Жилье, в котором нельзя жить. Что мы строим?!  69

Расследования

29.12.2017 15:04  8.6 (161)  

Виталий Николаев

33815

Жилье, в котором нельзя жить. Что мы строим?!

«Когда б не алкоголь,

Была невыносимою бы боль

При виде современного искусства!

Где то добро, что побеждает зло?!!

Бабло, еще бабло, опять бабло…»

(Андрей Орлов – «Орлуша»)

 

Информация, представленная в предлагаемой вниманию читателя статье, относится к жилищному строительству и отражает реальность, с которой любой из читателей сталкивается в той или иной степени. Реальность эта существует, к сожалению, в виде устойчивой Системы, представляющей опасность для любого из нас. Похожие деструктивные системы, безусловно, имеются и в других областях современной жизни, устроенной таким образом, что появление их является закономерной неизбежностью. Однако, описание этих систем оставим авторам, имеющим для этого достаточный уровень соответствующих профессиональных знаний.

Читателю, вероятно, более или менее знакомы многие из фактов, изложенных в данной статье. Но эти факты крайне сложно увязать воедино без соответствующей теоретической и практической подготовки (за деревьями не видно леса). Однако, именно эта увязка открывает характеристики той порочной Системы, которая сформировалась за истекшие 25-30 лет в области жилищного строительства. На взгляд автора, невозможно установить однозначного виновника сложившегося положения – слишком много участников и точек зрения. Именно поэтому, перед статьей не ставилась задача поиска ответа на вопрос «Кто виноват?». Но для того, что бы понять «Что делать?» необходимо прежде увидеть проблему, что и будет сделано при помощи этой статьи.

Данная статья, не смотря на ее строительную специфику, представляется имеющей несомненный интерес для широких кругов читателей, являющихся потребителями современной продукции строительной отрасли. Ведь кто, как не сам читатель (с его собственной логикой и здравым смыслом), сможет позаботиться о благополучии и здоровье - своем и своих близких.

Перестройка, запущенная 1985 г., существенно преобразила все области российской жизни. Не могла она обойти стороной и жилищное строительство. Изменения в нем автору довелось наблюдать, двигаясь от узкого подхода потребителя, через коммерческий взгляд риелтора к интегрированному восприятию девелопера. Эти изменения зафиксированы в настоящее время в возведенных жилых объектах, характеристики и качество которых значительно и непрерывно изменялись на протяжении трех десятков лет. Прогресс, так сказать, на лицо.

Однако, это общая картина. Если же обратиться к деталям, в которых, как известно, скрывается дьявол, то все обстоит не так радужно. Реализуя в одном лице функцию, как потребителя продукции жилищного строительства, так и профессионального участника инвестиционно-строительной деятельности, автор на протяжении длительного периода времени имел стимул и инструменты для мониторинга и оценки качества строящегося жилья. Оценка всегда была направлена не на видимые потребительские свойства жилья – наличие или отсутствие отделки, качество планировок квартир, насыщенность объектов инженерной и социальной инфраструктурой, хотя все это,  безусловно, важно. А на архитектурно-конструкторские решения строящихся объектов и на материалы, при помощи которых эти решения воплощались в жизнь.

И вот с этого момента следует перейти к подробностям!

Прежде всего, хочется описать состояние жилого строительства к началу 90-х годов - для фиксации той исходной точки, с которой началась активная трансформация рынка. На тот момент городская жилая застройка преимущественно представляла комбинацию блочного (уходящего в прошлое), кирпичного (перемещавшегося со временем во все более и более дорогие сегменты жилья) и панельного строительства. Монолитное строительство только набирало силу, будучи представленным единичными проектами. Панельные дома, составлявшие подавляющее большинство вновь возводимых объектов, были представлены известными сериями, которые на сегодняшний день определяют облик российских городов. Московское панельное домостроение конца 80-х было самым массовым, а соответствующие типовые проекты, разработанные московскими проектными институтами, явились основой для региональных проектов. Вот названия самых распространенных московских серий многосекционных домов - П-3, ПД-4, П-30, П-42, П-44, П-46, П-55, КОПЭ. Одноподъездные «башни» представляли сериями П-4, П-43.

И теперь очень важный момент - конструктивные элементы домов в указанных сериях состояли из инертных материалов, проверенных десятилетиями применения (!!!). Внутренние стены и перекрытия – железобетон. Внешние стены – керамзитобетон в основной массе. В отдельных сериях (П-3, П-4, ПД-4, П-30, П-44, КОПЭ) начали применяться трехслойные панели с синтетическим утеплителем (полистирол) или базальтовая минеральная вата. При этом, большая часть утеплителя была почти герметично «утоплена» в тело панели. Отделка внешних стен - во многих случаях керамическая плитка. Межкомнатные перегородки – в основном гипсобетон.

Шли годы… Монолитное домостроение, являясь более гибкой формой организации строительства и имея значительно превосходящим прочие виды строительства набор выразительных средств (новые архитектурные и конструкторские решения, помноженные на новые строительные материалы), постепенно вытесняло их. При этом видоизменялись советские строительные нормативы. Нельзя сказать, что эти процессы были полностью позитивными или негативными. Но равновесие, установившееся в строительной отрасли в предыдущие десятилетия, стало активно смещаться в несколько иную плоскость.

Естественное стремление застройщиков тратить меньше, а зарабатывать больше на фоне пассивного отношения государства к соблюдению требований нормативной документации (упрощаемой все в большей и большей степени год от года), оформленного организационно-правовыми новшествами строительной отрасли (саморегулируемые организации вместо лицензирования, негосударственная экспертиза проектной документации и проч.) привели к динамичной трансформации жилого строительства. Существенное влияние на процесс оказала непростая судьба Минстроя, который являясь Госстроем РСФСР в 1991 г. прошел тернистый путь организационных и функциональных изменений (9 раз за 17 лет!!!), апофеозом которого в период 2008-2012 г.г. стало его превращение в комбинацию из трех … (нет, не пальцев) департаментов Министерства регионального развития РФ. Что же из себя представляют результаты «трансформации»?

  1. Развивающееся монолитное домостроение практически вытеснило все виды строительства, кроме серий, которые вынуждены постоянно модернизироваться, пытаясь остаться на рынке, но, тем не менее, теряют свою долю в нем. Жилые дома стали красивее, а квартиры в них просторней и функциональней. И, пожалуй, это единственный плюс…
  2. Ранее, при типовом строительстве, качество изготавливаемых конструктивных элементов централизованно контролировалось на заводе. Заводской технолог «закрывал» вопрос качества изготовления сборочных элементов, а прораб на стройке осуществлял монтажные работы, собирая дом из «кубиков» отдельных элементов. Теперь же производство пришло на строительную площадку, и прораб стал, по совместительству, технологом. Казалось бы, в этом нет ничего страшного, стоит лишь наладить контроль на площадке. На деле, учитывая существенное изменение внутренних характеристик строительной отрасли (развивавшейся длительное время без присмотра - в отсутствие профильного министерства), эта задача для большинства объектов и застройщиков оказалась непосильной. Качество возведенных объектов резко упало. Впрочем, справедливости ради, следует сказать, что результат достигнут не только «усилиями» строителей. Проектировщики и заказчики приложились к нему не в малой степени. Особенно заметно деградировало малоэтажное строительстве, для которого экспертиза проектной документации не является обязательной.
  3. Стал массово применяться неквалифицированный труд рабочих из ближнего зарубежья. Сей фактор «добил» и без того унылое качество строительных и отделочных работ. Это в прошлом веке все рабочие на стройках имели удостоверения с указанием разряда и квалификации. Сейчас это совершенно не обязательно. Более того, мы дожились до того, что даже для инженерного состава подтверждение квалификации являлось не обязательным (стаж и какое-то техническое образование есть и слава богу).
  4. Появились новые виды застройки городов – апартаменты – для которых оказались не обязательными многие из градостроительных и строительных нормативов, и без того ранее благополучно усеченных.
  5. Стали массово применяться новые строительные материалы – пеноблоки и минераловатные утепляющие панели.

И здесь предлагается читателю второй раз «занырнуть» в подробности. Настоятельно предлагается! Ниже представлена таблица со сравнительными характеристиками самых распространенных строительных материалов. Это, в том числе, минвата и пеноблоки из газобетона - далее мы уделим им повышенное внимание.

Наименов. материала Плотность материала, кг/1 м3 Тепло-провод-ность,   Вт/м*К Паропро-ницаем-ость,     мг/м*ч*Па

Водопог-лощение,   %

Подвержен-ность билогич.  воздейств. Характерные недостатки
Минвата 30-190 0,04 0,49-0,6 1,5 Грызуны. При нагреве - выделение фенола/формальдегида. При намокании/высых. -  усадка.
Пенополисти-рол 40-150 0,04 0,05 0,4 Грызуны, грибок Токсич. горение, окисление на воздухе. При нагреве - стирол. 
Пеноблоки из газобетона 400-800 0,12 0,2 25                и выше Плесень, грибок Намокает, требует влагоизоляции.
Кирпич полнотелый 1800 0,65 0,11 10 - Высокая плотность и высокая теплопроводность
Бетон 2500 1,7 0,03 5

Справка. То, что сегодня называется пеноблоками изготовлено в подавляющем числе случаев из газобетона (у газобетона стабильность качества и геометрии на порядок выше, чем у пенобетона). Но, чтобы не нарушать сложившуюся традицию, далее будем пеноблоками называть строительные блоки, изготовленные из газобетона.

Данные в таблице дают понимание того, почему минвата и пеноблоки так быстро вытеснили традиционные материалы, применяемые при возведении конструкций жилых домов. Причин несколько:

  • Новые материалы существенно превосходят материалы традиционные по показателям плотности и теплопроводности (см. таблицу; теплопроводность от 5 до 15 раз ниже , плотность – от 4 до 10 раз). Сами конструкции стали легче, но при этом еще и тоньше - низкая теплопроводность и хорошая шумоизоляция новых материалов изменили конструкцию внешних и внутренних стен. Существенно снизился вес наземной части строений за счет замены бетона и кирпича во внутренних перегородках, несущих и ограждающих конструкциях на пеноблоки и минераловатный утеплитель. Все это привело, как следствие, к облегчению всех несущих конструкций, упрощению подземной части зданий и значительному снижению общего веса зданий (массы вещества, использованного для их строительства). В жилых домах, строящихся в 2017 г., до 60% объема строительных конструкций зданий (в зависимости от этажности и архитектурных решений) составляет пенобетон.
  • Элементы конструкций зданий, будучи возведены с широким использованием новых материалов, оказались заметно дешевле, чем в случае применения традиционных материалов.

Двойной эффект от факторов, указанных в п.п.1) и 2), сформировал потенциал резкого снижения строительной себестоимости. Рынок не мог пройти мимо ТАКОЙ возможности заработать. К тому же есть еще одна существенная причина.

  • Новые материалы оказались значительно технологичней (скорость укладки и легкость обработки) и превратили в уходящую натуру значительную часть традиционных и дорогих строительных работ (кладка, штукатурка, шпатлевка).

Что же на этом замечательном и многообещающем фоне получил потребитель? Начнем по порядку…

 

Минеральная вата

Самое широкое распространение имеет минеральное волокно, изготавливаемое из базальтовых пород и шлаков. Это волокно в дополнение к теплоизолирующим свойствам обладает также свойствами противопожарными, поэтому имеет существенно более широкое распространение по сравнению с волокном, изготовленным из стекла.

К базальту, как к основному источнику сырья для производства минваты, претензий нет никаких. Однако, при ближайшем рассмотрении, у самой минеральной ваты минусов - хоть отбавляй…

ЕС озаботился применением минеральной ваты еще с 90-х годов 20 века. Первым шагом явилась Директива Европейского Союза 97/69/ЕС. Требования директивы по минеральным волокнам были внесены в национальные законодательства всех стран ЕС. Содержание директивы вкратце. Отмечен раздражающий и канцерогенный эффект (2 и 3 группы канцерогенной опасности). Канцерогенное действие определяется наличием соединений щелочных и щелочноземельных металлов, а также микрочастицами самих волокон. Чем тоньше волокна, тем больше потенциальных очагов и тем выше риск. Директива признала особенно опасными волокна с диаметром до 3 мкм (сверхтонкое волокно) и рекомендовала к производству более грубые волокна с диаметром более 6 мкм. В 2001 г. основные положения директивы подтвердило МАИР (Международное агентство по изучению рака).

С тех пор ситуация развивается только в сторону ужесточения требований и ограничения сферы применения минеральной ваты в Европе. Самый жёсткий подход применяется в Германии. Здесь вообще запрещены к применению многие виды минеральных волокон, рассматриваемых в других странах ЕС как безопасные. С 2000 г. действует запрет на производство обращение и использование биоперсистентных (противостоящих растворению в организме) искусственных минеральных волокон для теплоизоляции, звукопоглощения и технической изоляции в любых зданиях (вот, оказывается, почему немцы так широко применяют в течение 15-20 лет поризованный кирпич!).

И все это происходит в Европе, жестко следующей существующим ограничениям и стандартам сертифицированных технологий. Чем же ответила и отвечает Россия?

  • В начале 2000-х в ФЦНТП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники на 2002-2006 г.г.» была включена отдельным пунктом (тема 28 из раздела Строительный комплекс блока 2) задача разработки технологии получения теплозвукоизоляционных изделий на основе дисперсных супертонких волокон диаметром 1-3 мкм из горных пород и техногенных отходов. Европа запрещает все, что тоньше 3 мкм, а мы в то же самое время внедряем новые технологии именно в этом сегменте. Очевидный вопрос «почему?» ведет к очевидному ответу. Потому что экономически выгодно – расход материала на единицу объема для супертонкого волокна существенно ниже, чем для простого.
  • В технологии, описанной в п.1 в качестве сырья упоминаются не только горные породы, но и техногенные отходы. Речь идет о шлаках. И здесь имеется 2 варианта. Первый – шлаки, являющиеся отходами металлургических производств. Очевидно, что они содержат широкий и практически не нормируемый спектр химических элементов и их соединений в разных концентрациях. Второй – шлаки могут быть получены из совершенно неожиданного сырья. Например, из золы мусоросжигательных заводов, содержащей полный состав таблицы Менделеева. К таким щлакам применяются специальные технологические процедуры очистки (например, выщелачивания тяжелых металлов из шлака), делающие их в теории «практически безвредными и инертными». Процентный состав сырья, использованного при производстве минерального волокна, может варьироваться производителями в самых широких пределах. Но!!! Очевидно, что шлак использовать гораздо выгоднее, чем базальт – он несоизмеримо дешевле.
  • Традиционно вольное отношение российских производителей к любым технологиям, особенно требующим серьезных стартовых инвестиций, туго увязывает 2 предыдущих пункта воедино. Таким образом, проблемы, описанные выше, следует помножить на коэффициент современной российской специфики. Ничего личного – только бизнес! Хотя справедливости ради стоит сказать, что имеются исключения, но как с ними встретиться и не перепутать с общим правилом?

На этом сага о минеральной вате еще не закончена!

Переходим ко второй ее части – применению фенолформальдегидных смол в качестве связующего элемента, придающего минеральной вате необходимую форму и прочность при изготовлении из нее плит различной прочности. Фенолформальдегидные смолы является материалом с набором уникальных свойств, так как имеют высокую электроизолирующую способность, хорошую коррозионную и механическую устойчивость. С их применением и добавками наполнителей получают фенопласты, из которых изготавливается широчайший спектр продукции – клеи  и лаки, сувениры, материалы для печатных плат (гетинакс, стеклотекстолит), фанеру, ДСП, мебель и т.д. и т.п.

Фенолформальдегидные смолы могут оказывать при контакте с ними вредное воздействие на кожу и органы дыхания. Воздействие определяется содержанием в смоле свободного фенола и формальдегида (фенол-формальдегидные конденсаты), которые при отвержении смол должны связываться до следовых концентраций. Однако, их содержание сильно зависит от технологии производства смолы (не забываем, что стремление заработать «по-быстрому» может творить любые чудеса с технологиями) и составляет до 10% общей массы. А смола, в свою очередь, составляет до 10% веса плит из минеральной ваты. То есть, несложный расчет позволяет установить, что в облицовке современных жилых домов может содержаться до 1% несвязанного фенола и формальдегида, которые постепенно выделяются в окружающую атмосферу.

Формальдегид (формалин – водный раствор формальдегида) высоко токсичен, обладает аллергенным, мутагенным и канцерогенным действием. Может провоцировать онкологические, кожные заболевания, заболевания и дегенеративные процессы внутренних органов. Оказывает деструктивное воздействие на генетический материал, репродуктивные органы, дыхательные пути, пищеварительные органы, глаза, кожный покров. Фенол ядовит. При попадании на кожу вызывает химические ожоги. В виде паров или пыли раздражает слизистые оболочки глаз, дыхательных путей, кожу. При разовом или нерегулярном воздействии небольших доз фенола наблюдается утомление, головокружение, головная боль, снижение иммунитета, обострение аллергических реакций. При регулярном воздействии пары фенола приводят к хроническим заболеваниям печени и почек.

Классификация химически опасных веществ в РФ производится по классам опасности, устанавливаемым в соответствии с нормативными и отраслевыми документами. 1-й класс - это чрезвычайно опасные вещества. 2-й класс - высоко опасные. Фенол и формальдегид относятся ко 2-му классу. При этом формальдегид включен МАИР (Международной ассоциацией по изучению рака) в категорию 1 «Канцерогенные для человека» (самую тяжелую, туда же помещен асбест) Классификатора канцерогенной активности веществ, смесей и факторов воздействия.

С эффектом применения фенолформальдегидных смол в строительстве пришлось столкнуться в 90-е годы. Проклятием для риелтора тогда была покупка квартиры в т.н. «фенольном доме». Проблема касалась панельных многоэтажек серии П-49, в которых эти смолы использовались в составе стекловаты для герметизации стыков между панелями, во внутренних работах (например, наклейка линолеума) и как добавка к бетону для ускоренного набора проектной прочности. Всего в 70-80-е годы в Москве было построено несколько сотен фенольных домов. Их жители после нескольких лет проживания столкнулись с набором проблем со здоровьем – это аллергия, болезни глаз, почек, дыхательных путей, и, даже, злокачественные новообразования. Московское правительство активно занималось темой, осуществляя углубленные кап. ремонты (в т.ч. с отселением жителей) в фенольных домах с заменой или нейтрализацией фенольных материалов, использованных при их строительстве.

А что в Европе? Там в начале 2000-х произошел полный (опять Германия) или частичный отказ от применения фенолформальдегидных смол в строительстве. Для нанесения минераловатных покрытий стали использоваться технологии, принципиально отличные от фенольных. Самая распространенная технология такого рода основана на применении в качестве связующего вещества комбинации тетрабората натрия (бура – натриевая соль борной кислоты) и ПВС (поливиниловый спирт, получаемый из поливинилацетата, раствор которого известен как клей ПВА). Технология более дорогая и трудоемкая, чем отечественная, так как крайне чувствительна к наличию шлака в составе волокна и требует использования для его производства натуральных базальтовых пород. Кроме того, минеральное волокно должно быть предварительно подвергнуто специальной механической обработке, а его нанесение осуществляется с использованием недешевого оборудования.

К сожалению, на просторах отечественного интернета удалось найти единственный пример применения в РФ аналогичной технологии (под товарной маркой Спрефикс-РУС – см. здесь http://www.sprefix.su/).


Что касается природы применяемых веществ. Бура используется в бумажной и фармацевтической промышленности как дезинфицирующее и консервирующее средство, в качестве компонента моющих средств, как составная часть косметики и медицинских препаратов. ПВС применяется в качестве: загустителя в шампунях, клеях, латексах, является составной частью продуктов гигиены, используется как эмульгатор в пищевой промышленности, присутствует в растворах для глазных капель и контактных линз и т.д.

Сравните с описанием фенолформальдегидных смол и их компонентов. Как говорят в Одессе – это две большие разницы!

Остается, разве, добавить, что в результате механической обработки плит из минеральной ваты (в т.ч. на заводе-изготовителе, а, тем более, на строительной площадке) образуется масса микрочастиц минеральных волокон и фенолформальдегидных смол, попадающих во внутренние полости строящихся зданий. После этого при наличии минимальной циркуляции воздуха внутри конструкций здания, обусловленной проектными решениями, наличием зазоров между элементами конструкций и перепадами давления воздуха внутри зданий, эти микрочастицы будут годами попадать в жилые помещения.

 

Пеноблоки

Как было отмечено в начале статьи, конструкции современных жилых строений (включая фундаменты, ограждающие конструкции, перекрытия, внутренние и межквартирные перегородки, коммуникационные шахты) состоят до 60% из пенобетона (дом, построенный из пены и воздуха - J). Этот очень интересный материал имеет ярко выраженные положительные характеристики, но обладает, в качестве их продолжения, и серьезными недостатками. Попробуем сформировать целостную картину.

Химический состав пеноблоков не вызывает опасений (масштаба, сопоставимого с минеральной ватой). Он включает в себя: вяжущее (портландцемент, известь), кремнеземистый компонент (молотый кварцевый песок, зола уноса ТЭС), порообразователь (алюминиевая пудра и раствор перекиси водорода, обеспечивающие химическую реакцию с выделением пузырьков водорода). Основные физические характеристики представлены в сопоставительной таблице в начале статьи. Показатели по плотности и теплопроводности являются превосходными.

Но при этом пеноблоки из газобетона имеют худший в представленном сравнении показатель водопоглощения – способность впитывать и удерживать в капиллярах воду. От этой способности напрямую зависят характеристики материала. Чем выше содержание влаги в материале, тем хуже его характеристики. В случае рассмотрения пеноблоков возникает целый ряд негативных показателей, продуцируемых повышенной влажностью.

  1. Резко ухудшается теплопроводность, а для пеноблоков это одно из двух основных преимуществ (вопрос – за что боролись?). При достижении пеноблоком влажности в 25% его теплопроводность возрастает примерно в 4 раза в сравнении с паспортными данными и становится сопоставимой с полнотелым кирпичом.
  2. Механические свойства пеноблоков характеризуются заметно меньшим, в сравнении с бетоном и кирпичом, количеством циклов промерзания/оттаивания даже при проектной влажности (25-50 против 100 и более). И тут высокая способность к водопоглощение играет резко диструктивную роль, так как для потери увлажненным пеноблоком механических (и, как следствие, теплоизолирующих) свойств достаточно в разы меньшего количества циклов промерзания/оттаивания.
  3. И, наконец, главная проблема. Пеноблоки подвержены в гораздо большей степени, чем традиционные материалы, биологическому воздействию. Плесневые грибы (или, проще говоря, грибок и плесень) при повышенной влажности чувствуют себя на пеноблоках исключительно комфортно, появляясь в течение нескольких месяцев после сдачи объекта.

Каким образом формируется повышенная увлажненность блоков? Для этого, необходимо понимать, как выглядит стандартный «пирог» ограждающей конструкции жилого корпуса с навесным вентилируемым фасадом. Если двигаться со стороны внутренних помещений это последовательность слоев определенной толщины:

  • пеноблок 300-400 мм;
  • минераловатный утеплитель 100 мм;
  • ветрозащитная и паропроницаемая мембрана;
  • воздушный зазор до 50 мм для естественного удаления атмосферных осадков, проникших под облицовку;
  • облицовочные панели вентилируемого фасада, монтируемые на соответствующую подконструкцию.

Критически важным при этом является качество материалов и выполнения работ при монтаже указанного пирога, а именно:

- качество мембраны и ее монтажа определяют более 50% будущих неприятностей; чем дешевле материал, тем ниже его эксплуатационные свойства и тем быстрее он их теряет, так как микроотверстия в мембране за несколько лет эксплуатации забиваются уличной пылью и микрочастицами строительной пыли; при монтаже могут возникнуть повреждения мембраны и неполное укрытие находящихся под ней слоев «пирога»;

- особенности подконструкции вентфасада, качество ее монтажа могут создать массу незащищенных зон, обеспечивающих прямое проникание атмосферных осадков внутрь ограждающей конструкции;

- стыки оконных проемов, герметизированные с дефектами, так же создают незащищенные зоны;

- регулярно приходится наблюдать на стройках и на складах продавцов/производителей минераловатные плиты, валяющиеся под открытым небом в любое время года (стоят дешево, а места занимают «вагон», где ж еще их хранить, как не на открытых площадках); будучи установленными на фасад, уже имеющий описанные выше дефекты, плиты, укрытые мембраной, могут не просохнуть никогда; при этом гидрофильность минеральной ваты способствует ее промерзанию и деформации, ведущей к последующему промерзанию пеноблоков.

Примечание. Вообще говоря, современный московский жилой дом с вентфасадом мало, чем отличается от офисного здания (с точки зрения архитектурно-конструктивных решений). Однако, источников увлажнения (в т.ч. аварийного) в офисе в сотни раз меньше, чем в жилом доме. Каждый может вспомнить такого рода примеры именно в отношении жилья.

От указанных факторов вполне можно избавиться посредством тщательного проектирования продуманной ограждающей конструкции здания и использования для ее монтажа высококачественные материалы и комплектующие. Но кто ж позволит реализовать подобные «изыски» на жилье эконом-класса?!! Тем более, что принцип «и так сойдет»  - это лучший способ экономии затрат.

Описанные факторы касаются увлажнения внешних стен и приводят к падению механических и теплозащитных свойств пеноблоков. Неприятно, конечно, и накладно раз в 5-10 лет жителям дома оплачивать массовые восстановительные фасадные работы. Но с этим уже нельзя ничего сделать (судьба!..). И потом, эти проблемы не несут значительный ущерб здоровью. Потенциал роста простудных заболеваний – не в счет.

Того же, к сожалению, нельзя сказать о плесневых грибах, которым для прекрасного существования внутри здания из пеноблоков не хватает лишь влажности. Очаги на внешних стенах уже имеются (см. выше). А что же происходит внутри нашего дома? Ничего хорошего!!! Ведь здесь массово применяются пеноблоки, даже там где ранее никогда не применялись:

- перегородки между квартирами оказываются каналом «влажностной коммуникации» между соседями, так как блоки лежат на плите перекрытия; любой залив в соседней квартире, опрокинутое ведро с водой и т.д. тут же приводит к увлажнению пеноблоков смежной стены, которые будучи защищены в т.ч. влагоизолирующими покрытиями, могут так и не успеть просохнуть до появления плесени;

- стены ванных комнат и санузлов (где постоянные протечки и периодическая 100% влажность) собранные из пеноблоков (!!!), являются шедевром проектной оптимизации и прекрасным местом для обитания разнообразных плесневых грибов;

- вентстояки и каналы с коммуникациями теперь тоже модно собирать из пеноблоков, наверное, для того что бы грибам и их спорам было легче путешествовать с этажа на этаж;

- массовые заливы, продуцируемые первым запуском систем отопления (особенно вероятными, если дом передается жильцам в весенне-летний период), являются источником повышения влажности всех внутренних конструкций из пеноблоков, расположенных на этажах ниже места залива.

И все это происходит внутри дома, укутанного мембраной (в связи с дефектами монтажа прекрасно пропускающей атмосферные осадки), превращающейся через несколько лет в большой полиэтиленовый пакет или в ... Впрочем, обойдемся без излишне ярких сравнений.

С описанными выше эффектами можно ознакомиться на большинстве форумов жителей, недавно заехавших в жилые корпуса, оборудованные вентфасадами. Для полноты картины остается только изучить особенности плесневых грибов. Размножаются при помощи спор (размер от 2 до 40 мкм), которые обладают предельно высокой выживаемостью и могут противостоять даже воздействию специальных химических веществ - фунгицидов. Споры грибов попадают в помещения из внешней среды с атмосферным воздухом, либо заносятся на одежде, обуви, различных предметах. В воздухе среднестатистической квартиры находится до нескольких десятков спор в 1 м3 воздуха. Что касается квартиры, оккупированной грибами, то концентрация может подскакивать на порядки - до 10 тысяч спор и более. Обладая для целей пищеварения широчайшим набором ферментов, грибы могут питаться самыми разнообразными веществами. В жилых домах это могут быть ткани, древесина, обои, масляная и водоэмульсионная краски, штукатурка, побелка, цемент. Колонии плесневых грибов появляются со временем на мебели, стенах, потолке, оконных рамах, трубах отопления, одежде, обуви и т.д. Пищевые продукты и бытовая пыль – лучшая среда для развития грибов. Главное условие развития грибниц – достаточная влажность воздуха или постоянное увлажнение поверхностей, на которых происходит их развитие.

На сегодняшний день в РФ не существует регламентов и стандартов, нормирующих ПДК спор и продуктов метаболизма плесневых грибов в жилых помещениях. Имеется только часть одного из ГОСТов, посвященная отбору их проб, принятая в 2015 г. на основе международного стандарта ИСО 16000-19:2012* "Воздух замкнутых помещений. Часть 19. Отбор проб плесневых грибков". Поражающее действие плесневых грибов на человека включает токсическую (продукты метаболизма плесневых грибов являются сильнейшими ядами), инфекционную, аллергическую, антигенную и канцерогенные составляющие. Развитие грибниц влечет за собой постоянное выделение спор и частиц мицелия, которые распространяясь потоками воздуха, могут попасть в легкие, бронхи, на слизистые носоглотки, на кожу. Плесень оказывает на здоровье человека следующие виды воздействия:

  • риниты, фарингиты, воспаления легких, бронхиты, бронхиальная астма;
  • заболевания кожных покровов, которые выражаются в виде аллергических дерматитов, экзем и других воспалительных процессов;
  • яды плесневых грибов вызывают отравления, сердечно-сосудистые патологии, поражения центральной нервной системы, отеки мозга, развитие раковых заболеваний печени и легких,
  • прорастая внутри организма, плесень, воспринимающая организм с ослабленным иммунитетом в качестве питательной среды, способна вызвать токсические некрозы тканей при поражении бронхов, легких и других внутренних органов, что в тяжелых случаях может привести к летальному исходу;
  • усугубление течения хронических заболеваний.

Что ж? Осталось лишь, окинув взглядом историю развития жилого строительства домов с вентилируемыми навесными фасадами, подвести итоги.

 

История процесса

Разумная экономия (а когда она бывает неразумной?) очень часто в истории приводила к катастрофическим последствиям. Кардинальный сдвиг строительной стратегии на рынке отечественного жилья произошел сразу после начала кризиса в период 2009-2011 г.г. До этого момента технология строительства объектов с вентилируемыми фасадами полностью захватила нежилые сегменты строительной отрасли. После начала кризиса в Москве в состоянии строительства находились офисные комплексы на миллионы квадратных метров. Коммерческие перспективы этих объектов были крайне тяжелыми (!!!).

И тут (совершенно неожиданно…J) появляется гениальная идея с вводом нового формата застройки – апартаментов. Это нечто среднее между жильем и офисом. Грубо говоря, офис, допускающий жилое использование. Ряд крупных застройщиков был спасен от неминуемого банкротства… Здорово! Вот только никто не подумал (или не захотел?) о том, что нормативные требования в отношении офисов, не предполагающих постоянное пребывание людей, содержат (содержали!!!) гораздо меньше ограничений, чем для случая жилья с постоянным пребыванием людей.

Направление дальнейшего развития было указано всему рынку! А почему бы не применить аналогичные подходы не только к апартаментам, но и к жилью?!!

Дальнейший путь каждый из застройщиков прокладывал по-своему. И вот, сегодняшние жилые корпуса ничем не отличаются (разве что инженерное оборудование победнее и попроще) от офисов В-класса 2000-х годов. Естественное стремление к улучшению экономических показателей проектов, захватившие умы застройщиков, привело к не менее естественным последствиям, массово перекладываемым на будущих жителЕй объектов с вентилируемыми фасадами. Эти объекты олицетворяют современные прогрессивные тенденции отечественной строительной и проектной мысли, не совпадающие, однако, с мировыми тенденциями.

 

Итог

10-15 лет массового применения не делают строительный материал традиционным, тем более безопасным, так как не позволяют накопиться критической массе негативной статистики, достаточной для отказа от него или ограничения сферы его применения.

Современные жилые дома с вентфасадами несут высокий потенциал комплексного негативного воздействия на здоровье их жителей, реализуемый при наличии условий, описанных в статье.

 

Рекомендации

Было бы совершенно неправильно оставить читателя в беде открытого ему нового понимания действительности, не предложив в качестве ответа на вопрос «Что делать?» некоторых вариантов разумных действий:

  • Тщательно и взвешенно подходить к вопросу качества приобретаемого жилья, понимая, что жилые объекты, описанные в данной статье, составляют не менее 90% рынка новостроек Москвы. Отдавать предпочтение объектам, построенным с максимальным применением традиционных технологий и материалов.
  • Объекты, построенные по технологии, применяемой для строительства офисных зданий (вентфасады, массовое использование минераловатных утеплителей в комбинации с пенобетоном) по возможности вообще исключить из рассмотрения. Если же акт покупки уже состоялся, рассмотреть имеющуюся в текущем моменте возможность продать или обменять на что-то более традиционное.
  • Ну, а если уж «попали» в такой дом, примите меры:
  • защитные (а в местах контакта с влагой - гидроизолирующие) покрытия следует наносить на все поверхности, даже перед поклейкой обоев; это удорожает ремонт, но сохраняет здоровье;
  • регулярное проветривание помещений – окна/форточки лучше держать открытыми максимальное время; при закрытых окнах использовать устройства, очищающие воздух от паров и пыли – ионизаторы, озонаторы, фильтры (например, воздухоочистительные приборы с НЕРА—фильтром (High Efficiency Particulate Air), задерживающие мелкодисперсные частицы от 0,1-0,3 мкм);
  • не пренебрегать регулярной влажной уборкой, своевременно обрабатывая места появления плесневых грибов фунгицидными средствами; пылесос желательно иметь тот, в котором применен аквафильтр.

Ситуация, описанная в статье, уже зашла слишком далеко. Она затягивает все большее и большее количество застройщиков. Представляется, что остановить этот вал сумасшествия сможет только позиция рядового потребителя продукции строительной отрасли, предельно взвешенно подходящего к потребительским свойствам покупаемого жилья. В этом - твоя Сила, Читатель!!!


Оцените статью