последних двух спадов инвесторы потеряли половину своего богатства. Февраль и октябрь прошлого года, вне всякого сомнения, доказали, насколько хрупок этот рынок, и что его слабость является прямым следствием его искусственного роста.

Мудрые инвесторы будут думать об этих фактах и использовать эту стратегию, чтобы не оказаться втянутыми в самую большую черную дыру на рынках за все время их существования.

Опубликовано 29.04.2019 г.

Источник: WHEN OVERVALUED AND DANGEROUS MARKETS MEET STAGFLATION


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину