Хроники гибели Украины: перспективы Малороссии до 2027-2030 гг.  125

Аналитика и прогнозы

19.08.2022 23:00

Андрей Школьников

18352  8.6 (21)  

Хроники гибели Украины: перспективы Малороссии до 2027-2030 гг.

В свете грядущего отторжения от Украины областей Новороссии, которые войдут непосредственно в состав России, оставшиеся регионы ждёт непростая судьба «диких земель». Точка невозврата в разрушении нынешнего украинского государства пройдена, необходим новый этатистский проект, новое учреждение, назовем его условно Малороссией. До 2025 года наиболее вероятной здесь видится конфедерация республик – Соединенные государства Украины (СГУ) – с разнонаправленным влиянием и постоянной грызней  внешних игроков, где влияние Москвы будет перепоручено Минску. Начиная с 2026-2027 гг., на фоне социально-экономической катастрофы в Европе и экспансии России, малороссийские области/республики вновь окажутся перед непростым выбором

Весной 2022 года, через месяц после начала операции на Украине и отказа Киева от достигнутых предварительных договоренностей в Стамбуле, со стороны официальных лиц России прозвучали слова о недопустимости вступления Украины в ЕС, но уже в середине лета тональность Москвы изменилась. На расклад повлияли четкие признаки экономического развала в Европе, имеющего все шансы перерасти в социально-экономический и политический кризис, а далее и в катастрофу. Ранее грозно звучавшее «все дружно встанут плечом к плечу и помогут Киеву» превратилось в издевку. ЕС, конечно, по-прежнему предлагается взять на себя спонсорство и экономические проблемы разрушенной Малороссии и Галиции, но на это у союза уже нет ни ресурсов, ни желания, ни воли.

Принятие в ЕС Украины, даже уменьшившейся на отторгнутые Россией области Новороссии, потребовало бы перераспределения финансовых потоков и выделения средств «на восстановление и развитие»/«бездонную черную дыру» либо перехода на текущее ручное управление/оккупацию. Ресурсов и возможностей для обоих вариантов у Европы нет, взять с Украины в компенсацию ликвидные активы не получится, т.е., чтобы помогать Киеву, нужно попросту повышать налоги и сборы с Германии, Франции, стран Бенилюкса и т.д. или же снижать выплаты наглой и крикливой ЕС-овской «галерке» вроде Польши, Греции, Прибалтики и др.

Это значит, что, отказавшись от выполнения Минских соглашений, Киев сам фактически предопределил исчезновение Украины с политической карты мира.

Последний упущенный шанс

Мирный договор, подводя итоги войны, закрывает тем самым старые соглашения со всем их эксцессами и косяками, запускает строительство будущего на основе новых реалий и определяет условия сосуществования бывших противников, т.е. фиксирует некоторое промежуточное положение между желаниями сторон. Зачастую даже безоговорочная капитуляция не в полной мере соответствует максимальному желанию победителя, обуреваемого химерами наподобие «вот если бы оппонент исчез вовсе, не только присоединившись к победителю, но и приняв его смыслы»… Будем, однако, реалистами. Понятное дело, что любой проигравший едва ли вообще горит желанием выполнять условия мирного договора, поэтому и возникает острая необходимость найти баланс интересов, отодвигающий следующий такт борьбы и позволяющий противнику сохранить лицо.

Действительно, в рамках рационального дискурса Минские соглашения для Киева были очень мягкими и выгодными. Если бы они были исполнены в год подписания, как это ими и диктовалось, уже сейчас единство Украины было бы бесспорным. Местные «элиты» ЛДНР, изначально лишь немногим отличавшиеся от тех, кто тогда сидел в Киеве, давно бы договорились со столичными и сдали значимую часть полученных прав за совсем небольшие деньги и блага. Не забывайте, наведение порядка началось на Донбассе не сразу и, кстати, до финиша и сейчас ещё далеко. Иллюзии Москвы относительно «пророссийских сил», олицетворяемых персонажами вроде Виктора Медведчука, Вадима Рабиновича и др., развеялись лишь много лет спустя.

Одно дело, когда подписанный мирный договор в общем исполняется, но при кардинальном изменении баланса сил произошла новая эскалация – ситуация, обычная в геополитике. И совсем-совсем другое, если проигравшая сторона даже не пыталась соблюдать договоренности. Никто не ждёт от выполнения тяжёлых и неприятных условий изъявлений радости: мягкий саботаж и формализм являются здесь нормой, но полный отказ/обман, безусловно, требует наказания.

Нарушение соглашения в логике базарного торговца ради текущей выгоды с неизбежностью влечёт за собой серьезные потери в перспективе. Такое мошенничество полноценно проходит всего один раз, в дальнейшем подобные проделки заранее учитываются в рисках: их включают в сильно завышенные начальные требования, гарантирующие, что проигрышем не будет уже получение одного лишь «аванса». Если обман повторяется регулярно, то условия становятся максимально жёсткими, а система контроля исполнения – внешней.

Россия более никогда не удовлетворится обещаниями киевских властей и гарантиями отдельных стран Запада. Вопросы будут решаться жёстко – созданием условий, при которых нарушить достигнутые договоренности просто не выйдет. Апелляции к международным институтам более не пройдут, последние продемонстрировали свою ангажированность, да и из многих уже Россия вышла. Остается вспомнить разве что ООН, но тут нужны, скорее, инструменты, подобные управлению территориями под эгидой Лиги Наций. Другие механизмы для контроля разоружения, демилитаризации оставшейся Украины/Малороссии не вызовут доверия, но их использование означает разрушение нынешней государственности, раздел территорий на сферы влияния, что невозможно до заключения перемирия/мира в противостоянии России и Запада.

И, да, с 2014 года во власти в Киеве остались исключительно компрадоры-русофобы, нет ничего удивительного, что даже видимости проукраинской политики не было, а теперь уже и вовсе поздно…

Таким образом, отказываясь исполнять довольно мягкие и щадящие Минские  соглашения, Украина сама заложила под себя мину замедленного действия и поставила вопрос о пределах собственной государственности. В этом свете неучастие в Операции белорусских войск выглядит логичным – направлять собственных наблюдателей и контролёров в Малороссию России не станет. После отторжения Новороссии, социально-экономической катастрофы, конфедерализации и т.д. негативное настроение местного населения быстро преодолеть не получится. Заполнить свою неофициальную квоту белорусами – хорошее решение, всё будет прозрачно и внешние приличия будут соблюдены.

Время воссоединения не пришло

Границы земель Новороссии, потенциально предназначенных для вхождения в состав России, все еще вызывают вопросы. Необходимо четкое понимание и выработка критериев, при каких условиях население и территорию имеет смысл интегрировать в состав России, а при каких – оставить частью бУкраины, «дикими землями». Самым важным является наличие у местных и населения остальной России обоюдного желания быть соотечественниками, жить вместе, и согласны с этим должны быть не менее 70-80% людей с обеих сторон.

Для большей части населения восточных и южных областей, включая Сумскую и Черниговскую, вероятно, будет достаточно непродолжительной информационной работы, демонстрации перспектив их пребывания в составе Украины и, конечно, предоставления возможности всем недовольным уехать. Всё это обеспечит не только нужный результат референдума, но и изменение массовых настроений и принятие в среднесрочной перспективе русского культурного канона. Именно это сейчас происходит в Запорожской и Херсонской областях, а ранее имело место в ЛДНР. Думаю, большая часть народа остальной России согласится, что это – наши люди и территории, благо для большей части местных родным языком все ещё является русский. Можно надеяться, что их возвращение «домой» будет быстрым.

В отношении областей центральной Украины/Малороссии ситуация иная – сельское население во многом является малороссами/украинцами. Последние даже в советские времена – чего уж теперь скрывать! – нередко демонстрировали по отношению к русским чванливо-туповатые националистические и шовинистские взгляды. В городах же было ещё хлеще – русскую/советскую культуру понемногу старались вытеснять и заменять национально ориентированным «дуже патрiотичним узваром», замешенным на шароварах, вышиванках, чудесных беленых хатках под соломой с разрисованными местными Вакулами стенами, любимых и многими русскими людьми народных песнях, душераздирающе романтичных феериях Леси Украинки, «виршах Тараса» со скрытой или откровенной «антимоскалинкой», интеллигентских анекдотах про Украину, граничащую непосредственно с Монголией, и т.д. Речь идет о временах, когда вспоминать о Бандере, тем не менее, еще строго запрещалось. И вот случился тогда, по крайней мере однажды,  некий любопытный казус, «момент истины», встреченный русской и украинской стороной с, пожалуй, одинаковой неловкостью и недоумением: это был выход в свет перевода на мову «Евгения Онегина», осуществленный «большим» национальным поэтом, всесоюзным академиком, лауреатом двух Сталинских и Ленинской премии. Этот огромный текст, скажем прямо, высветил, сделал наглядной всю «нищету» мовы, всю неспособность диалектной речи передавать смыслы, уносящиеся в высоты, недоступные для обыденно-бытового общения: ни у одной из сторон в двуязычном Киеве не было сомнений, что воспринимать его можно лишь юмористически, лишь как нелепую пародию на оригинал… В чем, однако, Киеву, к сожалению, со временем удалось преуспеть, так это в изобретении и пестовании «политического украинства», столица страны стала душным сборищем всего истерично-демонстративно-провинциально антирусского и местом концентрации людей, делавших на этом карьеру.

Информационно-разъяснительная работа в отношении этого «кодла» не поможет, приход русской власти означает для большей части крушение всех жизненных планов, после покаяния просто жить позволят, но ни о каких карьерах и богатствах речи больше не будет. Всегда, конечно, есть исключения, но для этого надо было загодя устанавливать связи с Детским миром на Лубянке, до того, как туда рванули толпы «осознавших». Значительного бегства/отъезда недовольного простого населения, как произошло в ЛДНР в 2014-2015 гг.,  ждать не приходится. Жителям сел и малых городов податься некуда, а карьерные «политические украинцы» вряд ли в ближайшее время будут кому-то интересны.

Согласно текущим трендам, впереди у Малороссии 10-15 лет перманентной катастрофы, депрессивной, полуаграрной экономики, с постоянным оттоком остатков пассионарного, энергичного населения. В какой-то момент желание жить по-соседски с присоединенными к России областями станет превалировать, прошлые обиды и мысли забудутся, останется лишь желание стать частью Русского мира. Многие уже прозрели, но тут  требуется критическая масса. Состояние «диких земель» и правильная информационно-гуманитарная работа с людьми будут способствовать пониманию и принятию будущего.

Контуры распада Украины

Рис. 1. Контуры распада Украины

Если говорить о вопросах безопасности в целом, очевидно, что для  России вдоль ее текущей западной границы нужна буферная территория, что определяет будущее Черниговской и Сумской областей в составе России. В отношении оружия, способного угрожать России, в частности запуска ракет внутрь московского противоракетного щита, всё просто – в Малороссии не должно остаться никаких воинских формирований, никакой авиации, артиллерии, ПВО, танков и т.д. – только полиция и внутренние силы. Это не требует присоединения областей, достаточно подрыва экономической базы, внешнего наблюдения и контроля обязательств. Отлов диверсантов и партизан будет вестись через контроль над местными квази-спецслужбами, которые, разумеется, будут очень серьёзно зачищены.

По части экономики области Малороссии не обладают какой-либо уникальной ценностью для стратегических интересов России. Индустриальная экономика будет отсутствовать, оставшиеся ресурсы всегда можно выкупить с дисконтом, уровень самообеспечения, самоокупаемости данных областей, даже в сравнении с самыми депрессивными регионами России, в ближайшие 10-15 лет будет крайне низким. Не забываем про Киев, привыкший десятилетиями жить много лучше других регионов, выкачивая налоги и концентрируя на себе финансовые потоки. Всё это, конечно, можно было бы проигнорировать, вспоминая о том, с какой нелепой щедростью мы много раз в ущерб интересам коренного населения своей страны вкладывались в различные авантюры, но в ближайшие годы у России не будет ресурсов для развития ещё и этой территории.

В плане культуры и ментального поля: Русский мир заинтересован в исчезновении «политического украинства», но для этого нет необходимости присоединения – достаточно денацификации и вынесения общерусских ценностей, памятников культуры и храмов из-под подчинения местных властей, будь то охрана международными организациями или отдельно созданными структурами, не так и важно.

И, да, если Россия не присоединяет к себе Малороссию, то сохранение последней единого пространства с Галицией будет перманентным злом, способствующим поддержанию химеры «политического украинства» …

Таким образом, в ближайшие 10-15 лет присоединение областей Малороссии нецелесообразно и невыгодно России: они станут дополнительным грузом, с вечно недовольным и саботирующим любые инициативы населением. Малороссия не добавит перспектив и возможностей для развития никому, взять её полноценно к себе не сможет никто. Исход в состояние «диких земель», в конфедерацию с депрессивной экономикой, внешним контролем, оттоком населения и т.д. необходим для очищения, отрезвления и «принуждения к пониманию» ценности вхождения в Русский мир.


Будущее Киева

В рамках корпораций регулярно происходят поглощения меньшего холдинга бОльшим, речь именно о холдингах, состоящих из управляющей компании и производственных активов. Судьба последних чаще всего практически не меняется, происходит лишь замена кураторов по разным направлениям, да вводятся новые правила и регламенты. С головными компаниями ситуация иная, если экономическое положение благоприятное, то лучшим сотрудникам поглощенной управляющей компании стараются предоставить варианты дальнейшей карьеры, как правило, на том же уровне или на одну ступень ниже.

В противном случае происходит резкое сокращение и оптимизация, с внимательным контролем за тем, чтобы никто не вынес чего-либо за периметр и не подменил копию своего трудового договора, вписав туда «золотой парашют» – заранее прописанное количество зарплат, получаемых сотрудником при увольнении. В моей практике были случаи, когда, чтобы не оплачивать «золотые парашюты» (чаще всего равные годовой з/п) топ-менеджеров, считавших себя самыми хитрыми, оказывалось дешевле обанкротить поглощенную управляющую компанию.

Столичные города являются аналогами управляющих компаний, окормляющих провинции и регионы страны. Нет ничего удивительного, что уровень «зарплат» в центре выше, чем на окраинах. А сколько людей, к тому же, стремятся перебраться из шумных и некомфортных цехов в уютные и тихие кабинеты!

Не являлся исключением и Киев – по сути, управляющая компания недружественно поглощаемого холдинга Украина. Судьба столицы незавидна, никто не будет поддерживать там высокий уровень жизни, сохранять финансовые потоки и заниматься иными глупостями. Вся государственная управленческая надстройка будет упрощена, сведена до уровня крупного областного центра и снята с довольствия – поверх всех сценариев.

Новороссия будет отторгнута от Украины и интегрирована напрямую в Россию, Галиция экономически, а то и политически перестанет подчиняться Киеву, Малороссию превратят в конфедерацию, чтобы ни одной лишней копейки не попало на милитаристские проекты. Добавим к этому серьезное разорение и разрушение ее регионов – картина становится унылой.

И, да, пару последних лет, регулярно отвечал вопрошающим, что купить несколько квартир в Киеве и сдавать их – это не бизнес, а полная хрень, с весны 2022 года мне стали быть благодарными за советы и даже прекратили горестно вздыхать о потерянной выгоде…

Таким образом, «слеза» действительно «катится»[1], но судьба Киева незавидна, при любых раскладах, он будет исключен из движения финансовых потоков, большая часть которых, к тому же, обмелеет и сменит русло. Уровень благосостояния простого населения и элит снизится до того, что обычно имеет лишенный перспектив крупный областной центр.

В ближайшие годы Киев ждет значительное обеднение, сокращение населения в 2-3 раза, деградация инфраструктуры и погружение не просто в провинциальность, а в депрессивную безысходность. Представьте большой советский промышленный город, безальтернативно лишившийся реальной экономики, при этом не за пару десятков лет, а одномоментно. Такова судьба столицы Украины.

Конфедерация/СГУ

Наиболее вероятной и оптимальной, с точки зрения России и ближайших соседей, государственной формой для бУкраины будет конфедерация, которую составят республики/бывшие области Украины, не вошедшие в состав России. Республики практически не будут платить налоги в Киев и получат очень высокий набор прав, вплоть до выхода из состава конфедерации и объявления независимости. Принимая во внимание национальные и элитные особенности, последствия деградации и разрушения связанности, можно смело прогнозировать начало грызни и еще больший раскол в этом ранее едином пространстве. Вывод этот  базируется на:

  • знании психологии простого украинского населения, где главенствует принцип «моя хата с краю»;
  • информации о нешуточном влиянии на элиты тотемного зверья: жабы, крысы, хомяка, гадюки;
  • хрупкости и искусственности единого национального самосознания/ментального поля, горечи поражения и последствиях денацификации/утраты основы смыслов «политического украинства»;
  • провинциальном стремлении местных элит к формированию «феодов» с безраздельной властью (каждому олигарху хочется быть «первым парнем на деревне»);
  • привычке к внешней легитимации власти, т.е. стремлении как можно быстрее получить поддержку внешних сил;
  • невозможности построения самостоятельной экономики;
  • отсутствии общенациональных проектов и интересов (после утраты выхода к морю);
  • и многих других факторах.

Экономическая зависимость от соседних стран и усиление фрагментации очень быстро доведут ситуацию до классической формы феодальной раздробленности. В республиках Малороссии начнется формирование квази-латиноамериканской социальной системы: 1-2% высшего класса, 8-9% обслуживающего эту власть персонала и 90% бедных и нищих, живущих на «подножном корму». Кто может, т.е. 25-50% населения, будет уезжать в поисках лучшей жизни.

Малороссия / СГУ в 2027-2030 гг.

Рис. 2. Малороссия / СГУ в 2027-2030 гг.

Население будет много более буйным, чем раньше (прошло через военные действия), многие сохранят оружие, что повысит уровень криминала и заинтересованность элиты во внешней поддержке. Из-за отсутствия основы для построения параллельной, ориентированной на экспорт сильной криминальной экономики (нет наркотиков, а остальные сферы – не такие масштабные и прибыльные) картелей не будет, криминал, по-видимому, просто срастется с официальной властью, т.е. наступит неофеодализм…

Залогом стабильности и сохранности власти для местных элит, как от населения, так и со стороны других республик и локальных контрэлит, станет «правильная» ориентация на соседние страны. Добавляем фактор социально-экономической катастрофы в Европе в 2024-2025 гг. и получаем, что сильнейшим и доминирующим соседом через несколько лет станет … Россия. Прямые и открытые контакты с ней долгое время будут неприемлемы, но никто не помешает взаимодействию, например, с Белоруссией. По прошествии же нескольких лет Минск, за которым будет стоять Москва, станет ключевым партнером и координатором большей части республик, входящих в Малороссию.

По части демилитаризации: в каждой из республик будет находиться внешний воинский контингент под эгидой ООН или любой другой структуры. Главное, чтобы в нём был паритет интересов России и Запада, где со стороны России будут те самые белорусы, а со стороны Запада – европейцы. При формировании системы контроля/безопасности Малороссии действительно важно, чтобы от Запада там оказались Германия, Франция и др. с минимальным представительством англосаксов в качестве размена на отсутствие прямого участия русских.

Каждая отдельная республика Малороссии изначально будет зависеть от многих внешних игроков, по мере же кризиса/катастрофы, влияние европейцев и англосаксов будет падать. Спустя 7-10 лет большая часть республик станет единым экономическим и политическим пространством под контролем Минска, который, в свою очередь, в качестве младшего союзника/вассала России будет входить в наш панрегион.

И, да, по мере снижения русофобии и после жесткой зачистки элит появится возможность интеграции в состав России отдельных республик, но это уже будет через 10-15 лет, кому надо, те к тому времени проголосуют ногами...

Таким образом, вероятно, что чем дольше продолжается конфликт на Украине, тем меньше областей в итоге войдут в состав нового государства, условно – Соединенных государств Украины, которое будет представлять из себя конфедерацию с минимальной централизацией, отсутствием собственный войск, с подчинением жандармерии и полиции региональным властям, с разрушенной экономикой и отсутствием общей связанности. Данный формат по итогам будет компромиссным для внешних игроков и найдет широкую поддержку у местных элит, которые все 30 лет незалежности прямой дорогой шли к построению неофеодального общества.

Общая катастрофа приведет к существенному оттоку населения, утрате инфраструктуры, промышленности и переходу практически на аграрный тип экономики. Россия изначально будет иметь большой вес и влияние на данных территориях, но будет действовать не напрямую, а через посредников, ключевым из которых станет Белоруссия. По ходу мировой катастрофы данная часть Европы будет представлять все меньший интерес для других стран и к 2030 году вполне возможной окажется интеграция оставшихся областей Малороссии в Россию или Белоруссию.

Резюме

Отказ от выполнения Минских соглашений стал роковой ошибкой с точки зрения сохранения государственности Украины, и не важно, было ли на деле это выполнение возможно или Запад заблокировал бы любые его попытки. Вместо коррупционной сдачи интересов со стороны ментально полностью украинских, но при этом якобы прорусских элит Донбасса, ныне имеет место отторжение южных и восточных областей Украины с последующим разрушением их государственности. Никто более, кто бы ни оказался на вершине, не готов верить обещаниям властей Киева.

В отличие от южных и восточных областей, воссоединение центральной части бУкраины с Россией не стоит на повестке дня, обе стороны к этому не готовы. Решить экономические, культурные, ментальные, инфраструктурные и др. проблемы стоит очень дорого и сложно, быстро привести области Малороссии к самоокупаемости не выйдет. При текущих раскладах Новороссию Россия заберет, отбросив крикливые Киев и Львов в «дикие земли».

Оптимальной формой для достижения таких целей будет создание конфедерации, СГУ (Соединенных государств Украины), за основу можно – а возможно, это и будет сделано – взять государственную систему США, только без реальных полномочий у центра. Достаточно не платить налоги – и ни о какой единой армии речь уже не пойдет, максимум, жандармерия и полиция в подчинении регионов. При таких раскладах Малороссию ждёт переход социальной структуры на латиноамериканский формат, с 90% бедных и нищих, системной коррупцией и стремлением местных неофеодалов всех уровней и мастей выстраивать прямые экономические связи с кем угодно, включая Россию.

Несколько лет назад заявление о приеме Украины в ЕС звучали как угроза, в настоящее время они являются тонким издевательством, маскирующим предложение Берлину и Парижу заняться восстановлением украинских территорий за свой счет, через несколько лет, на фоне распадающейся Европы, это превратится в откровенный стеб.

Буйное, вооруженное, искренне полагающее, что им все должны, население, будет разбегаться и пытаться прорваться в Европу, еще более понижая пассионарность оставшихся. Местные региональные коррупционеры начнут находить поддержку вовне как представители «суверенных республик» в составе СГУ. Политика денацификации на этих территориях будет проходить в довольно мягкой форме, сводясь к государственному статусу русского языка, восстановлению памятников и названий, а также публичному отрицанию националистических символов и лозунгов.

Основное же влияние будет идти от контраста и постоянного сопоставления с Новороссией, где постепенно будет восстанавливаться нормальная жизнь, недоступная в «диких землях» СГУ. Через 4-5 лет из-за общемировой катастрофы влияние Европы и англосаксов снизится, данная территория перестанет быть для них интересной. Психология местного населения и элит будет способствовать становлению фактической власти Минска, за которым будет стоять Москва.

И, да, при таких раскладах, к 2030 году экономика и население Киева сократится в 2-3 раза и выйдет на уровень областного центра, не Суздаля, конечно, но и не столицы…

[1] См. у А.Н.Радищева: «Почто, мой друг, почто слеза катится?»


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.