Геостратегический взгляд на Афганистан  25

Аналитика и прогнозы

23.08.2021 09:00

Андрей Школьников

12202  9.2 (30)  

Геостратегический взгляд на Афганистан

фото: linkis.com

В последние годы было достаточно сказано про грядущие беды Средней Азии, но детонатор проблем, Афганистан, детально я не рассматривал. Исправим этот недочет, благо повод знаменателен – США повторили путь Британии и СССР, покинув эту землю, однако сделано это было настолько панически и грубо, что очень многие, наконец-то, задумались о происходящем ослаблении мирового гегемона и его последствиях

В минувшие годы автор регулярно обращал внимание на очень высокие риски Средней Азии превратиться в Сирию-2. К сожалению, этот вариант будущего становится все более и более вероятным, особенно в свете бегства США из Афганистана и усиления Талибана (запрещенная в России организация). В последние недели даже среднеазиатские тг-каналы увидели опасность и стали ожидать неких экспансий. Обнадежить их – увы! – нечем, нет варианта направления агрессии в Китай, Иран или Пакистан.

В ближайшие годы большая часть Средней Азии, тем не менее, сольется с Афганистаном в единое пространство. Понимать, чтО реально происходит на этой территории, будет не лишним.

Горы в геостратегии

Рассуждать об Афганистане не имеет смысла без понимания роли гор в геостратегии, начнем с них.

В разговоре с Николаем Ютановым на «Радио Аврора» мы недавно охарактеризовали города как места естественной концентрации энергии, информации и ресурсов, что с неизбежностью приводит к ускорению процессов как их эволюции, так и деградации. Данный подход позволяет увидеть и разобраться в других вариантах предельных антропологических локаций. Например, антропологических пустошей и пустынь, проживание в которых при текущем уровне развития технологий некомфортно и требует кратно бОльших ресурсов и энергии, чем на них возможно сейчас затратить. В таких местах историческое время течет очень медленно, а защита от влияния цивилизации/городов ослаблена.

Следующий тип ландшафта – горы, где наблюдается перепад и понижение плотности населения: чем вершины выше, тем меньше концентрация доступных ресурсов и информации, тем медленнее протекают любые процессы. Новые веяния доходят до местного населения с существенным опозданием, когда они уже давно опробованы, отлажены и стали общепризнанной классикой на «равнине».

Горы следует разделять на приграничные и внутренние. Приграничные являются источником вечного напряжения, местом концентрации архаичного, агрессивного, склонного к набегам на соседей населения. Внутренние горы для сложносоставной этнической системы, наоборот, играют положительную роль, особенно после заселения/ассимиляции этнически и культурно близким населением, встроенным в окружающее культурное пространство. Фактически, именно так формируется естественное первое основание по А.Азимову, устойчивое к внешним веяниям, компактный архив консервативных традиций и культуры, имеющий естественные ограничения и защиту.

Внутренние горы не должны быть доминирующими в рамках этнической системы, чтобы не тормозить эволюцию последней, как это произошло с Тибетом. Примером удачного основания/архива были Альпы, а в ближайшие десятилетия эту роль для Европы могут сыграть Карпаты в качестве сердца «Четвертого Рима», если только Россия не сдвинет границы зоны влияния дальше на запад.

Находящиеся на территории России горы либо слишком низки для формирования отдельной социокультурной общности (Урал), либо находятся на территории антропологических пустошей (Сибирь, Хибины и др.), либо являются приграничными (Кавказ).

И, да, такое основание, горы, является не необходимым, но весьма желательным защитным элементом для сложносоставной этнической системы/цивилизации по Хантингтону.

Таким образом, бесспорно, что населенный высокий горный хребет, расположенный внутри некоторой культурной общности, может стать очень важным элементом её культурной защиты, сопротивления от внешних сил и воздействий. Если же горы расположены на границе, все обстоит обратным образом и там формируется постоянная линия напряжения.

Несостоявшаяся исламская Швейцария

В свете последних событий возникают вопросы: чем так интересен Афганистан? Неужто его привлекательность для внешних сил заключается лишь в залежах редкоземельных металлов и формируемых на его территории наркопотоках – ведь ничто из этого не имело значения еще 20 лет назад? На самом деле, все много любопытнее. Афганистан занимает очень необычное стратегическое положение, поскольку является местом, где пересекается уникальное множество разных интересов внутренних исламских сил. На рисунке показана только часть упомянутых переплетений и противоречий.

Силы и противоречия в Афганистане

Силы и противоречия в Афганистане

Если добавить к лоскутному полю уникальную трайбалистскую/племенную систему каумов [1], то Афганистан мог бы стать замечательной основой, местом сборки, объединения и формирования наднациональной элиты всего исламского мира, объединяющей различные религиозные течения. Судьба его могла развернуться совсем в другом направлении… Афганистан готовился превратиться в донжон, последний оплот, тихую гавань исламского мира, аналог родоплеменной нейтральной Швейцарии для Иудохристианского мира 19-20 веков. Карты, к несчастью, легли по-иному, донжон был разрушен, полярность поменялась. Конструктивные потоки ресурсов, информации и энергии, которые должны были подниматься к вершинам, повернули вспять. Горы Гиндукуш стали анти-Альпами, ведь с их склонов в разные стороны стекают деструктивные, архаичные потоки, дестабилизируя и раскачивая не только Исламский мир, но и всю Евразию. Печально, что культурных каналов для этого хватает.

Если бы не было вторжения англичан, а потом Большой игры между Британией и Россией, то ханства, наследовавшие пуштунскому Дурранийскому государству (Афганистан, Пакистан, Кашмир, северо-восток Ирана) со второй половины 18-го века, вполне могли бы сформировать конфедерацию, добрав в себя Бухарский эмират плюс Кокандское и Хивинское ханства. История могла бы пойти по другой траектории, но один из потенциальных уникальных и своеобразных геополитических проектов был разрушен на стадии зарождения. Для России, впрочем, все при этом сложилось достаточно удачно

Каким образом, обладая в принципе возможностью стать для исламского мира аналогом Швейцарской Конфедерации, Афганистан превратился для него в ловушку и источник вечных проблем и напряжения. Уникальная структура, способная играть на объединение сил, теперь работает на их разделение, сопротивляясь любому влиянию и делая контроль над собой не просто дорогим и опасным, но и бессмысленным.

Влияние Пакистана

Бытует мнение, что главным интересантом прихода талибов к власти является Пакистан, но во многом это память об истории, а не отражение реального состояния дел в настоящем.

В июле 2021 года на MCIS-2021 (Московской конференции по международной безопасности) было интересное выступление замминистра обороны Пакистана. Оно позволило взглянуть на мир с чужой позиции. Рассмотрен в нем регион Южной Азии: Индия, Пакистан, Бангладеш, Афганистан и Шри-Ланка. Вынесение же за скобки Тибета с Китаем, Индокитая, Ирана и Средней Азии уточнило позиционирование и интересы.

В качестве ключевых в докладе обозначены необходимость решения Кашмирской проблемы и несогласие с позиционированием Индии как главного поставщика безопасности в регионе. Великими державами индо-тихоокеанского региона объявляются Пакистан и Индия. Внешние игроки не детализируются, декларируется лишь обращение к ним – не проводить нуклеаризацию и развитие новых видов вооружений в Индийском океане.

Военное противостояние с пуштунскими племенами / гражданская война описываются как антитеррористические операции (так делают по всему миру), в которых погибло 80 тыс. человек, из них 25 тыс. объявлены мучениками. Это к разговору про идеологию, психоисторические смыслы, с отсылками в речи к милости Аллаха. Прямые убытки от военных столкновений – $130 млрд., косвенные – в разы больше.

И, да, пакистанским военным расскажите, что Пакистан управляет Талибаном…

Таким образом, нет сомнений, что Пакистан и впрямь имеет свои интересы и связи с талибами, но хорошо бы понимать, что отношения между сторонами – отнюдь не самые простые, ведь составляющие основу данного запрещенного в России движения пуштуны разделены, большая часть их живет в Пакистане и является очень неспокойным и проблемным национальным меньшинством.

Афганский трайбализм

Молниеносные события середины августа 2021 года, когда правительственные войска не стали препятствовать захвату страны талибами, а США фактически бежали, оставляя оружие и агентов влияния, породили множество мифов.

Если коротко – ничего необычного не произошло, все развивается в полном соответствии с трендами, разве что скорость бегства/глубина деградации военной мощи и авторитета США оказалась выше ожидаемой. Последнее стало итогом затягивания вопросов и вакуума влияния. Присутствие России в Сирии позволило штатам безболезненно отойти в сторону, внешних сил в Афганистане не оказалось. Попытки Британии и Турции играть свои партии напоминали построение карго-культа и миниатюру «Свиньи в космосе». Выходить из этого региона американцам следовало еще 1-2 года назад, как это Дональдом Трампом и планировалось.


За неделю до сдачи Кабула сторонние наблюдатели рассказывали – военное противостояние в Афганистане займет несколько лет, сразу после нее показания комментаторов поменялись – талибы победили и будут строить свое государство. С интересом жду прогнозов и аналогий с Ираном. Отдельно стоит сказать про рассуждения об усталости от коррупции, социальной незащищенности, падении уровня жизни населения, неудовлетворенности политической жизнью и еще о множестве привычных для нас штампов западного мира. Очнитесь! Какие политические свободы?!! Просто посмотрите на структуры афганского общества: трайбализм, каумы, взаимную структуру легитимации/признания/служения (у них это все переплетено) между племенными лидерами и простыми членами…

При разборе стратегии Арабского мира была показана непривычная европейцам структура тройственного противостояния: город – религия – племена. В Афганистане картина иная, этно-религиозно-культурная среда не так однородна, есть расколы по линиям: сунниты – шииты, тюрки – персы, внутри одной группы народов, причем линии противоречий не совпадают. В итоге получается калейдоскоп, собирающийся в разные сочетания.

В чем-то это похоже на арабские страны и Черную Африку. Интересно следить за обсуждением местных политических новостей, пристрастий и шансов, когда какой-нибудь шейх, к примеру, заявляет, что его «партия» называется социал-демократической и все его племя голосует за неё, а на следующих выборах он вдруг выступает уже за «исламское возрождение». И к каким только фантазиям не прибегают политологи и эксперты для «правильной» демократической или, наоборот, пещерно-архаистической «упаковки» подобных сенсаций!

После начала бегства США многие племена продемонстрировали нейтралитет перед талибами, выбравшими для себя необычную национально-ориентированную версию ислама, наполненную местными трайбалистскими элементами. Карточный домик «политической власти» сложился, но, в традициях афганского общества, признание требует подкрепления, статус требует того, чтобы претендент на него делился богатством, в ином случае он нелегитимен. В ближайшие месяцы будем наблюдать, как быстро талибы возьмут под контроль финансовые потоки и насколько справедливо смогут их разделить. Наркотики вне закона? Не обольщайтесь: для своих – да, а чужих не жалко. У талибов, банально, нет других источников дохода для закрепления стабилизации племенного общества (племена характерны для всех народов в регионе, кроме таджиков) здесь и сейчас. В среднесрочной перспективе что-то могло бы сдвинуться за счет развития добычи полезных ископаемых, но названные источники несоизмеримы, да и прибыль в случае разработки недр будет лишь в конце производственной цепочки.

Примирение и успокоение бармалеев? Ну, конечно… перевоспитаются и встроятся в законы, которые они воспринимают как еретические? Или может их обратно заберут турки и вернут в сирийский Идлиб?

Таким образом, большинство внешних экспертов напрочь игнорирует племенную/трайбалискую структуру афганского общества с его крайне интересными традициями каумов и легитимации внутриплеменной элиты. В чем-то эти связи напоминают японскую коллективистскую культуру взаимного служения, когда крестьяне служат самураю, кормя его, а он служит им – защищая.

У талибов есть шанс удержать единство страны и избежать партизанского противостояния, только стоить внешним силам это будет слишком дорого, а ведь никто из них платить и не собирается.

США не любят котиков

В свете наблюдаемого всем миром в прямом эфире планового отступления, обернувшегося паническим бегством войск США из Афганистана во второй половине августа 2021 года, следует предостеречь публику от скоропалительных выводов.

Аналитика должна быть свободна от эмоций и доминирования текущих событий, уделять внимание стоит не только самым последним происшествиям. В ином случае она вырождается до журналистики в плохом, постмодернистском толковании этого слова. По итогам ярких образов «ухода» США из Афганистана у многих возникает соблазн провозгласить конец доминирования и уход гегемона, вот только не нужно обманываться и спешить. Первые 150 дней правления коллективного Джо Байдена очень хорошо продемонстрировали гибкость и адаптивность его внешнеполитического курса. В ответ на сильные вызовы система еще способна мобилизовываться и принимать верные и сильные решения. С каждым разом делать это будет все сложнее, но пока навыки отнюдь не утеряны.

Думаю, что и на этот раз будет произведен должный анализ и работа над ошибками. Повернуть время вспять нельзя, но замедлить процессы деградации, напрячь оставшиеся ресурсы и создать иллюзию возврата мощи Штатам вполне по силам. Последующий откат будет тяжелее и глубже, но на некоторое время добрая часть экспертов и населения поверит в возвращение короля. Собственно, подобное в области психоистории мы сейчас и наблюдаем в виде экологизма и доктрины Шваба.

У США есть варианты, чтобы снизить негатив от сложившейся ситуации, при этом проще всего им:

  • отвлечь внимание: банальный поджог Средней Азии, дестабилизация внутренней политики в Турции, жуткий теракт во всемирном сакральном месте, применение биологического / химического оружия и ответные действия и т.д.;
  • промолчать, перегруппироваться, сменить повестку, игровое поле и козырей. Здесь очень красиво смотрится жесткая борьба с наркотрафиком – «да не доставайся же ты никому»;
  • провести показательно удачную военную компанию в одни ворота, т.е. быстрый, жесткий и высокотехнологичный удар, желательно с моря (подтвердить силу, да и проще им так).

Противник для военной операции должен быть максимально удобным – внешне грозным, но неспособным на реальные ответные действия, хорошо бы, к тому же, потенциальным союзником Китая или России. Первое, что приходит на ум, – Бирма с рохинджа, второе – операция в Латинской Америке, третье – Турция, Южно-Китайское море, но последнее, конечно, уже экстрим.

И, да, помните историю с Аэрофлотом, который не любит котиков? Вот так и России надо запустить в противовес акцию «Мы своих котиков не бросаем!»

Таким образом, очевидно, что вывод войск США из Афганистана проводится со значительными перегибами, демонстрацией слабости, отсутствием координации и планирования. Ситуация очень похожа на результат саботажа в угоду внутренней политике, но это уже не столь важно.

Раздаются голоса, что поспешный выход и оставление на растерзание талибам коллаборантов – хитрый план. Сомневаюсь. Все приписываемые американцам цели можно было достичь намного проще и примерно за то же время, делая все размеренно, не теряя лица и не предавая «меньших братьев» настолько демонстративно.

Будущее Афганистана и соседних стран

В результате победоносного марша талибов по всей стране и бегства военных сил гегемона у сторонних наблюдателей может сложиться впечатление об установлении долгосрочного властвования пуштунов-исламистов над всем Афганистаном, особо же эмоциональные прогнозируют вообще немедленную их экспансию в сопредельные страны. На это хочется сказать – не живите текущим моментом, мир намного сложнее,  он наполнен обратными связями и противовесами. Прежде чем поддаваться эмоциям после прочтения очередной статьи или просмотра репортажа, напрягите разум, подумайте, вспомните историю. Вековые, принципиальные конфликты и противоречия не исчезают по мановению волшебной палочки.

В среднесрочной перспективе в регионе будет качаться маятник, на крайних положениях траектории которого расположены, соответственно, экспансия внутриафганских сил на просторы соседних стран и вторжение/активная поддержка внешними силами внутренних конфликтов. Ни одна из множества сторон не способна захватить доминирующее положение, сильные внешние игроки поостерегутся лезть в Афганистан непосредственно, благо примеры Британии, СССР и США более чем показательны, но, разумеется, они помогут «своим» участникам конфликта. Иран будет держаться хазарейцев и исмаилитов, узбеки и таджики, с благословения Турции и Британии, поддержат соплеменников-тюрок, пуштуны обопрутся на Китай, Пакистан – на позитивный нейтралитет монархий Персидского залива. Россия и Индия, вероятно, будут строить свою политику поверх альянсов.

Сдача позиций правительственными войсками нанесла чудовищный моральный удар по неталибским силам, но через несколько месяцев очевидность и неоспоримость текущего положения пройдет, маятник устремится в обратную сторону. На следующем такте произойдет осознание ограниченности и слабости талибов, но потребуется на это от 3 до 9 месяцев, слишком большой шок от бегства США уйдет не так скоро. Гражданская война со временем вернется, успокоившиеся соседи не смогут преодолеть соблазна принять участие в «празднике».

Чем быстрее и жестче начнут действовать пуштуны/талибы по отношению к представителям других племен/религиозным группам, тем меньше будет продолжительность указанного такта по времени и тем раньше соседи дозреют до помощи «своим». В отличие от идеального маятника, известного по урокам физики, продолжительность колебаний будет различаться, так как существуют внешние силы, играющие на разрушение/недопущение формирования баланса.

Если бы не было влияния и интереса дальних внешних сил, по прошествии времени ситуация бы стабилизировалась, построенная на трайбализме и исламе система обрела бы четкие контуры и балансы. Однако чуда не будет. Из-за раскачивания ситуации Турцией, Британией и Фининтерном амплитуда колебаний будет возрастать. Территория конфликта через такт (обратное усиление талибов) выйдет за географические линии, захлестнув Среднюю Азию и/или территорию племен в Пакистане.

Добавьте к этому выдавливание бармалеев в моменты усиления пуштунов и их возврат в моменты ослабления – скорость распространения хаоса от этого только увеличится.

Можно ли остановить превращение региона в Чагатайский улус, территорию свободной охоты? Теоретически – да, если окрестные народы откажутся от поддержки родни и отдадут их на откуп талибам/пуштунам. В родоплеменных сообществах, где границы будут проходить через родню, воплотить это крайне сложно.

И, да, предполагаю, что в ближайшие 10-15 лет Чагатайский улус будет характеризоваться последовательным падением уровня жизни, упрощением систем и институтов. Думаете, сейчас там дно? К сожалению, снизу уже стучат…

Таким образом, скорее всего, в ближайшие 10-15 лет ситуация в Афганистане будет продолжать деградировать, все сильнее дестабилизируя окрестные страны и территории. Неспособность ни одной из сторон взять ситуацию под долгосрочный контроль приведет к постоянному усилению/ослаблению процессов, влияния и сил. С одной стороны будет давление внутриафганских проблем и напряжения, с другой – попытки соседей помочь «своим», – и все это будет приправлено разновекторными усилиями дальних внешних сил, имеющих свои собственные представления о будущем региона, отнюдь не коррелирующие с интересами местного населения.

Резюме

Горная система внутри проекта/цивилизации может быть последним бастионом, донжоном, местом спасения, основанием, резервной копией или дырой в архаику, из которой постоянно смотрит Бездна. Афганистан имел шанс стать исламской Швейцарией, но Большая игра Британии и России закрыла этот потенциально многообещающий геополитический проект.

Игнорирование уникального положения, смешения интересов и трайбалистской структуры каумов опосредовало множество проблем у завоевателей, пытающихся получить контроль над Афганистаном в последние 200 лет и не сумевших заметить, что конструктивная повестка и потенциальная роль последнего исчерпана. С точки зрения геостратегии,  достаточно того, чтобы регулярно дестабилизировать этот регион, поощряя интервенции туда внутренних для Исламского мира сил (Иран, Пакистан, Турция, арабские монархии).

В ближайшие десятилетия вся историческая территория Улуса Джучи (Афганистан и большая часть Средней Азии) соединятся в одну общность – Дикие земли/территории свободной охоты. Окно возможностей для этого региона закрыто, даже возможная Мировая катастрофа не даст такого уровня деградации, чтобы какой-либо позитивный проект смог из упомянутой Бездны всплыть.

[1] Каумы - многовековой и чрезвычайно устойчивый институт социальных связей в Афганистане и некоторых сопредельных территориях, характеризующийся безусловным приматом семьи, рода, племени и соответствующего патронажа на фоне всех прочих иерархических общественных отношений, в том числе государственных, партийных и т.д.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.