Украинская труба по-прежнему актуальна. Если Украина не сломает ее сама  16

Геополитика

06.03.2019 08:16

Дмитрий Лекух

3606  8.9 (35)  

Украинская труба по-прежнему актуальна. Если Украина не сломает ее сама

Начало недели ознаменовалось рядом весьма любопытных заявлений по становящемуся все более актуальным вопросу  «украинского газового транзита». Сначала на эту тему резко и даже слегка панически выступил глава украинского «Нафтогаза» Андрей Коболев, заявив о стоящей перед страной угрозой потери всего транзита вообще — потому что «Северный поток — 2» сделает украинскую газотранспортную систему полностью невостребованной.

После чего с разъяснениями позиции российской стороны выступил совершающий европейское турне премьер-министр Дмитрий Медведев, из программного интервью которого люксембургскому изданию «Luxemburger Wort» объективный читатель легко сделает вывод: украинский газовый транзит действительно находится под угрозой. Но этой угрозой является сама Украина.

Напомним. Как считает глава НАК «Нафтогаз Украины», «мы потеряем весь транзит, потому что есть еще «Турецкий поток», который с большой вероятностью построят и запустят к концу 2019 года».

При этом, по мнению Коболева, ситуация даже еще хуже, чем ожидалось. Потому что, как только «Северный поток — 2» будет введен в эксплуатацию, его страна потеряет единственный, цитируем, «сдерживающий фактор» против российской агрессии. После чего, разумеется, значительно увеличится и вероятность прямого военного конфликта. Украинский газовщик надевает вместо строительной каски уже военную: «Этот газопровод нужно анализировать не с точки зрения потерь денег, а с точки зрения военного риска».


Дмитрий Анатольевич в ответ просто привел цифры. Поставки российского газа в Европу продолжают ощутимо расти по абсолютно объективным, рыночным, а отнюдь не каким-либо «политическим» причинам. Тут и снижение добычи на старых, традиционных для европейских рынков, месторождениях в Северном море, и частичный отказ от угольной и атомной электрогенерации. И, разумеется, необходимость подстраховывать всевозможные модные возобновляемые источники энергии, говоря о которых российский премьер был максимально корректен: они «хотя и привлекательны с экологической точки зрения, но все еще не очень надежны с энергетической». То есть, будем говорить прямо, альтернативы российскому газу у Европы в настоящее время банально нет, а спрос на него растет. И если Украина вдруг не сумеет договориться с русскими насчет газового транзита, то это будут проблемы только и исключительно самой Украины.

«Доля российского газа в газопотреблении ЕС сейчас составляет около 30%, и «Северный поток — 2» эту ситуацию кардинально не изменит. Он будет обеспечивать только часть необходимого Евросоюзу импорта, причем по более стабильному и более дешевому по сравнению с существующими маршруту. Это прямой выигрыш для европейских потребителей» — разъяснил ситуацию российский премьер.

По сути, российско-европейский проект газопровода «Северный поток — 2» — далеко не единственная труба, через которую пойдут поставки русского газа на территорию ЕС. Более того, «Северный поток — 1», с точно такой же мощностью, уже прекрасно функционирует и иной раз стоит под загрузкой чуть ли не в 120% (!). Нормально работает и абсолютно не зависимый от Украины газопровод Ямал — Европа, идущий в Германию через территории Белоруссии и Польши, причем также постоянно превышающий проектную мощность в 32,9 миллиарда кубометров в год. Одновременно с «Северным потоком — 2» строятся и нитки «Турецкого потока», и все это совершенно нормально. Почему же такую панику и искренне негативную реакцию вызывает у украинской стороны именно второй Nord Stream?

В общем, причины есть. Да, Nord Stream 2 действительно несет серьезные риски для этой территории. Вот только с его вводом Украина рискует не потерями в транзите. Просто диверсификация транспортных коридоров в газовой отрасли лишает Киев возможности монопольно устанавливать цены на этот самый транзит. Все банально: украинское транзитное направление по факту уже прямо сейчас является самым дорогим, и там самый высокий тариф, который примерно в два — два с половиной раза выше, чем на других маршрутах. Поэтому покупки с фиксацией транспортировки через Nord Stream и Nord Stream 2 будут заметно дешевле как для продавца в лице «Газпрома», так и для европейских потребителей российского топлива. И как-то наивно предполагать, что европейским потребителям при прочих равных так уж будет хотеться продолжать кормить и спонсировать украинскую власть.

Но даже и это не самое главное: наши бледнолицые братья из-за океана остро нуждаются в экспорте СПГ. И все их активное заступничество за транзит через территорию молодой восточноевропейской демократии вызвано исключительно тем, что они этот маршрут контролируют политическими инструментами и в любой момент могут банально «прибить». Если же (и как только) Nord Stream 2 и «Турецкий поток» выйдут на проектную мощность — украинская ГТС сразу же станет для американских поставщиков не «призом», а досадным конкурентным обременением. И вот в этом смысле «русские потоки» действительно несут нешуточную угрозу самому факту существования украинской ГТС, тут Коболев прав.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину