Очерк о стратегии США: закрытые стратегии и раскол  46

Аналитика и прогнозы

15.12.2022 23:00

Андрей Школьников

11012  7.6 (10)  

Очерк о стратегии США: закрытые стратегии и раскол

В 2018 году были написаны очерки о стратегиях основных мировых игроков с охватом времени до 2090 годов, они впоследствии вошли в книгу, изданную в 2020 году. В очередной книге по геостратегии планируется детальное и пристальное рассмотрение ближайшего к нам периода 2023-2030 годов. Описание основных его игроков будет вполне логично начать с наиболее сильных, т.е. с США и Кластера транснациональных корпораций. Предлагаемая статья – одна из нескольких, которые предположительно составят в будущей книге главу о США

До последнего времени в США регулярно проходило увеличение лимита по госдолгу, партия действующего президента стремилась заложить в него как можно больше, оппозиция же требовала умерить аппетиты и, конечно, удовлетворить список своих собственных требований. Каждый раз всплывали страхи про дефолт, обрушение экономики, бюджетный кризис и прочие катастрофические последствия. Однако всё традиционно завершалось хорошо, и обратное было бы странным. Реальная борьба шла не за видимый предмет спора, изначально было понятно – он будет принят, потому что обе стороны не готовы к слому системы. Для одних на кону стояло время жизни без продленного лимита, чем дольше, тем тяжелее, для других – дополнительные преференции. Весь процесс сопровождался блефом, эффектными постановочными фразами и игрой на публику.

Видимость и результаты подобной борьбы надолго сформировали стереотип, согласно которому все противоречия в США – лишь игра, а непримиримость позиций – блеф и иллюзии и при совершенно любых раскладах, зафиксировав некое промежуточное положение, стороны в итоге практически обречены на компромисс. Со времени завершения Второй мировой войны спектакль повторялся многократно и все обычно шло по накатанному сценарию. Но вот в последние годы противоречия вышли за привычные рамки и стали действительно очень глубокими. Рассмотрим как природу, так и возможность преодоления данного раскола, а также упущенные / закрытые варианты будущего, которые могли бы способствовать нейтрализации указанного противостояния.

Либеральный крен

В начале 90-х годов, по завершению Холодной войны, США стали единственной в мире сверхдержавой и получили возможность транслировать и навязывать свои идеи и принципы urbi et orbi. Рост доступных Штатам ресурсов привел прежде всего к подъему и усилению институций, специализирующихся на максимально быстром расширении, захвате рынков и последующем ограблении территорий. Естественно, что лучше всего это получалось у транснациональных корпораций. И чем больше увеличивались их роль и влияние, тем сильнее становились либеральные принципы, дающие этим монстрам надежду со временем преодолеть пределы традиционных культурных границ.

С середины 20-го века в США происходил плавный либеральный крен, нарастание которого фактически привело к смене цивилизационной модели: именно таким путем в США был запущен переход от Западноевропейской (иудо-христианской, традиционной) цивилизации к Атлантической (антихристианской, ультралиберальной). Понимание перспектив и стратегий США показано на графике (Рис. 1), где по вертикальной оси отображается состояние внешнего мира (от ультраглобализма до фрагментации на локальные территории), а по горизонтальной – внутренняя среда (противопоставление «консерватизм – либерализм»). Для точности можно было бы добавить третью ось, «правый – левый», но это сильно усложнило бы восприятие.

Упущенные стратегии и закрытые сценарии США 1990-2021 гг.Рис. 1. Упущенные стратегии и закрытые сценарии США 1990-2021 гг.

В западной прессе с начала 21-го века распространилась практика клеймить нелиберальных политиков и называть их фашистами. Подобной участи не избежали Марин Ле Пен во Франции, Дональд Трамп в США, Виктор Орбан в Венгрии и многие другие. В основе подобной идентификации лежат политтехнологические и журналистские штампы и манипуляции. На самом деле программы и речи указанных государственных деятелей очень далеки от нацизма и фашизма, разрушительных в первую очередь для собственных этнических систем, поскольку они сжирают их ресурсы и разнообразие.

Если речь идёт об отрицании и негативе по отношению к чужой этнической системе, то это национализм, если любовь к своему народу, желание сделать его сильнее – патриотизм. Граница между национализмом и патриотизмом – отсутствие/ наличие крайне негативных чувств по отношению к другим народам. Программы, лозунги и призывы названных выше политиков построены на выравнивании отношения к большинству, на том, что чужаки и меньшинства должны уважать права и интересы большинства, но не обязаны переставать быть собой. По части не имеющих гражданства мигрантов политика проста – не путайте права человека с правами гражданина, уезжайте домой. В отношении чужаков, получивших гражданство, – сокращение социальных пособий и выплат, хотя это, разумеется, касается всех бездельников, ну а кто же виноват, что большая часть тунеядцев – не коренной национальности? Это уже социальное, а отнюдь не этническое разделение.

Указанные черты и принципы характерны практически для всех крайних политиков на Западе, их можно смело относить к центристам, но уж никак не к консерваторам в традиционном понимании и тем более не к националистам, нацистам или фашистам.

И, да, подобная игра невразумительными штампами характерна и для другой части политического спектра, так, столь же малое отношение к реальности имеет обвинение либеральных политиков в коммунизме.

Таким образом, можно констатировать, что характер внутренней политики в США произвел настолько значительный либеральный крен, что политических центристов стали зачастую называть националистами, а то и нацистами. Если раньше раскол между основными партиями и фракциями проходил внутри традиционного культурного поля Западноевропейской цивилизации, то в последние годы он сдвинулся и сформировал новый цивилизационный слом.

Текущего ненормального положения, когда американское общество спокойно и всерьез обсуждает и говорит о перспективах гражданской войны, можно было бы избежать при сохранении тренда на глобализм, но элитами США были допущены стратегические ошибки, которые закрыли ряд стратегий.

Упущенные стратегии США

Захватив лидерство, США стремились не только не допускать усиления противников, но и ограничивать младших союзников и вассалов. В середине нулевых, например, там совершенно справедливо усмотрели конкурента «в лице» Японии, так как чисто экономические тренды говорили о том, что через 7-10 лет она станет первой экономикой и технологическим лидером мира с последующим нарастанием отрыва. В итоге, как известно, пользуясь инструментами неэкономического воздействия и подчиненным состоянием оккупированного островного государства, США все последние 25 лет принудительно замораживают рост и развитие Японии.

В 2000-х годах США и Кластер транснациональных корпораций / Фининтерн допустили базовые стратегические ошибки, которые на наших глазах ведут к гибели мира Pax Americana:

  • поверили в собственную выдумку и пропаганду «конца истории», не предусмотрев альтернативных вариантов;
  • не добили вовремя Россию, посчитав задачу решенной, деградацию – необратимой и переключившись на «демократизацию» Ближнего Востока и Центральной Азии;
  • допустили вынесение и локализацию передовых, инновационных технологий за пределами США;
  • не заморозили / не остановили экономического развития Китая, отвлёкшись на исправление последствий экономического кризиса 2008 года.

В 2012 году стало понятно, что красивого, чисто экономического решения для выхода из общемирового кризиса 2008 года и начала серьезного, реального роста мировой экономики нет. Для США это оказалось весьма неприятным открытием, так как базовые, ключевые принципы глобализации строились, как на неком фундаменте, именно на экономической связанности, принципах и законах. Любопытно, что именно в этот период данная тема исчезла с первых позиций повестки различных форумов и конгрессов.

Мало кто вспоминает, но существующий формат G20 – встреча глав государств – создавался для реформирования международной финансовой Бреттон-Вудской системы, чему были посвящены и антикризисные собрания в 2008 и 2009 годах. Искомый результат достигнут так и не был, а в это же время, на фоне общей остановки и стагнации, прикрываемой статистическими хитростями, об очень высоких темпах роста продолжал отчитываться Китай, который нагонял США и формально становился первой экономикой мира. Во второй президентский срок Барака Обамы была, правда, предпринята попытка перехода к «Глобальному миру для избранных» (Рис. 2), подспудно ограничивавшему расширение и экспансию Китая путем создания трансатлантического и транстихоокеанского инвестиционно-экономических партнерств (ТТИП и ТТП) и соглашения о торговле услугами (ТиСА), но в данных проектах вскоре разочаровались и их закрыли.

Планы по ТТИП и ТТП

Рис. 2. Планы по ТТИП и ТТП

В 2014-2020 годах перспектива утраты США однозначного лидерства и статуса центра мир-системы становилась все более заметной и сильной. События 2022 года на Украине стали катализатором и индикатором того, что даже МВФ увидел риск распада мира на геополитические блоки / панрегионы. Две попытки перехода к «Глобальному миру для избранных» (Рис. 1) оказались неудачными, равно как и планы запуска биполярного мира США-Китай. По итогу произошла консервация промежуточного, неустойчивого положения в рамках стратегии «Последний легион».

В 2021-2022 годах внутренний культурный, цивилизационный раскол в обществе углублялся всё сильнее, а элиты не нашли сил и воли для формирования консенсуса по дальнейшей судьбе США. Чем дольше реализуется промежуточная стратегия «Последний легион», тем меньше у США шансов для сохранения. Самым сильным вариантом наряду с победой Дональда Трампа в 2020 году и началом быстрой гражданской войны был бы переход на стратегию «Величие Америки», но он был упущен.

И, да, отказ от ТТИП, ТТП и ТиСА можно рассматривать как самую большую стратегическую ошибку тогда ещё единого США и Фининтерна, так как стратегическая цель – сохранение глобального мира – оказалась в результате закрытой.

Таким образом, можно предполагать, что своими ошибками США уменьшили время существования мира Pax Americana примерно на поколение, допустив появление конкурентов как в войне Ареса – Россию, так и в войне Афины – Китай. Что касается психоисторической / ментальной войны, пока конкурентов здесь не видно: праволиберальные глобальные идеи ослабели, пришли в упадок и практически прогнили, но альтернатив им по-прежнему нет, есть лишь возрожденные старые смыслы. Последние могут стать основой идентичности и нахождения прошлого, но отнюдь не развития в будущем.


Из-за общемирового тренда на распад глобального мира стратегии, направленные на сохранение либеральной глобальной перспективы и биполярный мир США-Китай, оказались для США практически закрытыми (пересилить мировой тренд очень сложно).

Преодоление раскола

В рамках геостратегии часто приходится сталкиваться с двумя видами противоречий: между игроками (например, США против Китая) и между внутренними субфракциями игрока (армейцы и комсомольцы в Китае). Часто возникает иллюзия, что в случае победы во внутренней борьбе более либеральной фракции она тут же начнет поворачивать политику на откровенно компрадорский курс, да еще и в полном согласии с целями внешних союзников.

Реальность, однако, иная. Последствия противостояния Промышленных элит США (Дональд Трамп) и Фининтерна / Кластера транснациональных корпораций (Джо Байдена) часто прогнозировались в логике «или - или», но на практике ситуация оказалась далеко не столь однозначной. Дональд Трамп действовал в рамках стратегии «Последний легион» (контролируемый уход от глобального мира) с элементами стратегии «Величие Америки» (перезагрузка через гражданскую войну и запуск нового уклада). Джо Байден реализует тот же «Последний легион», но с элементами стратегии «Гибель империи» (разрушение Америки «отцов- основателей» и переход в Ибероамерику).

То есть на деле мы видим, что даже если побеждает фракция, интересы которой очень близки к интересам внешних сил, политика корректируется, но не меняется полностью. Объяснение состоит в том, что, помимо инерции системы, есть еще и собственные интересы победивших внутренних элитных групп, всевозможные ограничения, противовесы, риски и обратные связи, заставляющие новые власти маневрировать и искать локальные компромиссы. Без этого – а «это» случается практически всегда при нежелании развязывать гражданскую войну – конечно, можно, но тут всегда велик риск противовластных двухходовок, вроде, например, возможного саботажа военных в Афганистане с целью обвалить рейтинг Джо Байдена.

Безоговорочная капитуляции во внутренней политике бывает только в случае открытой гражданской войны, да и то со временем неизбежно происходит смягчение позиций. Даже в крайних вариантах – диктаторы в африканских странах, ставленники внешних сил – «сабжи» начинают маневрировать. Между внешними и внутренними силами всегда будут зазоры, а если победа достигнута без гражданской войны и слома системы, то остаются значимые ограничения и риски того, что ситуация может повернуться.

В исторической перспективе проявившийся в США в 2016 году и продолжающий набирать силу культурно-политический раскол между носителями традиций, норм и ценностей западноевропейской, иудо-христианской цивилизации (республиканцы, WASP-ы, Дональд Трамп и т.д.) и атлантической (демократы, транснациональные корпорации, либеральные глобалисты, Джо Байден и т.д.) не является непреодолимым. Таковым он имеет шанс стать со временем, по прошествии десятилетий / поколений, если стороны не будут пытаться в долгосрочной перспективе относиться друг к другу с должным уважением, прийти к консенсусу и мирно жить вместе.

Вспомним, сто лет назад раскол, гражданская война и противостояние между леволиберальным Коммунистическим проектом и консервативными, православными традициями Восточноевропейской цивилизации казались неразрешимыми. Однако испытания и Победа в Великой Отечественной войне сплотили, позволили перейти к левоконсервативному обществу, создать общую историческую основу и убрать крайние перегибы. В настоящее время советский и русский культурные каноны, пройдя через эволюционные изменения и безусловное взаимовлияние, сблизились. Практически не осталось массовых глубоких онтологических расхождений и противоречий.

Однако для создания диалектического единства необходима более значимая и сильная идентичность, цель или общий враг, на фоне которого все предыдущие конфликты показались бы мелкими и незначительными. Новая, максимально сильная общность объединяет носителей противоположных точек зрения и позволяет сформировать на своём фундаменте новый консенсус. Имперские, сетевые идентичности лучше всех справляются с этой задачей, позволяя изначальным врагам и противникам жить вместе, хотя историческое примирение возможно и на иной основе, чаще всего в этой роли выступает общий враг.

В истории Европы есть множество примеров, когда бывшие принципиальные противники сглаживали противоречия, переходя к игре win-win за счет третьей стороны. Для примера, католические и протестантские традиции, несмотря на болезненный и кровавый раскол, вынужденные жить вместе и не имея возможности победить, в итоге остались в рамках общей Западноевропейской цивилизации, а вот незначительная с точки зрения канонов и догматов Великая Схизма 1054 года так и осталась культурно не преодоленной.

Если бы США вступили в многолетнюю открытую войну, ставящую под сомнение само их существование, раскол был бы сглажен, но в мире не осталось подходящих противников. Население и элиты боялись СССР, но современная Россия и Китай не дают даже тени того, былого страха. Последний можно было бы культивировать, превратив происходящее в бой с тенью, но процессы распада глобального мира уже набрали слишком высокую скорость, что не позволяет растягивать процессы.

При неспешном ходе времени, если бы США никто не трогал, то в ближайшие 1,5-2 поколения (2050-е годы) основные непримиримые и харизматичные участники умерли / отошли от дел и произошло бы формирование консенсуса между либеральными представителями Западноевропейской цивилизации и умеренными сторонниками Атлантической. Ещё одно поколение (2070-е) для воспитания молодёжи в рамках новой парадигмы – и произошел бы синтез со сбросом непродуктивного мусора, шлака и извращенцев. В итоге Атлантическая цивилизация стала бы восприниматься частью, естественным, эволюционным продолжением Западноевропейской.

И, да, когда нужно поддержать сборную, клубное противостояние уходит на второй план, а вот угроза стране воспринимается как повод для воспоминаний, беззлобных шуток и не более…

Таким образом, подытоживаем: существующий в США культурный раскол становится глубже с каждым годом, в настоящее время он вышел на уровень цивилизационного и имеет все шансы закрепиться и привести к кардинальному расхождению старой Западноевропейской цивилизации и новой Атлантической. Формирование отдельных враждебных и противоборствующих фракций внутри этнической системы или цивилизации не является чем-то необычным, очень часто расхождение, кажущееся непреодолимым, в исторической перспективе перестаёт быть чем-то значимым. Для достижения такого результата стороны должны найти новую общую, более сильную идентичность и/или общего врага/ -ов, борьба с которыми заставит забыть обиды.

Если бы в мире не было кризисных, переходящих в катастрофические явлений, то в 2050-х годах текущее противостояние перестало бы влиять на внутреннюю ситуацию в США, а чуть позже – было бы полностью забыто, как в свое время потеряли яркость противоречия между католиками и протестантами в Европе. Однако никто не даст США спокойных десятилетий. Вполне может случиться, что в рамках основного инерционного сценария раскол не смогут уврачевать и в период 2025-2026 гг. риски гражданской войны окажутся очень высокими.

Резюме

После завершения Холодной войны многим казалось, что достигнутое господство США продлится много поколений, а то и столетий, что ни у кого не будет даже минимального шанса приблизиться к вершине. Глобализация на фундаменте экономических принципов привела к усилению влияния Кластера транснациональных корпораций, а также к либеральному крену во внешней и внутренней политике США. В результате десятилетий дрейфа традиционное внутриполитическое разделение на условных консерваторов и либералов, позволявшее элите управлять внутренней политикой страны, вышло за пределы культурного поля Западноевропейской цивилизации и породило новую Атлантическую цивилизацию (глобалистскую, либеральную, антихристианскую). Политическое разделение, которым раньше легко управляли, обратилось в культурный и цивилизационный раскол.

В 2014 году элиты США, отказавшись от ТТИП и ТТП,  совершили стратегическую ошибку. Если бы не она, никакого инклюзивного капитализма, борьбы с глобальным потеплением и т.д. не было бы нужно, контроль над большей частью мира за эти годы стал бы очень плотным, а Китай и Россия не имели бы даже малейшего шанса на сопротивление. С этого же момента политика США двинулась в рамках стратегии «Последний легион», балансируя между радикализирующимися полюсами и приводя ко всё более серьезному и усиливающемуся расколу.

С позиции исторических процессов ничего особенно нового и необратимого в этом нет, при наличии сильного общего противника, врага или отсутствии мировой катастрофы в 2050-х годах противоречие перестало бы быть политической проблемой. Вспомним, однако, что реальность по-прежнему способна преподносить сюрпризы, времени на примирение нет, да и в раскладах теперь непосредственно участвует третья сила – леволиберальная Ибероамерика, имеющая очень неплохие шансы стать победителем в этой схватке. Латиносы воспринимаются меньшим, приемлемым злом, ситуационным союзником для обеих сторон, в их пользу играют долгие, длинные тренды, боевой дух, жажда справедливости и реванша.

В 2025-2035 годах у США остаётся два наиболее проявленных противоположных варианта: «Гибель империи» (победа транснациональных корпораций и торжество Атлантической цивилизации) или «Величие Америки» (победа национальных промышленных элит, WASP-ов, Америки «отцов-основателей», традиционной Западноевропейской цивилизации).

И, да, если выбор не будет сделан до 2030 года, то стратегия «Величие Америки» начнет закрываться, останется лишь вариант гибели государства США с последующим поглощением большой Ибероамерикой…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.