Почему «наши» люди в принципе не могут быть предателями Родины?  9

Человек и общество

09.07.2020 09:50

Петр Акопов

2193  8 (16)  

Почему «наши» люди в принципе не могут быть предателями Родины?

Арест Ивана Сафронова, бывшего спецкора «Коммерсанта», специализировавшегося на военной тематике, вызвал волну протестов и обвинений в адрес силовиков и власти как таковой: хотят заткнуть рот свободной прессе, запугивают, Иван честный человек и патриот и вообще — инкриминируемая ему статья 275 УК России («Госизмена») написана так, что позволяет привлечь любого, кто имел отношение к оборонной тематике или вопросам государственной безопасности, а потом обсуждал их с иностранцем.

То, что арест Сафронова состоялся на следующий день после приговора псковской журналистке Светлане Прокопьевой, признанной виновной в оправдании терроризма и приговоренной к выплате 500 тысяч штрафа, лишь подлило масла в огонь, не говоря уже о том, что сразу же вспомнили и прошлогоднюю историю журналиста-расследователя Ивана Голунова, против которого пытались сфабриковать дело о торговле наркотиками. Дело Голунова развалилось в считанные дни, во многом благодаря массовым протестам журналистского сообщества, хотя и без этого оно изначально вызывало очень большие подозрения. И вот теперь Сафронов — опять кто-то мстит журналисту?

Можно понять знакомых и друзей Ивана: не хочется верить в то, что близкий друг и хороший парень продавал и предавал Родину. Этого не может быть: он патриот и сын офицера (его отец работал в «Коммерсанте» по той же самой военной тематике), а значит, «представить его изменником просто невозможно». А представить спецслужбы на пустом месте фабрикующими дело против журналиста?

Легко: вот же дело Голунова, да и по статье «Госизмена» несколько раз пытались посадить людей за «сущую ерунду», например телефонный звонок с информацией о передвижении российских войск. Ну и что, что статья 275 применяется крайне редко: в год речь идет о считанных случаях — вот сейчас, мол, начнут повально всех сажать, о ужас, новый 1937 год, с его «английскими шпионами»! Да и чешская разведка — что это, цитата из романа про Швейка?

Все это очень волнительно, но тут же возникает целый ряд вопросов, от ответов на которые зависит вовсе не только отношение к делу Сафронова. Да и вообще вопросы не касаются конкретно Сафронова.

Работают ли в России иностранные, в первую очередь западные, натовские разведслужбы? Да, это будут отрицать только самые отмороженные из числа «борцов с режимом».

Интересуются ли эти разведки работой российского ВПК, новыми видами российского оружия, контрактами с зарубежными странами? Естественно, военная сфера всегда была едва ли не главным приоритетом разведок.

Являются ли журналисты, специализирующиеся в военной и военно-промышленной тематике объектом разработок иностранных спецслужб? Несомненно, потому что у них есть непосредственные контакты с теми самыми секретоносителями, добраться до которых иностранным разведкам на порядок сложнее.

Занимается ли российская контрразведка работой по пресечению попыток иностранных разведок добыть секретную информацию о российском ВПК и оборонных контрактах? Конечно же, причем было бы странно, если бы наши спецслужбы отслеживали только контакты секретоносителей и забывали бы о такой чувствительной и пограничной профессии, как журналисты.

Могли ли российские спецслужбы установить контакты иностранных спецслужб с тем или иным журналистом и в ходе их разработки обнаружить передачу секретной информации? Оплаченной или нет — второй вопрос, хотя в данном случае, судя по всему (предварительно, потому что обвинение Сафронову будет предъявлено только на следующей неделе), речь не идет о безвозмездной передаче. Ничего удивительного в обнаружении таких контактов нет.

Может ли в принципе российский гражданин работать на иностранные разведки? По идейным соображениям или за деньги? Да, конечно, Россия в этом смысле ничем не отличается от любой другой страны. Могут ли иностранные разведки использовать российского гражданина, что называется, втемную? Он думает, что пишет аналитические статьи или просто делится информацией, а разведка получает важные для нее и секретные сведения? Тоже ничего невозможного, хотя понятно, что вероятность такого случая применительно к военной тематике гораздо ниже, ведь хороший специалист (журналист) прекрасно понимает, что является секретным, а что нет.


Почему важны эти абсолютно банальные вопросы? Потому что у нас сложилась ситуация, когда определенная часть общества просто не хочет на них отвечать, не хочет даже слышать о них. Не вообще, а если речь идет об одном из своих. То есть предатели, казнокрады, убийцы в России, конечно, есть, но все они относятся к чиновникам, власти, в крайнем случае к патриотическому молчаливому большинству. К быдлу. А люди со светлыми лицами, активно борющиеся с режимом или просто критикующие любые его действия, в принципе не могут быть плохими. А если они и делают что-то недостойное, так это не они такие, это жизнь такая, власть создала такие правила игры, что нельзя быть честным.

Очень удобная позиция, и дело тут вообще не в Сафронове. Он, кстати, может, и не считал себя принадлежащим к «лучшим людям», но они автоматически записывают его в свои. Потому что журналист из делового СМИ, да еще и пострадавший за правду. Какую правду?

Заметка о замене Валентины Матвиенко на посту главы Совета Федерации на Сергея Нарышкина, появившаяся в прошлом году и ставшая поводом для ухода из газеты Сафронова (он был одним из авторов) и всего отдела политики, была чем угодно, но не «раскрытием страшных тайн режима». Мало того что вся история была высосана практически из пальца: Нарышкин работал в СВР меньше трех лет и никуда не собирался — так и скандальные последствия, ею вызванные, были связаны не с давлением власти, а с желанием собственника газеты разобраться с причинами странной публикации. Журналисты отказались раскрыть свои источники информации своему руководству (скорее всего, по причине их несерьезности), а потом был коллективный исход из редакции.

Наши люди всегда правы — очень удобная позиция. Вообще, корпоративная солидарность — это страшная сила, причем речь идет даже не о журналистской корпорации, ну да и бог бы с ней. Если бы не обратная сторона медали, которая на самом деле является главной во всех подобных историях. Мы хорошие — власть и даже государство плохие. Вот что главное, и вовсе не только в тот момент, когда приключается что-то нехорошее с одним из наших. Нет, власть плохая всегда, во всем, чтобы она ни делала, чем бы ни занималась.

«Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело. Каждый представитель этого государства считает своим долгом использовать свою власть против гражданина. Это не только силовики. Органы опеки, судебные приставы, пожарные инспекторы — все будут против вас, если выдастся случай. Признать ошибку, проявить снисхождение, простить — такие опции тут недоступны.

Репрессивное по отношению к собственным гражданам государство теперь встречает «ответочку». Юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации. Жестокость порождает жестокость. Безжалостное государство произвело на свет гражданина, который сделал смерть своим аргументом. Надейтесь, что он исключение».

Так заканчивается статья Светланы Прокопьевой, псковской журналистки, с которой она выступила в ноябре в эфире «Эха Москвы» в Пскове, — за это ее обвиняли в оправдании терроризма. Нет, конечно, Прокопьева не оправдывала теракт в здании архангельского УФСБ, она просто описывала ту Россию, которая существует в голове у «лучших людей». Репрессивную по отношению к собственным гражданам, которым, увы, не остается ничего другого, как сопротивляться. А уж какими методами… Нет, это не оправдание терроризма — это оправдание ненависти к власти, государству, которую десятилетиями, прикрываясь борьбой за права граждан, пестуют как либеральные революционеры, так и реальные иностранные враги нашей страны (не конкретная журналистка — она выступает лишь как «полезный идиот», искренне верящий в то, что государство опасно для народа). Отчуждение людей от власти, расчеловечивание и демонизация ее, противопоставление народа и власти, потом народа и государства — это же не страшно, правда? И потом, зачем перекладывать вину с больной головы на здоровую — это же ответная реакция лучшей части общества, «ответочка» на тот беспредел, что творит власть: вот что мы слышим в ответ.

Власть может делать правильные или неправильные вещи, конкретные чиновники или структуры могут быть коррумпированы или чисты, кадры могут обновляться, а политика меняться — все это не имеет никакого значения для ниспровергателей. Потому что для них есть только черное и белое — и белыми могут быть только они сами, а черным становится все, что делает русское государство.

На самом деле это поведение точно такое же (даже в нюансах отстаивания «своих»), как в 1905-1917 годах и в перестройку, завершившуюся 1991 годом, — самоубийственное и для самих «борцов с режимом». Оба раза кампания по дискредитации государства как такового накладывалась на верхушечный заговор, и все заканчивалось страшным обвалом страны. Благодаря этому ужасному историческому опыту сейчас у высшей власти и абсолютного большинства народа есть ясное понимание опасности таких «игр».

Измена Родине опасна, но в сто крат опасней та борьба с собственным государством, которую ведут ниспровергатели не власти, а самого государства. Это и есть предательство своего народа и измена Родине — другое дело, что многие из них и не считают их своими.

фото:© РИА Новости / Владимир Астапкович


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.