Цифровой концлагерь и как из него уйти — Китайский эксперимент.  35

Власть и общество

27.02.2018 07:00

Гриживнов Юрий

2926  7.9 (16)  

Цифровой концлагерь и как из него уйти — Китайский эксперимент.

Сегодня благодаря «Биг-дате» мы все лишены приватности. Абсолютно все современные гаджеты неусыпно и круглосуточно следят за нами формируя на каждого из нас невероятно полное досье. Сегодня о нас известно всё: с кем общаемся, где бываем, чем интересуемся, что читаем и т.д. и т.п. Цифровой мир так устроен, он хочет нам услужить и поэтому хочет о нас знать всё, абсолютно всё, и главное, для этого у него сегодня есть все возможности. Причем этот мир нас узнаёт почти сразу, как бы мы не конспирировались.

Мы все сегодня живём в большом шоу «За стеклом», естественно возникает вопрос кто сидит по ту строну «стекла», наблюдая за нами, и как он этим всем воспользуется. А сидит по ту строну этого «стекла» совокупность действительных владельцев электронных систем сбора данных, их моральные качества более правильно назвать аморальными, то есть они всё это используют против нас. Более того этот самый цифровой концлагерь ими уже полностью сформирован, и уже лет как десять посредством Интернет и программного обеспечения Майкрософт широко шагает по планете.

Наиболее его жестокая форма цифрового концлагеря реализована в США, это его альмаматер, на втором месте стоит Евросоюз. Там уже активно работают системы прямого воздействия на неугодных — неугодных действительным владельцам «Биг-даты».

Главная сила стен этого концлагеря в непубличности определения неугодных и крайней тайности принятия решений и их исполнения — просто так произошло. При этом очень важно убедить всех что, их личные данные хорошо защищены — они действительно хорошо защищены, но только от нас самих. И именно эта непрозрачность должна убедить нас в том что, приватность всё ещё есть — но её нет, совсем нет.

На просторах РФии также активно формируется этот концлагерь, здесь дело не только в «поправках Яровой». Всё началось именно с «защиты личных данных», единственное к чему это привело, так это необходимости везде и всюду давать разрешение всем кому непопадя на пользование ими. Но защиты этих данных нет — совсем нет, и для того что бы она была принципиально невозможна, по закону они «хранятся» в разных базах данных. Это рассредоточение баз данных позволяет снять всякую ответственность за их сохранность. А поскольку наши данные нам не доступны, то ими пользуемся не мы, а зачастую именно злоумышленники (пусть даже облечённые властью).

Естественно возник вопрос, как сбежать из этого концлагеря. Китай этой проблемой озаботился сразу, сначала больше как защитой от тлетворного влияния «запада». Первоначально он выделил собственное пространство Интернет, но этого было явно недостаточно, далее он пошёл на создание своего ПО. Но тут на территории Китая как грибы стали расти «чуждые дата-центры», по закону их ограничить нельзя, пользователи добровольно передают туда свои личные данные. Поскольку в США к тому времени уже был сформирован цифровой концлагерь — встал вопрос как от туда сбежать.

Идея, предложенная экспертами КПК, была на удивление простой:

1. Признать что, сегодня приватности нет ни для кого и ни в чём, более того её уже и не будет, открытость будет только нарастать.

2. Поставить эту открытость в центр политики государства.

3. Обеспечить максимальную публичность политики открытости.


По сути нужно было признать что, мы все живём уже не в «городе» как центре культуры приватности, а в «селе», где все друг про друга всё знают.

И уже 14 июня 2014г публикуется прелюбопытнейший политический документ — «Предварительный план по строительству социального кредитной системы (2014-2020)». Необходимо отметить что, термин «социальная кредитная система», это не совсем точно, собственно кредит это ничтожная часть проекта — речь идёт о социальной доверительной общегосударственной публичной системе, охватывающей всё сферы жизнедеятельности граждан и государства. При этом китайцы выдвигают идею единого доверительного продукта и ставят развёрнутую задачу по его применимости везде, во всех сферах жизни. Поскольку это план предварительных работ то, в нём четко установлен призыв к самостоятельному экспериментированию на базе регионов. Весь смысл развития проекта можно уложить в одной фразе:

Предельная искренность правительства, требует предельной искренности граждан — предельная искренность граждан, рождает великое доверие.

Естественным ограничением этой системы становиться декларируемый постулат:

Потерявший доверие в одном, теряет доверие во всём.

То есть такой гражданин лишается возможностью пользоваться всею совокупностью доверительного продукта. Это не значит что, он полностью выбрасывается из общества, но он везде должен будет действовать сам лично и платить только наличкой, общество не хочет поддерживать «чужих» (лишённых доверия). Необходимо отметить что, проект лежит в русле наказания «неправильных китайцев», для этого же наказания на рынках Китая во всю дуются пузыри, которые вряд ли просуществуют до начала следующего года.

В перспективе проект по «социальной кредитной системе» может оказаться очень полезным для строительства нового человека. Усреднённый современный человек при коммунизме существовать не может, он просто самоликвидируется. Дело здесь не в том что, прежняя история развития цивилизации значительно увеличила долю потомственных социопатов и психопатов, главное в том что, большинство нормальных эмпатов стало имитировать социопатов, исходя из принципа — с волками жить по волчьи выть. Доверительный продукт как лакмусовая бумажка будет выявлять психопатов на раз, а на два и социопатов. И он же, для эмпатов может стать основой прямой выгоды, причём во всех сферах жизни.

В последнее время Интернет пестрит сообщениями о «китайском цифровом концлагере», зачастую при этом вне контекста дёргаются цитаты из различных региональных проектов. Соответственно у авторов получается нечто совсем не соответствующее опубликованному социально-политическому проекту, но очень похожее, на уже как лет десять действующий, цифровой концлагерь made in USA.

Но этот проект не концлагерь, это бегство из концлагеря. Реальные результаты по экспериментам в рамках этого проекта будут не ранее 2019г, вот тогда их и стоит обсудить.

 

 


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину