Очерк о стратегии Латинской Америки / Ибероамерики: геостратегическая яма  1

Аналитика и прогнозы

30.12.2022 09:00

Андрей Школьников

6377  10 (3)  

Очерк о стратегии Латинской Америки / Ибероамерики: геостратегическая яма

Одним из самых интересных игроков мира может стать пока не проявившая себя Латинская Америка. Из-за все более вероятного отказа США от реализации стратегии «Величие Америки», обусловленного категорическим неприятием американскими элитами фигуры Дональда Трампа, основного адепта и защитника этой стратегии, Штаты всё больше притягиваются к аттрактору Ибероамерики, единого метагосударства на двух американских континентах. В первой статье рассмотрим проблемы и поле стратегий названного региона

Термин Ибероамерика использую в рамках геостратегии как название стратегии и проекта, который в перспективе может распространиться на оба континента Нового Света. Латинская Америка – огромный регион, состоящий из центральной и южной частей Америки, иными словами, Америка без США и Канады. В перспективе Ибероамерика имеет все шансы стать самодостаточной, сложной, развитой и замкнутой территорией, где будут комфортно сосуществовать совершенно разные формы организации: национальные государства, корпорации, кланы, общины и т.д., пронизанные громадным количеством горизонтальных сетевых связей.

Завершение эпохи мира Pax Americana дает, наконец, странам и народам Латинской Америки шанс на построение собственной судьбы вопреки столетиям эксплуатации и ограничения развития со стороны северного соседа. Рассмотрим данное пространство целиком, без выделения отдельных стран и территорий.

И, да, как бы вы отнеслись к празднику «первого контакта / открытия России» европейцами, арабами или кем-нибудь ещё? Вот и местное население не очень-то понимает, как это их предков «открыл» Христофор Колумб 530 лет назад…

Латиноамериканский этногенез

При изучении Латинской Америки необходимо кропотливо вникать в процессы культурной и политической метисации, смешения населения. Последнее многими воспринимается негативно, сквозь призму задумок, сатанинских планов глобалистов, что совсем не правильно. В рамках этногенеза слияние, взаимное дополнение, смешение языков, культуры и традиций отдельных племенных союзов и народностей является обычным и нормальным делом. Древнерусский народ появился в результате подобной же метисации восточнославянских, финно-угорских и ряда других племен.

В конечном результате смешения в рамках этногенеза происходит формирование общего культурного пространства, самым сильным и сплоченным проявлением которого является единство языка и религии. В Латинской Америке всё это уже давно произошло. Оставалось лишь сделать ещё один шаг, создать единую нацию. Однако провинциализм местных постколониальных элит, желающих независимости, но не знающих, как ею правильно распоряжаться, привел в общем к плачевному результату.

Представьте, к примеру, что 200 лет назад Россия распадается на три десятка стран по каким-то довольно искусственным границам. В каждой стране уже утвердился русский язык и православие, так как жившие здесь ранее народы к тому времени практически утратили свою культуру и язык, а письменности им никто не создал. После фрагментации границы между «новыми государствами» оставались практически неизменными, а внешние – неприступными, их даже не надо было охранять. Во власти везде оказались «местечковые хуторяне» и/или различные прохиндеи с большими деньгами, не важно, каким способом полученными. Цена подобного существования – непреходящее ухудшение жизни населения, но… границы неизменны, государству ничто не угрожает.

В параллель с воровством представители властей вяло пытаются формировать отдельные политические нации на основе фантазий, поверхностных исторических аналогий и мифов: Великая Парма, Ингерманландия, Гондор, Атлантида и т.д., хотя, разумеется, все эти кривые конструкции быстро рассыпаются. Силовая вертикаль и монополия на насилие повсеместно отсутствуют, многие территории живут во власти всевозможных банд а-ля «кущёвские Цапки».

Странной и искусственной выглядит описанная картина, но примерно таким способом и был «заморожен» и повернут вспять процесс формирования единой латиноамериканской нации, а далее произошло то самое искусственное дробление на множество частей. Любопытно, каким был бы мир, если бы 200 лет назад данный процесс был завершён формированием пусть не одной, а даже трёх-четырех политических наций, приблизительно соответствующих первым линиям распада? Вероятно, США ни за что не набрали бы своей избыточной хамской силы, мировые войны в Европе протекали бы по-иному, постоянные противостояния и конфликты между собой сформировали бы сильных игроков или, возможно даже, мирового гегемона из Латинской Америки.

В ближайшие годы у Ибероамерики появляется шанс собрать себя на новых принципах. При этом, конечно, вариант появления традиционного государства – центра объединения, обладающего сильной имперской элитой, способной привлечь других и заставить подчиниться несогласных, пока даже не просматривается. Остаётся иной путь, новая, неизведанная форма – метагосударство Ибероамерика.

И, да, адепты глобализации пытаются заниматься метисацией, полностью уничтожая многообразие человеческих языков, культур и религий. Ибероамерика – совсем иное, она, скорее, сродни идее сборки Русского мира…

Таким образом, делаем вывод: в рамках исторических постколониальных процессов в Латинской Америке, вместо формирования единственной или 3-4 наций, произошла фрагментация на несколько десятков стран. Единый язык и религия чаще всего являются результатом успешного слияния, метисации различных субстратов с последующим формированием нации, но в Латинской Америке все пошло по-иному, процесс был заморожен.

Слабые «местечковые» элиты, подобно национально-республиканским властям в отколовшихся республиках СССР, уверовали в свою способность к самостоятельной политике, что, возможно, где-нибудь и когда-нибудь и могло бы привести к положительному результату. Но в процесс вмешались США.

Отрицательный отбор

Ибероамерику можно рассматривать как прототип глобального будущего с единым человечеством того типа, у которого нет сильных, чаще всего неизменных, на всю жизнь, и передающихся по наследству идентичностей – религии и национальности, последняя включает родной язык / культуру. Метисное смешение народов и культур испано-португальского языкового пространства, католицизма с вкраплениями протестантизма и влиянием традиционных местных верований позволяют вынести эти две идентичности (культура и религия) за скобки как общие для всех.

В Латинской Америке разделение людей происходит на основе сменяемых и непринципиальных идентичностей (места проживания, профессии, образования, клубных пристрастий, футбольных и карнавальных предпочтений и т.д.). При отсутствии общих явных внутренних врагов нет поляризации и разделения общества на непримиримые части «они» и «мы». Сильными границами раздела оказываются, однако, классовое деление (всеобщее неприятие богатых) и ненависть к англоговорящим гринго.

По многим критериям и характеристикам Латинская Америка похожа на Арабский мир, хотя имеются и серьезные отличия. Так, для первой характерно отсутствие единого эпоса / культуры и слабая элита (компрадоры, олигархи и т.д.). Это обостряет проблемы с субъектностью и переходом к «глобальному миру для избранных», зато открывает путь к поиску «глобального мира для всех». Ещё одним отличием служит отсутствие у Америки большого числа сильных внешних врагов и линий напряжения, испытываемых окружённым конкурентами Арабским миром. Последнее провоцирует постоянную агрессию и конфликты, ведущие к естественному отбору.

Наибольшее количество дефолтов 1800 – 2020 гг.

Рис. 1. Наибольшее количество дефолтов 1800 – 2020 гг.

Главная проблема Латинской Америки – существование и политика США, ставших со времени Второй мировой войны сильной морской державой / империей, прекратившей явную территориальную экспансию и заменившей её скрытым политическим, военным и экономическим удушением, т.е. уничтожением любых перспектив, направленных на усиление и развитие. Результатом такой политики стало доминирование представителей именно данного региона в рейтинге дефолтов за последние 200 лет (Рис. 1). Латинская Америка вообще отличается большой замкнутостью и закрытостью, ей свойственны черты единого античного мира, где искусственно блокируется любое развитие и усиление.

Особенностью Латинской Америки стало системное уничтожение чистых типов, имеются в виду воин, торговец и жрец. Зато присутствуют здесь все шесть смешанных типов – три пары, постоянно порождающие противостояния. Например, партизаны-революционеры (воин-жрец), с одной стороны, и коррупционеры / наёмники (воин-торговец), с другой. Чистые воины / люди иерархии попросту отсутствуют, зато в наличии много других крайностей, оценим хотя бы вот эту – идеалисты против казнокрадов. В других парах тоже весело: присосавшиеся к государству корпорации (торговец-воин) против наркокартелей (торговец-жрец), Ватикан (жрец-торговец) против пропагандистов всех мастей (жрец-воин). В подобной среде очень сложно сформировать устойчивую во времени силу.

Вместо стабильного троичного равновесия: национальное государство (воины, люди иерархии), РКЦ (жрецы, мудрецы) и национальный капитал (торговцы), наблюдаем искаженные сущности – слабые коррупционные государства, утопические революционные движения, «независимые общины», неизменно занимающуюся политикой церковь, олигархов, латифундистов, притёршиеся к государству корпорации, наркокартели и т.д.

Состояние армий в Америке

Рис. 2. Состояние армий в Америке

В ближайшие годы на фоне распадающегося на части глобального мира важнейшими станут вопросы безопасности, и на первый план выйдут способность стран удержать свою территорию и защититься от сепаратизма. Поэтому ярким индикатором становится состояние армии как института. На рисунке 2 показан уровень милитаризации государств (кроме США и Кубы, где давно существует совершенно другой уровень военизации), практически у всех есть проблемы с контролем даже собственной территории, что уж там говорить про экспансию. Между тем стоило Колумбии начать создавать нормальные вооруженные силы, как контролируемые партизанами территории резко сократились, а вот в Мексике все остается по-старому. Для понимания масштаба проблемы: суммарная численность армий Латинской Америки в два раза, а по технике чуть ли не на порядок меньше, чем в США, и это при двукратном превосходстве над Штатами в численности населения!

Важнейшая функция армии для стран, не претендующих на создание панрегиона или превращение в сильную региональную державу, – не допустить сепаратизма и не стать жертвой сопоставимой с собой по мощи державы. А через несколько лет большие страны будут настолько заняты своими собственными проблемами, что у них просто не будет возможностей для накачивания средних и малых стран, не представляющих стратегического интереса, военной техникой.

Основные противостояния в Латинской Америке будут вестись не вдоль линий боевого соприкосновения в сотни километров длиной, а против различных повстанческих группировок. Одним из прототипов для таких войн будет борьба Израиля с палестинцами, только вот противника щадить не будет никто, акцент будет делаться не на защиту, а на уничтожение. Если отбросить африканский континент, то уровень милитаризации (рис. 2) здесь таков, что очевидно: армий, необходимых для контроля своей территории, не говоря уже о предоставлении защиты соседям, в этом регионе нет.


Таким образом, нет сомнений, что в силу географического положения и геополитических раскладов оказавшаяся в непосредственной зоне влияния США Латинская Америка была вынуждена вести полуколониальное существование. Двести лет поощряемого США отрицательного отбора во всех сферах жизни Латинской Америки, сделали своё дело. Социальная структура общества на 90% есть сообщество бедных и нищих, государственная власть деградировала, армейских сил не хватает даже для полного контроля собственной территории, общество расколото и пронизано горизонтальными сетевыми связями.

Несмотря на членство в экономическом G20, немалую численность населения, огромные природные богатства и т.д., страны региона так и не смогли обрести необходимую субъектность, оставаясь в тени и под жестким присмотром США.

Поле стратегий

С середины XX-го века практически все страны Латинской Америки располагались в рамках сценария «качелей» между «правыми» и «левыми», что, по сути, сводилось к разным долям зависимости и фронды в отношениях с США. Макрорегион оказался очень сильно закрытым от внешних влияний, северный надзиратель не терпел здесь никакой конкуренции. В итоге, латиноамериканские страны, как правило, лишены каких-либо серьезных геополитическиех амбиций, к примеру, они очень скромно представлены в АТЭС.

В качестве одной из форм сопротивления, помимо изоляции общества от системы государственной власти путём усиления сетевых, горизонтальных структур, в Латинской Америке произошла абсолютизация принципа права, словно это и вправду могло снизить вмешательство США во внутренние дела отдельных государств. Уважение к международным принципам и законам в регионе очень велико как по форме, так и по содержанию, оттого искать среди местных стран союзников в условиях разрушения нынешней международной системы – непросто. Даже, наоборот, со временем становится заметным постепенный уход от положительного нейтралитета в отношении России и Китая, несмотря на изначальную нелюбовь к США. В последние десятилетия усилились попытки проникновения в дела Латинской Америки практически всех сильных и средних стран не-Запада, но общая закрытость и зависимость от Штатов пока не способствуют установлению сильных связей.

Система государственного управления для большей части стран оторвана от общества, многие понятия и процессы доведены до уровня догм. В политике преобладают люди второго эшелона – бизнес, популисты, шоу-бизнес и т.д., способные дать населению простые понятные ориентиры.

Поле стратегий Латинской Америки

Рис. 3. Поле стратегий Латинской Америки

В случае сохранения США в облике Америки отцов-основателей и в рамках Мира панрегионов (Рис. 3) следует ожидать еще большего падения субъектности и усиления зависимости (стратегия «Новая доктрина Монро») стран латиноамериканского континента. Распад, фрагментация мира до регионального / локального уровня, скорее всего, создаст условия для формирования единой латиноамериканской нации и/или становления нескольких сильных национальных государств.

Самым забористым, внушительным и прорывным вариантом будет, однако, формирование метагосударства Ибероамерика, объединяющего оба материка. Данная стратегия откроется, если США с возвратом Дональда Трампа к власти не смогут обратиться и вернуться к более сильной стратегии путем запуска в 2025-2026 гг. гражданской войны и победы элит «Америки отцов-основателей». Удержание власти праволиберальными глобалистами из Кластера транснациональных корпораций / Фининтерна, стоящими за демократами, или приход к власти недостаточно субъектного президента-республиканца приведут в начале 2030-х годов к окончательному краху США, бегству корпораций и переселению WASP-ов в Австралию. К тому же всё это будет происходить на фоне постепенного поглощения / интеграции Северной Америки Югом.

И, да, Латинская Америка – замечательный пример того, к чему приводят мантры про ненужность армии и могучее экономическое процветание, накрывающее любую страну, решившуюся на отказ от военной мощи…

Таким образом, очевидно, что перспективы Латинской Америки противоречивы и во многом зависят от перезагрузки и решимости США начать в 2025-2026 гг. гражданскую войну. В случае победы сторонников «Америки отцов-основателей» текущее полуколониальное, зависимое положение сохранится, а со временем и ухудшится, в ином случае возможны варианты. Если мир фрагментируется до регионального или локального уровня, то появится шанс на очищение и построение обычного сильного национального государства или нескольких государств (Бразилия, Мексика, Аргентина, Колумбия, Венесуэла и др.), что довольно быстро повернёт историю на известные по другим примерам рельсы, поскольку запустит интеграционные процессы и формирование единой латиноамериканской нации.

Если состояние дойдёт до Мира панрегионов, то возникнет шанс перехода к метагосударству, единому пространству, наполненному горизонтальными сетевыми связями без сильных противостояний, своего рода прообразу единого человечества будущего.

Новая доктрина Монро

Поверх всех стратегий США в ближайшие 10 лет обязательно начнется воссоздание части принципов в духе доктрины Монро, нацеленных на изоляцию, разрушение любой неподконтрольной Штатам связанности западного и восточного полушарий, а также на максимальное снижение самостоятельности американских государств. При реализации планов «Америки отцов-основателей» дополнительной целью будет усиление и сохранение США, при варианте «Ибероамерика» – становление единого горизонтального метагосударства на основе сетевых связей и принципиальной закрытости от влияния сильных игроков, в первую очередь Китая.

Выше было показано, что даже суммарный уровень сухопутных военных сил государств Латинской Америки несопоставим с США, ну а в военно-морской части всё еще и того хуже. Штаты, перекрыв поставку продукции в / из нежелательных стран, имеют все возможности для введения морской блокады обоих континентов. В ближайшие годы практика введения санкций и блокад станет нормой по отношению к третьим странам. В 2025-2027 гг., на фоне ослабления / ухода США из Европы, а потом и Восточной Азии, высвобождающиеся силы ВМФ получат все шансы быть направленными на блокировку нежелательных поставок в обе Америки.

Россия, Китай, а позже и попавшие под их злонамеренное влияние другие страны, т.е. практически все государства, включая Европу, будут ограничены в поставках из / в Латинскую Америку и/или же от них начнут вымогать за это налог и/или подчиняться требованиям США по ценообразованию. Даже возможная гражданская война в США (2025-2026 гг.), начало которой будет приурочено к результатам выборного процесса, не изменит данной политики – флот будет работать по своей программе.

Особое внимание будет уделяться «демилитаризации» Латинской Америки, под видом чего будет серьезно осложнена морская доставка вооружений и продукции двойного назначения, оставят только переброску по воздуху. США будут заниматься выборочным досмотром кораблей и конфискацией грузов в нейтральных водах и при переходе Панамского канала, т.е. пиратством, благо разведка и спутники существенно упрощают эту работу. Ждать смены политики из-за выборов смысла нет – по данному вопросу у Штатов всегда будет полный консенсус.

Перекрыть и взять под контроль другие важнейшие транспортные артерии в мире США не смогут, сил и интересантов там много, а вот маршруты в сторону Латинской Америки они будут контролировать без особых проблем. Для других игроков это будет неприятно, но не настолько, чтобы объявлять военные действия и прибегать к регулярным воинским конвоям. Речь ведь не пойдет о полной морской блокаде, это будет всего лишь усложнение и удорожание логистики, повышение зависимости от потоков из / через США. Однако в 2027-2030 гг. силы для продолжения подобной политики начнут сходить на нет, эхо гражданской войны затихнет, встанет вопрос о будущем США, и часть ВМФ переместится в Австралию. Всё это приведет к затуханию оголтелого пиратства.

И, да, строить Никарагуанский канал смысла нет никакого, в ближайшие несколько лет США неизбежно продолжат доминировать и контролировать морское пространство, а потом Панамский канал просто перестанет быть их монопольной вотчиной…

Таким образом, следует полагать, что в ближайшие годы Латинской Америке и остальному миру нужно быть готовыми к вводу со стороны США регулирования и ограничения международной торговли в Западном полушарии. Основное внимание будет направлено на недопуск военного усиления стран региона и торговли без контроля цен на товары со стороны США. Данная политика будет идти при любых вариантах, вне зависимости от происходящего в Штатах. В случае же победы сторонников «Америки отцов-основателей» на выборах 2024 г. и в гражданской войне пиратские принципы сохранятся на долгие годы вперед.

Если республиканцы проиграют следующие выборы, данная политика будет сходить на нет и к 2030 году перестанет быть актуальной, так как Кластер транснациональных корпораций / Фининтерн вместе с частью ядерного арсенала и флота будет перебираться в Австралию.

Резюме

Латинская Америка является очень интересным регионом, в рамках которого процессы образования единой нации, метисации, были остановлены и заморожены приблизительно на 200 лет. Наличие единого языка / культуры и религии в любой другой точке мира было бы достаточным для разговоров про общую нацию, но «местечковые», провинциальные элиты после завершения колониального периода воспротивились формированию не только единого государства, но даже и нескольких сильных государств.

Следующие две сотни лет любые попытки усиления, обретения субъектности упирались в сопротивление со стороны США, в результате чего во всем регионе, за исключением Кубы, было сформировано пространство стран, не способных даже к полному контролю собственных территорий. Вырождение элит, отсутствие военных сил, слабость / разрушение государственных систем и институтов привели регион к текущему сонному существованию.

Происходящий распад глобального мира и власти США дают, конечно, Латинской Америке некоторый шанс, но для этого в большинстве ее стран необходима чуть ли не полная зачистка элит. Если мир сможет удержаться от сильной фрагментации и остановится на уровне панрегионов, то будущее региона определится выбором между «Новой доктриной Монро» (в США побеждает линия «Америка отцов-основателей») и Ибероамерикой (единым метагосударством, пронизанным большим количеством горизонтальных сетевых связей).

В ближайшие 5-7 лет практически при любых раскладах США начнут проводить политику изоляции Западного полушария, ограничивая страны Латинской Америки в торговле, к этому необходимо готовиться всем.

И, да, вопреки предыдущим десятилетиям текущие проблемы США и мира дают неплохой шанс на превращение Латинской Америки в независимого игрока.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.