Из эмиграции в тюрьму – кто готовит путь Навальному  23

Расследования

16.01.2021 14:30

Петр Акопов

2930  7.1 (13)  

Из эмиграции в тюрьму – кто готовит путь Навальному

фото: © AP Photo / Navalny Campaign / Evgeny Feldman

Западные «друзья» России в предвкушении – от возвращения Алексея Навального в Москву – ждут... А вот чего именно ждут – это самый интересный вопрос. Потому что от ответа на него зависит то, как руководство страны будет реагировать на пассажира рейса «Победы» из Берлина

Нет, вовсе не потому, что Россия не суверенная страна, а наши лидеры постоянно думают о том, что скажут на Западе, – в этом пытаются убедить точно такие же Навальные, только якобы патриотически настроенные. Их «патриотизм» лишь ширма для атаки на Путина и власть в целом, а задача точно такая же, как и у «умеренного националиста и демократа» Навального: дискредитация и снос власти. «Не могут тронуть Навального, потому что боятся Запада» – ничем не честнее утверждений, что, дескать, «Навальный – это проект Кремля», с помощью которого «не дают вырасти настоящей, опасной для Путина оппозиции». Власть давно уже относится к Навальному как к проекту – но как к проекту чужому, причем не только для нее, но и для России в целом. И проекту однозначно враждебному, что бы там ни думал об этом сам Алексей и его искренние поклонники (а таких едва ли не большинство среди тех, кто восхищается Навальным).

Интерес у внешних сил к «проекту «Навальный» понятный: в игре с Россией всегда должен быть инструмент, с помощью которого можно было бы пытаться ослабить, расколоть ее изнутри. Победить Россию на поле боя невозможно, более того, любая интервенция заканчивается крушением государства-агрессора – только мы сами можем устроить себе проблемы. Поэтому наши исторические противники всегда очень внимательно следят за теми, кто не просто бросает вызов российской власти, а обещает снести ее до основания, построить новую прекрасную Россию – с тем чтобы при удобном случае помочь им.

Эта помощь может быть самой разной – от финансовой и пропагандистской до политической и военной. Сам «борец за правое дело» при этом может быть полностью уверен в своей независимости и честности – и не придавать никакого значения той помощи, что ему оказывают «друзья» России. Или даже думать, что никому ничем не обязан, а если и обязан, то, придя к власти, легко откажется от любых обязательств.

Ленин не был агентом германского Генштаба, да и немецкие деньги, выделяемые через Парвуса, большевики использовали на «благое дело», то есть подготовку революции, и уж точно он не чувствовал себе ничем обязанным немцам после октября 1917-го и готов был поддержать революцию уже и в самой Германии. Но ведь в итоге немецкий план на смуту в России и выход ее из войны (то есть поражение) сработал? Да, вина в этом лежит не только на Ленине, но и на тех российских либералах, которые бездумно свергли в феврале царя. Но и с ними играли внешние силы – только уже английские и французские. Потом многие из «героев февраля» оказались в эмиграции – и там их праведный гнев против большевиков пытались использовать для антироссийской, по сути, деятельности.

Делать ставку на революционно (или реваншистки – как тот же Ходорковский) настроенных эмигрантов привычно для Запада – но далеко не все русские, оказавшись за границей, готовы работать против своей страны.

После высылки на Запад Солженицын выступал с обличающими коммунизм и СССР речами, призывая чуть ли не к блокаде и изоляции. Но вскоре, увидев своими глазами, что современный ему Запад вовсе не белый и пушистый, то есть не христианский (а противопоставление безбожного СССР и христианского Запада было важным для Солженицына), писатель отказался от того, чтобы стать знаменем для борьбы с Советами. Потому что почувствовал, что целят в коммунизм, а попадут в Россию? Нет, и уж тем более не думал тогда, что со временем выяснится, что «куда целили, туда и попали», но не хотел помогать противникам своей страны. Которые с радостью бы его использовали.

Навальный в этом смысле, конечно, не Ленин и не Солженицын – у него нет никаких колебаний и ограничений по поводу работы с внешними силами. Более того, он все время подчеркивает важность европейского пути России – и это вовсе не спор западника со славянофилами. Намеки наших властей на работу с Навальным ЦРУ совершенно неудивительны: нет никаких сомнений в том, что англосаксонские спецслужбы уже больше десяти лет ведут «проект «Навальный». Не имеет никакого значения, кураторы они Навальному или его ведут втемную, – понятно, что сам себя никаким даже агентом влияния он не считает – главное, для чего его используют. И сейчас, после странного отравления и накануне «триумфального возвращения» нужно понять, в каком качестве «проект «Навальный» будет задействован в России.

Принудив его остаться в эмиграции – сам Навальный, естественно, этого не хочет, – западные «друзья», по сути, поставили бы «проект» на паузу. Не закрыли бы, нет – на будущее все сгодится, тем более такой раскрученный бренд, – но подморозили бы до лучших времен. Потому что раскручивать его в эмиграции до уровня «Тихановская» нет никакого смысла – в планы даже самых откровенных западных русофобов не входит ни разрыв отношений с Россией, ни переход к открытой конфронтации по всем фронтам. Можно рассказывать читателям европейских газет байки о том, какая массовая поддержка есть у Навального, но выдавать его за «лидера России будущего» себе дороже.


А уж для влияния на ситуацию в России, несмотря на цифровой век, «вождь оппозиции в изгнании» совсем не годится: за границей уже сидят бессмысленные Ходорковский, Каспаров и десяток других менее известных претендентов. Да, Навальный не потерял бы основную часть своих сторонников в России, но он нужен западным товарищам как «тот, которого преследует Путин», а как Путин будет преследовать его в Германии? Опять «Новичком» травить – ну в это уже даже немцы не поверят.

Поэтому предстоит возвращение – но в качестве кого? Может быть, в прежнем статусе? Навальный разоблачает, Путин его боится, впереди трудные времена для Кремля, давайте поговорим с русским царем о том, что нехорошо преследовать «настоящую оппозицию», а заодно получим скидку на газ. И будем верить в то, что, когда в российских верхах начнется «трансфер власти» (ведь русские телеграм-аналитики все время пишут о нем!), откроется окно возможностей, возникнут турбулентности – вот тогда «проект «Навальный» выстрелит, если и не устроив «народную революцию» и не взяв власть, то хотя бы повлияв на ее будущую конфигурацию (и направление движения России – а это главное).

Такая картина мира вполне устроила бы западных «партнеров», но она уже почти невозможна для их «проекта». Отравление Навального подняло ставки среди поклонников «проекта» как на Западе, так и в России – теперь все ждут то ли нового покушения, то ли посадки... И российская ФСИН вроде бы подыгрывает ожиданиям – оповещая о том, что «обязана предпринять все действия по задержанию нарушителя Навального», находящегося в розыске с конца декабря из-за нарушений условий испытательного срока. Так что теоретически Навальному может грозить переквалификация условного срока на реальный, но в реальности никто его сажать не будет. Даже ФСИН говорит о задержании «до решения суда о замене условного срока на реальный», но очень маловероятно, что Навального станут задерживать даже на несколько дней. Сделают исключение? Нет – откажутся играть по чужим правилам, то есть устраивать шоу для западных «партнеров». Некоторые из которых ждут ареста Навального как манны небесной. Вот рекомендации из опубликованной в четверг редакционной статьи Financial Times:

«Если г-н Навальный вернется домой и будет заключен в тюрьму, Запад должен будет сигнализировать о жесткой позиции в отношении любого тюремного срока. Возможно, уже нельзя остановить строительство пресловутого газопровода «Северный поток-2». Однако крупные нефтяные компании со значительными инвестициями в России, включая «Бритиш петролеум» и французскую «Тоталь», должны серьезно задуматься о своем участии, тем более что они уже сталкиваются с давлением, требующим сдвига в сторону будущего с меньшей долей углерода. Инвесторы, руководствующиеся нравственными принципами, должны смотреть не только на то, во что эти компании вкладывают свои средства, но и куда идут эти инвестиции. Тем временем западные столицы должны ясно дать понять, что они ответят с помощью значительно более жестких санкций, чем жалкие меры против некоторых высокопоставленных россиян, которые были приняты после попытки убийства Алексея Навального»

Ничего удивительного: в зависимости от ситуации разные фракции наших западных «партнеров» будут пытаться по-своему использовать «проект «Навальный».

Одни – в первую очередь самостоятельно мыслящая часть германских элит – хотят избавить от этой проблемы российско-германские отношения и подстраховаться на случай поступления запроса о выдаче Навального. Если бы он находился в Берлине еще какое-то время, Меркель пришлось бы взять на себя ответственность за отказ в выдаче Навального России (а такой запрос рано или поздно поступил бы) – выдать его немецкие власти никогда бы не решились, а невыдача стала бы еще одним поводом для напряжения в и так тяжелых отношениях двух стран.

Другие, чье мнение выражает та же Financial Times, напротив, хотят выжать максимум из «проекта «Навальный». Для «сакральной жертвы» на алтарь борьбы с Путиным время еще не пришло – хотя так и не понятно, чем была вся эта история с отравлением, – поэтому нужны «каторга и ссылка». Причем внутриполитические последствия – например, выдвижение жены Навального сначала на выборах 2021-го, а потом и 2024 года – представляются сейчас незначительными и уж точно не главными. Главное – это то, что тюремное заключение и масштабная кампания в защиту «нового Манделы» даст повод для нагнетания нового витка антипутинской и антироссийской истерии.

Но ведь России не привыкать к подобному – так чего же нам оглядываться на Запад? Конечно, не привыкать, конечно, не нужно оглядываться, но нужно понимать, с чем имеешь дело. «Проект «Навальный» – это не просто чужой проект, он еще и многоцелевого использования. Если его стратегическая цель отчетливо внутрироссийская, то промежуточные (они же, впрочем, при признании проекта в целом несработавшим могут стать и конечными) вполне могут ограничиваться сферой российско-западных отношений. То есть работы по их ухудшению на отдельных участках – или даже в целом.

И в столь турбулентный для Запада момент (практически во всех его ключевых державах обострились еще и внутриэлитные конфликты) Россия не может не интересоваться тем, в какие игры с ней играют с помощью «проекта «Навальный», – и будет обращаться с ним так, чтобы максимально обезвредить его потенциальный разрушительный эффект. Не только для себя – но и для вменяемой части европейских «партнеров», понимающих, что на самом деле их хотят лишить не контактов и контрактов с Россией, а самостоятельного будущего. Которое Россия себе гарантирует – в том числе и обучаясь нейтрализовывать подобные «проекты».


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.