Новый социализм – какой он?  151

Человек и общество

11.11.2020 08:42

Марк Захаров

2437  3.3 (14)  

Новый социализм – какой он?

фото: varlamov.me

В целом мы будем говорить не об экономике. Экономика для темы социализма – вторична и позже мы выясним почему. Тема задуманного небольшого цикла статей – это выявление принципов и формализация общественных механизмов, гарантирующих каждому члену общества устойчивую уверенность  в своём будущем и ощущение, что всё происходящее вокруг него справедливо, что всё так и должно быть

В начале пару слов о понятиях, на которые нам предстоит опереться в поисках истины. Под «истиной» будем понимать то, что есть на самом деле в реальности. А то, что у нас голове (в сознании) – есть лишь модели истины, построенные из понятий. При этом понятийная модель не является отражением чего-то из реальности.  В отражении не может отражаться то, чего нет в отражаемом материале, в то время как в понятийной модели могут присутствовать элементы фэнтези, не совместимые с реальностью в принципе.

Например, можно предположить, что пока вы читали эти строки, в одном из ваших карманов синтезировалась пара тысяч в предпочитаемой валюте. Можете даже проверить. А вдруг. Но если в реальности вы их не обнаружите, значить ваша понятийная модель не просто неадекватна, она банально не верна.

А модели нам нужны в первую очередь для построения теорий. Встреча с термином «теория» у некоторых вызывает лёгкий ступор и дабы его избежать сразу берём быка за рога и спрашиваем себя, – а кому и на кой нужна теория? Может можно и без теории? Просто? По жизни?

Так вот оказывается, нет. Никогда и нигде нет. Пока нет теории, позволяющей хоть как-то оценить последствия наших поступков, невозможна никакая целесообразная (= разумная) деятельность. Можно, конечно, наступить на грабли один раз. Ну, два… Но ведь придётся же и вывод делать. И вывод не только о граблях, а распространять этот вывод и на другой инвентарь. И иначе нельзя. Те, кто так и не смог обобщить просто вымерли вследствие хронической травмы черепа. Или не дали потомства, поскольку рукоятки остального инвентаря обычно короче грабельных.

Именно поэтому теория, как совокупность понятий, обеспечивающая мысленное предвидение возможных последствий наших поступков, нужна нам как воздух. И ценится в теории выше всего её общность и простота, необходимая для понимания, использования и передачи потомкам, дабы максимально уменьшить число ошибочных следствий. И потому каждому из нас приходится формировать теорию собственную, по которой он живёт, которую оттачивает, отстаивает и пропагандирует. А уж из «личной» любая теория превращается в «общепринятую», «научную», «религиозную» только после обнародования, критики, опытной проверки и окончательного признания.

И с этих позиций на сегодняшний день мы не располагаем даже зачатками теории построения «идеального» общества. Мы не располагаем ни формулировкой его сверхзадачи, ни моделью государственного и экономического механизмов, ни сводом законов, ни обоснованной системой моральных ценностей. Более того, мы даже интуитивно не представляем – как это в будущем всё должно быть?

Действительно, если кого об этом спросить, то в лучшем случае вам нарисуют эдакое романтизированное в меру знаний и фантазии олимпо-греко-римское сообщество донашеэровских людей вперемешку с их же богами, где вместо рабов – одни машины, вместо вина и женщин – неясно что, но что-то соразмерное, и где члены общества – одни патриции, решающие в условиях тотальной демократии и не ограниченной свободы свои любимые задачки себе и другим в удовольствие...

Вот и оказывается, что мы с упорством армии Сизифов продолжаем двигаться подобно кораблю без порта назначения, да ещё и зигзагами от ошибки к ошибке и теперь уже и к «новому социализму».

Прочитав «социализм», вы предполагаете в следующем абзаце традиционно увидеть слово «Маркс» в ореоле определений – борец, правозащитник, трибун, основоположник многих теорий и т.д. Не будем нарушать традицию. Произнесём заветное слово, но дальше мне придётся вас огорчить – из того что написано о Марксе по большей части неверно. Не создал он никакой теории. Тем более позволяющей что-либо предсказывать. Материалы о более подробном анализе «заблуждений» этого «основоположника» вы можете найти на сайте, а здесь лишь один пример.

Сегодня, как и при Марксе, нами движут наши личные потребности, удовлетворить которые в одиночку современный человек уже не в состоянии. Для этого он, опираясь на принципы разделения труда, создал рынок, т.е. организовал производства и изобрёл деньги, как универсальный товар для обмена на другие товары.

Отметим, что существование денег – это не некий естественный Закон, который не зависит от наших представлений и не имеет исключений как, например, в физике. Можно организовать обмен товарами и без денег. Деньги – всего лишь удобное  «правило», которое можно менять. Но как всякое правило, будучи принятым как «незыблемый закон», заставляет считаться с последствиями его принятия. Как в математике. Приняли понятие числа, теперь можете числа складывать, вычитать, умножать делить, строить различные модели с их использованием. Так же и с деньгами, поскольку без них невозможен современный рынок, современный обмен товарами.

С деньгами же мы получаем картину, представленную на Рис. 1. Люди, прошедшие формальную процедуру объединения и приобщения к правилам рыка, образуют Лицо юридическое или физическое.

Без заголовка_4


На рынке Лицо закупает ресурсы, необходимые для производства, на что тратит  D ₽. Далее продаёт выпущенные товары, получая  D' ₽ выручки. Классическая схема Деньги – Товар – Деньги штрих.

Разность  D' – D =  R ₽ принято называть добавочной стоимостью товара. Очевидно, величина  R ₽ должна быть больше нуля. В противном случае производитель не сможет даже воспроизвести собственное производство, тем более провести его модернизацию.

Для объяснения происхождения добавочной стоимости использовались разные спекулятивные модели. Наименее адекватной из них (читай – неверной) следует считать модель К. Маркса, базирующуюся на понятии некой абстрактной «стоимости» товара. Маркс разделил весь капитал, задействованный Лицом в производстве, на капитал постоянный и переменный. Переменным капиталом он назвал ту часть издержек, которая связана с оплатой труда рабочих. Маркс утверждал, что общая стоимость товара складывается из стоимости затраченного капитала плюс добавочной стоимости, вырабатываемой рабочими при освоении переменной части капитала и присоединяемой трудом рабочих к общей стоимости товара.

Абсолютно неподъёмный для нормального мозга механизм образования добавочной стоимости, к тому же полностью исключающий из рассмотрения автоматические производства, где нет рабочих, следовательно, нет переменного капитала, но есть весьма весомая прибыль. Например, переработка вредных веществ, производство патронов и снарядов, производство шарикоподшипников и многие другие производства, где люди полностью заменены автоматами.

Вопрос  механизма образования добавочной стоимости легко вырисовывается из чуть более подробного анализа денежных потоков рынка за достаточный период времени. Для  упрощения рассуждений зафиксируем (или просто обнулим) денежное состояние рынка (его закрома) в начале рассматриваемого периода. Тогда, за указанный период каждое i_ое Лицо, делая закупки ресурсов, передаст на рынок Di ₽ , что в сумме по всем Лицам составит сумму S ₽ входящей на рынок денежной массы, на которую участники рынка могут закупить им необходимое. Одновременно, участники рынка продадут свои товары, возвратив в карман сумму S' ₽. Очевидно, разность  S' – S = Sr ₽ равна сумме всех добавочных стоимостей  Ri ₽.

А теперь зададимся вопросом, где рынок возьмёт сумму  Sr ₽, чтобы общество смогло выкупить все выпущенные товары. Причём денег не в виде присоединённых марксовых виртуальных стоимостей, а полноценных деревянных, имеющих хождение и на которые можно реально купить.

Ответ здесь очевиден и вариантов немного. Либо каждый раз придётся залезать в зафиксированные нами в начале цикла «закрома» рынка, которые, очевидно, не бездонны. Либо систематически получать безвозмездное вливание денег от их эмитента, коим в нашем государстве является Центральный банк РФ. Что и происходит на практике. И отметим, что свобода на подобном рынке весьма относительна. Это смешно обязывать правительственный регулятор выполнять кроме рациональных пожеланий ещё и капризы производителя.

Таким образом, добавочная стоимость обязана своим происхождением не рабочему классу, а деятельности Центробанка, осуществляющего поддержание механизма рынка.

Правда, это общая схема. Реальная картина денежных потоков более витиевата. Часть производителей разоряется, цены скачут, товары не выкупаются и многое другое. Конечно в целом всё это варьирует нагрузку на Центробанк, вследствие прямого перераспределения средств внутри рынка, но суть остаётся.

А суть в том, что для правильной работы рынка производитель товаров должен получать на рынке денег больше, чем он рынку отдаёт. Разницу доплачивает регулятор. Что при капитализме, что при социализме, что при коммунизме, если эффективность предприятий будет оцениваться рублями. И появление дотационных предприятий вряд ли будет приветствоваться в любом нашем будущем.

Естественно, постоянная эмиссия денег ведёт к их непрерывной инфляции. Так, например,  в США грамм золота в 1932 г. стоил 0,73$ сегодня грамм стоит 64, 81$. Другими словами , покупательная способность американского доллара за 90 лет упала почти в 90 раз, но, как мы видим, жить можно, если делать всё более-менее правильно.

Выше было отмечено, что нам важны не экономические показатели происходящего, а конкретные политики, приводящие нас к рассматриваемой ситуации. Поэтому, с целью исключения искажений результатов причинного анализа рекомендую с самого начала провести в мозгах повсеместную замену понятия «государство» на понятие «правительство», поскольку к конкретному результату могут привести действия лишь конкретных людей. Так что, если одна фирма (или даже целая страна) разоряется, а другая в том же окружении процветает, то в обоих случаях в этом «виновато»  конкретное управление, пользующееся одинаковыми рынками труда, специалистов, сырья и рынками комплектующих.

На состояние рынка существенно влияют и способы «вкладывания» средств. Например, неорганизованная, спонтанная, бесплановая передача средств рынку на его поддержание не может не приводить к нездоровым скачкам рыночных цен и кризисам. Кроме того, вкладывание средств, необходимых для поддержание денежной массы рынка можно проводить по-разному:

  • прямой передачей денег населению (как в США) в виде прямых банковских чеков, дабы население, проголосовав ногами, вручило деньги «правильным» производителям;
  • через банки адресно для выдачи беспроцентных ссуд населению, что тоже не плохо имитирует собственный кошелёк, с его обязательным восстановлением;
  • безвозмездными вливаниями в предприятия и банки, проводящие «дружественную политику» в отношении отдельных членов правительства;
  • и ещё огромным числом способов, не учитывающих надежд и чаяний не то что простого народа, но даже самих предпринимателей, гарантов работоспособности рынка. 

Каждое правительство решает эти (и очень многие  другие) проблемы по-своему. А нам остаётся лишь по плодам их судить их.

Что же касается рабочего, с пониженным нами уровнем морального права требовать «социальной справедливости», то к нему мы обязательно вернёмся в следующих публикациях.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.