Загадка интервью Буша-старшего о России  101

Расследования

01.12.2018 13:11

Павел Шипилин

9904  9.1 (109)  

Загадка интервью Буша-старшего о России


Экс-президент США унес тайну с собой в могилу

Сегодня, в связи со смертью Джорджа Буша-старшего, говорил ли он пророческие слова в далеком 1992 году, установить стало еще труднее. Но кто-то явно знает правду.

Признаюсь честно, я всегда относился к этому интервью очень скептично — как к фейку, кем-то довольно искусно состряпанному. Уж слишком все там гладенько, слишком все в «наших» выражениях. Однако пару лет назад расследование, которое привел в радио эфире Михаил Хазин, поколебало мою уверенность. Впрочем, судить вам — расследование я тоже привожу в конце поста.


Но прежде чем говорить о предмете, прочитайте самый популярный у нас фрагмент интервью. Ну а те, кто уже его читал, могут пропустить.

— Господин президент, подводя итоги, в смысле, своего срока, можете ли вы назвать ваш самый главный внешнеполитический успех, помимо развала СССР, и ваше самое главное поражение?

— Да, могу. Но вы ошибаетесь в главном. Мой наибольший успех — это победа над Саддамом Хусейном, победа над клятвопреступником, который вероломно напал на своих родных братьев. И это после всего того, что мы для него сделали. После того, как мы в него столько вложили и настолько доверились. Разгром Хусейна — мое наивысшее достижение, ибо для любого из нас самым важным остается борьба и покарание предательства. Именно развал Советского Союза — мое самое главное поражение. Боюсь, что это внешнеполитическая катастрофа, размера которого мы еще не поняли.

— Не могли вы развить свою мысль? Ведь вы сами приложили столько сил для победы над СССР.

— Да, приложил. Но для победы, а не для нашего поражения. Советский Союз имел очень важную роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу страну, но мог нанести нам неприемлемый ущерб, и мы опасались его, как опасаются дикого волка или медведя. Мы приучали себя следить за запорами в нашем доме, мы следили за своей формой. Однако сейчас, когда Союза не стало, мы, американцы, стали забывать об опасности. Наши люди жиреют и жируют. И это признаки нашего поражения. Ведь существование Союза нам всем было выгодно. А нынешняя ситуация множит политические риски с неопределенностями. И, на мой взгляд, это прямой путь к катастрофе. Я имею в виду, что я сделал все, чтобы Союз так и остался большим, голодным и немощным. Я кормил его из моей руки, к моей ласке приучал. В нашей казне не было денег, и я оказывал Союзу гуманитарную помощь из моих личных средств.

— Вы хотите сказать, что вся эта гуманитарная помощь русским, все эти окорочка…

— Это все было из моих личных средств. Русским нужны были деньги. И я, как мог, их поддерживал. Им нужна была еда — и я приказал кормить их из моих личных средств. Были люди, которые со мной вошли в долю. Но мы не потратили на это ни цента из федеральной казны.

— Тогда я не понимаю, зачем вы это сделали?

— Затем, что друг в нужде — друг навсегда. Вы плохо понимаете то, что случилось. Россия не побеждена. Напротив, она очень усилилась. И нам нужно, чтобы она была нашим другом. Именно поэтому я бесплатно кормил всех этих русских. А те, кто меня победили (имеется в виду Клинтон и компания), хотят только грабить. Русские того не забудут и когда-нибудь пришлют нам ответный счет.

— Я не понимаю, почему вы уверены, что Россия усилилась. Ведь она же была только что побеждена.

— Россия и Союз — как матрешки. Они были вложены друг в друга. В реальности мы соревновались с Россией. Но она была в виде Союза. То есть на ногах у нее были огромные гири. Сейчас эти гири при распаде Союза убраны. Россия преодолеет ее нынешние проблемы, и станет гораздо более злой и могучей, и хорошо запомнит всех, кто ее нынче обидел. Я хотел бы быть таким же другом России, каким я был врагом для советов. Ставить надо на самую лучшую лошадь. Вы хотите узнать, какие у нее были гири? Это есть в цифрах. В Союзе были две бездонные дыры, куда утекали все бюджетные профициты, — сельское хозяйство и социальная помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов, в ближайшие года она станет более сильной и опасной, чем СССР.

— Я не понимаю, почему Россия сможет урезать свои расходы на социальную помощь и сельское хозяйство.

— Это все в цифрах. Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина — русские закрывают черную дыру в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в союзный бюджет, прекращает дотировать многодетные мусульманские республики.

А дальше арифметика. Украина, Средняя Азия и Закавказье оказываются с союзными дефицитами и погружаются в пучины отчаяния. Россия оказывается с союзными профицитами. И ее казна оказывается больше и мощнее советской. А потом она с триумфом вернется и нам все припомнит. А у нашей экономики уже граничное состояние нулевой прибыли.

— Иными словами, господин президент, вы считаете, что потеря Украины — благо для русских. Но бывший советник по национальной безопасности…

— Вы про Бжезинского? Деревенский дурачок Джимми в политике не мог отличить яблоко от коровьей лепешки. И поэтому слушал идиотов и клоунов. Я добровольно ушел с поста директора ЦРУ, чтобы мое имя к этому балагану не имело потом отношения. Бжезинский писал, что без Украины Россия никогда не станет империей. Так оно и было в те времена. Но это правило XX века. А мы будем жить в XXI. Знаете, зачем русским нужна была Украина? Затем, что там прирост населения выше, чем в самой России. Русским в прошлых войнах нужны были украинцы, чтобы было кого бросать с гранатами под немецкие танки, и только. Но как только у них появилось ядерное оружие и ракеты, смысл содержания такого количества голодных ртов стал отрицательным. Русским проще повысить уровень жизни своего русского населения и чтобы украинцы на них работали так же, как у нас и на нас работают мексиканцы. Все равно воевать с винтовкой и гранатами в современной войне не придется. И, стало быть, становится не нужна им военная присяга украинцев.

Соперник мой, Клинтон, обещает стимулировать экономику. Это означает то, что мы влезем в долги. А у нас экономика в состоянии, когда мы больше не можем позволить себе заимствования. Это значит, что бюджет у нас будет отрицательным и со временем мы станем наги и босы, а русские — богаты и могущественны. И ради дружбы с сильными и могущественными мои бесплатные окорочка в миг, когда им нечего кушать, принесут огромные дивиденды. А принесли бы еще больше, если бы я мог удержать от грабежа стаю наших вечно голодных гиен и шакалов. Ах, если бы удалось удержать Союз от распада, если бы он привык к нашей доброй руке и стал со временем ручным, как комнатная собачка! Но уже ничего нельзя сделать. Все эти шакалы сами решают свою судьбу. Я знаю русских. Они ничего не простят и ничего не забудут.

А теперь — свидетельство, что интервью действительно было. Михаил Хазин задал вопрос своим читателям, и вот какой ответ он получил от одного из них.

Да, мне было интересно узнать. Я искал точно так же, как и другие, выяснив, что:

  1. вне зависимости от того, аутентичен текст или конспирология, он, безусловно, не придуман ни в России, ни где угодно еще, но появился в Соединенных Штатах Америки;
  2. загадка этого текста всерьез обсуждается американцами много лет, минимум с 2003 года, разыскивающими первоисточник. Текст июня 1992 года разговора у камина Джорджа Буша и знаменитой Сары Макклендон — одной из долгожительниц (стаж более полувека) журналистского пула Белого дома, с которой папа Буш близко дружил;
  3. проспект-интервью, вернее, не интервью, а записи свободной беседы, еще не прошедшей утверждение, был опубликован в ее информационном бюллетене 7 июня 1992 года, однако, вопреки практике, само интервью полностью напечатано не было. Вместо этого автор 16 июня передала оригинал в дар библиотеке университета в Миссури, где он был архивирован в Фонде Макклендон S2579, инвентарный номер 5185;
  4. поскольку сам фонд считается закрытым, библиотека подготовила реферат интервью — якобы тот самый текст, о котором идет речь, разместив его на платном сайте «State historical society of Missouri», инвентарный номер 2579. На вопрос, когда уже ей будет дано разрешение на публикацию полного текста, Макклендон неизменно отвечала либо «no comment», либо что это зависит от решения мистера Буша;
  5. однако сразу после смерти журналистки 8 января 2003 года с сайта исчез и сам реферат, и даже страничка индекса с его описанием, что крайне возмутило американцев, интересовавшихся этим и другими документами фонда, но не успевших с ним ознакомиться.

Кстати, Михаил Хазин в этой передаче (начало 2016 года) довольно уверенно предсказывает победу Трампа. Но это так, к слову.

Читатель, приславший свой вариант расследования, как по мне, выглядит довольно убедительно. Во всяком случае, точное указание инвентарных номеров, согласитесь, вызывает доверие. Впрочем, я не проверял. Да и как можно проверить, если человек заранее предупреждает, что под обозначенными номерами искомого материала нет?

Однако я все же предпринял небольшие усилия, но и они к нужному результату не привели — фрагмент интервью с Джорджем Бушем-старшим, опубликованном в The New York Times 25 июня 1992 года, искомых слов и выражений не содержит. Правда, в архиве тоже приведены лишь выдержки. И интервьюеры другие, Сары Макклендон среди них нет.

В общем, загадка осталась. А сегодня, после смерти теперь уже второго участника «беседы у камина», который мог бы подтвердить или опровергнуть подлинность записи (если бы ее удалось разыскать), надежда узнать правду, по всей видимости, окончательно исчезла.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину