Уравниловка vs консерватизм – зигзаг истории

Интегральный взгляд

27.12.2022 11:00

Михаил Елизаров

2938

Уравниловка vs консерватизм – зигзаг  истории

Беспрецедентный рост напряженности требует от страны перехода на новый уровень внутренней самоорганизации. Привычный  неспешный уклад не вписывается в новую повестку, переполняемую все более изощренными вызовами. Становится очевидным, что время «эффективных менеджеров» прошло. На их место должны прийти «люди длинной воли», способные решать сложные нелинейные задачи. И такой разворот обусловлен определенными внутриполитическими изменениями, о которых и пойдет речь…

Надлом. Последние двадцать лет можно смело назвать «золотым веком» бюрократии и, соответственно, экономического застоя. Уже сформировался образ героя эпохи – одетого с иголочки лоснящегося жуликоватого чиновника. Принципиальные люди, заряженные на результат вынужденно отсиживались на «скамейке запасных», так как с ними много хлопот. Да и серьезных задач система перед собой не ставила. Такое положение вещей всех долго устраивало, пока события не начали закручиваться в кризисную спираль.

В физике такой вынужденный переход в новое состояние называют точкой бифуркации. Под напором внешних факторов старая система преобразуется в новую форму, более приспособленную к внешним угрозам. Что-то подобное начинается сегодня у нас. Похоже, грядут серьезные структурные перемены. И они не обязательно будут сильно заметны со стороны. Все может происходить на уровне внутренних организационных преобразований.

Главное, что возникает запрос на иной тип управленцев – стойких волевых, решительных «рыцарей без страха и упрека», которых всегда отличает принципиальность, зачастую в достаточно жесткой напористой манере. Получается, что мягкая сила утрачивает свой былой сакралитет. Речь, конечно не идет о возврате беспредела 90-х, но и привычная тактика полумер вряд ли будет востребована. Важен результат! И этот императив будет формировать институциональные обводы общества.

Другими словами, грядет мощная трансформация административной вертикали в иерархию потенциалов, построенную на приоритете цели. Это чем-то напоминает право сильного, но не совсем, так как конкуренция в таких условиях, как правило, проявляется более на командном, чем на индивидуальном уровне. А это уже явный право-консервативный дрейф, так как власть неизбежно концентрируется в руках амбициозных, сплоченных, заряженных на результат команд (по сути, братств) со своими идеологическими и ценностными принципами, когда на первый план, наряду с функциональными компетенциями, выходят такие качества, как воля, «бойцовский» дух, верность.

Свежий ветер. В свете вышесказанного обращает внимание необычный инфо-вброс про новую инициативу Кремля по объединению «злых, голодных и дерзких» под чутким руководством быстро набирающего популярность Евгения Пригожина. И несмотря на то, что сам главный герой от этого всячески открещивается (и наверное, правильно делает), все-таки, это определенный сигнал о том, что у кого-то там наверху возникло желание прощупать эту нишу. Но кому и зачем это могло понадобиться?

На самом деле, как уже было отмечено, на то имеются веские причины. Давление зашкаливает, а система продолжает безнадежно буксовать на холостом ходу. Ее нужно встряхнуть. И это понятно. Но неужели у кого-то есть иллюзии по поводу «дерзких» парней, которые ринуться распутывать клубок неразрешимых проблем, следуя туманному посылу сверху? Да, они и не в состоянии это сделать. Тогда к чему все это?

Похоже, в скором будущем может понадобиться политическая поддержка каких-то непопулярных решений, которые зреют в лоне кремлевских закулис. Завершается эра  комфортного взаимо-изолированного (как бы в параллельных мирах) сосуществования власти и народа, когда каждый живет сам по себе. В разобранном виде страна сопротивляться не сможет. Для достижения системной целостности придется запускать процессы интеграции и взаимопроникновения, который могут быть достаточно болезненными, так как ломают привычные поведенческие основы инфантилизма и коллективной безответственности.

Соль земли. Это, конечно, пока только догадки, но потенциальный электорат уже посчитали. Это 2–3% сторонников жесткого порядка и еще примерно 10% традиционалистов (в прошлом стабильная поддержка ЛДПР), а это ни много ни мало миллионы и миллионы людей, в основном, мужчины среднего возраста. Сразу всплывает яркий образ колоритных бородачей, которые тянутся отовсюду на защиту Русского Мира. Своего рода продолжение Русской Весны.

Но потенциал совсем не очевиден. Во-первых, эмоционально-патриотический порыв сильно поиссяк. Его носители банально постарели, а смены нет. Во-вторых, так исторически сложилось, что бравые кремлевские политтехнологи не особо умеют работать с вышеупомянутой целевой аудиторией. Все их попытки (от «Родины» до «НОД») потерпели фиаско. Ну, и в-третьих, все это идет в разрез с мощнейшим общественным запросом на реинкарнацию СССР, то есть левосторонним курсом долгосрочной политической повестки. Советская ментальность сидит в нас очень глубоко, что нельзя игнорировать.

Приходится признать, что для появления в России серьезного право-консервативного политического движения нет никаких внутренних предпосылок. Если и будут возникать какие-то суррогаты, то, скорее, под диктовку внешних обстоятельствами и, конечно, на временной основе. По достижению равновесия система обречена снова  уходить в левый крен.

Внешний фактор. Важно, что наряду с вышеупомянутой исторической инерцией есть еще и дополнительный драйвер лево-ориентированности России, связанный с высокой амбициозностью и желанием выступить некой альтернативой действующему гегемону. А для этого нужно возглавить лагерь тех, кто ему противостоит прямо или косвенно. Дихотомия очевидна – развитые и богатые против застойных пост-колониальных. И это единственное окно возможностей для стремящейся в лидеры, но не самой передовой державы, по крайней мере пока эту нишу никто посерьезнее еще не окучил.

В целом логика проста. Почему Запад так хорошо живет? Потому что продолжает свою империалистическую политику ограбления «третьих» стран, то есть ведет себя по отношению к ним враждебно. А кто может заступиться? Только Россия как наследница Союза. Привычный расклад. Пазл сложился. Такой незамысловатый популизм обеспечивает на международной арене легкий доступ к геополитическому лидерству. Соблазн настолько велик, что от него просто невозможно отказаться, особенно учитывая провал американской политики «плавильного котла». Тему расовых дискриминаций можно эффективно раскручивать в медийном поле для создания собственного привлекательного имиджа борцов за справедливость.

Парадоксальность ситуации в том, что самые консервативные представители заокеанской общественности – ковбои в клетчатых рубашках тоже смотрят на нас с нескрываемым восхищением, так как в России пока сдерживается разгул сексменьшинств. И это окончательно все запутывает. С одной стороны мы – последний оплот европейского традиционализма, а с другой, подтачиваем право-фундаментальную основу западного общества, чем параллельно занимается условное «ЛГБТ» движение. А враг моего врага – мой друг. Получается, что в глобально-стратегическом плане наши интересы совпадают (левый фронт), то есть мы – союзники,  как бы забавно это не звучало.

А если серьезно, то все очень прагматично. Чтобы слабому стать лидером, нужно собрать вокруг себя массовку лузеров и качать «вихри враждебные». Но одолеть более мощного соперника в лоб все-равно не удастся. Нужно хитрить, проводить подрывную работу, истощая его изнутри. Именно этим мы и занимаемся, создавая по сути, направленный поток энтропии. Не секрет, что тема расовых дискриминаций – их ахиллесова пята. Вот мы туда и давим, используя исторически наработанный левацкий авторитет, кстати, очень опасное оружие, разрушающее социальную структуру изнутри.

Все то же самое делают и Штаты по отношению к нам, но у них свой инструментарий – цветные революции под эгидой защиты демократических прав и свобод, а по сути, все тот же экспорт хаоса в форме лево-либеральной пропаганды. Ведь каждому человеку хочется чувствовать себя личностью, рассуждать о политике, ругать правительство или, наконец, посвятить себя чему-нибудь общественно-полезному, что, кстати, становится очень актуальным в свете тотального развала института семьи. К сожалению, нам скоро нечем будет больше заняться.


Абсолютное зло. Здесь важно отметить, что вбросы энтропии всегда происходят под эгидой вселенской справедливости (как говорится, благими намерениями). И не важно, какое конкретно учение лежит в основе – марксизм, эко-фанатизм или феминизм, результат один – разложение базовых социальных институтов. Дело в том, что основой любого порядка является понятная четкая иерархия. Только так общество способно производить какую-то полезную работу. Если разрушить этот базовый остов, то система сама благополучно развалится. Ее даже не нужно ломать!

Как же работает это страшное оружие? Да, очень просто – через механику уравниловки. Главное, чтобы никто в системе не имел доминирующего положения. Любое превосходство (неважно, физическое, интеллектуальное или эмоциональное) не должно давать носителю никаких преимуществ. Если человек одарен, это отлично! Значит должен расходовать свой талант на благо общества, но не рассчитывать на какие-то дополнительные привилегии. Пожмут руку, скажут спасибо и будь здоров!

Получается, что социальный актив должен безвозмездно вкладывать в общий котел, ни на что при этом не претендуя, дабы менее продвинутые категории (опять же, не важно по каком признаку они выделяются – половому, классовому или возрастному) без зазрения совести всем этим пользовались, принимая как должное и качая права. Если отбросить наскучившие мантры про социальную справедливость и посмотреть на все это системно, как на работу машины, то получается ущербная схема: ресурсы отбираются у рабочего механизма и дренируются в какие-то второстепенные элементы. Несложно догадаться, какой КПД будет у такого агрегата.

С точки зрения персонального восприятия, все это выглядит еще более мрачно. Как бы ни старался человек, имеющий какие-то выдающиеся способности, он никогда не получит адекватной оценки, кроме похвалы начальства, конечно. Вырваться из серой толпы не удастся. Какой смысл тогда напрягаться? В чем мотивация? Тогда идеальная стратегия – плыть по течению, ни во что не вмешиваться, уходя в себя, если интеллект не позволяет притворяться таким же, как все.

Всякое развитие в такой системе замирает. В качестве примера можно привести скандинавские страны, помешанные на социальной справедливости. Но проблема в том, что увлечение левой политикой неизбежно приводит к падению темпов экономического роста, после чего приходится уходить вправо. Подобный вынужденный разворот, например, имел место в Британии при Маргарет Тэтчер, то есть закономерность довольно устойчивая и, казалось бы, очевидная. Но тогда возникает вопрос – почему до сих пор не сделаны выводы? Ведь проблем, вызванных левачеством накопилось столько, что уже давно должен выработаться иммунитет.

Ответ, как всегда, на поверхности. Все дело в специфике структурного состава любого общества, актив которого (те, кто двигает ключевые процессы) количественно всегда находится в меньшинстве. Это состоявшиеся успешные люди, уже обладающие достаточным опытом и компетенциями и еще готовые на подвиги в творческой самореализации. Их численный состав по закону Парето не превышает 20% населения. Остальные (так сказать, пассив) серьезно ни во что не вкладываются, сильно себя не переутруждают и в естественных условиях оказываются на задворках (яркий, хоть и утрированный пример – наши 90-е). Очевидно, что широким массам не нравится принцип здоровой конкуренции и естественного распределения благ. Наоборот, уравниловка создает ощущение защищенности и позволяет с уверенностью смотреть в будущее.

Раньше эта проблема решалась установлением цензов. Пестрая толпа просто не допускалась к процессам принятия ключевых решений. Сегодня, когда в своем развитии демократия вышла на уровень всеобщего избирательного права, предсказать глобальный тренд несложно. Любой здравомыслящий политик отлично знает, на каких струнах нужно играть, чтобы быстро возглавить хит-парад. Очевидно, что левый популизм безраздельно рулит.

И от этого нет никакой прививки. Людам не нужны проповеди и морали.  Наоборот – дай хлеба и зрелищ, причем нахаляву! Неужели Мир сам лезет в петлю, пытаясь повторить судьбу Рима? Да, похоже на то. По крайней мере пока все складывается именно так и никаких серьезных предпосылок для иных сценариев даже не просматривается.

А какова альтернатива? Можно, конечно, все вернуть на исходную (как было до начала «красной» эры), то есть восстановить право-консервативный порядок. Но так ли он хорош? На самом деле, однозначного ответа нет. Безусловно, есть определенные положительные моменты – четкий семейный уклад, выстраданные временем догмы морали и жесткая система цензов. Но все это уже безвозвратно устарело.

В самом деле, зависимая роль женщины в условиях физического крестьянского труда была естественной и очевидной, то есть сомнению уж точно не подвергалась. Патриархальные отношения являли собой пример гармоничности. Сегодня в урбанизированном мире представительницы слабого пола без особого труда добиваются финансовой самостоятельности. Отношения в парах приобретают более партнерский характер (то есть временный, что печально). Старый институт репродукции под названием «семья» потихоньку себя изживает.

Говоря про основы старой морали, которые зиждутся еще на библейских догматах, нельзя не заметить, что они во многом противоречат принципам современного права. возникает «двойная бухгалтерия», когда одни живут по закону, а другие по понятиям. Что касается цензов, то это явно не самая эффективная форма работы социальных лифтов, особенно в условиях новой цифровой экономики, когда во главу угла ставится задача развития творческого потенциала.

К сожалению, следует признать, что право-консерватизм вряд ли сможет претендовать на будущий мейнстрим в чистом виде. Какие-то элементы, конечно, могут получить вторую жизнь (скорее всего локально), но тотальной реинкарнации не произойдет. Да что уж там говорить! Сегодня «прогрессивными» процессами принято называть самые маргинальные лево-либеральные проявления, что только подтверждает гипотезу о неотвратимом приближении «тепловой смерти» общества под бешенным натиском энтропии.

И если честно, в этом есть определенная логика. Рано или поздно старое должно отмирать, уступая жизненное пространство чему-то новому. Но проблема в том, что все это не происходит безболезненно. Кардинальные перемены всегда обусловлены серьезными испытаниями, которые необходимы и в глобальном плане полезны, даже несмотря на определенный гуманитарный трагизм.

Обобщая, готов с большой вероятностью предположить, что право-консервативный сценарий вполне может возникнуть в нашей стране (и даже в ближайшее время),  но только как временное решение насущных проблем в условиях жесткого внешнего давления. Вряд ли стоит рассчитывать на хоть сколько-нибудь ощутимую долгосрочность, так как Советское прошлое недвусмысленно нависает и довлеет, диктуя собственную логику событий.

Что касается глобальной политической конъюнктуры, то она однозначно скатывается в лево-либеральную плоскость. А это, похоже, прямой путь к неминуемому краху. А потом, как обычно, на обломках старого будет формироваться новый порядок на основе каких-то иных способов социальной интеграции. Пока сложно даже предположить, какими именно они будут.

Окажется ли Россия в эпицентре водоворота? Возможно, но не факт. Вынужденная изоляция может оказаться спасительным кругом. В конце концов, это не так уж и важно! В любом броуновском движении возникают новые локальные порядки, которые потом выкристаллизовываю во что-то более существенное и потенциальные.

Поэтому именно сегодня в преддверии приближающегося глобального коллапса появляется уникальный шанс для созидания. Планетарная ноосфера с нетерпением ждет самые передовые идеологические разработки и перспективные модели будущего социо-дизайна. И хотя долгосрочный исторический вектор пока не совсем просматривается, определенная работа в этом направлении явно намечается. Очень хочется надеяться, что и мы своими скромными усилиями вносим посильную лепту в этот важный процесс.

Предлагаю обсудить принципиальную возможность право-консервативного реванша, как очевидно назревающего комплекса мер в ответ на вызовы наступающей сверх-напряженности при внешнем  тотальном давлении лево-либерального глобализма, а также хочу поздравить уважаемых читателей с наступающим Новым Годом и светлым праздником Рождества Христова!


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.




ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.