Россия заплатит ЕС €1,1 млрд в год углеродного налога  112

Власть и общество

26.07.2021 12:35

ИА «АВРОРА»

2210  7.2 (6)  

Россия заплатит ЕС €1,1 млрд в год углеродного налога

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Углеродный налог Евросоюза может обойтись российским поставщикам железа, стали, алюминия, удобрений как минимум в €1,1 млрд в год, когда налог начнет взиматься на 100%. Это следует из расчетов РБК, заверенных Минэкономразвития, сообщает «РБК»

Поставщики российских товаров с большим углеродным следом будут платить в бюджет Евросоюза не менее €1,1 млрд в год, когда власти европейских стран начнут в полной мере взимать трансграничный углеродный налог, официально предложенный Еврокомиссией 14 июля. Это следует из расчетов редакции по методике, подтвержденной в Минэкономразвития. Ведомство отвечает за консультации с ЕС по углеродному налогу.

Исходя из объемов импорта 2020 года, налог затронет российские поставки в ЕС на сумму почти €7 млрд (7,3% от прошлогоднего общего импорта товаров из России в Евросоюз), а в натуральном выражении - 16,3 млн т (в 2019 году - 18,4 млн т), следует из внешнеторговой базы данных Евростата. Для России налог будет фактически равнозначен дополнительной адвалорной пошлине в 16% от стоимости товаров - €1,1 млрд от €7 млрд.

Больше всего предстоит заплатить за ввоз железа и стали из России - €655 млн, азотных удобрений - €398 млн, что отражает более значительные объемы поставок в тоннах, а также показатели углеродоемкости этих продуктов.

Какой налог собирается взимать ЕС

Евросоюз хочет обложить импортеров «грязных» товаров специальным налогом - первым в мире в своем роде - в целях сокращения выбросов парниковых газов к 2030 году не меньше чем на 55% относительно уровней 1990-го, а также снижения глобальной эмиссии парниковых газов, поскольку дополнительные издержки призваны побуждать производителей уменьшать вредные выбросы.

В проекте соответствующего регулирования товарами, с которых будет взиматься углеродный налог, определены:

  • цемент (четыре кода европейской товарной номенклатуры);
    электроэнергия (один код);
  • удобрения (пять кодов, включая аммиак, азотные удобрения и азотсодержащие комплексные удобрения);
  • железо и сталь (12 кодов, включая рельсы для железнодорожных путей, трубы, металлоконструкции, цистерны);
  • алюминий (восемь кодов, включая проволоку, алюминиевые листы, фольгу).

В будущем углеродный налог может быть распространен и на другие товары, например нефтепродукты (к этому в марте призывал Европарламент). В прошлом году более 60% европейского импорта из России (€60,1 млрд из €95,3 млрд) пришлось на энергоносители.

Углеродный налог может заработать в полную силу только начиная с 2035 года, следует из заключения экспертов Еврокомиссии (.pdf), которые рекомендовали такой вариант введения налога в качестве предпочтительного (всего рассматриваются шесть опций).

Он предполагает, что импортный углеродный налог будет постепенно увеличиваться до 100% в 2026–2035 годах по мере сворачивания бесплатных квот на выбросы, распределяемых среди участников европейского углеродного рынка.

Как оценивались будущие российские платежи

Расчет ориентировочного углеродного налога для российских поставщиков (см. инфографику) осуществлен исходя из физических объемов поставок товаров, подпадающих под опубликованный проект трансграничного углеродного регулирования, из России в ЕС за 2020 год, текущей цены углеродной единицы в рамках европейской системы торговли квотами на выбросы EU ETS (около €50/т) и бенчмарков ЕС по углеродоемкости соответствующих продуктов (чугун, цемент, аммиак и т.д.).

Бенчмарки - это эталонные значения эмиссии парниковых газов на тонну произведенной продукции, установленные Еврокомиссией для целей определения бесплатных квот на выбросы (они бесплатны в пределах бенчмарка).

Такой подход согласуется с внутренними расчетами Минэкономразвития, передала редакции директор департамента торговых переговоров министерства Екатерина Майорова.

«Хотя Еврокомиссия намерена взимать плату с импортеров исходя из их фактических выбросов парниковых газов при производстве продукции, пока систематического измерения углеродного следа в российских промышленных компаниях нет, да и непонятно, насколько ЕС будет принимать данные российских производителей» — говорит Майорова

Из проекта Еврокомиссии следует, что «авторизованный заявитель» (представитель одного или нескольких импортеров) будет подавать ежегодную декларацию с данными об объемах эмиссии парниковых газов, сопровождавшей производство импортируемого продукта.

Бенчмарки ЕС вычислялись следующим образом:

  • берутся 10% наиболее эффективных с точки зрения выбросов установок - например, для производства стали;
  • определяется объем их выбросов.

Бенчмарк для стали устанавливается исходя из среднего показателя объемов выбросов таких производителей. Эталонные значения углеродоемкости на 2021–2025 годы установлены законом ЕС. На период 2026–2030 годов бенчмарки будут обновлены - снижены с учетом технического прогресса.

Как учитывают углеродный след

Публичные российские производители, такие как «Русал» или НЛМК, уже раскрывают информацию о своем углеродном следе, однако далеко не все компании в России следуют их примеру. В российской нормативно-правовой базе вплоть до последнего времени не было обязательств компаний по предоставлению данных о выбросах парниковых газов (оно появилось в принятом, но еще не вступившем в силу законе об ограничении парниковых выбросов, и заработает только с 2023 года), рассказывает замглавы отдела спецпроектов департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий Алексей Фаддеев.

Кроме того, есть методическая сложность:

  • углеродный след можно учитывать как по «прямым» выбросам на конкретном предприятии (так называемая категория scope 1),
  • так и с дополнительным учетом «косвенных» выбросов, произошедших на предыдущих стадиях технологической цепочки - при производстве электроэнергии, тепла (категория scope 2),
  • сырья и комплектующих (scope 3), которые были использованы на предприятии, добавляет эксперт.

Законопроект Еврокомиссии об углеродном налоге предлагает учитывать «прямые» выбросы (включая тепло) и «косвенные» выбросы (электричество) в тех случаях, когда они «существенны» (точные критерии планируется определить позднее).


Какова вероятность, что налог будет выше

Майорова отмечает, что представленный расчет консервативен, поскольку, во-первых, исходит из объемов поставок в тоннах в пандемическом 2020 году (когда эти поставки по многим товарным группам просели), а во-вторых, ориентируется на преобладающую цену квот на выбросы в Евросоюзе за последние месяцы (около €50 за тонну CO2-эквивалента), а участники углеродного рынка прогнозируют рост цены к концу десятилетия. В расчете не учтен и импорт электричества, поскольку сама Еврокомиссия указывает, что углеродный налог в отношении электроэнергии будет рассчитываться по-особенному.

Из проекта Еврокомиссии следует, что цена тонны СО2 для импортеров будет равна средней цене, определяемой на аукционах в рамках системы торговли квотами на выбросы ЕС за предыдущую неделю. В 2021 году на европейском рынке углеродных квот наблюдается ценовое ралли:

  • если до пандемии углеродная единица в системе EU ETS торговалась на уровне €20, то сейчас ее стоимость поднялась до рекордных уровней - более €50.

Большинство отраслевых экспертов ожидают дальнейшего роста на этом рынке:

  • по данным Еврокомиссии (.pdf), консенсус-прогноз по цене углеродной единицы в 2030 году составляет €71/т (см. таблицу).

Участники рынка, опрошенные фирмой Refinitiv в мае, прогнозируют цену €89 к 2030 году.

Но спрогнозировать эту цену довольно сложно, и некоторые аналитики отмечают, что по волатильности, низкой предсказуемости и важности для промышленности цена квот на ETS сравнима с ценами на нефть, отмечает Алексей Фаддеев.

Какие страны еще понесут потери

По данным Еврокомиссии, потенциально самый большой налог затронет Россию, Украину, Турцию, Белоруссию, Албанию, Египет, Алжир, Марокко (суммы не называются).
Комиссия ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в недавнем исследовании подтверждает, что Россия наряду с Украиной понесут наибольшие потери.

По расчетам редакции, годовые потери России от углеродного налога (€1,13 млрд) будут примерно такими же, как в сумме потери следующих в списке Турции, Украины и Великобритании.

Механизм углеродного налога существенно изменит, а в некоторых случаях и вовсе остановит традиционную двустороннюю торговлю между Россией и странами ЕС, такими как Германия, заявил 23 июля министр экономического развития Максим Решетников на полях министерской встречи по климату и энергетике G20 в Неаполе.

«Уверен, есть альтернативы такой высокой цене за достижение климатических целей» — сказал Решетников

Как Россия намерена бороться против сбора

Россия будет пытаться доказать, что предлагаемый углеродный сбор Евросоюза несовместим с правилами Всемирной торговой организации (ВТО), следует из публичных комментариев Минэкономразвития.

«Почти полтора года, пока проект разрабатывался, коллеги из ЕС заверяли весь мир в том, что буква и дух соглашения ВТО будут полностью соблюдены. Сегодня уверенности в этом нет» — говорил 14 июля Максим Решетников

В общем случае, чтобы обосновать противоречие нормам ВТО, нужно показать, что страны-поставщики подвергаются дискриминации - например, если иностранные компании должны платить налог, а для собственных компаний ЕС такого налога нет, объясняет директор Института торговой политики ВШЭ Александр Данильцев.

ЕС в предложенном законопроекте неоднократно подчеркивает, что для импортеров режим благоприятствования будет не хуже, чем для европейских производителей, покупающих квоты на углеродные выбросы, превышающие бесплатные лимиты.

Линия защиты Евросоюза с точки зрения правил ВТО понятна:

«Европейские производители платят за квоты на углеродные выбросы, что снижает их конкурентоспособность, значит, и зарубежные поставщики должны платить, говорит рдакции федеральный чиновник, знакомый с климатической повесткой. Однако предложенный механизм все равно будет нарушать обязательства Евросоюза в рамках ВТО» — считает он

«Фактически ЕС намерен установить дополнительные импортные пошлины сверх связанных уровней по обязательствам ВТО [предельных ставок, выше которых поднимать тарифы нельзя]. Кроме того, они по-прежнему будут нарушать национальный режим, поскольку механизм для импортеров все равно будет отличаться от того, который принят для внутренних производителей: импортеры должны будут заранее покупать сертификаты на выбросы; у национальных производителей все равно будут льготы, меры поддержки и т.д.» — рассуждает собеседник редакции

Апеллировать только к нарушению норм ВТО - это плохой вариант для России, считает директор по проектам российского отделения «Гринпис» Владимир Чупров. На сегодня уже в 65 странах мира действуют те или иные схемы цены за парниковые выбросы, в том числе национальную систему торговли квотами недавно запустил Китай, отмечает он.

«Россия пока выглядит белым пятном на глобальной карте углеродных рынков. Можно сказать, что страна запаздывает от лидеров на 15 лет» — утверждает Чупров

По его словам, причины отставания лежат в рентной модели экономики страны, где добавленная стоимость формируется до сих пор за счет относительно дешевой добычи ископаемого топлива. Смягчение потерь российских экспортеров от углеродного регулирования ЕС возможно:

  • это сокращение углеродного следа в продукции через внедрение мер в области энергоэффективности и замена ископаемого топлива на низкоуглеродные источники энергии, говорит представитель «Гринписа».

Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.