Очерк о стратегии континентальной Европы до 2030 года: Ватикан  4

Аналитика и прогнозы

27.12.2022 18:12

Андрей Школьников

10110  8.9 (7)  

Очерк о стратегии континентальной Европы до 2030 года: Ватикан

В очерках 2018 года были описаны стратегии континентальной Европы, впоследствии к ним прибавились разработки для отдельных регионов и территорий континента. При детализации стратегий на период до 2030 года имеет смысл и интерес дать раздельные характеристики для Ватикана, старой аристократии / монархии и консервативных национальных сил, которые ранее почти всегда рассматривались в качестве единого субъекта. Разбор стратегий начнем с Ватикана

Уже не секрет, что перспективы континентальной Европы на сегодня – далеко не самые лучшие, несмотря на сохраняющийся относительно высокий уровень жизни и иллюзию достатка. В последний же год и актуальная ситуация, и прогнозы для европейских консервативных сил стали ещё более мрачными. Либеральная политика ЕС, насаждаемая и поддерживаемая англосаксами, противостояние с Россией и ограбление своего вернейшего союзника Штатами значительно ослабили субъектность и потенциал национальных европейских правительств, ещё более ускорив все негативные процессы.

Ватикан является одной из старейших и мощнейших сетевых держав, такие в принципе могут успешно существовать столетиями, но для этого им необходимы широта подходов и универсализм. Утрата балансов ведет к ослаблению, что хорошо видно на примере этого когда-то сильнейшего «форварда» Европы, который постепенно спустился до уровня одного из неявных игроков второго-третьего плана.

Происходящие в мире катастрофические изменения дают шанс на частичное возрождение, но сможет ли Святой Престол им воспользоваться – вовсе не очевидно.

Геостратегическая ошибка Ватикана

При изучении сетевых держав (Ватикан, Коминтерн, Фининтерн и др.) может сложиться впечатление, что их удел – тайные манипуляции, скрытые удары, долгосрочные планы и исключительно работа со смыслами и что для них совсем не характерны прямые вооруженные конфликты. Собственно, текущее ослабленное положение и проблемы Ватикана во многом определяются именно такого плана самоограничением. Вооруженные действия не являются прерогативой морских и сухопутных держав / империй, сетевые державы тоже нередко нуждаются в таких способах решения противоречий. Но для этого нужны ресурсы.

У сетевых держав основой мотивации для вооруженной борьбы служат смыслы (религия, идеология). Формы конструируемых для решения этих задач структур различны, начиная от создания монашеских орденов и заканчивая сколачиванием групп экстремистов и террористов всех мастей (революционеров, леваков, BLM, исламистов и т.д.). Если сетевая держава хочет быть устойчивой, сильной и сбалансированной, она нуждается в мотивированных (идеология или вера) профессиональных воинах, каждый из которых способен быстро превратить полуслучайный вооруженный сброд в армию и затем повести его за собой. Качества таких людей:

  • полное принятие смыслов, лежащих в основе ордена и сетевой державы;
  • жесткая иерархия, подчинение, самоотречение, самопожертвование, смирение (личностные черты);
  • общий культурный и/или социальный шаблон поведения, боевое братство, единые принципы воспитания, образования, социализации и т.д.;
  • сверхвысокие входные требования;
  • очень высокий уровень профессионализма, продолжительная, постоянная подготовка (выше, чем у лучших ЧВК);
  • очень высокие навыки обучения, передачи опыта «рекрутам»;
  • высокий интеллект и социальные навыки;
  • в основе мотивации лежат не материальные блага а служение целям;
  • выбор целей – на всю жизнь, выход только на заслуженный отдых / пенсию.

То есть речь здесь идет не о «псах войны» и не о «машинах для убийства», а о фанатиках, помешанных на достижении цели, «пламенных революционерах» или своего рода «паладинах». Такие люди полностью отдают себя борьбе, подвигу и совершенствованию. В идеале – их небольшой группы должно хватить, чтобы создать армию / революционную ситуацию в небольшой стране.

Эти типы хорошо известны по художественной литературе. Люди старшего поколения, должно быть, еще помнят, какой популярностью пользовался у советских подростков герой романа Этель Войнич «Овод». Встречаются такие и в жизни. Перечисленные выше черты демонстрируют, например, отдельные представители верхушки шиитских орденов, вспоминается убитый генерал Касем Сулеймани. Подходящих под требования людей не может быть много в силу запредельно высокого их набора и уровня, но именно такие должны составлять ядро вооруженной структуры сетевой державы. Хорошим примером может служить здесь и Эрнесто Че Гевара: свои идеи он не просто излагал на бумаге, но и реализовывал на практике.

Подобный принцип отношения к подготовке уникальных специалистов лежит в основе подхода сетевых держав к разным сферам деятельности. В настоящее время у Ватикана он используется исключительно для обучения и воспитания священников. Параллельно со служением Господу и пастве они в результате образуют наиболее сильную и самую отлаженную в мире систему по сбору информации / разведывательную сеть, которая раскинулась на значительной части мира.

Срок получения высшего образования до докторантуры составляет в системе Ватикана минимум 12 лет, многие верующие католики (учиться могут не только они) в процессе обучения принимают сан, целибат, обет нестяжательства и т.д. В результате получается подготовленный специалист высочайшего уровня в области теологии, общественных наук, наделенный к тому же великолепными навыками сбора, систематизации и анализа информации. Самое же необычное – верность, лояльность и отсутствие предательства. Командированные в миссии / приходы по всему миру, эти люди направляют все свои силы, энергию и дух на служение, попутно осуществляя высокопрофессиональную деятельность в интересах ватиканской разведки.

Уровни и качество влияния Ватикана

Рис. 1. Уровни и качество влияния Ватикана

На фоне сохранения общих подходов отказ от комплексного и сбалансированного развития, в первую очередь имеется в виду ослабление и ликвидация собственных военных инструментов и силовой поддержки, может смело рассматриваться как важнейшая геостратегическая ошибка Ватикана последних столетий. Концентрация на разведывательной, финансовой, гуманитарной и религиозной сферах логична и понятна (см. Рис. 1), но выхолащивание и демилитаризация орденских структур привели к общему ослаблению структуры. Можно предположить, что если бы, помимо миссионеров, Ватикан направлял в страны Африки и Латинской Америки «рыцарей», т.е. воинов с функциями миротворцев, инструкторов и организаторов, его влияние в этих странах было бы доминирующим.

К тому же очень многие действующие и отставные военные в Европе, традиционно придерживающиеся консервативных убеждений, получили бы шанс ориентироваться на Рим и его ордена. В наступающие непростые времена именно Ватикан стал бы ядром и центром сборки всей Европы. Однако отсутствие широкого стратегического мышления, конформизм, пристрастие к многовековым шаблонам и т.д. не позволили заложить даже основы для самостоятельной игры.

В нынешних условиях шанс на обретение силы и сборку под условный «Четвертый Рим» невысоки. Ватикану остаётся лишь приложить все своё влияние, чтобы спасти хотя бы часть исторических земель, даже если ради этого надо будет ближе к 2030 году в рамках стратегии «Третий Рим / Жандарм Европы» помогать России.

И, да, не надо забывать роль партии католического центра в Германии в 1930-х, без помощи которой Адольф Гитлер не смог бы прийти к власти и которая после этого самораспустилась, после чего ее члены дружными рядами пошли в национал-социалисты…

Таким образом, примем несколько неожиданный тезис о том, что вооруженные силы столь же необходимы сетевым державам, как и державам других типов, но формат они приобретают иной, чаще всего он проявляется в виде орденов и групп идеологически заряженных экстремистов. В идеальном варианте войска сетевой державы представляют собой небольшое число мотивированных, сверхпрофессиональных личностей, способных не только реализовать задачу самостоятельно, но и обучить и организовать других. Несколько столетий назад Ватикан избавился от подобных структур и людей, оставив похожие принципы формирования и подготовки лишь в духовно-интеллектуальной сфере, вот только результат получился далеко не самый лучший.

Мобилизация Ватикана

В рамках первого за два года зарубежного визита лидер КНР Си Цзиньпин не так давно посетил Казахстан и Узбекистан. Прошедшая 15-16 сентября 2022 года встреча глав государств ШОС была конструктивной и полезной, в её повестке были личные переговоры и встречи с лидерами стран не-Запада. Посещение Казахстана не являлось при этом необходимым, по «гамбургскому счету» масштаб и влияние лидеров Китая и Казахстана настолько несопоставимы, что, казалось бы, зачем немолодому человеку ненужные перелеты, позови глава Китая гостя из Астаны – и приглашение в Пекин будет принято моментально, практически на любые даты…

По странной случайности, однако, в тот же самый день в Казахстане присутствовал один из самых влиятельных политиков мира – Папа Римский. В ближайшие десятилетия в Китае действительно  прогнозируется многократный рост численности католиков, но вряд ли все-таки этот вопрос потребовал бы встречи именно в нынешней геополитической обстановке.

Вспомним, что в конце 2020 года Ватикан вместе с некоторыми семьями Иудейского проекта встал на сторону Фининтерна / Кластера транснациональных корпораций во внутриполитическом конфликте в США, что позволило победить Джо Байдену. Да и весь 2021 год политика Рима не покидала фарватер глобалистских, праволиберальных начинаний: инклюзивный капитализм, политическая экология / борьба с «глобальным потеплением», принудительная вакцинация и т.д.

В самом начале 2022 года публичная политика Ватикана претерпела заметные изменения, показательно уже отсутствие однозначного и многократного осуждения действий России на территории бУкраины. Попытки давления на Ватикан со стороны британских элит и МИ6 не привели к нужному им результату, Папа Римский всё больше отдалялся от общезападной линии, а во время визита в Казахстан прозвучало «еретическое» выражение «многополярный мир».

Параллельно с этим Ватикан как сетевая держава запустил процессы внутреннего мобилизации и концентрации ресурсов. Если бы речь шла о государстве другого типа, тут вполне можно было бы говорить об ускоренной подготовке к военным действиям. Действительно, только за август 2022 года было сделано следующее:

  • до конца сентября 2022 года всем структурами РКЦ предписано передать финансовые активы, ценные бумаги и т.д. в банк Ватикана (Институт религиозных дел);
  • орден Opus Dei, плотно проникший во власть и систему управления Латинской Америки, лишен автономии и переведён в прямое оперативное управление Ватиканом;
  • после 5 лет прений, трений и борьбы распущено руководство Мальтийского ордена (13,5 тыс. членов, 52 тыс. медицинских работников, 95 тыс. добровольцев и др.) и существенно изменены законы (убраны требования обязательной принадлежности к сословию дворянства для высших чинов, пожизненное занятие поста магистра и др.).

Складывается впечатление, что Ватикан «вспомнил», что, помимо игр с глобалистами, он может выступать в качестве координатора и консолидатора усилий старых европейских, континентальных элит правоконсервативного толка. В условиях распадающейся глобализации последние, чтобы выжить, будут стараться реализовать свою собственную стратегию и не быть погребёнными под обломками Европы.

И, да, важнейший стратегический вопрос Ватикану со стороны России –отмена греко-католической унии, чтобы часть галичан при этом стала субэтносом поляков-католиков, а остальные – православными русинами, по-другому этот психоисторический яд не выжигается…

Таким образом, можно робко предположить, что после завершения активного продавливания либерального перехода к «глобальному миру для избранных» в конце 2021 года, одной из витрин которого выступал Папа Римский, Ватикан, посылая разнонаправленные сигналы, концентрируя ресурсы и повышая управляемость системы, перешел к многовекторной политике, отличной от основного курса Запада. Нет сомнений, что в ближайшие годы данный тренд будет сохраняться.

Поле стратегий Ватикана

Рассматривая перспективы стран и игроков, нет смысла решать исключительно изолированные задачи, искусственно ограничивая степени свободы. Можно использовать аналогию из карточных игр: у вас может быть очень сильный расклад в одной из мастей и ничего путного – в других, но если не вы ведете игру и определяется козырь, то все равно вы будете вынуждены отдать все взятки, сильные карты не сыграют. В эпоху крутых перемен, войн и катастроф, когда время драматически сжимается, важнейшими становятся максимально грубые, краткосрочные и сильные инструменты, т.е. вооруженные силы, ВПК, возможность блокады и т.д. При инертном же и спокойном течении времени основное влияние оказывают длинные и долгие сущности, такие, как смыслы, научный прогресс т.д.

В сложные периоды сильный игрок должен быть универсальным и уметь переключаться и подстраиваться под меняющиеся реалии. Максимально специализированный и приспособленный к предыдущим условиям имеет все шансы рухнуть, подобно колоссу на глиняных ногах. Пример перед глазами – Европа, поставившая всё на экономическое развитие и социальный комфорт. В ближайшие 3-5 лет ее ждет падение, которое будет крайне жёстким и болезненным.

Не избежал подобной участи и Ватикан, несмотря на более чем 1,5 тысячи лет истории, преемственности традиций и умения вести хитроумные и успешные интриги. Последнюю сотню лет он жил в парадигме позитивистского, поступательного, глобалистского развития. Второй Ватиканский собор (1962-1965 гг.) очень серьезно либерализовал учение, упростил ритуалы, требования и входные барьеры, а в попытке как можно теснее встроиться в новый западный мир еще и заложил основы для принятия практически любых редукционистских нововведений. Если рассматривать РКЦ исключительно как общественно-политическую структуру «местного значения» и рассчитанную всего лишь на десятилетия, принятые решения понятны и объяснимы, но для религиозного института, чей жизненный срок измеряется столетиями / тысячелетиями, такое поведение пагубно.

В результате политики последних десятилетий формальное главенство в совете 27 «стражей» инклюзивного капитализма, опирающихся на 147 транснациональных корпораций с суммарными активами в $10,5 трлн.– конечно, результат значимый. Только вот будучи одним из, пусть и витриной совета, Ватикан всё больше теряет доверие своей традиционной паствы, как истинно верующей, так и сохраняющей формальную верность католической церкви скорее в силу давних незыблемых семейных или национальных установок. А утрата доверия в более долгой перспективе еще опаснее и страшнее. К текущему же моменту стратегий у Римского престола в наличии не так уж и много [в скобках – мировой сценарий]:

  • попытка создания «Четвертого Рима» в Восточной Европе со столицей в Вене [Мир панрегионов];
  • союз и помощь России в реализации стратегии «Третий Рим / Жандарм Европы» [Мир панрегионов];
  • продолжение курса на либерализацию, с утратой религиозной составляющей и превращением в одну из мощнейших транснациональных корпораций [Глобальный мир для избранных];
  • ортодоксальный откат с отказом от большей части решений Второго Ватиканского собора, жёсткая миссионерская работа, реконкиста католической Европы с помощью Ибероамерики, Черной Африки и … крещеного Китая [катастрофические сценарии].

Проблемы Ватикана, скорее всего, заключаются в недостижимости и/или большой сложности пути (чем длиннее траектория, тем больше нужно внутренних изменений) к части стратегий (Рис. 2). В подключении, например, к стратегии России «Третий Рим / Жандарм Европы» особых сложностей нет, потребуется определенное подтверждение субъектности и помощь в обеспечении спада напряженности среди населения и элит в 2026-2027 гг., что будет важным после неудачной попытки построения национал-либеральной единой Европы (2024-2026/27 гг.). Это самый простой и надежный вариант.

В отношении Западной Европы можно лишь вписаться одним из игроков в хаос «Новой Ганзы». Попытки продолжения проекта «Глобальный мир для избранных» путем продвижения инклюзивного капитализма обречены, данный вариант будущего перешел в разряд маловероятных, а то и чудесных сценариев, слишком вырос в мире уровень напряженности и конфликтов.

Для построения «Четвёртого Рима» необходимо отсутствие интереса / сильного вовлечения в происходящее на континенте внешних сил, в первую очередь ближайших соседей – России и Британии, что будет нелегко, так как для обеих территория ЕС после 2026-2027 гг. станет законной добычей и полем для экспансии. По причине не просто упущенных возможностей, но еще и из-за большего их ослабления на фоне Covid-19 и конфликта на территории бУкраины возрождение самостоятельной стратегии европейских сил теперь возможно лишь через ренессанс / становление национальных держав (Польши, Венгрии, Австрии, других славянских и германских стран) с последующим объединением в новый союз / блок, т.е. не ранее 2040-х годов.

Сценарное поле Европы

Рис. 2. Сценарное поле Европы

Практически все варианты будущего Европы содержат возможность перехода в «дикие земли» с деградацией и распадом. В этом случае у Ватикана еще остаётся шанс на запуск реконкисты, возвращения континента под сень католицизма, но это будет уже не стратегия Европы, а вариант именно РКЦ. Откроется этот путь при катастрофическом развитии событий и/или нашествии неоварваров, т.е. при сильном разрушении остатков Западноевропейской цивилизации.

Отдельный вопрос – может ли Ватикан переехать из Европы, например, в Латинскую Америку. В случае серьезного ухудшения и хаоса на континенте перенос части функций в другие регионы планеты не вызовет удивления и не будет привлекать особого внимания. Основное, официальное местоположение Папы Римского, как флага и главы, останется, разумеется, неизменным, а при наличии доминирующей силы / государства Ватикан он сможет договориться о защите и учете интересов, примеры Третьего Рейха и либерального ЕС тут весьма показательны.

Если в Европе случится сильная фрагментация и распад государств, то произойдёт возрождение анклава, условной Папской области, благо ресурсов для набора наёмников-католиков в той же Латинской Америке, Африке и т.д. хватит.

И, да, не удивительно, если часть «раскаявшихся» бойцов картелей и партизан из Латинской Америки станут ядром, прообразом воинских формирований Ватикана и будут переброшены в Европу…

Таким образом, трудно спорить с тем, что в рамках общего стратегического поля Европы Ватикан в настоящее время ограничен в своих возможностях, уж очень глубоки на континенте утрата субъектности и падение пассионарности. В конце 2021 года тема «инклюзивного капитализма» выпала из мировой повестки и перестала кого-либо интересовать. С тех пор Ватикан движется между вариантами «Третий» и «Четвертый Рим», параллельно подыгрывая становлению Ибероамерики, но и не разрывая при этом связей с глобалистами. Союз с Россией в средне- и долгосрочной перспективе все больше теряет свою немыслимую еретичность и становится всё более весомым и привлекательным. События последних лет (Covid-19, военные действия на бУкраине, экономический разрыв с Россией и ограбление со стороны США) еще больше подорвали перспективы Европы.

В то же время даже при катастрофическом развитии событий у Ватикана есть вариант консервативного ренессанса – запуск реконкисты, освобождение земель Европы от хаоса, неоварваров и утративших веру,  смыслы и корни людей.

Резюме

Из-за доминирования общественно-политических мотивов над религиозными Ватикан, будучи сетевой державой, очень активно приспосабливался и встраивался в глобальный мир, добровольно отказавшись от части инструментов, а также духовных и доктринальных ограничений. В результате чудес гибкости, отхода от канонов, попыток идти «в ногу со временем», заигрывания с либералами и глобалистами с середины 20-го века Рим шел по траектории постепенной редукции и утраты религиозных традиций. С точки зрения глобалистов, они должны были остаться лишь частью исторической преемственности, сам же Ватикан с течением времени должен был превратиться в рамках глобального мира не более чем в одну из транснациональных корпораций.

Для религиозных институтов, живущих эпохами, это был очень странный выбор. Другой стратегической ошибкой Ватикана стал отказ от собственной воинской силы – необходимого инструмента реализации политики сетевой державы. Речь не идет о дивизиях, военных кораблях и др., в основе войск сетевых держав (военных рыцарских орденов) лежит отбор, подготовка и воспитание фанатичных профессионалов экстра уровня, способных как самостоятельно решать задачи, так и учить других, организовывать процессы, создавать на разных территориях армии и/или революционные ситуации.

В ближайшие годы у Ватикана практически нет шансов на формирование / концентрацию панрегиона на своих собственных принципах. В то же время РКЦ может выступить в качестве очень сильного младшего партнера, союзника и помощника для других сил, начиная от либералов-глобалистов и заканчивая остатками европейских консерваторов и даже России. Нельзя забывать и о том, что, помимо неоспоримых плюсов, для своих потенциальных союзников Ватикан несёт и ощутимые проблемы и риски, так как в обязательном порядке будет интриговать и стремиться повернуть ситуацию в свою сторону, а также, по привычке, пытаться играть вдолгую, чтобы перехватить управление и контроль над ресурсами.

И, да, в ближайшие годы Ватикан будет усердно стараться «выступать» поверх всех стратегий, стремясь спасти не столько духовную, сколько социально-политическую составляющую своего влияния…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.