Всестороннее Региональное Экономическое Партнерство встает на Новые Шелковые Пути  6

Геополитика

24.11.2020 17:20

Пепе Эскобар

1480  8.6 (12)  

Всестороннее Региональное Экономическое Партнерство встает на Новые Шелковые Пути

Фото: polismi.ru

Хо Ши Мин в своей вечной обители будет наслаждаться с небесной ухмылкой. Вьетнам был — виртуальным — хозяином в последний день 37 саммита АСЕАН, когда 10 стран АСЕАН плюс Китай, Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия подписали Всестороннее Региональное Экономическое Партнёрство, или ВРЭП

ВРЭП, создающееся уже восемь лет, объединяет 30% глобальной экономики и 2,2 миллиарда населения. За первой знаменательной вехой Ревущих Двадцатых, которые начались с убийства (иранского генерала Сулеймани), последовала глобальная пандемия, а теперь — зловещие намёки на непредсказуемую Великую Перезагрузку.

ВРЭП делает Восточную Азию бесспорным основным узлом геоэкономики. Азиатский Век на самом деле был уже в процессе создания ещё в 1990-х. Среди тех азиатов, равно как и западных экспатов, которые увидели это был и я, опубликовав в 1997-м свою книгу «21: Азиатский Век».

ВРЭП может вынудить Запад выполнить некое домашнее задание и понять, что основное здесь не в том, что ВРЭП «исключает США» или что он «разработан Китаем». ВРЭП — соглашение, охватывающее всю Восточную Азию, инициированное АСЕАН и обсуждавшееся с 2012 года в том числе и Японией, которая позиционирует себя, как часть промышленного Глобального Севера. Это первое торговое соглашение, объединяющее азиатские локомотивы – Китай, Японию и Южную Корею.

К настоящему моменту ясно, по крайней мере на огромной части Восточной Азии, что 20 разделов ВРЭП сократят тарифы повсюду, упростят таможенные процедуры, причём по меньшей мере 65% обслуживающего сектора полностью откроются с увеличением предельных пакетов акций для иностранцев, укрепят цепочки поставок, отдавая предпочтение общим правилам, и систематизируют новые нормативы интернет-торговли.

Говоря о рутине — компании будут накапливать и смогут экспортировать повсюду среди 15 стран, не тревожась о дополнительных отдельных требованиях каждой страны. Всё дело в интегрированном рынке.

Когда ВРЭП встречается с Инициативой

Та же самая заезженная пластинка будет бесконечно звучать о том, как ВРЭП подкрепляет «геополитические амбиции» Китая. Но дело не в этом. Дело в том, что ВРЭП появляется в качестве естественного компаньона роли Китая, как основного торгового партнёра фактически каждого восточно-азиатского игрока.

Что приводит нас к ключевому геополитическому и геоэкономическому взгляду: ВРЭП — естественный компаньон Инициативы «Пояса и Пути», которая, как торговая/жизнеспособная стратегия развития охватывает не только Восточную Азию, но уходит глубже в Центральную и Западную Азию.

Совершенно верен анализ «Глобал Таймс»: Запад не перестает извращать Инициативу, не признавая, как «инициатива, на которую они клевещут, на самом деле крайне популярна на огромных территориях стран вдоль маршрута Инициативы».

ВРЭП переориентирует Инициативу — чья стадия «воплощения», судя по официальному плану, начинается только в 2021 году. Льготное финансирование и особые валютные кредиты, предлагаемые Банком Развития Китая, станут намного более выборочными.

Теперь будет большое внимание обращено на Шёлковый Путь Здравоохранения — особенно в Юго-восточной Азии. Стратегические проекты станут приоритетом: они разворачиваются вокруг развития сети экономических коридоров, логистических зон, финансовых центров, сетей  5G, ключевых морских портов и, особенно в краткосрочном и среднесрочном плане, высоких технологиях, связанных с государственным здравоохранением.

Дискуссии, которые привели к окончательному наброску ВРЭП были сконцентрированы на механизме интеграции, который легко обходит ВТО в случае, если Вашингтон настаивает на саботировании Партнёрства, как это было во время администрации Трампа.


Следующим шагом могло бы стать создание экономического блока, даже более сильного, чем ЕС — отнюдь не надуманная возможность, когда вместе работают Китай, Япония, Южная Корея и 10 стран АСЕАН. Геополитически основная цель, помимо ряда обязательных финансовых компромиссов, состояла бы в укреплении чего-то, вроде Торговать, А Не Воевать.

ВРЭП знаменует необратимый провал Тихоокеанского Торгового Партнёрства времён Обамы, которое было рычагом «НАТО на торговле» в том «развороте к Азии», о котором мечтал Госдепартамент. В 2017 году Трамп прикрыл ТТП. Парнёрство было не для «уравновешивания» торгового превосходства Китая в Азии: дело было в свободе для всех 600 транснациональных компаний, которые были вовлечены в проект. Япония и Малайзия, в частности, увидели это с самого начала.

ВРЭП также неизбежно знаменует необратимый провал навязываемых заблуждений, равно как и попыток вбить клин между Китаем и его восточно-азиатскими торговыми партнёрами. Все эти азиатские игроки теперь будут предпочитать торговля между собой. Торговля в не азиатским странами будет вторична. И каждая азиатская экономика отдаёт полный приоритет Китаю.

И всё же американские транснациональные не будут изолированы, поскольку смогут получить выгоду от ВРЭП через дочерние компании в 15 странах-членах партнёрства.

Как насчёт Великой Евразии?

А ещё есть общеизвестная индийская неразбериха. Официальный выверт Нью-Дели — что ВРЭП «повлияет на жизнь» уязвимых индусов. Это кодовое обозначение вторжения дешёвых и экономичных китайских товаров.

Индия с самого начала участвовала в переговорах о ВРЭП. Уход — с условием «возможно, мы присоединимся позже» — снова представляет собой зрелищный случай закалывания самого себя в спину. Дело в том, что фанатики хиндутва, стоящие за Моди-измом, поставили не на ту лошадь: на поощряемое США партнёрство Quad, то есть Индо-Тихоокеанскую стратегию, которая звучит, как сдерживание Китая и, следовательно, препятствует более тесным торговым связям.

Никакая «Сделано в Индии» не компенсирует геоэкономическую и дипломатическую оплошность — что подразумевает дистанцирование Индии от 10-ки АСЕАН. ВРЭП укрепляет Китай, а не Индию, в положении бесспорного локомотива восточно-азиатского роста посреди перестройки цепочек поставок после ковид.

Крайне интересное геоэкономическое следствие в том, что будет делать Россия. На данный момент приоритет Москвы включает в себя Сизифов труд — справиться с турбулентными отношениями с Германией, крупнейшим партнером России по импорту.

Но есть ещё и стратегическое партнерство Россия-Китай — которое следует расширять экономически. Концепция Великой Евразии Москвы включает глубокую вовлечённость и с Востоком, и с Западом, в том числе расширения ЕЭС, у которого, например, есть торговые соглашения с азиатскими странами, такими, как Вьетнам.

ШОС не является геоэкономическим механизмом. Но увлекательно смотреть, что сказал президент Си Цзинпинь в главной речи на Совете глав государств ШОС на прошлой неделе.

Вот ключевая цитата:

«Мы должны твёрдо поддерживать соответствующие страны в гладком следовании основной внутренней политической программы в соответствии с законом; укреплять политическую безопасность и социальную стабильность, и решительно противостоять внешним силам, вмешивающимся во внутренние дела государств-членов под какими-либо предлогами»

Фактически это не имеет отношения к ВРЭП. Но есть несколько пересечений. Никакого вмешательства «внешних сил». Пекин принимает во внимание необходимость в вакцине против ковид-19 членов ШОС — и это можно расширить на ВРЭП. ШОС — как и ВРЭП — как многосторонняя платформа для государств-членов для проведения обсуждений.

Всё вышесказанное указывает на внутреннее наложение Иициативы, ЕЭС, ШОС, ВРЭП, БРИКС+ и Азиатского Банка Инфраструктурного Развития, что переводится, как более тесная азиатская — и евразийская — интеграция, геоэкономическая и геополитическая. Пока псы антиутопии лают, азиатский — и евразийский — караван продолжает идти.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.