Очерк о стратегии Японии: 30 лет маскировки  3

Аналитика и прогнозы

30.04.2023 23:21

Андрей Школьников

11519  9 (12)  

Очерк о стратегии Японии: 30 лет маскировки

В начале 90-х годов представление о Японии как о будущем мировом гегемоне было непререкаемым не только в среде журналистов, но и в работах лучших специалистов в области геополитики и геостратегии вроде Эммануила Валлерстайна. Стремительный взлет Японии, однако, резко остановился, после чего случились «30 потерянных лет», в течение которых экономические власти, казалось, демонстрировали феноменальное умение извращать здравый смысл и доводить реализацию любых программ и мероприятий до уровня... полного отсутствия эффекта. Не имея шансов в открытом противостоянии, японцы затаились…

Если забыть про оккупационный статус Японии и внеэкономические давление и ограничения, происходящее показалось бы глупой шуткой, но нет. Прикрываясь проблемами в экономике, квазинаучными исследованиями и максимальной культурной закрытостью, Япония систематически готовилась к реваншу, возвращению субъектности и восстановлению армии. Только вот ожидания затянулись на целых три десятилетия.

И, да, полумаргинальный на родине Эммануил Тодд, который более двадцати лет назад предсказал в своей книге закат мир-системы США, очень популярен в Японии, книги его продаются стотысячными тиражами…

Японские три сосны

Переход в Европе от феодальной раздробленности / абсолютизма к капиталистическому обществу для простого населения заключался в отмене сословного деления, а для элит означал серьезную ротацию. «Старые деньги» (аристократические роды возрастом более 500 лет) сохранили контроль над земельными активами, составлявшими ранее основу влияния и власти. При этом они необратимо отстали в получении промышленных / индустриальных активов, утратив вес и влияние и проиграв так называемым «умным деньгам» (возраст кланов / семей – 150-300 лет).

В истории были примеры, когда подобный переход происходил без растянутой во времени элитной революции. Так, в результате реставрации Мэйдзи (1868-1889 гг.) в Японии произошло упразднение сословий и самурайской системы управления. Конфедерация из порядка 300 самостоятельных во внутренней политике княжеств была преобразована в единое, централизованное государство.

Элиты упраздненных влиятельных княжеств получили в своё ведение относительно независимые отдельные министерства / области деятельности единого государства. Разделение из горизонтально-территориального плавно и быстро перешло в вертикально-отраслевое. Для примера, полицией руководили / занимались в основном самураи из княжеств Хиго и Айзу-Вакамацу, финансами – из Хидзэн, армией – из Тёсю, флотом – из Сацума и т.д.

В дальнейшем это способствовало формированию дзайбацу и кэйрэцу – соединений понятий семьи, клана, картеля, синдиката, кластера корпораций, обеспечивших преемственность влияния старой элиты. В целом же в Японии по всей стране сложилась система с фрагментацией, поиском консенсуса наверху и жесткой иерархией в рамках отдельных направлений с охватом до самого низа. Для данной культуры характерна очень высокая контекстность социальных принципов, универсальность – отсутствует, верное и «правильное» на одном уровне оказывается ошибочным для другого.

Рассмотрение японской культуры и общества сквозь призму противоречия «индивидуализм-коллективизм», пацифизма (за которым скрывается нежелание воевать за интересы США), недоверия государству (вместо повышения налогов формируют дефицит и громадный контролируемый долг), авторитаризма и т.д. напоминает блуждание в трёх соснах. Источниками подобных построений часто являются сами японские авторы вроде Иногути Такаси. Это позволяет говорить о сознательной дезинформации внешнего мира.

И, да, религиозные и этнические идентичности для японцев вторичны, намного важнее для них принадлежность к «клану», именно она позволяет моделировать один из вариантов глобального будущего – Мир кланов…

Таким образом, стоит иметь в виду, что работы западных исследователей лишь усиливают упрощенное и искаженное представление о японской культуре, а характерный для нее национализм и шовинизм, в первую очередь по отношению к другим азиатским народам, упускается. Японская коллективистская рисовая культура отличается от китайской и прочих соседних наличием принципа взаимного служения (самурай служит, защищая крестьянина, крестьянин служит, обспечивая прокорм самурая), отношением к смерти и осознанным для индивида вопросом нахождения его в коллективе (принятие, борьба, подчинение, самоубийство и др.). Эта японская уникальность очень хорошо просматривается в произведениях классиков японской литературы. Только вот зачем всё это, истинное и подлинное, принимать во внимание, если не в пример удобнее сравнивать политические системы Японии, Британии и Китая, упиваясь при этом занятными тонкостями и совпадениями?!

30 лет экономического дуракаваляния

Есть арабская пословица: «При крутом повороте последний хромой верблюд становится первым». Ну а если верблюд еще и притворялся хромым, то ситуация выглядит совсем в ином свете. Первенство в показателях крупнейшего размера государственного долга в мире по отношению к ВВП долгое время принадлежит Японии и составляет более 260% (2022 год). Любые ортодоксальные и непривязанные к конкретным названиям стран теории однозначно будут идентифицировать ситуацию как катастрофическую, тем не менее рейтинг Японии неизменно подтверждается как имеющий высший уровень.

За 15 лет (1980-1995 гг.) взрывного роста ВВП Японии увеличился в 5 раз, с $1,1 до $5,5 трлн. и… остановился на этом уровне. Читать описания экономических проблем, неверной финансовой политики, саботажа рекомендаций МВФ – забавное дело. Складывается впечатление, что во главе Японии находятся дураки, которые за 25 лет не смогли выучить экономическую теорию, убрать структурные дисбалансы и снова запустить развитие и рост экономики. Экие баловники!… Ещё интереснее наблюдать, как всевозможные экономические теории игнорируют «японский парадокс».

Для понимания происходящего необходимо выйти из чисто экономической парадигмы и встать на место элиты, руководства и населения Японии – до сих пор оккупированной страны. Вопреки всему за несколько десятилетий она смогла с нуля создать вторую по размеру и первую по перспективам, инновациям и сбалансированности экономику мира. Структура и развитие были заточены на экспансию, получение контроля над другими экономиками и миром в целом. Акцент сделан на наукоемкую продукцию высоких переделов и старших технологических укладов. В рамках инерционного сценария сохранение трендов позволяло в горизонте 10-15 лет перехватить мировое лидерство.

И тут в преддверии японского триумфа напуганный гегемон начинает давать «рекомендации», от которых нет возможноти отказаться. Все вместе они формируют набор экономических ограничений и мер, вредительских и идиотских, останавливающих рост и запускающих рецессию. Приходит четкое понимание – оккупант не допустит усиления и обретения независимости. Чем больше рост, тем сильнее будут его удары. Последовательно будут придумываться всё новые и новые … санкции. Противодействие приведёт к разрушению с трудом созданной экономики. Попытки сопротивления обречены, так как в ответ всегда могут включиться неэкономические механизмы подавления.

Япония ограничила свою прямую экономическую экспансию как в части капитала, так и захвата высокотехнологичных рынков (включая смещение акцента на развитие филиалов). При этом шло активное выравнивание структуры собственного производства и потребления. Вместо количественных, шли качественные изменения. Анализируя  структуры импорта / экспорта, можно получить впечатление, что экономику сознательно делят на два контура:

  • внутренний, максимально автономный и закрытый, получающий извне лишь энергию, продукты питания (включая морепродукты) и металлы и ничего вовне не отправляющий;
  • принципиально ориентированный на экспорт и импортирующий сырье и разные переделы.

Первый контур существует в логике максимальной автономии, словно внешнего развитого мира не существует, второй живёт по рыночным законам, прикрывая и маскируя первый. Уже не важно, готовились ли японцы к распаду глобального мира или просто надеялись на шанс выйти в изолированное плавание, но в продолжение «30 потерянных лет» они смогли изображать из себя резкое и полное отупение в экономическом плане, делая всё возможное, чтобы на них не обращали внимания.

Западные учёные до сих пор спорят об экономических причинах происходящего бардака, не понимая, почему эмиссия не вызывает инфляцию (надо знать, куда её направлять…), откуда берётся гигантский долг и уровень сбережений (оформляем налоги в виде госдолга…) и т.д. Благо японское правительство каждый раз так убедительно и самоотверженно из букв О, П, Ж и А пытается сложить слово «вечность», а потом так искренне и натурально расстраивается, когда ничего не выходит…

95% государственного долга, истраченного на обычные государственные расходы, выкуплено самими японцами, формально – банками, финансовыми институтами, страховыми компаниями, пенсионными фондами. Вместо повышения и сбора налогов, государство производило «заимствование» под минимальные проценты, а то и без них. Речь идет не об эмиссии и налоге на всех, а о размывании финансово-экономических обязательств внешних игроков через создание доминирующей задолженности перед своими. Япония очень похожа на страну, подготовленную к управляемому банкротству, в результате которого она будет возвращена сама себе.

Если это был план, а не стечение обстоятельств или глупость – не будем все-таки отвергать и такой нелогичный расклад, – то, значит, к мировой катастрофе и падению Япония начала готовиться заранее: минимальный объем импорта/ экспорта, тихое восстановление армии и флота, структура производственной экономики и другие факторы говорят именно за это. Против такой гипотезы – целых 30 лет стагнации. Скорее всего, расчет был на падение «Pax Americana» в начале 2000-х годов, из-за этого допустили фальстарт, недооценив инерцию и устойчивость системы, а потом было поздно переигрывать.

И, да, Япония не занимала у будущего, не строила избыточную инфраструктуру, а просто хитро балансировала экономикой. Очень неприятный, скрытный и опасный противник!…

Таким образом, причина остановки развития – внеэкономическая, это прямое требование и/или понимание её неизбежности, ведь дальнейший рост экономики оккупированной страны неприемлем для США. Громадный внутренний долг фактически является формой скрытой национализации японской экономики крупными национальными … кланами. Сейчас эти структуры называются кейрэцу, до этого – дзайбацу, суть от этого не меняется.

Милитаризация Японии

Согласно основным трендам, в 2027-2030 годы государство США будет вынуждено значительно снизить своё военное присутствие в Восточной Азии вне зависимости от того, пойдёт ли оно по пути возрождения «Америки отцов-основателей» (линия Дональда Трампа) или случится переход к «Ибероамерике». В первом случае речь пойдёт о последующем полном уходе из Восточного полушария, во втором, он постепенно становится доминирующим, влияние государства США будет преобразовываться в англосаксонское (либеральные элиты США, часть Фининтерна, Британия).

В случае Ибероамерики с последующим исходом WASP-ов центром англосаксонского мира станет Австралия. Проходить это будет параллельно с выстраиванием эшелонированной геополитической обороны (вооруженной, экономической, психоисторической) против Китая, чтобы изолировать его от Ближнего Востока, Африки и т.д., в следующей логике:

  • Индокитай (Мьянма, Таиланд, Камбоджа, Лаос), Малайзия и Индонезия – основное поле битвы, первая линия сопротивления и борьбы;
  • Япония, Индия, Южная Корея, Вьетнам – основные противники Китая, вторая линия противостояния;
  • Австралия – основной стратегический тыл, ВПК.

При кажущемся отсутствии разницы от ослабления США, но сохранении влияния англосаксов в регионе переформатирование несёт высокие риски отказа / пересмотра от старых договорённостей. Будучи до сих пор оккупированной державой, Япония при первой же возможности начнёт самостоятельную игру. Если предлагать ей «равенство», то ровно того же затребуют Индия, Южная Корея, Индонезия, Вьетнам и т.д. Плюс для достижения подобной конфигурации будет необходимо:

  • убедить всех в способности гарантировать их безопасность от Китая, что после брошенного Афганистана и ограбленной Европы будет очень непросто;
  • посулить и дать больше, чем будет обещать за «союз» Китай или можно будет получить в роли третьего радующегося в противостоянии Китая и англосаксов.

Ресурсов для «оплаты» привлечения / удержания всех потенциальных союзников у англосаксов не хватит, найти, за чей счёт организовать союз, тоже на выйдет – по «биполярному миру» договориться так и не смогли, а здесь ведь ещё сложнее, на кону – вопрос выживания для обеих сторон. В этих раскладах Индия и страны анти-Китая (Япония, объединённая Корея, Вьетнам) будут стремиться к нейтралитету. Первая может получить его самостоятельно, а последним может потребоваться помощь, включая ядерный зонтик и медиатора / посредника, на роль которого идеально подходит Россия.

На фоне любых сценариев Японии необходимо увеличивать военную силу, что, собственно, давно и происходит. В 2022 году она обновила «Стратегию обеспечения национальной безопасности» и «Стратегию национальной обороны», ещё на один шаг приблизившись к снятию всех ограничении и добавив возможность ответного удара. Следующий, последний шаг послабления – право на превентивный удар. К 2027 году военный бюджет планируется удвоить до 2% от ВВП, т.е. довести  до $80 млрд.

В среднесрочной перспективе будет происходить сохранение сотрудничества с США (около 50 тыс. военных на территории Японии), пока что речь идёт о перевооружении, изменении структуры, но без увеличения численности. В первую очередь с точки зрения осложнения действий Китая в отношении Тайваня Япония может стать последней страной, откуда США будут выводить войска, покидая Восточное полушарие.

Несмотря на выгоду от долгосрочного союза с Россией, инерция и реваншистские настроения могут в перспективе подтолкнуть Страну восходящего солнца к агрессии. В ближайшие годы ядерное оружие России и опасность развязывания Мировой войны будут сдерживающим фактором для Токио, как и для Вашингтона. По мере же ослабления американского влияния нужно быть готовым не только к попыткам Японии помириться с нами, но и, наоборот, – к стремлению добыть себе зону влияния и продемонстрировать собственные амбиции.

Начиная с 2024 года, после завершения открытого противостояния на территории бУкраины с последующим запуском социальной катастрофы (2024-2025 гг.) и краха ЕС в 2026-2027 гг., России необходимо будет активно создавать глубокую и эшелонированную систему обороны и отражения агрессии на Дальнем Востоке – чтобы не вводить в искушение Японию, так как англосаксы будут стремиться непременно подтолкнуть её к агрессии и прямому конфликту. Ситуационный союз с Китаем на этот период и в данном вопросе, конечно, более чем актуален, но уже с 2030 года здесь можно ждать охлаждения и постепенного перехода к нейтралитету.

И, да, Япония не является приоритетным союзником для России, намного важнее была бы для нас интеграция в наш панрегион Кореи, выгода от такого союза велика  и неоспорима при любом сценарии будущего.

Таким образом, поверх всех сценариев и раскладов, Япония заинтересована в усилении военной составляющей, милитаризации и обретении ядерного оружия. По мере ослабления влияния государства США, примерно с 2027 года, Япония будет проводить политику по возвращению субъектности, формированию собственной зоны влияния и «выскальзыванию» из будущего противостояния Китая и англосаксов.

Последнее может проявиться как в союзе с Россией, в рамках стратегии «Царица морей», так и в противоположном варианте – прямой антироссийской агрессии и попытках экспансии на наш Дальний Восток. Принимая во внимание особенности истории, политику, культуру и психологию японской нации, следует полагать, что Токио вполне может пойти на эти риски.

«Гетто» для 125 миллионов человек

Особенностью политеистического, языческого мировоззрения является инкорпорирование, включение в единый пантеон «представителей» высших сил / богов разных народов и племён, итогом чего является формирование единой семейной иерархии со специализацией каждого ее члена (охота, семья, смерть, торговля и др.). Материальный и нематериальный мир един, боги «приписаны» к конкретной территории, племени, объединение племен / территорий приводит к объединению богов в единый пантеон, семью. Покровитель самого сильного племени становится главой пантеона.

По мере расширения и усложнения общественной сферы разных цивилизаций и культур возникла объективная потребность в аналогичных процессах и для духовной сферы. Западные цивилизации от создания божественного пантеона по принципу «первый среди равных» пришли к жесткой иерархии монотеизма, т.е. к усложнению системы. В сообществе восточных цивилизаций был использован другой принцип – усложнение элементов при сохранении идеи пантеона.

Природа японского синкретизма

Рис. 1. Природа японского синкретизма

Японский синкретизм является замечательным примером последнего: если очень упрощенно, то японец рождается на принципах синтоизма, живет в рамках конфуцианской этики, а умирает как буддист. Общественная сфера на Западе формируется путем доведения идеальных духовных конструкций до материального индивида по цепочке (сверху вниз): мораль, общественные принципы, государственные законы (рис.1). Духовный уровень и смыслы здесь первичны. На Востоке фундамент состоит из общественных принципов (от середины вверх и вниз), остальное подстраивается под них.

Ни о какой монополии на духовные смыслы на Востоке речь не шла и не идет, они вторичны. Японское общество синкретически брало и подводило под сложившиеся культурно-национальные традиции удобное и подходящее, отбрасывая лишнее. Общественный уровень может сильно изменяться, но этому сопротивляются, а остальные грани эволюционируют, подстраиваются под новое. Привычный западный взгляд не видит кризисов и диалектических противоречий, так как направлен он не туда. Подобная система устойчива и жизнеспособна до тех пор, пока для физического выживания индивида необходимы коллективистские общественные институты. По мере ухода данного фактора (чему способствуют развитие технологий, открытость миру и др.) фундамент разрушается.

В настоящее время Япония подобна 125-миллионному средневековому еврейскому гетто, исконная, изначальная роль которых – сохранение власти старейшин в общине и консервация общественных отношений. Мононациональная структура, закрытость и изгнание / мягкое ограничение присутствия «непереработанного» знания – лишь попытка сохранения Японии. Фактически, с середины XX века идёт тяжелая борьба и работа за сокрытие и сохранение уникальности. Данный дуализм, разумеется, не может не отражаться на людях, порождая, в частности, "эпидемию" психических проблем у молодого поколения.

И, да, совместное проживание евреев и славян в России в XVIII – XIX веках не прошло даром, породив революцию массового хасидизма и сионизма, имеющих мало отношения к талмудическому иудаизму.

Таким образом, еще раз отметим, что для культуры Востока, где первенство отдано идентичности, завязанной на совместную деятельность (необходимую не только для выживания индивида, но и наоборот, поскольку от каждого индивида зависит выживание всей общности), духовный уровень стал сугубо вторичным. По мере усложнения общества присущий политеизму принцип формирования пантеона был преобразован в создание «пантеона систем смыслов» – синкретизм.

В течение жизни нескольких поколений Япония, фактически сформировав из страны «гетто» в изначальном смысле, всячески стремится отгородиться от внешнего влияния. Влияние глобализма, однако, так просто не перекрыть, всё больше в Стране восходящего солнца проблем у молодежи, которой трудно даются совмещение элементов сразу двух культурных канонов – традиционного и атлантического. В ближайшие десятилетия по мере усиления чуждого влияния, вероятно, возникнут ранее немыслимые противоречия, вплоть до конфликта между синтоизмом и буддизмом.

Резюме

Поняв в 90-е годы, что, будучи оккупированной страной, они не смогут перехватить знамя лидерства у США экономическими методами, власти и элиты Японии решили затаиться. В ожидании ослабления мирового гегемона демонстрировалось искусственное ограничение развития и роста на фоне видимости полного подчинения и очень осторожного запуска проектов возрождения мощи. В результате чего распад глобального мира Япония встречает во всеоружии и максимально подготовленной и настроенной на новую экспансию.

Для защиты от глобального мира японцы создали громадный пласт квазинаучных работ, намеренно искажающих развитие и состояние их общества и по видимости соответствующих западным / атлантическим лекалам. В других культурах подобное обычно приписывается неквалифицированным внешним исследователям, японцы же, будучи до сих пор оккупированной страной, сами создают в промышленных масштабах подобные интеллектуальные подделки и сопровождающий их шум.

В долгосрочном плане они просчитались в одном – Китай набрал слишком много сил, США будут до последнего присутствовать в регионе для сдерживания. И лишь после этого на ту же задачу окажется возможным направить большую часть резервов и сил Японии. Будь же Китай  слабее, Япония имела бы все шансы вырваться из-под оккупации и опеки одной из первых, сформировав в 30-х годах свой панрегион.

России необходимо примерно к 2027 году подготовить Дальний Восток к потенциальному противостоянию. Исходя из текущих трендов, пока больше шансов на то, что этого не потребуется, но лишним оно точно не будет. С одной стороны, поумерит пыл противник, с другой, в перспективе России всё равно надо осваивать данные земли. А в 2040-х годах Тихий океан неизбежно станет центром / основным местом противоречий и противостояния в мире.

И, да, нейтральные и ровные отношения с Японией в 30-е годы маловероятны, слишком велики её амбиции и сильны внешние ограничения развития / экспансии – союз или вражда…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.