«Цивилизационные циклы» и методология прогнозирования событий  14

Аналитика и прогнозы

10.01.2019 08:07

Владимир Лепехин

4592  8.3 (38)  

«Цивилизационные циклы» и методология прогнозирования событий

В канун Нового 2019 года в российских и зарубежных СМИ, как это обычно бывает на стыках времен, появились десятки и даже сотни публикаций разного рода предсказателей. При этом число аналитиков и «пророков», утверждающих, что будущий год будет явно лучше предыдущего, примерно равно числу тех, кто утверждает прямо противоположное.

Что хочется сказать по этому поводу? В рамках настоящей статьи, никак не относясь к опубликованным в СМИ «прогнозам», хочется высказать несколько соображений по поводу самой методологии прогнозирования событий в современной России.

Для начала отметим несколько моментов.

  • Первый момент заключается в том, что все предсказатели будущих событий делятся на три основные категории.
    • Во-первых, это футурологи и методологи (их меньшинство), то есть ученые, пытающиеся прогнозировать те или иные события на основании анализа имеющейся информации и выявления определенных законов и закономерностей в последовательности и повторяемости тех или иных процессов и явлений (к этой категории предсказателей я отнес бы и писателей, работающих в жанре science fiction– уж поскольку они строят сюжеты своих романов на экстраполяции каких-то современных знаний в обозримое будущее).
    • Во-вторых, это «эксперты», называющие себя носителями некой инсайдерской информации, но не настаивающие особо на достоверности своих прогнозов – как бы «за что купил, за то и продаю».
    • В-третьих, это разного рода авантюристы, называющие себя пророками или экстрасенсами, которые так или иначе стреляют пальцем в небо, иногда (хотя крайне редко) попадая в цель с частотой, прямо пропорциональной их банальной, бытовой разумности.
  • Второй момент заключается в том, что говоря о заявленной в статье теме, нас, безусловно, интересует первая категория «предсказателей», то есть собственно футурологи и их прогнозы, основанные на конкретной научной доказательной базе. Нас интересует также методы, которыми пользуются ученые, способные предсказать то или иное событие.
  • Третий момент касается так называемых исторических циклов, точнее – некоторых витков в развитии человечества или отдельных его сегментов: экономик, технологических укладов, событий геополитического характера, этногенеза, антропогенеза, а также развития цивилизаций. Опять же, судя по названию статьи, нас в данном случае интересует тот элемент или аспект прогнозирования будущего, который касается «цивилизационных циклов» – тех временных отрезков в развитии конкретных трансрегиональных цивилизаций, в течение которых то или иное цивилизационное образование совершает очередной виток в своем генезисе, как бы возвращаясь к некой исходной точке, но на более высокой степени своего развития.
  • Четвертый момент состоит в том, что нас интересует, в первую очередь, РОССИЙСКАЯ цивилизация, её обозримое будущее. Посему и рассмотрим мы более внимательно алгоритм развития Руси-России-СССР-РФ, как культурно и исторически единой (одной и той же) цивилизации, в процессе чего попытаемся показать, что с определенного времени для этой цивилизации характерно циклическое развитие. Прежде всего – в политической сфере (в широком смысле – как в сфере самоорганизации общества, требующей своего государственного и собственно политического оформления).

Отметим, что в мировой гуманитарной науке существует немало разного рода теорий и концептов, основанных на открытии, либо же конструировании цикличности тех или иных процессов. Опустим здесь «кондратьевские циклы», как частный (отраслевой) случай прогнозирования развития цивилизаций, который, конечно же, следует квалифицировать как научное открытие. Подтверждением научности этого открытия является сама жизнь: так, современные экономисты, понимая логику «кондратьевских циклов», научились предсказывать события, связанные со взлетами и падениями западной и мировой экономики.

«Кондратьевские циклы» и иные закономерности в повторяемости тех или иных процессов позволяют математизировать экономическую прогностику. В результате на основе просчета различных статистических данных были выявлены экономические циклы Китчина, Жюгляра, Кузнеца и т.п.

Очевидно, что первые попытки прогнозировать будущие события были зафиксированы в астрономии (цикличность времен года, времени суток и т.п.) и земледелии. Сложнее было выявлять действие объективных законов, предопределяющих социальные, политические или антропологические колебания. Однако еще Платон и Аристотель обратили внимание на круговорот многих явлений в социуме: например, форм правления. Древнегреческий историк Полибий в своей «Всеобщей истории» довел платоновско-аристотелевскую концепцию политической цикличности до формулы, которая получит свое частичное подтверждение и в нашей интерпретации, и состоит она – по мнению Полибия – в том, что человеческие сообщества в своем развитии движутся по кругу сменяемости и последовательной повторяемости форм правления: от охлократии к вождизму, от него к монархии, а от неё к тирании, на развалинах которой вырастает праздная аристократия, которая, в свою очередь, вырождается в олигархию, сменяемую демократией, уступающей свое место охлократии – и снова по тому же кругу.

С тех пор не было, наверное, философа и историка, которые бы не пытались представить историю человечества как движение через какие-то этапы, ступени «лестницы эволюции», формации, стадии или циклы развития. Из современных концептов цикличности истории на ум, в первую очередь, идет концепт советского историка Льва Гумилева, относящийся то ли к открытию, то ли к красиво представленной гипотезе полуторатысячелетних циклов этногенеза, согласно которому всякий крупный этнос проходит в своем развитии четыре основных стадии – от становления до разрушения.

В Китае и вообще на востоке весьма популярны теории жизненных циклов и самые известные жизненные циклы – продолжительностью в 12 лет и в 64 года. В частности, на 12-летнем цикле развития человеческого индивида основан китайский календарь. Не станем утверждать, чего здесь больше – научной констатации факта, основанного на открытии реальных процессов качественных скачков (витков) в развитии человека и социума, или же конструирования некой матрицы поведения собственно китайцев с опорой на астрологию. Скажем только, что такие вот краткосрочные циклы нуждаются в серьезном изучении, причем – не столько в контексте социологии, истории и философии, сколько в контексте современных психологии и физиологии.

В современной астрологии считается, что полный цикл человеческой жизни составляет 84 года. По мнению представителей некоторых восточных философий, а также основанных на этих философиях антропософских и астрологических спекуляций, за это время планета Уран (как бы «отвечающая за свободу выбора, дух открытий, устремленность к новому и т.п.») проходит полный круг вокруг Солнца, ну а человек – основные этапы своего духовного и телесного развития. Впрочем, знания такого рода мы можем воспринимать на веру или же не воспринимать.

12-летние циклы китайского календаря сподвигли некоторых российских историков (О.Ю. Маслова, А.В. Прудника и др.) применить методологию 12-летних циклов и по отношению к России, к её истории.

Авторы этого концепта констатируют, что закономерности, фиксирующие 12-летний цикл российской истории, начинают действовать, как минимум, с 1881 года. В этот годумирает великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский, предсказавший грядущую смуту, погибает от рук террористов император Александр II, казнены 5 организаторов его убийства, а также подписан Императорский манифест, в котором Александр III подтверждает намерение хранить незыблемыми истоки самодержавия

Через 12 лет, в 1893 году было запрещено частичное перераспределение земель внутри общины, а для общих переделов был установлен наименьший срок: раз в 12 лет. Вдекабре 1893 года был наложен запрет на продажу общинных земель и крестьянских наделов.

«И именно нерешенность в России крестьянского вопроса и вылилась в дальнейшем в революцию 1917 года» — отмечают авторы данного концепта

Историки отмечают также, что за 12 лет до 1881 года в марте 1869 года произошли студенческие волнения в Петербурге и арест большинства членов нелегальной группы С. Нечаева и П. Ткачева. В этом же году на русском языке был издан «Манифест Коммунистической партии». Соответственно, за 12 лет до этого, в 1857 году А. Герцен и А. Огарев начинают издавать в Лондоне журнал «Колокол», и тогда же выходит Императорский рескрипт, запустивший обсуждение условий освобождения крестьян.

В 1845 году в Петербурге начинает собираться кружок М. Петрашевского, находящегося под влиянием социалистических идей Ш. Фурье, а в 1833 году вышел запрет на продажу на аукционах крепостных без земли для погашения долгов.

Правда, в 1821 году, как и в 1809-ом, вроде бы ничего существенного в России не произошло и, спроецировав 12-летний цикл не в прошлое, а уже в будущее уже после 1893 года, авторы рассматриваемой концепции напоминают, что:

«1905 год – первая российская революция, 1917 год – социалистическая революция, 1929 год – год «великого перелома», 1941 год – начало Великой Отечественной войны, 1953 год – смерть Сталина».

И вот здесь ряд циклических событий вроде бы заканчивается. Сами авторы рассматриваемого нами оригинального концепта исторической цикличности событий в России отмечают:

«В 1965 году ничего судьбоносного в истории нашей страны не произошло. И из-за этого возникает ощущение, что 12-летние циклы характерны лишь для полувекового периода развития России – СССР»

С нашей точки зрения, если 12-летний цикл – всего лишь случайное совпадение ряда значимых дат, следует отметить также, что любая выборка исторических событий страдает определенной субъективностью. К примеру, Николай I умер в 1955 году (как считается, был отравлен), а это куда более важное событие того периода, чем начало издания журнала «Колокол» в 1857 году, крестьянская реформа началась все таки в 1861 году, а не в 1857-ом, Александр III умер в 1894 году, ну и вступление России в Первую мировую войну, то есть самое значимое событие начала 20 века, согласно 12-летнему циклу русской истории, вообще остается за бортом данной хронологии. Далее: большевики взяли власть в 1918 году, а не в 1917-ом, как следует из большевистской историографии, а 1927 год был с точки зрения расстановки сил в РФ куда более значимым 1929 года и т.д.

Отметим также, что на некоторых этапах в истории той или иной страны наверняка могут действовать некоторые закономерности, предопределяющие наличие такой вот краткосрочной (10, 12 и т.п. лет) цикличности. Однако же мы говорим о цивилизационных циклах, то есть о довольно длительных этапах развития надгосударственных общностей (или же стран-цивилизаций вроде России, Китая или США), которые затрагивают судьбы этих цивилизаций как таковых, а не только отдельные политические или же экономические события.

В этом смысле гумилевский «полуторатысячелетний» полный цикл в развитии этносов цивилизационного типа вполне возможно имеет под собой какие-то объективные основания и, не исключено, является блестящей догадкой великого ученого, тем более, что в 1997-м году в палеоклиматологии (науке обистории изменений климата Земли) были открыты т.н. циклы Джерарда Бонда. Анализ результатов многолетних исследований им ледниковых кернов Гренландии и айсбергового льда показал наличие колебаний климата в Северной Атлантике, происходящих с периодичностью примерно в те самые 1500 лет (если точнее – 1470 +/- 500) с начала текущей геологической эпохи – голоцена.

Так вот, циклы продолжительностью примерно 1500 лет – это вполне пристойно для истории ведущих трансрегиональных цивилизаций мира. Не только для российской, но и для западноевропейской христианской (постримской) цивилизации, которая, будучи старше русской, совершенно точно подошла к пределам своего развития, и сегодня мы наблюдаем не что иное, как её агонию.

Автор этих строк в свое время опубликовал ряд работ, посвященных так называемому антропологическому повороту (и циклу), являющемуся итогом почти 2000-летнего периода в истории западной (христианской) части человечества и началом некого нового её этапа.

Симптоматично, что известный израильский историк и футуролог Юваль Харари, книга которого («Homo Deus: Краткая история будущего») год назад была переведена на русский язык и теперь активно продвигается на российском рынке западными издателями, также рассматривает мировой антропогенез в трех основных циклах: дохристианском, христианском и постхристианском – но с чисто глобалистских позиций.

Несомненный интерес в связи с такой вот христианоцентричной периодизацией мировой истории вызывают работы российского историка и аналитика Александра Рудакова, описывающего 532-летние периоды в развитии христианской цивилизации – так называемые циклы Великих Индиктионов, предопределенные – со времен императора Константина – включенностью всех процессов в рамках западной цивилизации в систему новой христианской хронологии (церковного юлианского календаря).

По его мнению, названные циклы есть не что иное как Большие эпохи в жизни христианских народов, исторически связанные с символами Первого, Второго и Третьего Рима.

О 500-летних циклах развития человеческой истории и их связи с хронологией христианской истории, с одной стороны, и «кондратьевскими циклами» – с другой, пишет также историк Владимир Пашинский. С его точки зрения, все циклы развития человеческих обществ можно разделить на два основных типа: экзогенные, вызванные внешними воздействиями на общества и эндогенные, присущие собственной внутренней динамике этих систем, то есть автоколебания. Примером первых являются годичный цикл уровня простудных заболеваний, связанный со сменой сезонов и примерно 11-летние циклы смертности, порождаемые циклом солнечной активности. Примерами циклов второго типа являются экономические циклы длительностью 3.5, 7-10 и примерно 20 лет, а также социально-политический цикл средней длительностью около 16.5 лет, примерно 40-60-летние циклы Кондратьева, 15- и 30-летние циклы поколений и 200-300-летние циклы развития капитализма.

Как видим, существует масса подходов к периодизации мировой и российской истории и обоснованию разного рода цикличностей в развитии тех или иных общностей. Каков сухой остаток? И какая методология применима к описанию цикличности истории России как цивилизации?

К первому методологическому требованию в прогнозировании будущего российской цивилизации мы бы отнесли принцип рассмотрения всей видимой и более или менее достоверной истории России в её неразрывном единстве. И это объект исследованияс историей в чуть более тысячу лет, поскольку мы почти ничего не знаем о том, что происходило в пространстве Северной Евразии до 9-го или даже до 10 века.

За эти тысячу с небольшим лет русский народ не единожды сменил тип и форму государственности, но российская цивилизация все это время развивалась в определенной логике и от простого к сложному. Какого рода ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ (то есть сущностные), а не просто локальные экономические или политические колебания и витки развития происходили на этом пути?

Очевидно, что развитие цивилизации подчинено логике эволюции всего живого – по аналогии с одногодичным циклом смены времен года: весна, лето, осень и зима. В приложении этой логики к циклу развития цивилизации и отдельных её этапов это становление (рождение и выход в рост), развитие (до достижения зрелости), переход к кризису (остановка в развитии и переход к упадку) и собственно финал, упадок (разложение, дно). Если верить Льву Гумилеву, российская цивилизация находится сегодня где-то очень близко к своему концу, тем не менее, следуя принципу «предупрежден – значит, вооружен», у российских элит гипотетически есть возможность перезагрузить Россию и избежать тем самым фатума завершения антропогенеза русского народа и российской цивилизации.

Впрочем, гумилевский исторический путь суть «жизненный цикл» самой и любой цивилизации. («Судьба европейской цивилизации не является исключением: каждая культура обособлена от всех других, и она последовательно проходит цикл развития от рождения к смерти», – писал в свое время Освальд Шпенглер в книге «Закат Европы»).

Такая вот методика – рассматривать развитие мировой и западной цивилизаций как один жизненный цикл, а процессы внутри них – линейно, характерна и для самой известной международной прогностической структуры – «Римского клуба», который за 50 лет своего существования опубликовал уже более сорока докладов о будущем. Но, как видим, ни один из этих докладов не дает понимания будущего российской цивилизации.

Нам важно понимать закономерности развития России, для чего необходимо разобраться в механизме и логике соответствующих внутрицивилизационных колебаний. Выявив законы русской и российской истории, то есть, поняв логику цикличности развития нашей цивилизации, мы наверняка сможем прогнозировать те или иные события, экстраполируя события прошлого в будущее.

Заметим в связи с этим, что наблюдаемые в РФ колебания с шагом в 500 лет – следствие внешнего воздействия на события в России внешнего фактора. Источник колебаний и различных волн находится в данном случае в основном за пределами российской цивилизации, а посему его влияние на логику развития может быть велико, но не настолько, чтобы предопределять колебания эндогенного типа. Колебания же с шагом в 12 лет, если они и существуют, наверняка подчинены логике реальных цивилизационных циклов, которые сменяют друг друга в рамках алгоритмов более высокого и общего порядка.


Тут можно предположить, что логика смены времен года, характерная для цивилизации как таковой, является определяющей и для логик отдельных исторических периодов. И что для каждого значимого периода российской истории – условных эпох Древней Руси, Руси-Московии, Московского царства, Российской империи, СССР и новой России тоже характерны такие же фазы: становление, развитие, падение, дно и, разумеется, вновь выход в рост по итогам кризиса.

Не случайно историки О.Малов и А.Прудник рассматривают помимо «12-летних циклов» и более масштабные, рамочные циклы развития (условно – продолжительностью в 50 и 100 лет), как периоды с более системной и сущностной логикой, задающей определенный и вполне конкретный смысл событиям локального значения и масштаба. Так, если в «12-летних циклах» к ключевым событиям можно отнести приход к власти новых правителей и «групп интересов», а также преимущественно эпизоды внутриэлитной борьбы, то в рамках циклов в 100 и более лет речь может идти о приходе к власти новых правящих династий, а также о преодолеваемых страной очередных цивилизационных вызовов и угроз.

На всем протяжении тысячелетней российской истории наша цивилизация столкнулась с пятью-шестью фундаментальными угрозами своему существованию. Видимо, моменты крайнего кризиса российской государственности это и есть тот критерий, который определяет границы между цивилизационными циклами.

Рассмотрим ключевые цивилизационные вызовы Руси-России и соответствующие ответы на них отечественных элит, являющиеся источником колебаний (циклов) в развитии российской цивилизации.

Первый цивилизационный выбор Руси был связан очевидно с её крещением.Пожалуй, вторая половина 10 века это и есть точка отсчета в истории нашей страны как цивилизации. Тут достаточно вспомнить то самоопределение молодой Русской православной церкви в лице сначала князя Новгородского и Киевского Владимира Великого, а затем князя Новгородского, Ростовского и Киевского Ярослава (Мудрого) и его ставленника митрополита Киевского Илариона, которые в конце 10-го – середине 11 века дали четкий ответ на первый цивилизационный вызов: Русь – это часть христианского мира, часть византийской культуры, но это и своя самостоятельная самобытная культура большого пространства.

Второй цивилизационный выбор связанс отражением атак со стороны католического Запада в лице немцев, шведов, литовцев, поляков, датчан, норвежцев и Ватикана, и связан он был с именем великого князя Ростовского Новгородского и Киевского Александра Невского.

Третий цивилизационный выбор– освобождение Руси из-под Орды. Решающую роль в этом процессе сыграли первый удельный князь Московский Даниил, а затем митрополиты Киевские и Московские Петр и Алексий I, настоятель Свято-Троицкого монастыря Сергий Радонежский, князь Московский Дмитрий Донской и его потомки – русские цари Василий I, Василий II, Иван III.

Четвертый цивилизационный выборбыл связан с самоопределением России внутри себя и для себя – как свободного государства и Московского царства, с переходом к собиранию русских земель уже не через духовное воссоединение, как при Иване, а – при Василии III-ем – грубою силою, а также с первым цивилизационным самоопределением Москвы (при Иване IV-ом) как «Третьего Рима».

По сути мы видим четыре цикла русской истории, каждый из которых занял по времени примерно 150-200 лет, что понятно: речь шла не просто о развитии России, но о преодолении междоусобиц, противостоянии жестоким соседям, поиске себя и, в каком-то смысле превращении, с одной стороны, в протоцивилизацию, а с другой – в собственную противоположность. Отсюда и кризис власти в конце четвертого цикла русской истории, который одновременно стал началом – первым циклом – истории российской: физическое вырождение рюриковичей, перерождение русского крестьянского и православного государства в государство протоимперское, утрата былой национальной идентичности в пользу идентичности наднациональной.

При Иване Грозном цикличность российской истории стала субъективизироватьсяи ускоряться, после чего она ужалась до примерно 100 лет. Быстрый и мощный взлет Московского царства в середине 16 века не перешел в плавное развитие страны и закрепление успехов, но сменился кризисом власти, переросшим в катастрофу, из которой Россия вышла с новой царской династией, с принципиально новым политическим классом и с новой наднациональной идеологией.

Здесь заметим, что цивилизационный кризис на Руси конца 16 века закончился выходом страны из него в начале 17 века (1612-1614 гг.) – ровно через 100 (!) лет после подписания Василием III в 1514 году договора с императором Священной Римской империи Максимилианом I, в котором впервые в истории Руси русский князь, а затем (с 1502 года) и государь – самодержец Руси был назван «императором русов». При этом, воцарившуюся в 1613 году в России новую царскую династию Романовых вряд ли следует рассматривать как закрепление победы русского духа над самозванцами и литовско-польскими интервентами. Скорее, избрание на царство Михаила Романова стало компромиссом между пропольской и прорусской «партиями» в российских верхах и началом наступления укрепившихся во власти прозападных и соглашательских элит на русские сущности и исконное православие. Не случайно при втором Романове, Алексее Михайловиче впервые и масштабно была сфальсифирована русская история. При нем же православие как важнейшая цивилизационная основа русской цивилизации было подвергнуто серьезной прозападной (прогреческой) реформации.

  • Ровно через 100 лет (в 1712-1714 гг.) после воцарения династии Романовых Петр Iперенес столицу России из Москвы в Санкт-Петербург, что символизировало цивилизационный разворот уже не столько русского национального, сколько российского государства на Западную Европу, а также начало культурной перекодировки и кульминацию государственных преобразований в Российской империи на немецкий и голландский манер.
  • И ровно через 100 лет (в 1812-1814 гг.) Россия была вынуждена воевать с этим самым Западом в лице самого сильного государства Европы – Франции, что стало мощной встряской для погружающейся в откровенный космополитизм и франкофонию российской элиты и началом последующего её возвращения к цивилизационным корням, что, в частности, дало миру Великую русскую литературу, выдающуюся русскую философию, развитие естественных наук и проч.

Антиправительственные выступления либерал-декабристов в 1825 году в Петербурге стали своего рода лебединой песней столичных космополитов в этом новом для Романовых пророссийском тренде.

  • Ровно через 100 лет (в 1914 году) очередному российскому царю, утратившему – после прозападной либеральной революции 1905 года, преобразовавшей абсолютную монархию в конституционную – цивилизационные инстинкты, пришлось вновь вступить в войну с главным государством Европы – на этот раз с Германией.
  • И ровно через 100 лет после этого крайне трагического для российской цивилизации события Россия (теперь уже Российская Федерация) вынуждена была вступить в Третью мировую войну с США и её союзниками. В 2014 году американские спецслужбы организовали государственный переворот на Украине, поддержали АТО против русских на Донбассе, развернули базу НАТО под Очаковом и втянули российских военных в затяжную войну с террористами в Сирии. В свою очередь, Конгресс США ввел санкции против РФ якобы в связи с возращением Россией Крыма. 

Итак, мы видим пять столетних циклов, каждый из которых связан, во-первых, с цивилизационным вызовом для России, а во-вторых, с последующей национальной мобилизацией русских, вынужденных искать свой ответ на этот вызов и всякий раз находивших его в мобилизации своего цивилизационного потенциала.

Тут можно сказать, что разница ровно в сто лет между ключевыми событиями российской истории на протяжении многих веков – это случайность. А не случайность, так мистика. Если, конечно, не предполагать, что где-то за пределами России существует некий глобальный планировщик, организовавший в начале 17 века первую субцивилизационную войну против России, в начале 18-го – вторую (на Балтике и в Черном море), в начале 19-го отправивший на Москву войска почти 20-ти европейских стран во главе с Наполеоном, в начале 20-го втянувший Российскую империю в мировую войну, а уже в наше время развязавший против РФ войну цивилизационную гибридную.

Но не будем искать такого планировщика в темной комнате (тем более, что он не в ней). Попробуем дать на вопрос о происхождении такой вот необычайно точной цикличности более или менее научно-обоснованный ответ.

Полагаем, что ответ этот следует искать в выявлении объективных причин повторяемости ключевых для России событий цивилизационного значения и уровня. Так что первый вопрос, который возникает в связи с анализом возможных причин такой повторяемости – это вопрос о том, почему цивилизационные противники систематически атаковали Россию в начале каждого столетия, начиная с 17 века.

С нашей точки зрения, причинно-следственная связь здесь, скорее, обратная. Запад, судя по всему, нападал почти через каждые сто лет на Россию потому, что в ней самой раз в столетие происходили события одного и того же порядка, побуждающие его двигать свои войска на восток.

Не напасть на Россию Запад не мог в силу экспансионистской природы капитализма (торговой цивилизации). Глобальный рынок, как вода, неизбежно затекает в любую образующуюся ямку. Так ямкой для тех или иных западноевропейских лидеров (фактически – приглашением к войне) периодически становилось очередное и чрезвычайное ослабление российских элит и, как следствие, российской государственности. Ослабление, в первую очередь, концептуальное и стратегическое, связанное с системным расстройством понимания властью ситуации в России, запутанностью её отношений с Западом, с почти полной утратой целеполагания и аннигиляцией воли.


То есть, наша гипотеза причин цикличности российской истории выглядит следующим образом

В тот или иной исторический период на волне сопротивления российского народа-социума очередному кризису власти и в результате соответствующего катаклизма – войн, бунтов, разрушений и т.п. к власти в России так или иначе приходят «свежие» силы, которые начинают восстановление, модернизацию и подъем страны (весна). Затем в результате развития страны в ней начинается «золотое время» (лето). После чего в самой кульминационной точке социально-экономического и культурного развития государства, когда у элит начинается «головокружение от успехов», когда она начинает предаваться утехам и теряет бдительность, в стране начинаются сбои в системе и накопление негативных трендов. Затем, в какой-то момент в ней случается надлом (и наступает осень), после чего страна, её экономика и иные процессы начинают катиться по наклонной вниз, пока не достигают дна (зимы). Вот тогда-то, когда Россия оказывается в состоянии «на дне», по соседству с ней активизируются силы, желающие поживиться российскими территориями и ресурсами.

В такой вот цивилизационной методологии в ряде статей и докладов автор этих строк в свое время предложил, в частности, принципиально новое видение Великой русской революции, которая не сводима к 1917 году (такова официальная большевистская трактовка событий того времени, нуждающаяся в пересмотре); она началась, по большому счету в 1905 году и закончилась в основном к 1927-му году.

В рамках цивилизационного подхода к российской истории совершенно иначе выглядит и гражданская война в России, которая по своему основному содержанию была не столько войной классов (как её представили в свое время большевики), сколько отражением экспансии в пространство России 14-ти государств.

В некоторых статьях о причинах развала СССР автор этих строк пояснял также, что «перестройка» – не просто одиночный акт и проект, выдуманный Михаилом Горбачевым со товарищи. Советский Союз стал падать в конце 70-х годов прошлого века, когда советские элиты наслаждались застоем. Надлом же в развитии СССР произошел сразу же после смерти Сталина. В этом смысле неадекватные решения российского руководства в 1968 году наглядно продемонстрировали, что восхождение страны Советов закончилось.

Так что и «перестройка», и реформы Гайдара, и все последующие российские «реформы» вплоть да наших дней происходили или происходят в логике упадка и входа в «зимний» период.

Это только фанатам государственного телевидения кажется, что сегодня в России все хорошо, и страна находится на подъеме. На самом деле упавшая в период 80-90-х годов прошлого века российская цивилизация находится на дне. (По факту Россия находится на дне с 1998 года – с момента ее дефолта). Падение страны после прихода к власти в РФ Владимира Путина в основном прекратилось, но её выхода в реальный рост не происходит. (Во всяком случае – в том смысле, который мы вкладываем в понятие «рост»).

Объективно Россия нуждается в развитии и модернизации, но к этому совершенно не готова нынешняя российская элита. Последняя просто не замотивирована на цивилизационное развитие, а потому пребывание России в стабильном состоянии «на дне» чрезвычайно затянулось.

К счастью (как это ни кощунственно звучит), западные стратеги – вместо того, чтобы дождаться окончательной деградации России и её развала в результате нарастания внутренних проблем и, взяв её тепленькой, задушить в объятиях, похоже поторопились: новый цивилизационный вызов, судя по всему, вновь может стать катализатором национальной мобилизации.

И вот здесь следует вернуться к вопросу о методологии научного прогнозирования.

Так, если наша гипотеза верна, то для прогнозирования ситуации в России на ближайшую перспективу нам нужно следить за российскими элитами и стремиться понимать те процессы, которые происходят внутри правящего класса. Именно от того, в какую сторону качнется в ближайшие год-два этот класс, и зависит в итоге, преодолеет ли Россия очередную смуту и сможет ли она, оттолкнувшись от дна, обеспечить стране всплытие.

Понимая, что в современных российских элитах сегодня происходят в целом те же самые процессы, что происходили в них сто, двести и четыреста лет назад (но только с поправкой на время: в другой упаковке и с иным антуражем), мы можем констатировать, что начиная с конца января 2018 года (с того момента как в США был опубликован санкционный список из 210 граждан РФ – лиц, приближенных к Владимиру Путину) российская элита раскололась на два основных лагеря, и с этого самого времени постепенно растекается к двум все более радикальным полюсам.

Многие это сегодня видят и констатируют, но важно не только видеть это, но и понимать, почему так произошло, и к чему приведет названный раскол.

Напомним в связи с этим, что нынешний российский политический класс, сформировавшийся на волне либеральных «реформ», а проще говоря – захвата власти в России прозападными «группами интересов» при прямой поддержке различных западных (прежде всего – американских) силовых, политических и финансовых структур, избрал для себя эгоистическую и узкогрупповую модель поведения – «по понятиям», выгодную, во-первых, себе и близкому кругу соратников по бизнесу и власти, а во-вторых, – заокеанским «друзьям» и кураторам. (Это почти равносильно тому, как если бы в Кремль въехал очередной Лжедимирий).

Соответственно, на вооружение новым политическим классом РФ была взята модель управления не страной, но территорией, которую нужно «освоить», то есть приватизировать, и «соотечественниками», воспринимаемыми в качестве «дойных коров», а не партнеров. Отсюда – жесткое разделение российского социума на элиты и массы, отсюда же нарастающий рост разрыва в доходах управляющих и управляемых, отсюда же неспособность и нежелание власти изменить ту стратегию «развития», которая утвердилась в РФ в начале 90- годов прошлого века.

По сути, современная Россия угодила в ловушку периферийного капиталистического развития, навязанную ей мировыми «центрами силы».

При этом у Запада есть шанс выбраться из замкнутого круга растущего экстенсивного производства и потребления (разумеется, после соответствующего катаклизма и отказа от модели экспансионистского капитализма), а вот у России, как периферии глобального рынка, этот шанс минимален. В результате названного катаклизма РФ как государство протяженностью от Калининграда до Владивостока, скорее всего, не выживаемо.

Вот эту угрозу, увы, большая часть представителей нынешнего правящего класса не понимает. (Как не понимала, не видела грядущей угрозы развала СССР и упразднения КПСС компартийная элита накануне августа 1991 года). А те немногие, кто понимает, давно присмотрели себе и своим детям площадки для жизни на Западе. Но после отрезвившей российских олигархов публикации в США «Кремлевского доклада», повторим, многое изменилось. Российская элита раскололась на два лагеря, у каждого из которых оформилась понятная групповая политическая стратегия, при том, что президент РФ остался в центре – и уже не столько НАД, сколько МЕЖДУ этими двумя лагерями. Одновременно с этим обозначились и три принципиально разных видения будущего России.

Какие три подхода к будущему России сформировались в российских элитах к началу 2019 года? Как эти походы связаны с логикой цивилизационных циклов в развитии России? И какой из трех подходов одержит верх, когда и почему? – Ответы на эти вопросы будут даны в следующей нашей статье.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину