Имитация стратегической борьбы за Латинскую Америку  42

Геополитика

15.11.2019 16:00

Андрей Школьников

8220  9.4 (31)  

Имитация стратегической борьбы за Латинскую Америку

Последние события в Боливии, когда вроде как «пророссийски» настроенный президент покинул свой пост, породили вопросы. Является ли это стратегическим поражением России и, собственно, что мы стремимся добиться, поддерживая отдельные режимы в Ибероамерике. Ответ прост – все это лишь попытки замедлить/помешать США в возрождении доктрины Монро, точно так же, как сами штаты осложняют нам возврат окраин, минимально поддерживая разных гоблинов и чертей. И да, делают они это пока лучше нас, но не нужно опускать руки

Оставим за скобками, насколько пророссийским или прокитайским являются тот или иной режим в Латинской Америке. Это не важно, так как ни мы, ни Китай, ни Европа не имеем в ближайшие годы никаких шансов на построение чего-то значимого и сильного на этом континенте.

Очень многие люди воспринимают стратегию как путь достижения только своих собственных целей, реализацию своей позитивной программы. Вот только это далеко не всегда так. Очень часто нужно не создавать что-то свое, а мешать противнику реализовать его планы. И да, разрушение чужой стратегии, как правило намного более простой и легкий путь. В мире вообще дикий дефицит позитивных идей.

Ибероамерика

В этом свете совершенно по-другому раскрываются многие действия и события в мире, в частности, события последнего года в Латинской Америке, когда США один за другим поддавливают и меняют местные режимы, а Россия, Китай и другие игроки не бросаются грудью на их защиту.

Ключевая проблема Латинской Америки – отсутствие субъектной национальной или имперской элиты, а без этого нет шансов на формирование собственного геополитического центра.

Так получилось, что единственными представителями имперского типа элиты в 20-ом веке на территории Ибероамерики были правящие круги Кубы, да и то, это была дочерняя структура Красного проекта, с миноритарным влиянием Ватикана. Национальных элит толком и нет, так как нет самого понятия – нации, они просто не сформировались на континенте. Я не воспринимаю общность «политическая нация», к которой пытаются отнести все население страны. О какой нации можно говорить на примере Франции, Испании или Турции? Чуть ослабь давление и все субстраты начинают конфликтовать между собой и всячески обособляться. А впереди мир ждут сложные времена, внутренние противоречия не получится прятать.

Формирование категорий у ребенка возникает в следующей последовательности: они, мы, он, я. Так и у народа/нации формирование происходит через обособление от других. Вот и получается, что исторически самыми сильными категориями разделения были язык и вера. Именно в этом направлении выбивают православных малороссов, говорящих на диалекте русского языка, в украинцев, говорящих на польском суржике с раздробленной религиозной идентификацией. Благо маятник скоро качнется обратно.

Вот в рамках Ибероамерики не образовалось отдельных народов - язык и религиозная структура гомогенны, этнический состав – результат метисации и множества народностей/племен. Был шанс у Бразилии, но они его упустили. Вот и получается, что нет наций и нет национальных сильных элит.

Остается лишь компрадорская (ставленники внешних игроков) и ненациональная элиты (латифундисты, олигархи, наркоторговцы и т.д.). А как следует из геостратегической матрицы, такие элиты способны реализовывать только «свою» стратегию или более слабую. Вот со временем и превратились одни из передовых стран мира в территории с фавелами и отсутствием перспектив. Шаг за шагом ослабляя стратегические позиции.

Формирование элиты Латинской Америки

Формирование элиты Латинской Америки

В стратегии Латинской Америки я показывал, из каких частей может в будущем сформироваться имперская элита, вот только этого надо дождаться, да и окно возможностей пока не открылось.

Ну а далее возникает следующий вопрос, если нет собственного проектного центра, то может ли быть позитивная повестка у других геополитических игроков в регионе? Только США, так как нет достаточной экономической, военной и психоисторической связанности континента ни с одним геополитическим игроком, за исключением США. До тех пор, пока Европа была христианской, у нее был шанс для борьбы, но современный праволиберальный экологический сатанизм делает ее неприемлемой для Ибероамерики.

Без создания собственного ядра, для чего нужна имперская проектная элита, США остается естественным и единственным центром притяжения для обеих Америк.

Вот и получается, что все наши, китайские или европейские попытки могут лишь мешать США реализовывать их стратегию. Вот только не нужно опускать руки. Создание постоянного напряжения, может очень значительно затруднить жизнь штатам.

Таким образом, из-за отсутствия имперской и невозможности формирования национальной элиты, Латинская Америка утратила шансы на текущую субъектность, десятилетие за десятилетием ослабляя себя, реализуя все более и более слабые стратегии.

Все геополитические игроки проигрывают США в части торгово-экономической, военной и психоисторической связанности с Ибероамерикой, что позволяет последним рассматривать ее в качестве зоны единоличных интересов.


В чем должна заключаться политика России в регионе? Максимальное осложнение жизни штатам, т.е. минимальная по ресурсам, но максимальная по эффективности поддержка любых действий против янки. Не нужно надеяться на получение прямых дивидендов/доходов, ведь убытки противников были на порядки выше наших. В идеале нужно чтобы основную нагрузку помощи не сильно лояльным США режимам оказывал Китай, а мы лишь действовали точечно, делая ровно столько, чтобы ситуация не обрушилась.

Все равно в ближайшие такты геополитической борьбы создать что-нибудь значимое не получится.

Любая наша победа или проигрыш в Латинской Америки в ближайшие 3-4 года будут сугубо тактическими. До момента качественного ослабления США (гражданская война), сильно подвинуть их в регионе не получится.

Украина и Восточная Европа

Описанная выше ситуация ничего не напоминает? Собственно, по такому принципу строится политика США последних лет в Евразии. Глобализация не прошла, достигнуть общемировой связанности на высоком уровне не получается, регионы начинают выпадать из общей системы. И принимается верное решение, в то время как Фининтерн пытался наращивать связанность, противостоя трендам и проигрывая с каждым тактом, США, как государство, пошли по другому пути – создание хаоса и разрушение чужих планов.

Сколько штаты тратят на поддержание проблем вокруг наших, китайских или еэсовских границ? Минимум. Они ведут игру не на достижение своего результата, а на противостояние нашим усилиям, нанося точечные удары.

В этом серьезное отличие политики Европы, Китая и Исламского мира в нашей зоне интересов, так как они ведут борьбу за позитивную повестку – интеграцию/захват территорий. С США бесполезно договариваться по разделу Украине или Грузии, им не нужны сферы влияния, их цель – управлять ослаблением/ усилением евразийских игроков. Вот с Европой, если бы она была субъектной, можно было бы говорить про раздел Украины, но чего нет, того нет.

С другой стороны, с США можно договориться на полный размен Украины, а вот для этого нам и нужны проблемные точки в Ибероамерики, в идеале было бы поднять на уши Мексику, вот тут-то будет раздолье…

Нам необходимо четко понимать, в каждой конкретной точки мира:

  • может ли конкретный игрок реализовать здесь позитивную повестку (достаточно связанности);
  • можем ли мы реализовать позитивную повестку (связанность);
  • соответствует ли стратегия других игроков/нас - позитивная повестка/игра на разрушение чужих планов.

Если геополитический игрок, не имея должной связанности, пытается работать на свое будущее – можем его поздравить, у него есть все шансы крайне неэффективно потратить громадные ресурсы. И да, политика Китая в Европе очень напоминает такие шаги.

Представьте, если бы США реально начали закачивать на Украину десятки, а то и сотни миллиардов, как делали в свое время ЕС с Польшей, в попытке сделать что-нибудь хорошее? Но у них даже мыслей таких нет.

Таким образом, через какое-то время США полностью уйдет с Украины и с других территорий Ближнего круга, это будет размен и/или договоренности в рамках Новой Ялты. Если бы Европа была к этому моменту субъектной, нам бы пришлось вести с ней разговор о сферах и долях влияния, но шансы на это минимальны.

Вот и получается, что не только Украина, но и добрая часть Восточной Европы достанется нам под полный контроль, а вот на Дальнем Востоке будет долгий торг с Китаем. Думаю, что Японию и Вьетнам, при поддержке США (для баланса им нужно будет ослабить Китай и усилить нас), заберем мы. А вот по Корее и Филиппинам придется торговаться, отдавая ресурсы Средней Азии и отказываясь от интеграции Ирана, но это уже другой разговор.

И да, США не могут стратегически выиграть/проиграть на Украине или в Сирии, для них это уровень тактики и не более.

Резюме

Последние события в Боливии привели к закономерным вопросам, была ли это неудача или стратегический просчет России. В чем заключалась ее политика?

Ответ прост – из-за отсутствия собственной сильной имперской/ национальной элиты в Ибероамерике, формирование там геополитического игрока пока невозможно. Ну а из-за отсутствия необходимой торгово-экономической, военной и психоисторической связанности, никто кроме США не способен долго и без гигантских затрат делать что-то осмысленное на данном континенте. Вот и получается, что вся политика России сводится к разрушению планов США минимальными ресурсами и созданию очагов напряжения. Ведь отказ от их поддержки – хороший актив для торгов.

Являются ли события в Боливии стратегическим проигрышем России? Нет, речь идет исключительно о тактике. Наша политика в Латинской Америке зеркальна политике США на Украине, в Сирии и т.д. и не более. Ну а вопрос, был ли обмен и что на что, оставим за скобками, ведь «после» совершенно не значит «из-за».


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину