Филология террора. Что позволено профессору….  7

Расследования

01.08.2020 10:45

Кирилл Шашков

1683  8.9 (8)  

Филология террора. Что позволено профессору….

фото: smi2.ru

20 июля пресс-служба Высшей школы экономики озвучила свои намерения дать правовую оценку заявлениям профессора Гасана Гусейнова о теракте на Дубровке в октябре 2002 года. Интересное намерение, если учесть то обстоятельство, что даже непосвящённому человеку ясно, насколько точно заявление Г. Гусейнова соответствует диспозиции статьи 205.2. Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за публичное оправдание терроризма. Правовые оценки в таких случаях положено давать судебным органам – в тексте приговора

Ещё интереснее, если заметить, что квалификацию деяния профессора ВШЭ предварительно уже озвучил в комментарии ФАН депутат Государственной Думы Евгений Фёдоров, и именно как «…оправдание терроризма в чистом виде». А ведь Е. Фёдоров не просто так себе депутат от ЕР, после его заявлений, например, и социалист Н. Платошкин под арестом.

По сравнению с делом журналистки Светланы Прокопьевой, обвинённой по той же статье УК, состав преступления для Г. Гусейнова вырисовывается в его рафинированной чистоте.

С одной стороны, нападение на Дом культуры во время мюзикла «Норд-Ост» являлось террористическим актом по смыслу: насильственные действия с целью оказания влияния на принятие решений органами власти. Требования к власти были – вывод войск и прекращение контроля над частью территории, насильственные действия – захват заложников и расстрелы.


С другой, подкладывание под эту акцию национально-освободительной идеи является в чистом виде ложью. Мовсар Бараев – это классика бандитизма, никакие надличностные идеи, хоть национальные, хоть освободительные, ему не были свойственны, а торговля заложниками была его фирменной семейной специализацией ещё с дядей Арби. Вовсе никакая не идейная, а за деньги.

Комментарий про «контрибуцию» вообще из разряда рассуждений «быдлоящеров» в период похмелья. Тех можно понять – их нулевые способности к анализу явлений подтверждены социальным статусом. А для профессорского звания это «дно».

Итак, в деянии профессора Г. Гусейнова есть все элементы состава: комментарий в соцсети, содержащий ложь в оправдание действительного теракта. Тем интереснее будет наблюдать реакцию государственных органов РФ, да ещё в свете недавнего приговора в отношении упомянутой С. Прокопьевой, признанной виновной по данной статье буквально 6 июля 2020 г.

Посмотрим, насколько карательные органы РФ смогут избавить высшие учебные заведения страны от профессора-филолога, прославившегося высказываниями о языке, предмете своих исследований. Уничижительные выпады в адрес государственного языка хоть и не являются уголовным преступлением, но мало совместимы с занимаемыми Г. Гусейновым университетскими постами. Особенно в свете последних изменений статьи 68 Конституции РФ.

Удивительным единодушием радуют сходные мнения непримиримо различных в остальных случаях представителей «одичавшей страны» (как её назвал сам Г. Гусейнов). Осталось дождаться действенной реакции официальной власти, которой теперь придётся на деле показывать, кто кому придаток.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.