Как сдавали Украину  19

Геополитика

26.02.2022 05:00

Ростислав Ищенко

5463  9.3 (22)  

Как сдавали Украину

© REUTERS, Vyacheslav Madiyevskyy

По итогам первого дня боёв можно с уверенностью утверждать, что ВСУ более-менее уверенно удерживают сплошной фронт только в Донбассе, то есть там, где на них никто всерьёз не наступает. Ибо незачем

Как я писал ранее, нет смысла тратить силы и жизни на прорыв эшелонированной обороны, если конфигурация фронта такова, что украинские войска в Донбассе оказываются в естественном котле, который надо только замкнуть, установив контроль над немногочисленными переправами через Днепр, после чего им останется сдаться или погибнуть.

В Харькове, Сумах, Цюрупинске (переименованном путчистами в Олешки) по итогам дня продолжалось очаговое сопротивление, притом что массы российских войск продвинулись уже к Конотопу и вышли в пригороды Херсона и на подступы к Николаеву. Это свидетельствует о том, что ВС РФ, в полном соответствии с Теорией глубокой операции, разработанной ещё в 30-е годы Триандафилловым и Калиновским (её вульгарной, авантюрной версией является немецкий блицкриг), не отвлекаются на подавление отдельных очагов сопротивления, а блокируют их, используя основные силы для углубления и расширения прорывов.

В ближайшие дни (если не часы) результат должен сказаться: отрезанные от тылов сопротивляющиеся части начнут рассыпаться и сдаваться, а Центральная и Западная Украина подвергнутся нарастающему давлению подходящих от границы соединений ВС РФ, что окончательно дезорганизует управление войсками и сопротивление в целом. Думаю, что американцы, считающие, что Киев должен быть занят ВС РФ в течение 96 часов от начала операции, если и ошибаются, то не очень сильно. Армия может задержаться с занятием Киева, только если будет решено не тратить силы на установление полного контроля над трёхмиллионным городом, а просто блокировать его и двигаться дальше.

В целом уже очевидно, что основные резервы ВСУ связаны боями в глубине страны. При этом они не смогли помешать ВС РФ в первые же часы операции занять дамбу Каховской ГЭС и аэродром в Гостомеле (между Киевом и Вышгородом). То есть крупные группировки российских войск в течение суток свободно действовали в глубоком украинском тылу, а у Киева не хватало сил не только на их ликвидацию, но даже на нейтрализацию.

Это значит, что война Украиной проиграна ещё до конца приграничного сражения. Единый фронт обороны Киев создать не в силах. Оставшиеся очаги сопротивления (порой ожесточённого) схлопнутся без поддержки в ближайшее время.

Кто виноват в том, что страна восемь лет усиленно готовившаяся к войне с Россией, когда война началась проиграла её за несколько часов, не сумев организовать более-менее организованного сопротивления?

Украинские власти я в этом винить не могу. Они сразу, ещё в 2014 году,тказались от субъектности, сдав страну под внешнее управление и оставив за собой лишь полицейскую и фискальную функции. Если точнее, власть Украины передала внешнюю и оборонную политику в руки США в обмен на право беспрепятственно грабить страну и душить любую оппозицию. Именно любую, напомню, что Зеленский, как и Порошенко, в бытность последнего президентом, сталкивались не столько с левой или пророссийской оппозицией (которая была дезорганизована и маргинализирована ещё до путча силами регионалов), сколько с оппозицией праворадикальной, требовавшей от властей больше русофобии, больше украинизации, больше декоммунизации и, главное, равного доступа к кормушке. Праворадикальных оппозиционных лидеров, если их не удавалось приручить, тоже сажали, а слишком несистемных даже убивали при полном согласии американцев.

Таким образом, украинская элита виновна в государственном перевороте и государственной измене, результатом которых стала передача страны под внешнее управление, но, сделав это восемь лет назад, она заранее сняла с себя обвинение в военном поражении. Конечно, украинские политики будут обвинять друг друга. Но нам, для того, чтобы правильно оценивать возможности противодействия российской внешней политике, необходимо определить истинного виновного, поскольку именно тот, кто сейчас сдаёт Украину, рассматривает данный ход, как жертву пешки в большой геополитической игре, которую намерен выиграть.
Виновником катастрофически быстрого разгрома ВСУ является тот, кто все эти годы реально управлял украинской внешнеполитической и оборонной активностью — США.

За восемь лет Америка смогла в рамках коллективного Запада мобилизовать для поддержки Украины около 80 миллиардов долларов. Это и кредиты МВФ, и кредиты отдельных западных государств, и кредиты ЕБРР, и Всемирного банка, и целевая помощь США, ЕС и отдельных членов ЕС и НАТО. Раздёрганные по разным программам, эти деньги были практически бесконтрольно разворованы украинскими руководителями и их американскими кураторами, не принеся стране никакой пользы. Около половины полученных сумм пошло на рефинансирование старых долгов.

Теперь предположим, что США, как нас уверяли некоторые российские политики и эксперты, собирались создать из Украины мощного военно-политического монстра, создающего нетривиальную угрозу югу России, включая Крым. Для этого было необходимо создать сильные и дисциплинированные вооружённые силы, и такая возможность у США была.

Армия требует серьёзного финансирования. Украинские бюджетные деньги, выделяемые на ВСУ, наполовину разворовывались, а остатков хватало лишь на поддержание текущего финансирования (выплаты зарплат, питание, обеспечение расходными материалами, и то недостаточное, частично компенсируемое работой волонтёров).


Чтобы изыскать деньги на ВСУ, Америке не надо было особо напрягаться. Достаточно было убедить своих западных друзей заморозить на десять лет выплаты по ранее выданным Киеву кредитам (провести реальную реструктуризацию госдолга, а не профанацию имени Яресько). В таком случае все 70-80 миллиардов, аккумулированные для Украины Западом за восемь лет (большая часть была собрана в первые два года), можно было пустить на нужды обороны.

У Украины не хватало войск и возможностей для прикрытия глубоких флангов (как со стороны Чёрного моря, так и в Припятских болотах), чем сейчас пользуется Россия. Конфигурация возможной операции РФ против Украины была настолько очевидна, что её карты рисовали задолго до 2014 года, причём не только военные профессионалы, но и любители. Рассекающие встречные удары с Севера и с Юга обрекали главные силы ВСУ на котёл восточнее Днепра, а резервы должны были попасть во второй котёл (между Днепром и Збручем).

Задача США облегчалась тем, что им не надо было добиться от украинской армии готовности победить Россию. Достаточно было усилить её настолько, чтобы операция стала чревата слишком высокими (неприемлемыми по соображениями внутриполитической стабильности и внешнеполитического престижа) потерями.

Для прикрытия южного направления необходим какой-никакой флот. США повезло. Украина в 2014 году потеряла свой полностью бесполезный флот в Крыму. Понятно, что создать ВМС, способные на равных бороться с российским флотом было невозможно. Но это и не требовалось. Требовалось лишь исключить возможность десанта на побережье от Измаила до Херсона. Для этого было необходимо создать систему береговой обороны, основанную на взаимодействии современных ракетных комплексов и легких сил флота (ракетных катеров и ракетных корветов) с манёвренными группами сухопутных войск.

Поскольку флот Украины находился в разобранном состоянии, у американцев была уникальная возможность создать его с нуля. При этом не требовалось закупать новые сверхдорогие корабли или системы вооружений. Достаточно было добротного б/у, но объединённого в сбалансированную систему и управляемого хорошо обученными расчётами и экипажами. Чтобы исключить негативное влияние традиционных украинских военных и политических структур, США могли взять на себя вооружение и обучение сил, защищавших глубокий южный фланг группировки ВСУ. Деньги даже не должны были попадать на украинские счета.

Кроме того, за восемь лет, поставляя по два бэушных бригадных комплекта техники (для механизированной бригады) в год и вывозя на год для подготовки в Польшу личный состав этих бригад, можно было получить 16 новых бригад ВСУ в составе: 16 танковых, 48 мотострелковых батальонов, 16 дивизионов систем залпового огня, 16 самоходных артиллерийских дивизионов, 16 зенитных ракетно-артиллерийских дивизионов и других частей. Это целая новая армия, которую можно было сосредоточить на Западной Украине в качестве резерва.

Наконец, всё это удовольствие можно было прикрыть тремя позиционными районами современной ПВО (Галиция, Одесса — Днепропетровск — Запорожье и Киев — Житомир — Умань).

Вся остальная украинская армия в любом случае находилась бы примерно в нынешнем состоянии, но её южный фланг был бы прикрыт намного основательнее, что затрудняло бы развитие глубокого прорыва из Крыма, а в тылу стояли бы хорошо вооружённые и подготовленные резервы, готовые парировать как удары с Севера, так и прорывы к Днепру и высадку десантов в глубине обороны.

Дополнительные силы ПВО затруднили бы российской авиации подавление данных группировок. Для усиления сопротивления в воздухе, американцы могли обеспечить своевременный вывод украинской авиации на румынские и польские аэродромы, а также их действие с этих аэродромов.

Если при этом ещё заставить украинский генштаб спланировать своевременное, с арьергардными боями, но без существенных задержек, отступление левобережной группировки за Днепр, можно было надеяться не только нанести российским войскам весьма существенные потери, но и создать по Днепру взаимно блокированную позицию, исключив возможность победного завершения украинской операции.

Если бы такие действия планировало российское правительство, то оно смогло бы от восьмидесяти миллиардов ещё и что-то сэкономить. Американцы, возможно, потратили бы существенно больше, но за результат надо платить. Тем не менее при всей очевидности подобной схемы США даже не попробовали её реализовать.

Почему? Ведь не имея гарантии быстрой и решительной победы, Россия никогда бы не начала операцию против Киева — слишком велики геополитические издержки.

Потому что (как мы и говорили ещё в 2014 году) американцам изначально была нужна не сильная Украина на российской границе, а российско-украинская война. Коррумпированные и откровенно слабые украинские управленческие кадры исключали возможность создания на Украине самодостаточной экономики. Страна была ориентирована исключительно на внешнее финансирование, превращаясь для своего владельца в чёрную дыру, с ускорением пожиравшую ресурсы.

Война же, помимо того, что перебрасывала Украину на баланс России, позволяла США консолидировать Запад (хотя бы на время) на антироссийских позициях (что мы сейчас и наблюдаем). США сдавали пешку, за общую консолидацию своей позиции. Именно поэтому Россия так долго эту жертву не принимала, пока её в конечном счёте не вынудили к серии разменов в виде втягивания в военный конфликт с неконтролируемым развитием.

Потому-то, вопреки ожиданиям майданной братии, США ничего не сделали для укрепления обороноспособности Украины. Это противоречило основной цели — провокации конфликта с Россией. Запад бросил прозападную Украину в «банзай-атаку» ради красивой информационной картинки и чтобы с пользой избавиться от лишнего едока. Украинским «европейцам» американцы рассказывали «шо то у них серце шкварчыть, а то их папироска шкварчала».


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.