Очерк о многовекторной политике: Россия, Турция и Украина  5

Геополитика

18.10.2021 18:00

Андрей Школьников

8553  8.4 (15)  

Очерк о многовекторной политике: Россия, Турция и Украина

фото: proza.ru

Стратагема про сидение на горе и пригляд за боем тигров в долине – одна из самых любимых и цитируемых, вот только реализовать её правильно получается далеко не у всех, несмотря на кажущуюся простоту и понятность. Разберем, как следует ее реализовывать, какие ключевые ошибки возможны и при чем тут Россия, Турция и Украина

В книге Жака Аттали «Краткая история будущего» (2006) приводится довольно понятная сентенция: «в битве двух сильных держав победу часто одерживает третья сторона», что часто трактуется упрощенно и однозначно. Между тем количество неудачных попыток поиграть в многовекторность, чтобы стать как раз той самой третьей стороной, велико необычайно, один лишь опыт Украины стоит отдельной поэмы! Возникает резонный вопрос, почему у одних это получается, а у других –нет.

Принцип успешной политики

Регулярно возникает разговор о позиции «третьего радующегося» (далее – третий игрок), когда между двумя враждующими большими игроками обнаруживается и некто третий, лавирующий между ними и также претендующий на роль игрока. Собственно, в такой позиции находится сейчас Россия по отношению к противостоящим друг другу США и Китаю. Вес, сила и влияние США пока ощутимо больше, да и интересы Китая России по многим вопросам ближе, отчего баланс интересов и политики России смещен скорее в сторону Китая (положительный нейтралитет), чем США (негативный нейтралитет).

На рис. 1 это показано схематически и приближенно. Вообще-то для проведения достоверных расчетов и оценок нужно выделять несколько областей: экономика, идеология, политика в отдельных регионах и т.д. Понятно, что при таком обстоятельном подходе мы получим многомерное пространство, где корректно показать на плоскости больше трех точек не получится. Воспользуемся же тем, что для объяснения общих принципов такая сложность вовсе не нужна.

Основные противоречия в мире

Рис. 1. Основные противоречия в мире

Если вспомнить базовую комбинаторику и теорию игр и рассмотреть затем все возможные расклады по отношению к какому-нибудь действию с точки зрения троичной позиции – выгодно, нейтрально, невыгодно, то получим всего 27 вариантов:

  • 8 из которых никому не интересны, так как действие невыгодно или безразлично всем трем игрокам;
  • 12 вариантов, когда третий игрок, балансируя на противоречиях двух сильных, может действовать в своих интересах;
  • 5 вариантов, когда третий игрок в целом ничего не приобретает, но, сталкивая двух других, может поторговаться за свое решение;
  • 2 варианта, когда есть консенсус двух крупных игроков и потому третий будет вынужден действовать вопреки своим интересам.

Как видим, балансировать между интересами крупных игроков действительно очень выгодно, нужно только придерживаться правил:

  • всегда понимать свои интересы и, когда для этого есть возможность, не уступать;
  • не допускать ситуации, когда один из больших игроков потенциально с помощью блицкрига может тебя быстро захватить/уничтожить;
  • не приближать и не отталкивать ни одного из крупных игроков, все союзы и вражда должны быть строго привязаны к конкретной ситуации/вопросу;
  • не позволять крупным игрокам сформировать консенсус, а если он все же появился, смириться и ждать изменения ситуации, не давая повода для совместного давления пары крупных.

Обратите внимание, что речь идет не о равноудаленной политике, а о четком следовании своим интересам, игнорирующем интересы других во всех случаях, когда между ними не сформировался четкий консенсус. Основная ошибка стран, которые пытаются сделаться тем самым «третьим радующимся», состоит в том, что в какой-то момент они забывают о собственных интересах и начинают уступать чуть больше, теряя в итоге свою игру. При правильной же политике третьего внешние игроки будут вынуждены поддаваться и уступать.

Для недопущения такого неблагоприятного развития основной стратегией больших игроков становится необходимость убедить малого игрока в перемене его собственных интересов. На примере Украины хорошо видно, как произошла подмена национальных интересов и далее система уже откровенно пошла на слом. Планомерно отказываясь от реализации национальных интересов и выбирая невыгодные для себя  варианты «посередине», Киев со временем сильно ослабел. Текущий же расклад вообще таков, что интересы и Европы, и США ближе к позиции России, чем Украины. Очень редко из уст высокопоставленного чиновника можно услышать такие жесткие, унизительные, брезгливые, слова, как те, что позволил себе в оценке украинской власти Д.А. Медведев. Согласимся, однако, что руководство Нэзалэжной их вполне заслуживает.

Таким образом, мы видим, что позиция «третьего радующегося» дает очень хорошие перспективы для реализации национальных интересов, важно только понимать, каковы эти самые интересы и не подменять их чем-то средним между позициями двух крупных игроков.

Украина наглядно продемонстрировала, как, оказывается, легко подменив позицию «третьего радующегося» на многовекторность и равноудаленность, потерять практически все. России ни в коем случае нельзя повторять этой ошибки, пытаясь занимать среднюю позицию между США и Китаем. Собственные национальные интересы, ситуационные соглашения и союзы по конкретным вопросам, недопущение доминирования одного игрока и отказ от жесткой конфронтации, если у противников есть консенсус, – вот залог долгосрочного успеха.

И, да, Украина своим неадекватным поведением и игнорированием консенсуса внешних игроков доиграется таки до решения о ее разделе.

Внешнеполитическая стратегия России

В преддверии очередного климатического шабаша в Глазго в ноябре 2021 года возникают резонные опасения и вопросы, какой будет позиция России по ужесточению самоограничений. Риски неприятных решений есть, и они значительны, особенно если прислушиваться к Чубайсу, Грефу и другим либеральным компатриотам. Подозреваю, что в дни саммита в аду будет пусто, тихо и скучно, так как все черти соберутся в крупнейшем городе Шотландии.

При текущих раскладах России по очень многим вопросам оптимально выгодно занимать позицию между Западом и Китаем, уклоняясь от полной поддержки любой из сторон. Если коротко охарактеризовать внешнеполитическую стратегию России, сформировавшуюся в последние месяцы по части отношения к «творческим» идеям экологизма, швабовщины, инклюзивного капитализма, вакцинации и т.д., то именно такой поиск зазора внутри позиций мы зачастую и наблюдаем. Вроде бы присоединяемся, однако не полностью, вопросы к нам есть, но по сравнению с Китаем это сущая ерунда, и т.д.

После того как сентябрьский визит Джона Керри в Китай попросту провалился, возросли шансы России отказаться от дополнительных «сверхневыгодных обязательств» по борьбе с «углеродным следом», что, конечно, не может не радовать.

И, да, будем искренне желать, чтобы зазор между позициями Китая и США/Фининтерна был как можно шире.

Таким образом, по-видимому, в ближайшие месяцы мы сможем увидеть, насколько Россия следует тактике «третьего радующегося». Прозвучавшие сразу после заявления Китая слова о том, что мы тоже будем двигаться к углеродной нейтральности, но не к 2050, а к 2060 году, да еще и считать её будем по-другому, учитывая собственные экономические интересы, пока в достаточной степени обнадеживают.


Турецкие грезы

На фоне вновь зазвучавших планов Турции по переименованию «Совета сотрудничества тюркоязычных народов» в «Союз тюркских государств» следует ожидать всплеска мечтаний, грез и страхов по созданию «Тюркского каганата»/«Великого Турана» – пантюркского проекта под эгидой Турции. Сторонники данного проекта регулярно начинают рассказывать о его величии и неотвратимом явлении, а также о необходимости не тянуть, а уже здесь и сейчас сдаваться на милость будущих победителей.

Не один раз я уже разъяснял на «Авроре» сложность задач, стоящих перед Турцией, но давайте еще раз вернемся к этой теме, сделав акцент на интересах разных народов, потенциальных участников/жертв указанного единения. В части военной защиты перспективы тут невелики, турецкая армия, может, и считается по некоторым показателям второй в НАТО, но добрая часть ВПК не локализована, при распаде мира техника быстро встанет, даже помощь Британии не выручит. В качестве противников, ограничителей экспансии продолжат выступать Россия, Китай и Иран, а в перспективе и Египет. В последние годы, несмотря на агрессивную, стратегически сильную, имперскую политику, Р. Эрдоган смог выторговать лишь учёт своих интересов да захватить плацдармы силами прокси. Везде, во всех регионах, Турция оказалась ограничена другими игроками: Сирия (Россия, Иран), Ирак (Иран, США), Ливия (Франция, Египет, Россия), Закавказье (Россия, Иран), Средняя Азия (Россия, Китай), Афганистан (Китай, Иран, Россия). Дать военную защиту от других игроков своим потенциальным партнерам Турция не сможет ни в каком регионе, наоборот, она только ослабит собственные позиции.

В части экономики похвастаться тоже нечем, страна развивалась несбалансированно, за счет внешних рынков – и надорвалась. Для полноты картины: ещё в 2019 году импорт составлял 28% к ВВП, а экспорт 24%, что показывает очень открытую и зависимую, в первую очередь от рынков ЕС и США, экономику, но эти рынки теперь закрываются. Ни о какой автономности речь не идет, оказать экономическую помощь Турция никому не сможет, наоборот, будет, вероятно, пробовать наложить лапы на природные богатства соседей и партнеров.

По части культуры и психоисторических смыслов все столь же неоднозначно: исторического культурного единства между составляющими гипотетического Турана нет, а политика Турции последних ста лет по игнорированию любых национальных особенностей собственных граждан оптимизма тоже не добавляет. К тому же в самой Турции турки (потомки кипчако-гунно-огузских племен) – это всего лишь 40% населения, остальные суть курды, черкесы, крымские татары, криптогреки, криптоармяне и т.д. Как только центральная власть ослабнет, к чему дело, кажется, и идет, зажимаемые противоречия станут благодатным топливом для пожара.

Элиты среднеазиатских стран/народов, не говоря уже про курдские, по происхождению азербайджанские, совсем не горят желанием становиться зависимыми младшими братьями. Для тюркских народов это совсем не тот уровень субъектности, каким он был, например, в Российской империи/СССР. Вот и встает вопрос: если Турция не может дать защиты, экономической выгоды, будет при этом стремиться поглотить традиции и культуру других народов, потуречив всех, да еще и ослабит, растворит элиты, надо ли это будет кому-либо? Единственный реальный шанс Турции – прокитайская и протюркская стратегия России «Новая Орда». В этом случае линия поведения Турции – стать младшим партнером России и лет через 20 нанести ей удар в спину.

И, да, в последние полгода этот вариант при рассмотрении будущего России звучит все меньше.

Таким образом, согласимся с тем, что претензии Р. Эрдогана значительно выходят за пределы имеющихся у Турции ресурсов, хотя и по праву делают его одним из самых громких политиков современности. Много лет Турция балансирует между несколькими векторами развития, блефуя, стремясь совместить зачастую противоречивые интересы и постоянно пытаясь урвать лишнее. Существующий уровень субъектности – практически максимум того, что Турции можно вытянуть из нынешнего геополитического расклада.

В то же самое время внутренние проблемы Турции не решаются, а лишь сдерживаются, любая остановка или ослабление приведут к обрушению не только власти Эрдогана, но поставят под угрозу саму государственность страны. Попытка формирования Тюркского каганата не имеет под собой реальной основы, это лишь красивые намерения.

Когда придет время развала Турции

Долгосрочные и среднесрочные планы Турции вступают в явное противоречие с российскими, присутствует пересечение зон экспансии и невозможность долгого стратегического сосуществования по крайней мере до тех пор, пока Турция не будет разделена на части.

Противоречия Турции с другими игроками

Рис. 2. Противоречия Турции с другими игроками

За последние годы у России было много возможностей толкнуть Эрдогана в пропасть, между тем, мы регулярно не даем ему там очутиться и, более того, часто ловим на самом краю. Что стоило, например, не предупредить о заговоре или ужесточить экономические санкции, подведя турецкую экономику к очередным выборам в предкоматозном состоянии, ан нет. Кто-то скажет: иррациональные симпатии, но это совсем не так – здесь всего лишь рациональный расчет.

Вернемся к ранее приведенным раскладам про «третьего радующегося» в противостоянии России и Запада, где Турция пытается играть роль третьего. При 27 вариантах реакции на возможное действие/событие, получаем:

  • 8 действий не интересны никому;
  • 7 действия России и Турции совпадают;
  • 5 – нам все равно, что сделает Турция;
  • 3 являются полем для торга и убеждения поддержать нас;
  • 4 – действия Турции и интересы России разойдутся.

Математика не такая уж и плохая, а если еще добавить, что, с точки зрения сохранения стабильности в регионе и взаимной зависимости, краткосрочные интересы Турции много ближе к интересам России, чем США, то выгода понятна.

Подталкивать Турцию в пропасть нам будет выгодно лишь при высоких шансах того, что к власти придет лояльный России президент, однако в условиях наших средне- и долгосрочных противоречий эта возможность тождественна внезапному возвышению компрадора-русофила, т.е. чуду, или очень быстрому распаду страны. Пока оба этих варианта не просматриваются, много больше шансов на приход слабого и/или зависящего от Запада руководителя, который будет проводить не национально ориентированную, а прозападную политику, т.е. две трети всех его действий будут приводить к конфликтам.

А теперь вспомним, что значительная часть нашей южной логистики, в том числе обеспечение базы в Сирии, идет через проливы. Сейчас договоры соблюдаются, так как в этом заинтересована сама Турция, а что будет, если решение о конфронтации будут принимать за тысячи миль от Босфора, не обращая внимания на последствия? Понятное дело, на фоне общемировой катастрофы, через год-два, ситуация пойдет на распад Турции, но до этого надо будет еще дожить и дотерпеть. Вот и приходится России не давать скинуть Эрдогана, реализующего национальную протурецкую политику, так как альтернатива будет много хуже.

Таким образом, сделаем вывод, что проводимая Р. Эрдоганом турецкая национальная политика много выгоднее России, чем появление во главе регионального конкурента слабого и лояльного Западу руководителя. Надеяться на благожелательного к России президента тут абсолютно нереально, оттого и приходится выбирать не между хорошим и плохим, а между плохим и очень плохим.

И, да, как только вместо Эрдогана к власти придет слабый политик, курс России на обрушение Турции станет доминирующим.

Резюме

Стратегия «третьего радующегося» сильно отличается от принципов равноудаленной, многовекторной политики. Находясь между двумя сильными игроками, руководство любой страны должно четко понимать собственные интересы, а не идти путем баланса чужих «хотелок» по принципу «и нашим, и вашим». Принятие решений, исходя из собственных национальных интересов, отказ от полной поддержки любой из сторон, исключительно ситуационные союзы/противостояния, сопротивление доминированию одного из игроков – все это в сочетании с учетом того, что если у больших игроков есть консенсус, то не нужно демонстрировать свой гонор, является залогом успешной политики «третьего радующегося» в долгосрочной перспективе.

В последний год Россия демонстрирует понимание этих принципов, лавируя в зазоре между США (Западом) и Китаем. Противоположна ситуация с Украиной, политика которой стала настолько тупой, что интересы Европы и США оказались сейчас ближе к позиции России. Сопротивление же по тем вопросам, где у России и Запада есть консенсус, делает и так шаткие позиции Киева катастрофичными в перспективе.

Другой пример – Турция, постоянно преподносящая России неприятные сюрпризы, отчего возникает логичное и простое желание помочь ей распасться, благо возможностей, инструментов и предпосылок для этого хватает. Однако не так все просто: в то время как президент Р. Эрдоган реализует протурецкую политику, практически любой его сменщик будет много больше оглядываться на США, резко усложняя жизнь не только самой Турции, но и нам. Поэтому, как только к власти в Анкаре придет более слабый руководитель – а это практически любой преемник Эрдогана, – политика Москвы должна будет ужесточиться вплоть до подталкивания Турции к распаду и гражданской войне, благо для этого есть курды.

При правильной реализации политика «третьего радующегося» действительно является одной из самых успешных игровых стратегий, только вот правильно воспользоваться ею способны далеко-далеко не все.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.