Киев выбирает ликвидационную комиссию  12

Выборы

20.02.2019 17:03

Ростислав Ищенко

5668  9.2 (9)  

Киев выбирает ликвидационную комиссию


Выборы ведут Украину не к стабилизации ситуации, а к актуализации конфликта. Но при этом украинцы получили уникальную возможность – выбрать себе президента без вмешательства США

Украинские выборы находятся в центре внимания российских СМИ. Можно было бы сказать, что заслуженно, если бы журналисты и эксперты обсуждали реальные проблемы, связанные с этими выборами и с поствыборной ситуацией. Речь, однако, постоянно идет о том, у кого больше рейтинг, кто может победить и что России с этого будет.

Можем сказать сразу и прямо – ничего не будет. Уже самые выдающиеся оптимисты согласились с утверждением, что на Украине пророссийских политиков нет. Некоторые, правда, утверждают, что они были или могли бы быть. Но политика сослагательного наклонения не знает. Определяя возможные варианты развития ситуации мы исходим из реальности, а не из того, что могло бы быть, если бы было.


Внутренние дрязги

С точки зрения геополитики, ситуация на Украине в начале правления Порошенко изменилась по отношению к той, что была при Кравчуке, Кучме, Ющенко и Януковиче только в одном. При четырех первых президентах Украина являлась самостоятельным антироссийским проектом. Она имела ограниченную, но все же субъектность и пыталась отстаивать собственные государственные интересы, хотя бы так, как их понимала ее элита. Элита понимала их с каждым годом хуже. В конечном итоге, вооруженный переворот февраля 2014 года уничтожил основы украинской государственности (силовой блок и административная вертикаль оказались дискредитированы и парализованы, а власть утратила внутреннюю легитимность для значительной, до 50%, части населения).

В результате утраты внутренней легитимности, Порошенко полностью зависел от внешней легитимации своей власти, то есть от признания его Западом.

Таким образом, Украина окончательно утратила субъектность, превратившись в объект международных отношений, фактически в инструмент, которым США пытались реализовывать свою антироссийскую стратегию в Европе

К концу первого срока Порошенко Украина утратила актуальность и в качестве инструмента. Руководство страны не смогло мобилизовать элиты на борьбу с Россией. Внутренние дрязги остаются для украинских элитных группировок более актуальными. Ожесточение внутренней борьбы постоянно нарастало и на этих выборах достигло предела, за которым маячит полная невозможность примирения на основе признания всеми элитными группировками результата выборов, каким бы путем он ни был получен.

То есть, США не могут ни целенаправленно использовать Украину в своих интересах, ни даже добиться там простой стабилизации ситуации, с тем, чтобы попытаться вырастить устойчивый и самодостаточный антироссийский режим.


Газовые войны

Чтобы подтвердить сказанное, обратимся к ситуации с газовыми войнами. В 1992-2004 годах украинские газовые конфликты с Россией базировались на нежелании (а часто невозможности) Киева оплачивать поставки газа живыми деньгами, господстве порождавших коррупцию бартерных схем, а также стремлении украинской олигархии сохранить возможность реэкспорта дешевого российского газа в Западную Европу по более высоким ценам. Существовала и проблема воровства газа из трубы. К середине 90-х сложилась устраивающая всех схема, когда «Газпром» поставлял ровно столько газа (по цене 50 дол. тыс. куб. м), сколько требовалось для оплаты транзита российского газа через территорию Украины. Поставками же недостающего газа занимались частные компании украинских олигархов. Конфликты в целом были улажены, и в 2004 году эта схема была подкреплена подписанным на срок до 2009 года контрактом, который фиксировал упомянутые показатели.

Как видим газовые войны в этот период есть, а участия США нет. Примерно так же сейчас пытается сохранить доступ к дешевым российским энергоносителям на льготной основе Белоруссия. Речь здесь идет только об интересах национальной промышленности и национальных элитных группировок.

На втором этапе в 2004-2014 годы Киев развязал несколько газовых конфликтов уже по указке США. В результате газ для Украины стремительно подорожал, местная промышленность потеряла значительную часть конкурентоспособности, но элитные группировки все еще могли зарабатывать на поставках газа, увеличив свои доходы за счет роста цены. На этом этапе США боролись за то, чтобы при помощи Украины убедить Европу в ненадежности существующих путей поставки газа, заставив ЕС переключиться на американские поставки и подконтрольные США поставки из зоны Персидского залива.

Однако, подтолкнув украинское руководство к конфронтации с Россией, США дальше не вмешивались, предоставляя возможность Киеву самостоятельно формировать стратегию газового противостояния. Именно поэтому все газовые войны и были проиграны Украиной.

Местные олигархические группировки готовы были оставить промышленность без энергоносителей, а жителей – без тепла зимой, но не собирались отказываться от своих сверхприбылей. Поэтому каждый раз, разорвав одно соглашение, Украина подписывала новое. Условия для государства были хуже (газ становился дороже), но имевшие процент от прибыли «хозяева трубы» от роста цен только выигрывали.

«Газпром» пытался сыграть на жадности украинских олигархов. В 2004 году была достигнута договоренность о прокладке через Украину нового газопровода, который должен был на треть увеличить транзитную мощность местной ГТС. Тогда же было подписано соглашение о создании международного (с участием Украины, России и ЕС) консорциума по управлению украинской ГТС.

Никогда Киеву не предлагались условия лучше. Если бы все соглашения были реализованы, сегодня у Украины не было бы никаких проблем с наполнением бюджета, а взаимная зависимость Украины и России была бы значительно выше, чем России и Белоруссии. Но США смогли разрушить эту схему, приведя к власти Ющенко.

Поскольку украинский транзит оказался по сути перекрыт недружественным режимом, актуальной стала постройка обходящих «потоков». Тараном против них поначалу также пытались сделать Украину, которая вместе с Грузией, а потом уже самостоятельно, должна была втянуть Россию в войну, подвести ее как минимум под европейские санкции, разорвав таким образом энергетическое сотрудничество по линии Россия-ЕС.


Но в Киеве не смогли выполнить эту задачу ни в бытность президентом Ющенко (который пытался поддержать Грузию в пятидневной войне 2008 года, но не смог заставить армию воевать), ни в ходе трехмесячного правления Турчинова (когда украинская элита, опасаясь военного поражения, решила без боя сдать Крым), ни при Порошенко, который так и не осмелился после марта 2015 года еще раз начать широкомасштабные боевые действия в Донбассе, способные привести к прямому столкновению с Россией.

В конечном итоге США были вынуждены взять на себя всю тяжесть работы по блокированию строительства «Южного потока» (вынужденно заменен «Турецким потоком») и «Северного потока-2» (чем ближе ввод его в строй, тем активнее пытаются США блокировать если не саму постройку, то хотя бы полноценное использование трубы).

Европейцы давно прекратили считаться с пожеланиями Киева, так что он в вопросе блокирования «Северного потока-2» Вашингтону не помощник. Украина пытается всего лишь сохранить хоть какие-то объемы транзита, после ввода его в строй.


Третий лишний

Страна, не способная решать поставленные перед ней США задачи, постоянно требующая от США опеки и финансирования, страна, элита которой не может договориться даже перед лицом полного краха государственности и утраты, не особенно интересует Вашингтон. США понимают, что при любом исходе выборов, Украина еще какое-то время будет оставаться для России (и для ЕС тоже) головной болью, и это максимум, что от нее можно получить.

Поэтому украинцы получили уникальную возможность –выбрать себе президента без вмешательства США. Но, поскольку демократические механизмы выборов были подорваны еще во время первого майдана (в 2004 году), а окончательно уничтожены в 2014 году, выборы на Украине являются таковыми только по названию.

Независимо от того, как проголосуют люди, победителем будет провозглашен тот, в чью пользу посчитают избирательные комиссии. Их надо мотивировать силовым давлением и оградить от силового давления оппонента.

Такие возможности имеются только у двух человек – Порошенко и Тимошенко. Поэтому, независимо от рейтингов, которые местные социологи за мзду малую нарисуют любые, большинство экспертов внутри и вне Украины считают, что главная борьба развернется между ними.

В последние дни к ним прибавился «третий лишний» – Зеленский. Эту свою марионетку Коломойский поначалу выдвинул, чтобы договориться об условиях, на которых он поддержит Тимошенко. Но Юлии Владимировне показалось, что Игорь Валерьевич слишком много хочет, а Коломойский решил, что он может договориться и с Петром Алексеевичем. Для этого Зеленскому на деньги Коломойского был надут запредельный рейтинг в 28% (может надуют и больше). Если Зеленский останется лидером рейтингов до самого конца гонки, то не исключено, что за него, как за потенциального победителя, действительно решит проголосовать процентов 10-15 избирателей. А это в данной ситуации очень много.


На спусковом крючке палец Коломойского

Коломойский, если Зеленский не попадет во второй тур, получает возможность требовать пересчета голосов и апеллировать к иностранным наблюдателям и европейской прессе. В общем, устраивать скандал, подрывающий легитимность выборов. Если же голоса будут действительно пересчитаны вручную, под контролем независимых наблюдателей, то Порошенко может просто не попасть во второй тур (и не факт, что там окажется Зеленский).

Коломойский пытается провести операцию по принуждению одного из фаворитов выборов (все равно какого) к компромиссу. Но, если компромисса не будет, он готов воевать до конца. И это самое существенное в нынешних украинских выборах.

Неважно зачем и как на них вышли остальные сорок кандидатов. От них ничего, кроме тактических раскладов не зависит. Все они играют или будут играть на стороне одного из фаворитов, за относительно небольшое (финансовое, экономическое или политическое) вознаграждение.

Реально вмешаться в борьбу и повлиять на результат выборов может только Коломойский, при помощи Зеленского. При этом, в отличие от остальных кандидатов и от обоих фаворитов, Колмойский прекрасно понимает, что после провозглашения победителя борьба не завершается, а только начинается.

Альтернативная группировка не смирится со своим проигрышем и будет готова на любые меры противодействия, вплоть до силовых. В условиях же отсутствия контроля со стороны США и ЕС, остановить сползание киевской элиты в кровавый хаос будет некому.

Между тем, тот из фаворитов, который объединится с Коломойским, получит неплохой шанс избежать вооруженной конфронтации. Надутый рейтинговый потенциал Зеленского, вкупе с финансовыми и информационными возможностями Коломойского, позволяют убедить Украину и мир, что поддержанный ими фаворит (независимо от того будет это Тимошенко или Порошенко) победил.

Ну а если с Игорем Валерьевичем все же не захотят договариваться, то он сделает все, чтобы враждующие группировки сцепились в страшной гражданской войне, а сам уедет в Женеву, следить за развитием ситуации с безопасного расстояния и предлагать свои услуги внутренним и внешним игрокам, которые рано или поздно заинтересуются стабилизацией ситуации на Украине.

В целом выборы ведут Украину не к стабилизации ситуации, а к актуализации конфликта. А на спусковом крючке гражданской войны лежит палец Коломойского.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину