Как распад мировой экономики меняет ИТ-рынок  133

Мировой кризис

20.11.2020 10:09

Вячеслав Володкович

3315  9.1 (8)  

Как распад мировой экономики меняет ИТ-рынок

фото: 7themes.su

Глобальная экономика сегодня находится в нестабильном положении: мировые финансовые кризисы случаются всё чаще, и в их результате компании заявляют о банкротстве, а инвесторы теряют миллионы. Эти процессы неизбежно влияют на ИТ-рынок, ведь именно технологии выступают одним из ключевых драйверов экономического роста и крайне привлекательным бизнес-направлением. Каким образом распад международных экономических цепочек сказывается на сфере ИТ и как меняется ситуация на технологических рынках в нашей стране?

Причины и следствия

Во время пандемии разговоры об отказе от глобальных взаимодействий в пользу работы с макрорегионами начали звучать всё чаще. Однако «коронакризис» не стал отправной точкой изменений – скорее, он просто подтолкнул мировую экономику к её переориентации. Произошло ли это намеренно, чтобы выпустить «накопившийся пар», или всё это стало простой случайностью, уже не имеет значения.

Регионализация мировой экономики была лишь вопросом времени: ее предпосылки были видны еще в конце прошлого века.

Первым звонком стал кризис в США аж в 1987, когда падение промышленного индекса Доу-Джонса составило 22,6%. Позднее день, когда это произошло, назвали «черным понедельником». В других странах капиталистического лагеря фондовые биржи потеряли тогда от 22% до 45%.

Тогда директор ФРС Алан Гринспен сказал так:

«Да, мы сейчас стабилизируем ситуацию, но нас спасет только чудо»

«Чудо» действительно случилось: через несколько лет распался СССР, став в итоге ресурсной базой для расширения капиталистической системы. Но это не решило саму проблему тогда ещё западной, а впоследствии мировой капсистемы, а скорее отсрочило её.

Следующим тревожным звонком стало падение технологического индекса NASDAQ в 2001 году, вместе с которым лопнул перегретый пузырь доткомов. Потом был нашумевший финансовый кризис 2008 года. Однако проблему в очередной раз отсрочили: вместо того, чтобы «лечить» мировую экономику, её просто завалили «дешёвыми» эмиссионными деньгами. Таким образом, проблемы не решались и постепенно копились. И если бы экономический спад и последовавший за ним разворот от глобализации не случились сейчас, они бы всё равно наступили позже – и причём в ближайшее время.

Кто виноват и что делать?

Меня часто спрашивают:

«Хорошо, а что делать, когда большой и «общий» экономический мир начинает разваливаться?»

Для начала надо чётко понимать, что мир изменился и «сытых» нулевых больше не будет – а вот «лихие» 90-ые могут повториться легко. Продолжать декларировать свою приверженность глобальным целям и открытым рынкам абсолютно бесполезно и местами даже вредно. Это больше не работает.

Во время большой беды все идут по домам и запасаются ресурсами, чтобы обеспечить свою безопасность. Именно так и происходит сейчас: сильные государства пытаются расширить свои внутренние рынки на ближайших соседей, а также усложняют работу зарубежных игроков на своих рынках, делая особый акцент на импортозамещении. Такие тенденции наблюдаются не только в России, но и в США, Европе, Китае, Японии – крупных и сильных с точки зрения экономики и технологий государствах. Это продолжение существующих де-факто протекционистских мер, которые в нашей стране по разным причинам любят игнорировать и высмеивать.

Например, в США госучреждениям и их подрядчикам запретили использовать программное обеспечение «Лаборатории Касперского». Однако в нашей стране этот запрет обсуждался не так широко, как ограничения работы глобальных игроков на российском ИТ-рынке. И это при том, что активная отечественная политика в сфере импортозамещения уже принесла свои первые плоды.

Что мы видим?

Положение дел на российском ИТ-рынке действительно меняется: импортозамещение позволяет выстраивать частично автономный технологический контур, в рамках которого производится и распространяется отечественная продукция. В будущем в этот контур, возможно, войдут также и соседние государства.

Примерно та же ситуация наблюдается на зарубежных рынках, хотя она и меняется в зависимости от геополитической специфики и истории отношений между государствами. Например, США активно «ругается» с Китаем: торговая война накаляется, Соединённые штаты регулярно вводят всё новые санкции против Huawei и других китайских производителей. При этом Китай производит практически все технологические решения. А США, имея интеллектуальные права и технологии, пытается вернуть производство в свою страну – несмотря на то, что после этого оно станет более дорогим.


Помимо этого, США давит на Тайвань: например, Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC), ранее главный поставщик процессоров Huawei, прекратила принимать заказы от китайского технологического гиганта, что негативно сказалось на обеих компаниях. Однако китайской экономике удалось обернуть ситуацию в плюс: ведущие ИТ-компании страны QXIC и HSMC только за одну неделю переманили из TSMC на свои фабрики более сотни ключевых инженеров.

Усиливает свои позиции на ИТ-рынке и Япония, несколько лет назад внезапно начав разработку собственных процессоров на базе особой процессорной архитектуры. Производителем выступила компания PEZY Computing. До этого свои процессорные архитектуры были только у двух стран – США и России.

Объединенная Европа же находится в состоянии «многовекторности» относительно развития ИТ-рынка, решая внутренние противоречия. С одной стороны, европейские страны имеют большой внутренний рынок сбыта, а также свои технологии и производства – чего только стоит одна Германия с компанией Siemens. С другой же стороны, Евросоюз активно пытается сохранить старый глобальный экономический уклад. Это может привести к отставанию от стран, которые делают ставку на импортозамещение и находятся в авангарде тенденций. К таким странам относится и Россия.

Однако такое «молчание» в сфере ИТ пока происходит скорее по инерции (традиционной для Европы) – в других сферах европейцы уже предпринимают активные действия. Чего стоит только новый углеродный налог, нарушающий все нормы «святой» для Европы ВТО, который, по оценкам экспертов KPMG, в базовом сценарии будет стоить отечественным экспортерам около €33 млрд.

Помимо этого, недавно европейские поставщики комплектующих для российской авиации временно отказались от сотрудничества с нашей страной. Одни компании сослались на формальные причины, другие – на неформальные. И по мнению директора департамента радиоэлектронной промышленности, следующие ограничения могут касаться уже микроэлектроники.

Смотреть на факты можно долго и даже бесконечно, но надо понимать, что тенденции значительно важнее. Ведь факты — это чья-то интерпретация уже случившихся событий, а по тенденциям можно судить, кому выгодна та или иная интерпретация событий, а также что последует за этим в будущем. Соответственно, понимание тенденций позволяет быть готовым ко всему. Как сказал однажды Аллен Даллес: «Человека легко запутать фактами, но если он понимает тенденции, его уже не обманешь».

Разложим по сегментам

Так или иначе, развитие локального технологического рынка влияет на все его сегменты. Закономерность работает очень просто: импортозамещение даёт толчок к развитию в направлениях, где уже существовал какой-либо задел возможностей. В таком случае игроки рынка быстро подхватывают изменения и начинают применять их в свою пользу, естественным образом забирая себе определённую долю рынка. Это показывает опыт разных стран – а сейчас и опыт России.

Например, такая ситуация произошла с отечественным сегментом информационной безопасности. В нашей стране этот рынок традиционно очень силён – на нём действует много крепких российских игроков. На момент введения протекционистских мер они уже занимали хорошие позиции на рынке. И сейчас они просто усиливают их за счёт смягчения для себя и ужесточения для зарубежных конкурентов нормативно-правовой базы.

Бывает и другая ситуация – когда на момент введения ограничительных политик решения страны почти не представлены на рынке. Так было с российскими системами хранения данных. В 2014 году все отечественные разработки в области СХД были представлены либо стартапами, либо нишевыми узкоспециализированными компаниями (таким был и «Аэродиск»). В результате потребовалось некоторое время на то, чтобы из стартапов выросли серьёзные взрослые компании, а нишевые производители стали более универсальными.

По такому принципу можно рассмотреть любой сегмент ИТ-рынка. Если локальные производители уже имеют на нём крепкие позиции, то импортозамещение их только усилит. А если нет, то сначала в течение некоторого времени отечественные компании занимают новый для себя рынок и потом начинают на нём развиваться.

Вопросы регулирования

При этом в вопросах импортозамещения и локализации производства со стороны государства всегда происходит два противоположных процесса. Одна сторона традиционно выступает за ужесточение законодательства: упрощение правил для отечественных игроков и создание барьеров для зарубежного бизнеса. Другая же поддерживает транснациональные корпорации и развитие глобального рынка. В результате государство выбирает путь развития исходя из того, какая из сторон одерживает верх.

Такая тенденция есть и в нашей стране. Например, представители, лоббирующие интересы зарубежных корпораций на самом высоком уровне, утверждают, что российские процессоры «не существуют». Потом, когда оказывается, что «они все-таки существуют» те же люди начинают доказывать, что российские процессоры нужны «только для военных», а для гражданских нужд они не приспособлены, потому что у них очень плохая производительность. Когда экспертами доказывается, что производительность российских процессоров достаточна, чтобы закрывать от 60% до 80% всех известных задач, возникают новые поводы в чем-то обвинить отечественных разработчиков. Этот процесс бесконечен, и он будет длиться, пока такие группировки интересантов от зарубежных ТНК в принципе существуют. Очевидно, они не хотят ужесточения нормативно-правовой базы и её склонения в сторону использования отечественных решений. Их оппоненты, представители реальных отечественных разработчиков и производителей, утверждают обратное, доказывая это она деле – и, соответственно, активно выступают за импортозамещение.

Ситуация усложняется тем, что российские технологии после 30-летнего застоя начали активно развиваться совсем недавно. В результате наши чиновники крайне слабо ориентируются в ИТ. Они привыкли жить в реальности, где «технологическое солнце восходит только на западе», и когда им говорят, что это больше не так, они не могут в это просто так поверить. Им приходится ездить и на практике проверять работу отечественных компаний. Это, конечно, серьезно тормозит развитие и реальные проекты.

Однако, несмотря на сильные позиции обеих точек зрения, развал глобальных производственных цепочек склоняет чашу весов в сторону реальных российских технологий. Всё идёт к тому, что нормативно-правовая база будет ужесточаться. А вот насколько быстро и качественно будет проходить этот процесс, зависит от целого ряда факторов. Во-первых, от того, насколько быстро отечественные производители смогут использовать предложенную государством «фору» для преодоления технологического разрыва. Во-вторых, от того, насколько быстро чиновники поймут, что для разработки  «итэшной» нормативно-правовой базы нужно привлекать самих «итэшников» – они, в отличие от чиновников, в этом разбираются и знают, что реально происходит «в полях».

В целом все тенденции приводят к одному выводу: эпоха глобализации подошла к концу, и теперь каждый играет сам за себя. Старые правила перестали работать, а новые – ещё никто не успел придумать. Это значит, что тот, кто первый придумает и навяжет другим удобные для себя правила, и будет генерировать будущие тенденции. Строительство воспроизводственных контуров на базе макрорегионов в сфере технологий по факту уже началось. И в таких условиях лидирующие позиции займут те, кто раньше всех начнёт меняться и подстраиваться под новую экономическую реальность.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.