Война - момент истины  14

Геополитика

26.02.2022 03:30

Ростислав Ищенко

5971  9.3 (22)  

Война - момент истины

© Facebook, Генеральний штаб ЗСУ

Как это часто бывает, большая часть народа встречает войну равнодушно, значительная часть с воодушевлением и некоторое количество с опасениями

С моей точки зрения, если в начавшейся «специальной военной операции в Донбассе» (пока Украина, как обычно, не объявила войну, этот эвфемизм единственное официальное название происходящего) и есть что-то хорошее, то это то, что она началась ещё при Путине. Я опасался, что к активной военной политике Россия перейдёт при его счастливом преемнике, который должен был получить в наследство сильнейшую в мире армию, мощнейшую, идеально сбалансированную экономику и полные закрома золото-валютных резервов.

Существовала ненулевая опасность того, что такой человек, не имея опыта восстановления государства из пепла и понукаемый народной жаждой реванша за эпоху унижений 90-х годов, повторит ошибку Юстиниана I, бесплодно разбазарившего богатства и стабильность Анастасия, пытаясь в шестом веке восстановить Римскую империю в границах четвёртого века. Путин, человек взвешенный и не воюет ради войны, реванша или морального удовлетворения. Поэтому есть надежда, что активный период войны закончится быстро.

Правда, не стоит забывать и о том, что «войны начинают по желанию, а заканчивают по возможности». Первая часть этого изречения Путина вряд ли касается. Он-то как раз долго создавал именно возможность вооружённого ответа «друзьям и партнёрам» не по принципу, «а сейчас у меня сорвало крышу и я с одной гранатой под три немецких танка бросился», а так, чтобы танки были у нас, а у них даже гранат не было (или были, но «не той системы»). Тем не менее, вопрос окончания войны, а значит целей войны, актуален как никогда. И как никогда расплывчат.

Целью военной операции Путин объявил «защиту людей, которые на протяжении восьми лет подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима». Вторая задача, к которой «мы будем стремиться» (неясно, является её выполнение обязательным или только желательным) «демилитаризация и денацификация Украины, а также предание суду тех, кто совершил многочисленные преступления против мирных жителей, в том числе граждан России».

Если первая задача вопросов не вызывает, то инструментарий для решения второй не указан, так как Путин заявил, что Россия не стремится к оккупации Украины. Подчеркну не просто не стремится присоединить к себе какие-то части Украины, претендуя лишь на восстановление суверенитета ДНР/ЛНР над северными и западными районами республик, а не стремится даже оккупировать её. Как без временной оккупации провести денацификацию, отловить и предать суду военных преступников непонятно. Даже демилитаризация в таком случае может быть только временной. Об этом убедительно свидетельствует опыт Грузии, которую Запад, после катастрофического разгрома грузинской армии (с утратой большей части тяжёлых вооружений и всего флота) в 2008 году спокойно перевооружил.

Конечно, действующие грузинские власти, в отличие от Саакашвили проявляют адекватность и своё место в глобальной табели о рангах знают. Но это личные достоинства и недостатки конкретных политиков, а не демилитаризация страны.
Путин также пообещал всем, кто попытается вмешаться в данный кризис ответ такой мощи, которой они ещё не видели. Подобный посыл в отношении США понятен. Провокаторам за океаном, которые таки дотолкали Россию до войны с Украиной лучше сидеть тихо. Но что делать, если вмешаются Польша, Румыния и Венгрия (последняя кстати весьма дружественна в отношении России)? Причём не на Белоруссию Польша нападёт, а просто займёт какие-то территории на Западной Украине. Путин, кстати, сам называл Львов польским городом. Будет ли в таком случае продуктивно бомбить Варшаву, если польские войска в конфликт с российскими по собственной инициативе вступать не будут?

В общем, как всегда бывает на войне, с первого же её дня мы вступаем в область неизведанного. А это напрямую связано с возможностью заключения мира. В конце концов, мы же не вечно воевать собираемся. Наоборот, народ рассчитывает на короткую и победоносную войну, почти без потерь.

Отсюда вытекает задача Запада и США — сделать для России войну не короткой и поставить под сомнение возможность окончательной победы. Первое — не проблема. Поскольку современные войны очень редко перетекают в конкретные вооружённые конфликты, вести с РФ экономическую, информационную и дипломатическую войну США могут до морковкина заговенья. На сегодня они решили главную для себя задачу — сохранили контроль над Западной Европой. Теперь этот контроль надо им надо упрочить. Соответственно, чем дольше Россия будет заниматься денацификцией и демилитаризацией «неоккупированной» Украины, тем больше времени у США останется на решение своих проблем в Европе.


Можно, конечно, посадить в Киеве марионеточное правительство. Но в своё время в Грузии отказались от такого решения, поскольку оно требовало от России постоянной военной, финансовой и экономической поддержки подобной власти, неспособной удержаться без ежесекундной опеки Москвы. На Украине ситуация хуже. Там государство, общество и экономика разобраны на запчасти и даже человек семи пядей во лбу, абсолютный бессребреник, трудоголик и вообще личность жертвенная, должен обладать ещё и огромным везением, чтобы даже при помощи России как-то стабилизировать ситуацию.

В остальном же, как только остатки Украины покинут российские войска, там начнут цвести реваншистские настроения. А уцелевшие пророссийские активисты вновь будут интересоваться, почему их регионы не забрали в состав России и обижаться на Москву. Это при том, что Запад, независимо от того, останется ли Западная Украина под его контролем или нет, получит в своё распоряжение «правительство в изгнании» (из кого-нибудь да сформирует, свои «тихановские» есть везде), а также несколько миллионов украинцев, выехавших в ЕС на заработки, которые станут именоваться «политическими беженцами». Эта работа будет менее тяжёлая и будет приносить больший доход, чем сбор польской клубники.

Так что, первая задача — освобождение Донбасса — вполне решаемая, даже за несколько часов. Возможно Донецкая и Луганская области будут полностью свободны раньше, чем редакция успеет опубликовать этот материал. А вот задача последующая — приведение Украины в состояние постоянно нейтралитета, в котором она не способна серьёзно угрожать российским интересам, потребует времени, нестандартных решений и жёсткого противостояния с Западом, при том, что мы и так балансируем с Вашингтоном на грани войны. Думаю, что быстро вторую задачу не решить. Мы вступаем в новый (отнюдь не прекрасный) мир и это надолго.

В заключение специально для тех, кто спрашивал, спрашивает и будет спрашивать: «почему так нельзя было поступить в 2014 году»? Напомню, что апологеты этой идеи говорили, что за восемь лет украинская армия невиданно усилилась и победить её теперь будет невозможно, а в 2014 году она собиралась сдаться прямо сразу (но почему-то вместо этого отправилась завоёвывать Донбасс). Вот сейчас мы и посмотрим, насколько мощной стала украинская армия.

Зато Запад точно, к 2022 году исчерпал все средства давления на Россию, кроме прямой военной конфронтации. Экономика и финансовая система адаптировались к санкциям и научились извлекать из них пользу. Само внутреннее единство Запада было подорвано и, если Европа всё равно осталась (в большинстве своём) в конечном итоге верна «атлантическому единству», можно только представить себе с каким остервенением они дружили бы против нас в 2014 году, когда были уверены, что им противостоит «притворяющаяся страной бензоколонка с порванной в клочья экономикой».

Самое главное, просто сами посчитайте (это есть в открытом доступе и найти несложно), сколько и каких построено заводов, продуктопроводов, портов, верфей и путей сообщения за последние восемь лет, сколько и чего импортозаместили, как диверсифицировали экспорт, в какой момент Россия стала нетто экспортёром сельскохозяйственной продукции (на 100% обеспечив свою продовольственную безопасность). Наконец, посчитайте количество кораблей основных боевых классов, включая дизельные и атомные подводные лодки, полученных за это время флотом, количество и номенклатуру боевых самолётов и вертолётов, поступивших в ВКС, количество новых комплексов ПВО и береговой обороны, заступивших на боевое дежурство, количество сформированных новых соединений и объединений Сухопутных войск и т.д.

Потом вспомните, что в 2014 году всего этого не было. Значит, как минимум настолько мы были слабее, а враг наш был сильнее и более единым. Посчитаете объективно и всё поймёте.

Пока же, раз войны избежать не удалось, надо сплотиться и постараться достичь победы быстро, малой кровью и на чужой территории.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.