Следующая волна монетизации долгов обернется катастрофой
[комментирует М.Л. Хазин]   23

Мировой кризис

25.11.2019 10:05

ИА «АВРОРА»

4659  9.7 (13)  

Следующая волна монетизации долгов обернется катастрофой <br />[комментирует М.Л. Хазин]

По данным МВФ и ИМФ, после финансового кризиса мировой долг снова достиг рекордно высокого уровня, сообщают «Вести Экономика»

Это произошло в разгар беспрецедентного эксперимента, в ходе которого в экономику было вложено более $20 трлн, а процентные ставки снизились до самых низких уровней за последние десятилетия. Баланс центробанков достиг небывалого уровня: баланс Банка Японии составляет 100% ВВП страны, ЕЦБ – 40%, а ФРС – 20%.

Если этот эксперимент и доказал что-то, так это то, что более низкие ставки и более высокая ликвидность не те средства, которые помогут снизить долг. Наоборот, они будут стимулировать рост долга. Кроме того, этот опасный эксперимент доказал, что политика, разработанная как временная мера из-за исключительных обстоятельств, стала новой нормой. Так называемый процесс нормализации длился всего несколько месяцев в 2018 г., в итоге возобновились покупки активов и снижение ставок.

Несмотря на крупнейший финансовый и монетарный стимул за последние десятилетия, глобальный экономический рост становится слабее, рост производительности ведущих экономик мира близок к нулю. Ухудшается и скорость обращения денег, показатель экономической активности по отношению к денежной массе.

Низкие ставки и высокая ликвидность не те стимулы, которые помогут вытеснить правительство из частного сектора, они укрепляют избыточные мощности на фоне бесконечного рефинансирования непроизводственных и устаревших секторов с более низкими ставками и «компаниями-зомби», которые не способны платить процентные расходы с операционной прибыли. Сейчас идет процесс зомбирования экономики и крупнейшая передача богатства производственных секторов в непродуктивные, обремененные долгами сектора.

Однако, как показывает практика, когда планировщики сталкиваются с признаками низкого роста, низкой производительности и более высокого долга, они решают не остановить денежное безумие, а ускорить его. Вот почему ЕЦБ и МВФ пытаются донести, что есть избыток сбережений и что причина, по которой отрицательные ставки не работают, заключается в том, что экономические агенты не верят, что ставки будут долгое время оставаться низкими.

Поэтому они придерживаются решений об инвестициях и потреблении. Полная ерунда. Долг домохозяйств, корпораций и правительства по-прежнему на высоком уровне и близок к докризисным максимумам. Так что смешно говорить об избыточных сбережениях. Что рождает такое неправильное мнение?

Часто повторяемая ошибка о том, что «нет инфляции». При высокой денежной массе и низких ставках, но отсутствии роста инфляции, должен быть избыток сбережений. Ложь. Есть огромная инфляция в финансовых активах и жилье, но есть и явный рост инфляции в невоспроизводимых товарах и услугах по сравнению с тиражируемыми, то есть официальные индексы потребительских цен искажают реальный рост стоимости жизни. Вот почему во всей еврозоне идут протесты против роста стоимости жизни, в то время как ЕЦБ повторяет, что инфляция отсутствует.


Когда планировщики обвиняют экономических агентов в несуществующем избытке сбережений и повторяют, что инфляция отсутствует, когда она есть, они склонны делать вывод: если домохозяйства и корпорации не хотят тратить или инвестировать, это должно сделать правительство. Это опять-таки неправильная точка зрения. Домохозяйства и корпорации тратят и инвестируют. Нет доказательств отсутствия капитальных расходов, не говоря уже о спросе на кредиты. Частный сектор просто не инвестирует и не тратит столько, сколько хотелось бы правительствам. Частный сектор страдает от последствий принятия более высокого риска, когда факт накопления долга очевиден для всех тех, кто рискует своим капиталом.

Комментарий Михаила Хазина

4_19Вот опять, невозможно объяснить реальные события в логике экономикс. Можно объяснить в логике политэкономии (о чём, собственно и написана моя последняя книжка «Воспоминания о будущем»), но в ней есть конец капитализма, а потому её логика в системе понятий экономикс запрещена (о чем, кстати, в книжке тоже написано).

Проблема современного экономического кризиса в том, что технологически прибыль основных финансовых институтов получалась за счёт эмиссии. А уже потом они, за счёт своей работы, её легализовывали в экономическом обороте. И по мере того, как доля финансовых активов относительно всех других росла, это становилось делать всё сложнее и сложнее. И сегодня картина такая: печатать-то деньги можно, но вот вложить их даже с формальной прибылью невозможно. Капитал не воспроизводится.

А при этом вся финансовая инфраструктура создана так, что она предполагает довольно высокую прибыль (себестоимость её, издержки на содержание) довольно высока. Отказаться от этих издержек – значит создать новую финансовую инфраструктуру, на это пока никто не пойдёт, в том числе и потому, что руководители нынешних институтов этого допустить не могут (вон они как на Трампа набросились; за это самое, к слову). Но и центробанки не могут печатать деньги тупо для банкиров, во-первых, потому что те всё равно не будут инвестировать в экономику (убытки же!), а это ведёт к падению уровня жизни населения, во-вторых, потому что это ведёт к инфляции (спрос поддерживается деньгами, не взятыми из нормального экономического оборота).

И выхода из этой ситуации нет. Точнее, она напоминает картину жизни: слупили денег, накупили яхт и домов на Рублевке, а потом обнаружили, что за всё это нужно платить налоги, нужно платить зарплату тем, кто это всё обслуживает, а денег уже нет... куда податься бедному крестьянину... Вот и у банкиров сегодня так...

Ответить


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину