Почему не начинается индустриализация?  84

Власть и общество

26.10.2022 23:30

Михаил Кокорев

3421  9.2 (18)  

Почему не начинается индустриализация?

Углубившись в работу российской власти, мне стали понятны причины, из-за которых в нашей стране не происходит никаких особенных изменений в структуре промышленного производства и так называемого технологического суверенитета.

Можно, конечно, обвинять олигархов и прочих держателей денег в диком желании ограбить народ и страну, а деньги вывезти за рубеж. Можно во всем обвинять Запад, Набиуллину и прочие «МВФы». А можно и посмотреть на структуру, устройство нашей государственной власти свысока, чтобы увидеть, что тормозом к развитию современной России оная власть и является.

Члены нашего правительства, начиная с гайдаровских групп, умели управлять только социалистической экономикой, причем, умирающей, разбитой реформами Косыгина-Либермана.

Буквально через 2 дня после смерти Сталина его мобилизационную экономику начали сворачивать, пытаясь уйти от заложенных в нее диких темпов. Перегнать Запад мы должны были достаточно интенсивно и быстро. Это получалось, но и нагрузка была высокой. Непонимание, как устроена «сталиномика», и привело к дальнейшему ее разрушению.

В общем, со времен Горбачева по сей день у нас вечная перестройка. Да, да. Мы до сих пор перестраиваем социалистическую экономику СССР на капиталистические рельсы. Власти делают это, как слепые котята, не понимая мощи имеющихся у нее ресурсов и возможностей.

Власти не могут позволить себе скопировать модель США, поскольку у России отсутствуют колонии для ограбления и независимая монетарная система. Власти боятся возвращаться к опыту СССР, к «сталиномике» и, даже, к НЭПу, потому что это возврат назад, как они думают.

Хотим, как при царе

В итоге, у нас фактически копируется строительство экономики Российской империи со всеми ее недостатками и «детскими болезнями» и не потому, что они такие все из себя «имперцы». А потому, что не выходит по-другому «каменный цветок».

В Российской империи была казна, которой владел лично царь-государь. Он же определял те монополии, на которые имела право только «корона», и которые приносили деньги казне. С этой казны кормились лица царской фамилии, военные, государевы служащие. Оплачивались расходы государства, строительства и т.д.

К казне присасывались разные государственные деятели, которые воровали «с убытков» и жили «на эти 2%». Еще выгодно было получить царскую концессию и большой госзаказ. Так развивались, к примеру, промышленники Демидовы, которые землей не владели, а заводы ставили на ресурсах с соизволения Государя, снимали сливки до пика развития и продавали менее удачным дельцам.

Как я писал выше, были еще и государственные предприятия, с которых зарабатывали управляющие и, при хорошем раскладе, сама казна. Ресурсы принадлежали государству, но экспортировались через концессионную добычу. Дворяне ничего казне и царю особо были не должны, владели землей и, в массе своей, сдавали ее в аренду, живя на эту ренту. Купцы обеспечивали потребности рынков, сами разрабатывали маршруты и устраивали собственные монополии.

Узнаете модель?

Государство отделено от народа. Инициатива, по мнению такого государства, должна исходить строго снизу. И, если попался какой-либо активный деятель, мыслящий системно, как тот же Акинфий Демидов или Василий Кокорев, то и получается собрать небольшую систему. А царь-батюшка и его многочисленная правительственная свита — занимается большими межгосударственными делами.

И все бы хорошо. Только концессионное владение, к которому в массе пришла Российская Империя, начала зависеть от этих самых концессий, абсолютно не понимая, как изменить ту или иную систему. Потому что не было никакой системы. И Дмитрий Менделеев, который поехал на Урал с целью выяснить, почему же больше не дает «Хребет России» развития, так и написал: «Старое здесь не старится». А ведь первые паровозы, пароходы были придуманы на уральских заводах, но не нужны они были заводчикам. И не нужны были власти, раз, несмотря на строительство Царскосельской железной дороги через десяток лет, паровозы покупали у англичан.

Сегодня, к сожалению, строится ровно та же экономика, в которой нет никакого системного государственного мышления. Правительство просто не может позволить себе выйти на уровень межотраслевого взаимодействия. Нет восприятия для этого.

Опять же, для примера, Петр I создавал Берг-коллегию, которая управляла горными заводами, не для того, чтобы оно следило за исполнением законов, а для того, чтобы эти законы нарушались. Потому что требовалось развитие, требовался рывок. И мыслить, жить по-старому было нельзя. Поэтому в начале 18 века железоделательная индустрия молодой Российской Империи и получила столь грандиозное развитие, обогнав все тех же англичан.


Положительный опыт

Примерно так же сейчас действует «Росатом», который без всякого подчинения ФАС имеет внутри себя чуть-ли не полный цикл производства, которое ему нужно для исполнения своих обязанностей или указов президента. «Росатом» подчиняется напрямую Путину. И, когда гарант дает указание полностью исключить зависимость страны от иностранных прекурсоров для углепластика, то «Росатом», отчего-то, за несколько лет находит возможность разработать и собственную технологию, и наладить производство в должном объеме.

Суть в том, что «Росатом» создает у себя внутри координирующее межотраслевое предприятие, которое занимается строго созданием межотраслевых связей, выясняя, что надо для реализации той или иной задачи, какие технологии, где их достать, какие предприятия задействовать. То есть, у «Росатома» вдруг появляется группа, которая может мыслить системно. Точнее, она обязана мыслить системно. И все начинает работать.

Масштабируя данный подход на другие государственные предприятия, можно получить колоссальный эффект развития различных направлений, в которых остро нуждается наша страна. Можно получить ту самую технологическую независимость.

Например, нужно произвести собственные самолеты с собственной авионикой и электроникой? Кто мешает внутри Объединенной авиастроительной корпорации создать подобное межотраслевое объединение, которое привлечет к созданию своей электронной базы имеющиеся по стране предприятия? Нет предприятий — можно выйти на НИИ. Использовать возможности Зеленограда. Создать технологии, купить технологии. Их сегодня продают. Да, не последние разработки, но и далеко не отстающие. И вот у нас появляется компонента, производящая электронику. Масштабируем?

Отчего «Газпрому» в свое время Дмитрий Медведев запретил владеть «непрофильными активами»? И что мы имеем сегодня? «Газпром» не знает, куда девать недопоставленный в Европу газ. Ну, ладно, желает государь иметь только «Газпром» — не жалко. Но почему бы правительству не создать межотраслевую группу, которая займется изучением, что с этим газом делать?

А с газом можно делать много чего интересного. Тот же метанол, к примеру, это же топливо, которое можно не только продавать. Конечная цель матанола — быть сожженным, чтобы произвести некую энергию. Например, электрическую. А она нужна в разные регионы нашей планеты. Идем по пути «Росатома» и создаем плавучую электростанцию, которая работает на базе баржи река-море.

И вот у нас есть возможность притащить электричество в отдаленные уголки нашей страны, в Якутию, на Енисей. Или в другие государства. Какие санкции, если мы продаем электричество? На него, как и на метанол, кстати, никакого ограничения нет. И вот у нас прибыльный бизнес. И вот у нас загрузка, минимум, металлургических, механических, судостроительных, газоперерабатывающих заводов внутри страны.

Разработка группы месторождений, например, на Ямале в Обской губе, как части Севморпути. Есть два варианта. Один, который используют сегодня — это строительство временных вахтовых поселков. Другой — строительство целого города, с его социальной инфраструктурой и обеспечением жителей всем необходимым. И вот задействован не только «Газпром», но и строители, все те же металлурги, все то же судостроение, машиностроение. И вот тебе не 2-3 города им. товарища Шойгу, а 50 новых городов по всей стране. И вот у нас оживает наш Север, наша Арктика, наша Восточная Сибирь и Дальний Восток.

И таких проектов — море. Да, это еще не плановая экономика, не госплан, но уже системный межотраслевой подход. Это то, что позволяет работать внутри страны, за ресурсы нашей земли и на благо наших людей.

А министерства — пускай и дальше перебирают бумажки с места на место. Нам нужны сегодня свои «Берг-коллегии», которые будут помогать развивать проекты системно, привлекая различные предприятия в единую систему кооперации.

Тем более, когда в концессию ОАО с госучастием отданы громадные ресурсы. «Газпром», который создали из Министерства газовой промышленности СССР, «Роснефть», «Новатек» и др. Государство взяло под контроль основные ресурсы. Нужно двигаться дальше. Нужно координировать взаимную работу этих госкорпораций.

После 1991 года, разрушив советскую систему взаимной кооперации, мы стали скатываться в царский капитализм, с его дикими ценами на патроны во время войн и 1 винтовкой на двоих. Неужели сегодня у нас до сих пор нет понимания, что такая система не будет работать, что только государство может создать выгодную «поляну» для создания перспективных производственных мощностей?

«Точка сборки» — Подпишись!


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.