Очерк о стратегии глобалистов: локус будущего  19

Аналитика и прогнозы

22.11.2021 14:00

Андрей Школьников

7064  9 (23)  

Очерк о стратегии глобалистов: локус будущего

Фото: politrussia.com

Периодически возникает вопрос, возможно ли формирование глобального устойчивого мира с сохранением избыточности и культурного многообразия или же человечество обречено на постройку очередной Вавилонской башни. Ответ на этот вопрос: да, возможно. Сложно сказать, видели или нет в США этот вариант будущего в 1990-х и 2000-х. Важно, что у нас есть локус будущего/зерно будущего, и давайте его рассмотрим

Глобальный мир распадается, он оказался неустойчивым, и тут возникает вопрос, а мог ли он сохраниться или же все было предопределено. Правильный ответ: мог, если бы в 2000-х годах, а лучше еще в 1990-х, США/Запад не дали себя увлечь сначала ограблением Советского блока, а затем – жаждой переформатировать Ближний Восток. Попытки создания трансатлантического и транстихоокеанского партнерства оказались запоздалыми, хотя в их основе могло лежать решение, как построить устойчивый глобальный мир.

Если бы развитие мира пошло по указанной траектории, у России, вероятно, не было бы будущего, мы действительно оказались бы окончательно замкнуты на роли сырьевого придатка/периферии ЕС. Следующей ошибкой глобалистов, уже в отношении исключительно нашей страны, была неверно выбранная стратегия – давление и санкции. Рассмотрим эти сценарии подробнее, помимо чисто исторического значения, важно помнить, что их потенциал по-прежнему не исчерпан. Попытки построения глобализма будут повторяться, пусть и на других принципах, поэтому всегда полезно знать, можно ли вообще и как именно создать относительно устойчивую систему.

Отметим, кстати, с благодарностью, что термины «локус будущего» и «образ будущего» 20 лет назад были введены петербургской группой «Конструирование будущего».

«Виртуальные панрегионы»

В рамках модели мир-системного анализа, которая неплохо описывает общие изменения мира в последние несколько сотен лет, падение любого гегемона является абсолютно закономерным и логичным. Каким бы ни было изначальное преимущество центра над полупериферией и периферией, технологическое, экономическое, военное и психоисторическое первенство с неизбежностью за несколько поколений теряется, жители метрополии утрачивают пассионарность, четыре поколения Ибн-Хальдуна/Будденброков никто не отменял.

А.И. Фурсов все время знакомит нас с регулярно просачивающейся информацией относительно итогов совещаний и полузакрытых конференций различных аналитических центров, окормляемых глобальными элитами, которые проводились в последние два десятка лет. В отличие от официального мэйнстрима с верой в «Конец истории» Ф. Фукуямы, а затем – в «инклюзивный капитализм» и экологизм, в кулуарах указанных собраний ни о чем подобном речи не ведут. Ведь в основе западной культуры лежит прежде всего история Римской империи, в том числе ее упадок и гибель, отсюда аналогии напрашиваются сами собой.

Итак, возникает вопрос, можно ли все-таки сохранить доминирование метрополии/мирового гегемона на больший период, если он при этом прекрасно понимает, что уже внуки и правнуки будут не смелыми и жесткими, а гуманными и миролюбивыми, так как будут воспитаны не в борьбе, где надо постоянно быть готовыми проходить по грани, жертвуя всем ради победы, а в мирное сытое время, когда уже можно будет позволить себе, расслабленно изучая исторические хроники, свысока рассуждать о живших в дикости предках.

Глобальный мир «виртуальных панрегионов»

Глобальный мир «виртуальных панрегионов»

В 2000-х годах была запущена интересная попытка перестроить глобальный мир для улучшения его балансировки и ужесточения контроля над ним (см. рисунок). В первый срок Б. Обамы были запущены проекты по созданию двух экономических партнерств с признаками панрегионов. Сложно сказать, была ли это политика или, скорее, творческий поиск, но все завершилось неудачей/отказом от реализации уже вроде бы начавшегося дела:

  • замысливалось создание искусственного противостояния экономических блоков – Трансатлантического торгового партнёрства (США и ЕС) и Транстихоокеанского партнерства (США, Канада, Мексика, Япония, Вьетнам, Австралия, Чили и др.). Блоки эти должны были жестко регламентироваться, стать экономически и технологически замкнутыми, иметь ограниченные потоки товаров и услуг, т.е. фактически превратиться в «виртуальные панрегионы»;
  • каждый из «виртуальных панрегионов» строился бы по принципам отдельной мир-системы: США – метрополия, ключевые члены партнерство – полупериферия, окрестные страны – периферия, между «виртуальными панрегионами» сохраняются четкие границы;
  • предполагалось формирование нескольких военных блоков: региональные страны и США как координатор, командир и поставщик продукции ВПК для каждого (эти планы были озвучены в более поздних прогнозах-планах Stratfor/Джорджа Фридмана);
  • планировался роспуск/ослабление ВТО и других общемировых структур, об этом говорилось регулярно, так как требовался демонтаж наследия победы во Второй мировой войне.

При создании описанной выше системы, а также добавлении к ней еще 3-4 менее развитых «виртуальных панрегионов», США единолично выступили бы в роли коммуникатора, арбитра, управляющего потоками, что могло бы позволить им совершенно естественным образом, через контроль правил и законов «виртуальных панрегионов», контролировать скорость развития и накопления богатств, перекидывать кризисы и проблемы из одного макрорегиона в другой, ограничивать амбиции и не давать никому усилиться выше установленных пределов.

Размер экономики конкурентов в этом случае перестал бы играть важнейшую роль, опередить США было бы невозможно, так как их сбыт высокотехнологичной продукции был бы в разы больше, а себестоимость дешевле, чем у любого потенциального конкурента. Все остальные упирались бы в объем рынков своего «виртуального панрегиона». Повторение ситуаций, когда Китай, а ранее Япония, росли за счет торговли со всем миром, было бы невозможным. Доступ товаров и капиталов в любой другой «виртуальный панрегион» осуществлялся бы только через США, масштаб контрабанды не играл бы значимой роли.

При возникновении проблем в одном из «виртуальных панрегионов» на него бы обрушивалась мощь и давление других, часть периферии отнималась и скорость дальнейшего развития замедлялась (нет разделения труда, только углубление труда/разделение знания). Чтобы свалить США, нужен был бы одновременный удар из нескольких панрегионов или уничтожение их в рамках катаклизма – ядерного удара, нашествия неоварваров, атаки пришельцев и др.

Основным публичным лоббистом и лицом экономической части проекта была Х. Клинтон в бытность госсекретарем США (2009-2013 гг.). После ее отставки, во второй срок Б. Обамы (2013-2016 гг.), экономические проекты притормозились, а потом и вовсе потеряли актуальность. Причиной их торпедирования Б. Обамой и Ко могло быть: наличие другого глобального плана, понимание невозможности реализовать данный план либо непонимание даваемых им преимуществ… Предполагаю второе – слишком усилился к тому времени Китай и упало превосходство развитых стран, сил для жесткого разделения и слома существующих общемировых правил и институтов уже не хватало. Продавить Восток на подписание смогли, однако ЕС ситуацию подвесил, времени уже категорически не хватало, а там и Дональд Трамп пришел и поломал с трудом построенное.

И, да, при данных раскладах России никакого «виртуального панрегиона» не доставалось, она была обречена навсегда стать сырьевой периферией ЕС. Хорошо, что мир не вошел в тот вариант будущего…

Таким образом, в 2000-х у США был очень интересный создания системы долгосрочного контроля над глобальным миром путем разделения последнего на несколько «виртуальных панрегионов» – блоков стран, искусственно разделенных законами и правилами, но с единым замкнутым экономическим и военным пространством. Слабостью данной системы, конечно, могло бы явиться отсутствие у «виртуальных панрегионов» общего смыслового пространства, но это была бы уже проблема на долгосрочную перспективу.

Проще всего тогда было сделать «виртуальный панрегион» из ЕС. Сейчас позицию центра там занимают Германия и Франция, а внешний рынок у них – весь мир. После же принятия партнерства, через 10-15 лет, в силу закладываемого неравенства США стали бы новым центром партнерства, ключевые страны ЕС – полупериферией, а жестко ограниченные территории, включая Россию, периферией. Ни о какой торговле с Китаем, Японией, Индией или Латинской Америкой, разумеется, речи бы не шло.


Стратегия против России

Если бы США в 2000-х годах бросили силы не на переформатирование Ближнего Востока, увязнув в результате в Афганистане и Ираке, а на обустройство глобального мира «виртуальных панрегионов», у России, пожалуй, не было бы никаких шансов. К счастью, история пошла по другой траектории. Посмотрим, какой должна была бы быть стратегия США/Запада по отношению к нашей стране, чтобы не допустить ее усиления и возрождения.

В рамках геостратегии было рассмотрено уже множество игроков и регионов, и, как правило, взгляд мой, выхватывая основное, шел по верхнему уровню. Выявление ключевых точек и участков траектории для противодействия – подход не натуралиста, а охотника. Для России же, наоборот, я искал элементы роста, не всегда показывая болевые, критические точки, чтобы не делать подсказки противникам.

С другой стороны, стратегическая позиция позволяет абстрагироваться и рассматривать будущее, исходя из знания и позиций точки в истории. Возьмем, например, 2009-й год, когда (после войны 08.08.08) прошли панические иллюзии 2000-х о бесповоротности свершившихся процессов и невозможности возрождения России. Перед единым в то время Западом (попытка мягкой фронды Франции и Германии была устранена), доминировавшим политически, экономически и психоисторически, встал вопрос – «Что делать с Россией?» Основных вариантов было два: жесткая блокада по иранскому типу, благо основания и возможности были, заставить РФ пойти на схему «газ в обмен на продовольствие» было бы лишь вопросом времени – да и Европе стало бы на какое-то время тяжело, и мировую экономику тряхнуло бы, но в целом задача была решаемая. Второй вариант – разложить Россию окончательно. Вот кратко, основными мазками и рассмотрим, как бы советовали делать это западные аналитики [в скобках – примеры-аналоги].

Военная сфера: в России оказалась плохо обеспеченная, но боеспособная, не утратившая боевой дух армия. Значит, ни в коем случае нельзя было давать России воевать, у нее, напротив, должно было складываться ощущение безопасности, успокоения [как это случилось с армией Украины]. Главное направление удара – ВПК, здесь – максимальная кооперация и создание СП с западными предприятиями по аналогии с «Суперджетом-100»: «покупайте у нас и не занимайтесь локализацией, ведь это намного дешевле и качественней» [Турция и Европа]. Следовало также запустить на 10-15 лет программу по интеграции в НАТО и выравниванию стандартов и техники. И еще – увеличивать влияние российских спецслужб на теневые потоки в мире, чтобы делать их более развращенными и не зависимыми от страны.

Политика: принятие России во все международные структуры развитого мира, реальная интеграция российской элиты в нижние слои мировой элиты [на уровне арабских монархов и отдельных высших еврочиновников]. Формирование из Украины второй России (не анти, а второй), заталкивание Средней Азии в Россию в качестве объединительного прикрытия, запуск многолетнего реального проекта по интеграции России в ЕС, без перегибов и жадности [как для Восточной Европы, но дольше по времени, без ограбления, но и без помощи].

Экономика: максимальная открытость рынков, повсеместное создание СП для выпуска современной высокотехнологичной продукции, но допуск РФ только к части цепочек. Максимальный рост товаропотоков, открытие рынка для массового прихода спекулятивного капитала, формирование пузырей. Никаких санкций и ограничений, наоборот, всяческая поддержка. Формирование центров по реальному развитию тупиковых технологий [вроде закачки в пласты углерода].

Психоисторические смыслы: продвижение повестки «Русская культура – неотъемлемая и важная часть европейской», высвечивать при этом лишь отдельные ее элементы (литературу, народные промыслы и т.д.) и все средства поддержки бросать туда, все остальное – игнорировать. Полное признание российских дипломов в Европе, под него – плавное выравнивание учебных программ, введение в РФ преподавания на других языках в обмен на открытие в странах Западной Европы (не восточной) школ с преподаванием на русском языке. Внедрение в крупнейших городах России западных частных школ [аналог гюленовских и католических].

Мне регулярно задают вопросы, касающиеся моделирования для России максимально болезненных ситуаций – к примеру, такой, когда неожиданно государственную систему частично погрузят в хаос. Подобные вопросы не прогнозируются и не разбираются в публичном поле, точно так же как заповедью корпоративного стратега является абсолютная недопустимость открытого комментирования планов компании, где он работает.

Будучи неплохим аналитиком, находясь внутри страны и зная множество различных тонких нюансов, я делаю прогнозы, описываю сценарии и стратегии для России намного лучше, чем это делают те, кто находится извне. Детально и публично разбирая негативные сюжеты для России, я невольно дал бы подсказки враждебным силам и не принес бы особой пользы отечественным. Многим и так ясно, чтО именно будет плохо, и сделать анализ, имея намного больше информации о внутриполитических раскладах, смогут и без меня.

В отношении перспективных сценариев – ситуация иная, открытие этих вариантов будущего крайне важно как для нашего общества, так и для власти, и с ними общество необходимо знакомить, даже ценой информирования о них противников.

И, да, вышеописанная стратегия против России уже не может быть открыта, потому что, во-первых, кое-что из описанного уже и так сделано, а во-вторых, его бОльшая часть уже неприменима. Настало самое время выдохнуть и немного перевести дух.

Таким образом, полагаю, что формирование США мира «виртуальных панрегионов» полностью разрушило бы перспективы России, низведя нас до уровня дикой периферии. Отказ от этого пути дал нашей стране шанс, но тут США/Запад допустили еще одну ошибку: слишком уверовав в свою победу, они, вместо удушения нас в объятиях, стали давить нешуточно и спугнули тем самым объект охоты раньше времени.

В настоящее время большая часть вышеописанного попросту неприменима, что, конечно же, не может не радовать, ну а открыто описывать актуальные механизмы мне не позволяет этика стратега.

Резюме

Для формирования системы долгосрочного контроля над глобальным миром США было нужно сформировать несколько «виртуальных панрегионов», став в каждом из них центром, наиболее развитой страной и замкнув на себе все коммуникации между ними. Формирование транстихоокеанского и трансатлантического партнерств хорошо вписывалось в эту логику. Была ли эта конфигурация задумана Штатами или нет, не столь и важно. Много любопытнее, что создание искусственных «виртуальных панрегионов» является интересным вариантом управления и сохранения контроля над глобальным миром.

При реализации данной стратегии никаких шансов у России не было, мы были бы сдавлены до роли периферии Европы без возможности ведения торгово-экономических операций с другими частями мира. Вся наша внешняя политика описывалась бы аналогами Третьего энергетического пакета, где Европа диктует условия, а остальные со всем соглашаются.

Другим вариантом стратегии против России, уже вне формирования новой системы «виртуальных панрегионов», было удушение в объятиях, максимально плотная интеграция и развращение. Никаких санкций, давления и ограничений – рыночные механизмы намного быстрее уничтожили бы экономику и независимость России, чем давление. Отрадно, что мы смогли проскочить эти два варианта будущего – даже если произошло это не столько из-за мощи нашего осознанного сопротивления, сколько из-за стратегических ошибок потенциального противника.

Предложенный сценарий «виртуальных панрегионов» интересен сам по себе, так как на следующем витке глобализации он снова может быть пущен в дело для обеспечения долгосрочного контроля будущего гегемона над миром.

Описанный вариант интеграции, объединения панрегионов вплоть до перехода в новый глобальным мир, видится, действительно, очень сильным вариантом. Собственно, часто припоминаемые мной унии внутри российского панрегиона используют ровно такой же механизм разделения, но на меньшем масштабе.

И, да, построение такой глобальной системы применимо и для России как возможного победителя соревнования панрегионов после 2060-х годов: мы имеем «локус будущего»/зерно будущего: «Россия – перекресток цивилизаций». В качестве точно таких же несколько лет назад выступали «Царица морей», «Новый ковчег» и «Гиперборея»… Катарсис.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.