Очерк об интеграции и ассимиляции этнических систем  10

Аналитика и прогнозы

23.09.2022 13:00

Андрей Школьников

7378  9.7 (9)  

Очерк об интеграции и ассимиляции этнических систем

Понятие этнической системы осталось вне детального рассмотрения и анализа автора, между тем любые процессы интеграции/ассимиляции как целых этнических систем, так и отдельных их представителей требуют моделирования и определения того, что собой представляет этническая система. Рассмотрим данные процессы в отношении стоящего перед Русским миром украинского вызова

В ближайшие годы России потребуется решать множество проблем в отношении политического украинства. Вопросы интеграции и ассимиляции людей, русских по крови и родному языку, но продолжающих считать себя потомками древних укров, будут иметь большое практическое значение.

Этническая система

В своих работах  мне часто приходится использовать понятие «этническая система». Тесно связанные  с ним концепты культуры и культурного канона были подробно рассмотрены ранее, но само понятие этнической системы осталось вне детального внимания. На рисунке 1 показаны основные элементы этнической системы, рассмотрение ведется в рамках триалектической / троичной логики единства информационного, материального и социального: ментальное поле, материальные объекты и люди-носители, соответственно.

Ментальное поле / дух этнической системы (более известное как «дух народа») относится к нематериальному миру ровно так же, как и социальные, общественные отношения носителей. К материальному миру, помимо непосредственно людей, относятся все элементы материального воплощения культуры.

На нематериальные объекты (ценности, традиции, обычаи, социальную сферу отношений и др.) внешнее воздействие всегда оказывается через объекты материального мира (письменность, книги, законы, люди и др.), т.е. процессы внешнего, субъектного вмешательства и изменения этнической системы происходят через материальный мир. Что касается влияния высших сил, магии, духовных практик – оставляем их за скобками рассмотрения и моделирования.

Каждая из трёх подсистем этнической системы (ментальное поле, материальные воплощения и непосредственно носители) связана с другими двойной связью. Одна отвечает за / определяет развитие и изменчивость, вторая – за стабильность и устойчивость во времени. К примеру, материальные воплощения культуры (письменность, книги, артефакты и др.) в процессе воспитания и обучения перестраивают людей, т.е. замещение объектов материального воплощения со временем необратимо изменяет и носителей, и саму систему. С другой стороны, не следует забывать о том, что носители, как правило,  активно сопротивляются изменениям привычных и традиционных материальных воплощений.

Этническая система

Рис. 1. Этническая система

Связи между тремя подсистемами образуют два кольца – первое консервирует (рис. 1, внешние стрелки), второе активно изменяет (рис 2, внутренние стрелки) этническую систему. Соответственно, при доминировании процессов первого кольца получаем крен в консерватизм, при преимущественном воздействии второго – в либерализм. Ослабление одного из процессов влияния со временем влечет ослабление всего кольца, отвечающего за изменчивость или устойчивость. Культура, о которой говорилось выше, будучи одним из аспектов этнической системы, охватывает все ее элементы.

Внешняя среда обеспечивает и определяет общие для человечества, обусловленные физическими, социальными, биологическими и др. законами принципы жизнедеятельности этнических систем и выступает в роли аналога / аллюзии «аппаратной составляющей», где этнической системе соответствует «программное обеспечение». Действительно, вспомним, что принципы создания алфавитов, письменности, фиксации информации (через книги и другие носители), урбанизации и т.д. являются для этнических систем общими.

В качестве источника развития выступают субъектные индивиды, которые владеют мастерством/искусством  творческой переработки окружающей действительности, и/либо внешние воздействия. Внешнее физическое воздействие на систему может осуществляться: другой этнической системой (уничтожение, замещение, влияние и т.д. носителей и/или материальных объектов), природой (изменение условий жизни, уничтожение и др.) и временем (ничто не вечно).

И, да, предложенная схема применима для описания не только этнических систем, но и систем психоисторических смыслов, в основе которых лежат религия, идеология, морально-нравственные принципы и др.

Таким образом, мы приходим к выводу, что этническая система, включающая в себя ментальное поле, материальные воплощения и людей-носителей, «располагается» в пределах как материального, так и нематериального мира. Взаимодействие между тремя подсистемами носит двойственный характер и определяет в итоге доминирование консервативного либо либерального тренда.

Влияние на этническую систему оказывается через элементы материального мира. В качестве источников внешнего воздействия могут выступать другая этническая система, природа, время. Процессы интеграции и ассимиляции этнических систем происходят через изменение материальных воплощений, которые, в свою очередь, запускают процессы перерождения носителей и ментального поля/духа.

Интеграция и ассимиляция

Ассимиляция / интеграция целых народов и отдельных их представителей в состав другой этнической системы имеет сходство с ограниченными и упрощенными принципами ментальной войны. Только «жертва» в данном случае лишена возможности жесткого прямого сопротивления, а удары наносятся через контролируемые противником общественные институты и процессы. Продолжительность подобных действий в рамках естественного течения событий исчисляется десятилетиями / поколениями. Цель процесса для обычных держав – полная ассимиляция побежденных, для империй – коррекция наиболее конфликтных и неприемлемых черт и особенностей покоренной этнической системы.

Порядок интеграции / ассимиляции этнических систем

Рис. 2. Порядок интеграции / ассимиляции этнических систем

Полная ассимиляция ведет к уничтожению большей части изначальной культуры с последующим поглощением населения системой-победителем. Внуки проигравших при этом начинают считать себя частью победителей, как это, похоже, произошло с криптогреком Реджепом Эрдоганом, про которого в турецкой прессе появлялась так и не опровергнутая информация о том, что его дед по отцу был главой греческого партизанского отряда, сражавшегося против турок. Полная ассимиляция для ускорения процессов нередко сопровождается геноцидами и этноцидами, в той же Турции это и случалось в течение всего XX века.

На рисунке 2 представлен порядок действий, происходящий в форме цикла, когда привнесенные смыслы через подконтрольные противнику институты заражают наиболее слабые с точки зрения иммунитета звенья этнической системы, порождая реформаторов и обновленцев. По мере разрастания новых идей этническая система старается отвергнуть прельстившихся и соблазненных, но внешняя, доминирующая этническая система, наоборот, оказывает всяческую поддержку отщепенцам, используя их в качестве орудия для фрагментации и разрушения начального единства.

Интеграция в империю требует в разы меньших изменений, чем ассимиляция, так как оставляет подчиненным этносам возможность жить в местах компактного, исторического проживания в рамках своих традиций, когда устраняется лишь наиболее резкое и вопиющее и создаются условия для более легкого вживания в имперский культурный канон. Этноциды для империй нехарактерны, много проще выслать / дать уехать недовольным за пределы империи, где они станут частью других народов. Собственно, о подобной политике Российской империи свидетельствуют, например, миллионы черкесов и крымских татар, и поныне проживающих в Турции, Иордании и других мусульманских странах.

В результате грядущих событий на Украине местное население будет ассимилировано и вновь станет русским, благо ушло оно пока недалеко  – ни о какой реальной культурной автономии речи не будет. Не забудем, что становление политического украинства происходило на фоне апелляции к нацистскому периоду и воюющим на стороне Третьего Рейха «героям», что не позволит в будущем отделить материальные воплощения украинской этнической системы от нацизма. Точнее сказать, отделить-то можно, но всё чисто «украинского», что при этом останется, – это сельские традиции малороссов XIX века как одного из субэтносов русских.

На освобожденных территориях такая работа начата, для примера, удар наносится по украинскому языку, бывшему важным инструментом украинизации. Разбирать по пунктам не будем, но очистка украинского языка от нововведений последних тридцати лет, а то и упрощение до уровня полтавского говора, довольно быстро вернет его на его место диалекта русского языка, тем самым разрушая и подтачивая идентичность политического украинства. Подобное очищение и поощрение становиться русскими очень быстро скорректируют ментальное поле местного населения, и в итоге в горизонте 7-15 лет украинский язык в городах станет немногим более востребован, чем сейчас в Крыму.

И, да, не нужно поддаваться детскому желанию иметь всё и сразу, процессы идут своим чередом и требуют времени, а плата за ускорение – пролитая кровь…


Таким образом, как видим, процессы интеграции и ассимиляции этнических систем действительно имеют много общего с этапами и принципами ментальных войн, только противник здесь не прячется и не скрывается, поскольку он уже победил и теперь открыто контролирует процессы, происходящие с «жертвами». В логике ментальных войн изменения эти нужно проводить не торопясь, чего чаще всего «победители» не хотят / не могут делать, потому что стремятся добиться результата здесь и сразу. Если бы в 2014 году на Украине не попытались ускорить процессы ассимиляции путем атаки на статус русского языка, то через 15-20 лет в силу естественных процессов доля русских и тех, для кого русский язык является родным, сократилась бы с 70% (1990 г.) до нескольких процентов.

В отличие от обычных держав, в империях процессы интеграции проходят весьма щадяще, традиционная культура побежденных сохраняется, корректируются только наиболее противоречащие и выпадающие из общеимперского тренда особенности и черты подчиненной этнической системы. Долгие столетия совместного проживания и взаимопроникновения мало чем отличают, например, русских от татар или башкир, даже поволжские муфтии традиционных течений вроде ЦДУМ Талгата Таджуддина в социальном и культурном плане ближе к православным священникам, чем к муфтиям арабских стран.

Разделяй и наблюдай…

Принцип divide et impera – «разделяй и властвуй» – проявляется на всех уровнях и слоях общественной сферы, начиная от межличностных отношений и заканчивая столкновением цивилизаций. Практически в любой культуре / этнической системе есть фракции / подсистемы, способные при наличии умелых и злонамеренных сил серьезно осложнить будущее. И здесь любимый приём сетевых держав и империй – решать проблему чужими руками, ну, например, разделить сильную общую идентичность и натравить одну часть этноса на другую.

Если нет сил и/или желания для прямого противостояния, можно ослабить противника изнутри, запуская долгоиграющие напряжение и конфликты. Стратегия здесь простая – нужно изменить иерархию идентичностей в обществе, подняв на самый верх категорию, содержащую неразрешимые противоречия. Например, в современном Иране важнейшая идентичность, маркер «свой-чужой» – ислам шиитского толка. Языковая / этническая идентичность при этом вторична: перс ты, тюрк, араб, курд и т.д. – не играет большой роли, главное, что ты – шиит. Если изменить иерархию, подняв на верхний уровень национальность, Иран погрузится в гражданскую войну и распадётся.

Пока в СССР на первом месте была классовая идентичность и общность советских людей, система была устойчивой. Внутренние враги исчезли, с внешними стали договариваться о сосуществовании – и общность стала рыхлой, на первый план вышла национальность. Сильный толчок – и общность советских людей моментально распалась на национальные осколки. Еще пример. Многие столетия в кастовой Индии замечательно мирно жили вместе индуисты, мусульмане, христиане, сикхи и др. – ровно до тех пор, пока британцы искусственно не подняли на первое место идентичность по религии, через страшную резню разделив некогда единый народ и страну на Индию и Пакистан. Рецепт подобной политики очень прост:

  • в устойчивом обществе ведётся активная манипулятивная политика по дискредитации и ослаблению общей, объединяющей идентичности;
  • в качестве «целевой» избирается разъединяющая, устойчивая во времени идентичность, сменить которую сложно (религия, этническая принадлежность, раса, сословие и др.), и начинается активное её усиление (без конфронтации) под красивыми лозунгами – возрождение / укрепление культуры, традиций и т.д.;
  • после смены главенствующей, ведущей идентичности ничего больше делать не нужно – раскол сформируется и произойдет сам по себе, без внешней помощи;
  • после начала распада необходимо спровоцировать беспорядки, этнические / религиозные чистки, переселение / обмен населением, что максимально осложнит совместное проживание и разрушит традиционные принципы добрососедства.

Самым проблематичным, устойчивым и желанным для внешних сил является раскол единой общности на две части, где силы и ресурсы меньшей составляют 25-30% к большей. Соотношения сил 1 к 2 или 1 к 3 (соотношения для успешной атаки) не позволяют спокойно договориться – присутствует желание и уверенность в возможности вернуть «заблудших», но в то же время и страшит прямое столкновение – слишком сильным и ожесточенным может оказаться противостояние. В итоге обе стороны начинают копить и концентрировать силы для конфронтации, игнорируя другие направления и замедляя скорость и перспективы своего развития. Одни стараются создать доминирующее преимущество, вторые – не стать легкой добычей.

И, да, изначально Украина была хорошим кандидатом на сдерживание России с учетом вышеприведенного «оптимального» соотношения приблизительно 1 к 3. Однако деградация оказалась столь значимой, что сейчас это соотношение составляет уже меньше чем 1 к 7, а то и 1 к 10…

Таким образом, очевидно, что для провокации распада нужно изменить в обществе всего лишь иерархию идентичностей, усиливая и подчеркивая разделяющие особенности и черты, нивелируя общее, ну а далее экстремисты с обеих сторон доделают остальное сами.

Тотальная деукраинизация

Неканоническое решение «Собора УПЦ», объявившего о самостоятельности и независимости, относится к идиотским и самоубийственным для украинского народа решениям. Фактически тем самым снято последнее ограничение для России касательно необходимости полной ликвидации самого понятия «украинский». Ведь несмотря на изменение политических границ, Крым и Донбасс оставались частью УПЦ МП, теперь же все канонические и традиционные ограничения в действиях Москвы сняты.

Часть священства и монашества откажется и останется верной РПЦ, далее будет запущено прямое вхождение епархий в Московский Патриархат. По мере освобождения территорий большая часть священников и монахов, через покаяние в расколе,  вернется, но уже не в УПЦ, а напрямую в Московский Патриархат. Если бы хватило мудрости, то УПЦ МП могла оставаться ядром, основой украинской идентичности после утраты государственности. Никто бы не смел ничего сказать, ведь они выстояли, осуществили выбор между борьбой и позором… Ныне же все изменилось: земля, допустившая раскол, дорого за него заплатит.

На территории бУкраины будет проходить именно переформатирование (война с несубъектным противником) – последовательное, четкое и жесткое разрушение всех мифов, легенд и основ политического «украинства» с помощью правды, фактов, эмоций, информационной накачки и вытеснения чуждого из пространства и эфира. Убежавшие за границу станут терять контакт с аудиторией, оставшиеся и/или сочувствующие лидеры сопротивления будут ходить под статьёй о денацификации. По аналогии с другими типами войн блицкриг для психоисторической войны составляет около 7 лет.

С 2014 по 2021 гг. произошло переформатирование восточной и южной Украины, – как ранее в течение 20 лет те, кто провозгласил, что «Украина – не Россия», меняли Украину центральную. Обратный процесс будет болезненным, но необходимым. Конечно, если бы в России уже были отстроены свои смыслы, имелась нормальная система образования, была зачищена «пятая колонна» и прижаты либералы-государственники, проблем бы не было, переформатирование прошло бы в разы быстрее.

В текущих же условиях России придется параллельно вести два процесса – ментально зачищать бУкраину, в первую очередь Новороссию, и лечить болезни внутри России. Фактор Новороссии будет идти на пользу, без него был бы соблазн по многим вопросам оставить все, как есть, временно... С Новороссией в составе России есть шанс на другое развитие событий. Их логика такова:

  • оставлять, как есть, нельзя, необходимо денацифицировать, зачищать;
  • менять на то, как в России, нельзя – это значило бы подписаться под переносом / внедрением либеральных принципов, что противоречит генеральной консервативной линии;
  • разрабатываем, как должно быть, и внедряем это в Новороссии;
  • общество озабочивается вопросом, а собственно, почему в России ситуация хуже, до сих пор отстает и не меняется;
  • внедряем новые принципы в России.

И, да, психоисторическое / ментальное противостояние с Западом фактически строится без учета сопротивления с нашей стороны, словно они реально и полностью контролируют Россию в военном и экономическом плане…

Таким образом, с очень большой вероятностью, в ближайшие годы Россия будет вынуждена запускать процессы деукраинизации ещё до того, как сама сможет очиститься от праволиберальных принципов. Духоподъемные надежды на присоединение Новороссии во многом связаны с тем, что последующие процессы денацификации придадут ускорение аналогичным тенденциям в самой России и будут способствовать изменениям в ее общественной сфере, т.е. самоочищению.

Резюме

Культура этнической системы представляет собой сочетание информационной, физической и социальной компонент, что выражается в наличии ментального поля, его материальных воплощений и этноса-носителя. Двойные связи между компонентами формируют динамический характер этнической системы как антиномии изменчивости и стабильности – либерального и консервативного акцента. Воздействие на этническую систему с целью её изменения осуществляется через объекты материального мира.

При большом сходстве психоисторические / ментальные войны имеют, тем не менее, отличия от ассимиляции / интеграции этнических систем. Последние происходят благодаря наличию военного и/или экономического контроля, когда победитель производит переформатирование смыслов подконтрольного населения. Во втором случае «гашение» волевой компоненты этнической системы происходит в разы проще и быстрее, так как основные носители иммунитета этнической системы – природные элиты / пассионарии – подавляются, изолируются и/или уничтожаются.

Если в рамках психоисторической / ментальной войны успешные удары следует делать тонкими, точными и непременно скрытыми, то в случае ассимиляции цена ошибки оказывается не столь высокой и потому особой скрытности не требуется. Чаще всего противостояние превращается в игру против несубъектного «болвана», который способен лишь защищаться и в перспективе обречен на поражение. Основной вопрос – сколько времени и ресурсов понадобится на вскрытие естественной защиты.

И, да, всё, что мы заберем с территории бУкраины, станет русским с утратой всякого украинства. Новороссию надо брать в состав России, Малороссию – делать протекторатом, Галицию – посмотрим….

фото: pikabu.monster


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.