Вышел из доверия: зачем Макрон слил в прессу свой разговор с Путиным  79

Геополитика

26.09.2020 15:10

Петр Акопов

4117  8.8 (37)  

Вышел из доверия: зачем Макрон слил в прессу свой разговор с Путиным

© AP Photo / Charles Platiau/Pool

Французский президент Макрон в отношениях с Владимиром Путиным пережил свой «момент Меркель», уверяет европейская пресса. Имеется в виду разговор двух президентов, состоявшийся 14 сентября, – точнее, та его часть, что касалась странного отравления Алексея Навального

Детали разговора появились на этой неделе в газете Le Monde – но вначале надо напомнить, что такое «момент Меркель».

Второго марта 2014-го немецкий канцлер позвонила Владимиру Путину, чтобы обсудить с ним ситуацию, сложившуюся после переворота на Украине и в Крыму. Понятно, что Меркель не считала победу Майдана переворотом, – и ее очень беспокоила возможность того, что Россия вернет себе собравшийся к выходу из Незалежной Крым.

Точно неизвестно, что сказал Путин (хотя можно предположить, что он высказал ей свое возмущение тем, что Европа не реагирует на киевский переворот), но после разговора с ним Меркель связалась с Бараком Обамой и рассказала американскому президенту, что «она сомневается в адекватном восприятии Путиным реальности» и вообще «Путин живет в другом мире».

Эти подробности стали известны из публикации The New York Times – то есть утечка произошла из Белого дома. И хотя немецкие чиновники потом неофициально опровергали сообщение американской газеты, утверждая, что Меркель ничего подобного не говорила, в истории эта ее фраза сохранилась.

Для Запада «момент Меркель» – это столкновение с оторванным от реальности Путиным. Теперь, значит, пришла очередь Макрона: как пишет Libération:

«Эммануэль Макрон пережил на прошлой неделе свой «момент Меркель», увидев Владимира Путина, который оторван от мира, укрылся в башне из слоновой кости и одурманен собственной пропагандой? Или же тот поднялся на новый уровень политического цинизма, открыто заявив, что ничто не истинно и все дозволено?»

  Что же произошло? Дело в том, что, как и в 2014-м, случилась утечка содержания конфиденциального разговора, но если тогда речь шла о том, что сказала Меркель Обаме про Путина, то сейчас уже был пересказан разговор самого Путина. Содержание его беседы с Макроном каким-то образом стало известно Le Monde: речь шла о Белоруссии, Украине, Ливии. Но главной темой публикации стал Навальный. По данным издания, Путин «пренебрежительно» высказывался о Навальном и назвал его:

«Простым возмутителем спокойствия в интернете», который «совершал незаконные действия и использовал созданный им Фонд борьбы с коррупцией, чтобы шантажировать чиновников и депутатов»

Путин якобы сказал Макрону, что Навальный ранее уже симулировал болезни «мог сам принять яд» (причину он не уточнил), что «Новичок» – далеко не такое сложное вещество, как утверждается, и что его применение, в принципе, не подтверждено». А отсутствие официального следствия в России обосновал «нежеланием французских и немецких экспертов делиться информацией с российскими коллегами». Кроме того:

«Путин также посчитал возможным рассмотрение других следов – например, ведущего в Латвию, где сейчас проживает изобретатель «Новичка». На самом деле, в разработке вещества принимали участие несколько советских ученых, и нахождение одного из них за границей не означает возможность его производства, тем более при отсутствии видимого мотива»

Путина в пересказе Le Monde много – а вот Макрона совсем мало:

«Макрон подчеркнул, что «Новичок» не мог быть использован частной организацией и что ситуация требует официальных объяснений. < ... > Эммануэль Макрон, в свою очередь, сразу же отмел «латвийский след» и принятие яда самим Навальным»

После публикации разгорелся скандал – как из-за ее содержания, так и из-за самого факта разглашения конфиденциального разговора. Проверить, что в изложении Le Monde правда, а что нет, невозможно. Кремль тут же отреагировал, сообщив, что «газета совсем не точна в переданных формулировках» и, самое главное:

«Вряд ли она могла быть точна, ведь это означало бы, что наши французские партнеры сознательно поделились со СМИ записью беседы двух президентов, что не соответствует дипломатической практике»


Пресс-секретарь президента России даже перешел на недипломатический язык, добавив:

«Мы не можем поверить в то, что Елисейский дворец сознательно, ну, по-русски говоря, слил в прессу запись беседы двух президентов. Ну это же Франция. Франция не может такого делать»

Увы, может. Хотя французский МИД позже заявил, что «любая утечка внутренних конфиденциальных документов недопустима» и по поводу публикации в Le Monde «проводится расследование», можно практически не сомневаться, что содержание разговора было слито именно из Елисейского дворца. Причем с большой вероятностью – по инициативе самого Макрона. Который буквально в тот же день, когда появилась публикация в Le Monde, выступая с заранее записанной речью на сессии Генассамблеи ООН, заявил, что:

«Франция не потерпит применения химического оружия – в Европе, в России и в Сирии, а Россия должна полностью пролить свет на попытку убийства политического оппозиционера с применением нервно-паралитического вещества «Новичок». Причем сделать это «быстро и безупречно», так как французы будут добиваться соблюдения установленных ими «красных линий»

Макрон атакует Путина – а через утечки еще и подрывает остатки доверия, существовавшие между ними. То есть действует точно так же, как Меркель, – в этом и есть настоящий «момент Меркель», только уже для Путина. Наш президент убедился в том, что с Макроном нельзя говорить откровенно, – точно так же, как в 2014-м он убедился в том, что Меркель и Обама не держат слово.

Шесть лет назад Путин неоднократно рассказывал о том, как западные лидеры просили его убедить Януковича подписать с лидерами Майдана соглашение о конституционной реформе и досрочных выборах, которое в итоге было подписано в присутствии представителей Германии, Франции и Польши. И нарушено уже через два дня, когда Верховная рада отстранила Януковича от власти, а Запад сделал вид, что никакого соглашения и не было и никакого переворота не произошло.

То есть попытался навязать России свою реальность – в которой Украина будет подвергнута евроинтеграции и атлантизации. Русское представление о собственной истории и реальности, естественно, было другим – отсюда и Крым, и дальнейшая конфронтация с Западом. Реальность Меркель и реальность Путина различаются – как различается немецкий план по собиранию вокруг себя единой Европы и русский план реинтеграции постсоветского пространства, собирания вокруг российской территории исторической России, не говоря уже о Малороссии – Украине. Россия будет сама определять свое будущее – и сопротивляться попыткам увести ее западные земли под разговоры о «европейском выборе», «демократии» и «признании реальности».

Спустя шесть лет от России требуют покаяться за отравление Навального – причем с применением химического оружия. Но когда в ответ Москва требует показать данные экспертиз, на основании которых кричат о «Новичке», ее как будто не слышат – мы все уже установили без вас, ваше дело признать свою вину и покаяться. Так же было и с Украиной: нет никакого русского мира, даже Януковича нет, теперь есть Турчинов и Яценюк, они ведут Украину к евроинтеграции, сидите в своей Москве и не дергайтесь.

История с отравлением Навального используется для открытого давления на Россию и подрыва европейско-российских отношений – причем игра идет откровенно жульническая и наглая. При этом европейские лидеры жестко ограничены в своих публичных заявлениях – сомневаться в «Новичке» они уже не могут – ведь это же «доказано», да и «Путин всегда так делает».

Конечно, Макрон, как и Меркель, не верит в причастность Путина к отравлению – но оба вполне допускают, что Навального пытались убить какие-то «добровольные помощники Кремля». Поэтому они хотят, чтобы Путин помог им спасти российско-европейские отношения – признав вину России, разобравшись и наказав виновных. Но виновных в чем? В применении химического оружия? Но это голословные обвинения Запада, не подтверждаемые российскими врачами.

Именно поэтому Путин относится к истории с отравлением как к провокации – пусть пока что и непонятно, чьей именно. И рассказывает об этом Макрону – упоминая самые разные версии. То есть реальность Путина выглядит куда более реальной, чем «точно установленное наличие «Новичка» у Макрона. Применение химического оружия? Ну да, мы помним провокации в Сирии – когда о применении Асадом химического оружия трубили связанные с западными разведками «Белые каски», а потом выяснялось, что это организованные ими постановки.

Франция при Макроне претендует на лидирующую позицию в Европе – да и в отношениях с Россией молодой президент пытался выйти из атлантической ловушки. В мае 2017-го, спустя всего две недели после вступления в должность, он принимал Владимира Путина в Версале – да и потом неоднократно говорил о том, как важны для Европы отношения с Россией, призывал к их развитию.

«Необходим диалог, многое можно изменить, если есть воля» — это слова Макрона

Насчет наличия у Эммануэля воли в Кремле и раньше были сомнения, но даже диалог возможен только при факте хотя бы минимального доверия – а сливая в прессу свой разговор с Путиным, Макрон уничтожает и то, что от него осталось. Непорядочно? Да, но главное – очень недальновидно.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.