Бернар Лиетар: «Криптовалюты – разновидность дополнительных валют»  12

Интервью

23.12.2017 13:52  9 (11)  

Инвест-Форсайт

3523

Бернар Лиетар: «Криптовалюты – разновидность дополнительных валют»

Бернар Лиетар – гуру в области денежных отношений и дополнительных валют, одним из примеров которых являются криптовалюты, «архитектор евро», бельгийский финансист, международный эксперт, посвятивший свою жизнь изучению денежных отношений. Несмотря на преклонный возраст, он консультирует правительства на 4-х континентах в области апробации и внедрения передовых валютных систем. Профессор университетов Бельгии, США и Франции. Автор множества книг и публикаций, таких как: «Будущее денег», «Деньги и стабильность», «Новые деньги для нового мира», где он предугадал финансовые катаклизмы, с которыми столкнулся мир в последние годы.

С июня 2017 года Лиетар вступил в должность главного финансового архитектора Фонда «Protocol Bancor». Он видит свою миссию в том, чтобы проложить путь для достижения устойчивого развития наций при жизни нынешнего поколения.

Бернар Лиетар дал эксклюзивное интервью интернет-журналу «Инвест-Форсайт» в тот самый момент, когда деловые журналы всего мира забыли о существовании реальных сделок и днями напролёт пишут о злоключениях блокчейна и его криптовалютных «собратьев».

Местные валюты

– Г-н Лиетар, вы являетесь одним из создателей евро, финансистом, профессором, но ваша основная работа связана с дополнительными валютами.

– Да, это так.

– Французы все чаще и чаще говорят о том, что надо «выходить из системы», вы предлагаете выход – приумножать дополнительные валюты, но местная валюта налогами не облагается, а значит, государство будет в убытке. Захочет ли оно этого?

– Я могу вам ответить на примере того, что происходит сейчас в США. Там в 43 штатах функционируют сообщества, развивающие дополнительные валюты, основанные на «банках времени», когда единица измерения – час, а не доллар. Это даёт возможность решать социальные проблемы по более низкой цене, нежели аналогичное решение в долларах. Все транзакции в «банках времени» освобождаются от налогов, потому что они решают проблемы, которые в противном случае оказались бы слишком дорогостоящим решением для государства, а так ничего ему не стоят.

– Это ничего не стоит государству, но у него есть другие расходы. Каким образом оно их покроет?

– Вы полагаете, что дополнительные валюты заменят официальные валюты, но не в этом дело. В каждой стране есть много статей доходов, освобождаемых от налогов, и это ничего не меняет. Кроме того, все транзакции в «банках времени» происходят в США не на федеральном уровне, а на уровне штатов.

– Можем ли мы создать какое-то убежище от глобализма и валютных кризисов? Возможно ли, что все дополнительные валюты однажды сольются воедино?

– На мой взгляд, большинство существующих дополнительных валют оказывают влияние в социальной плоскости, а не на экономику в целом. Они позволяют людям познакомиться с соседями, пообщаться с ними, попробовать то, что тем лучше удаётся, и, в свою очередь, дать им то, что им нужно, то есть произвести взаимовыгодный обмен. Мне кажется, наиболее успешным является сообщество, где через определенное время деньги перестанут использоваться, так как больше не будут нужны. И еще лучше, если мы обмениваемся подарками с соседями, потому этот феномен мы должны анализировать не с научной точки зрения, а в социальном преломлении.

– Мы готовили интервью в самый разгар каталонского кризиса, когда сепаратисты решили отделиться от Испании. Представим себе, что они стали независимыми, но банки оттуда ушли, Европа их к себе не примет – они не смогут использовать евро. Есть возможность сохранить работу и уровень жизни населения?

– Независимо от феномена «требования независимости», в Каталонии есть несколько проектов, работающих с использованием дополнительных валют, особенно в области продуктов питания, они имеют долю рынка в 1-2% от общего объема. И я отнюдь не утверждаю, что наличие дополнительных валют в Каталонии – случай уникальный. Моя совместная с Робертом Улановичем работа «Варианты управления системным банковским кризисом» была попыткой создания теории, демонстрирующей суть этой проблематики. Мы проанализировали условия структурной устойчивости систем комплексных потоков. Каждая естественная экосистема представляет собой систему комплексных потоков, где циркулирует биомасса. И мы с научной точки зрения доказали: существуют структурные условия стабильности, применяемые к любой системе комплексных потоков. В частности, всегда необходимо придерживаться уровня минимума и максимума разнообразия. Если мы выходим за пределы определенной величины разнообразия, возникает застой, а когда опускаемся ниже минимума – начинается обвал.

Экономика – это система комплексных потоков, в которой циркулируют деньги. Таким образом, можно сделать вывод: в экономике обязательно наличие минимального разнообразия, и одна валюта на страну не сможет обеспечить стабильность существующей финансовой системы. Мы также можем создавать ниши, которые выживут в случае обвала – такое возможно. Но очевидно, что пока эти ниши остаются столь же маленькими, как сейчас, не являясь максимальными по объему денежной массы, они не могут служить противовесом системе. Например, в Бразилии тоже обращаются дополнительные валюты, однако в общем объеме они составляют около 1-1,5% от общего объема денежной массы в стране, что достаточно мало.

– Есть в мире примеры, отличающиеся от общей тенденции?

– Да, совсем иную тенденцию можно увидеть в Швейцарии. С 1934 года валюта WIR объединяет 65 000 предприятий и способствует поддержанию более высокой устойчивости экономики страны с точки зрения занятости и валового национального продукта, чем в других странах. Традиционно Швейцария считается «более стабильной» страной. Вы можете подумать, что это из-за воздуха или сыра, а на самом деле суть проблемы в финансовой системе, о существовании которой большинство людей даже не подозревает. Но эта технология уже работает в течение очень долгого времени, там этого объема достаточно для макроэкономического влияния. Я написал статью с моим американским коллегой об антициклическом феномене WIR: когда в экономике Швейцарии что-то идет не так, объем и количество транзакций в WIR увеличивается, и это стабилизирует экономику. Когда в экономике Швейцарии наблюдается бум, объем и количество транзакций WIR снижается, что делает WIR антициклическим явлением.

Криптовалюты

– Вы решили присоединиться к Protocol Bancor. Почему приняли такое решение?

– Что касается Protocol Bancor, я знал, что такое блокчейн: он является частью фокуса моих научных разработок, и осознавал, что он может играть важную роль в создании денег. Protocol Bancor – блокчейн, целью которого является создание денег из резервов. Эта технология – важный шаг вперед, поскольку она потенциально обеспечивает ликвидность для всех дополнительных валют.

В мае 2017 года я узнал о существовании Protocol Bancor из «белой книги» (white paper, аналог проспекта эмиссии криптовалютных ICO-проектов – ред.), пришедшей из Израиля, и связался с коллегами, чтобы узнать, насколько их работа реальна. В итоге я поехал туда, чтобы апробировать систему на месте, и пришел к выводу: она очень прочная. Вот так всё и произошло.

– Владимир Путин поручил создать закон о статусе криптовалюты, а также дал поручение Центральному банку открыть тестовую криптовалютную платформу в 2018 году. В то же время Китай – лидер в майнинге – запретил ICO. Станет ли Россия новым лидером? Как вы видите развитие географии майнинга?

– В случае с Китаем, на мой взгляд, и я не единственный, кто так считает, запрет на проведение ICO является лишь тактическим ходом. Приостановив все процессы, они внедрят систему управления под своим контролем. Глядя на то, сколько запущено проектов, я бы сказал, что Шанхай – один из регионов мира, где работают самые передовые команды в области криптовалют. Два самых продвинутых региона, обнаруженных мною на сегодняшний день – это Шанхай и Израиль.

Характерная черта блокчейна – можно выпускать валюту, не спрашивая ни у кого разрешения. Вот то, что сейчас готовится, и таких попыток несколько, в том числе в Канаде: Центральные банки начнут выпускать так называемую национальную валюту путем майнинга, и работа идет по всем направлениям. В случае с Китаем власти заранее блокируют процесс, чтобы не потерять влияния на явление. Они глубже ориентированы на контроль, чем большинство других стран мира. Есть банки, которые вложили более 15 миллиардов долларов в майнинговые приложения в традиционных финансах. Например, банковская группа Goldman Sachs получила патент на частный блокчейн. В данный момент происходит процесс «перетасовки карт», и я думаю, мы скоро увидим определенные новшества.

Биткоин и риски

– Биткоин – самая известная криптовалюта, ее цена растет с каждым днем. Что можете сказать о рисках, с ней связанных?

– Биткоин – не валюта, а чисто спекулятивный инструмент, так как 99,7% биткоинов не используются для покупки или продажи чего-либо. Биткоин держат лишь в надежде на то, что его цена возрастёт, так что это инструмент спекуляции.


– Как полагаете, когда биткоин рухнет?

– Всё это из области инновации, мы находимся в новейшей сфере деятельности, ставшей модной, мир говорит о ней постоянно. Даже в случае обвала, что это будет означать? Что он исчезнет? Нет, я так не думаю. Если мы определяем как пузырь то, что падает до нуля, я не согласен. Если мы определяем как пузырь то, что падает на 20 или 30%, никаких проблем: такое случается в мире каждый день!

– В 2017 году через ICO было привлечено 3 миллиарда долларов. Это начало масштабной спекуляции? Как мы можем защитить обычных граждан от потерь? Надо ли предоставлять доступ к майнингу всем?

– Важно быть крайне избирательным, ведь сейчас, как я правильно понимаю, любой может инициировать ICO, но впоследствии процесс ICO станет управляться центральными банками. Пока ещё существуют неотработанные механизмы, но ведь и некоторые государственные компании работают плохо. Поэтому вы должны быть очень избирательными при выборе ICO, очень осторожными – конечно же, ни в коем случае нельзя инвестировать туда все свои сбережения! Но если вы хотите рискнуть и у вас есть в наличии несколько тысяч евро, которые вы можете позволить себе потерять, – почему бы и нет?

– Криптовалюты не имеют под собой ничего физического – этот факт пугает людей, далеких от темы, к тому же в мире немало тех, кто не доверяет электронным платежам. В то же время, если у вас украли банковскую карту, её можно заблокировать простым телефонным звонком – а с криптовалютами так не получится. Разубедите меня и наших читателей, пожалуйста.

– Вы говорите о криптовалютах, являющихся лишь одной разновидностью дополнительных валют, но не представляющих собой всё их многообразие. Криптовалюты – область, где сейчас пылают жаркие страсти, дополнительные валюты всегда реально существовали, они, на самом деле, не новость, а вот криптовалюты – это что-то новенькое, оттуда что-то можно почерпнуть, а что-то отбросить, как в любой другой новой области.

На мой взгляд, здесь есть много и хорошего. Например, Protocol Bancor, развитию которого я себя сейчас отдаю, потому что думаю: это инструмент, имеющий большое будущее в решении многих фундаментальных проблем, таких как бедность. Поэтому я полон энтузиазма, но не от всего я в восторге. До сих пор слабым местом криптовалют являются платформы, где остается немало нерешенных проблем: например, они пока абсолютно не защищены от хакеров. И я не удивлюсь, если в ближайшее время будут введены ограничения, регулирующие процесс запуска ICO, например, на сумму не более X миллионов…

– Кто, по вашему мнению, является духовным отцом криптовалютного мира? Сатоши Накамото, легендарный создатель биткоина?

– Да, он создал первый блокчейн, биткоин и инициировал первое ICO, чтобы выпустить биткоин в жизнь, – это немало. Меня не удивляет то, что он старается не привлекать к себе внимания. Если бы я был на его месте, я бы тоже делал всё, чтобы не попасться. Он запустил революцию, но не следует путать ее с тем, что готовится на этом рынке… Он был первым, поэтому всё было достаточно примитивно.

– Считаете ли вы, что в один прекрасный день он всё продаст?

– Я думаю, у него 50% рынка, верно?

– У него много, но неизвестно, сколько именно.

– Хорошо. Я не думаю, что он всё продаст. Я считаю, он не сломает собственный рынок. Я бы не удивился, если бы узнал, что он на это живёт. Так что он уже выиграл.

Евро

– Вы один из создателей валюты евро, которая является общей валютой, глобальной…

– Это не общая валюта, это единая валюта, и именно одна из причин конфликта, который у меня был в прошлые времена. Мое видение евро отличалось от того, что на самом деле произошло, поэтому я подал в отставку. Европе нужна общая валюта, а не единая валюта.

На мой взгляд, это положение вещей было необходимо ввести согласно той же теории, которую я вам представил, с обязательным минимальным разнообразием. Я не понимаю, почему, если вы грек, то должны покупать свои оливки за евро. А вот если бы мы сделали то, что я предложил, не было бы греческого кризиса, и итальянского кризиса бы не было, поскольку они могли обесценить свою валюту и создать дополнительные рабочие места, а пока продолжать использовать евро по своему усмотрению.

– Является ли евро, каким оно существует сегодня, неудачей?

– В моем представлении сегодняшняя ситуация с евро является провалом, ошибкой было сделать из неё единую валюту. Это не позволяет сейчас грекам, да и всем остальным, в случае необходимости обесценить национальную валюту. Это порождает уязвимость системы, а мое предложение позволяло избежать этой проблемы.

– Какое будущее у евро?

– Если откровенно – я не оптимист. Я думаю, конфигурация может измениться, но от этого все проблемы не исчезнут. Если Италия вступит в кризис, нынешняя система не сможет переварить эту проблему, что уже произошло с Грецией. Более того, теперь в Италии мы говорим о возможности перехода на национальную валюту, как я и предлагал в своё время – мы могли бы избежать всего этого кошмара. Так что – да, я был одним из инициаторов появления евро, но я не согласен с евро в том виде, в каком оно существует сейчас.

– Вы действительно верите, что кто-то выйдет из ЕС? Brexit действительно ли произойдет?

– Самое смешное, что страна, которая до сих пор лучше всех использовала евро, – именно Англия. Как это происходит сейчас: если вы английская компания и у вас серьезный бизнес на континенте, вы можете использовать евро, чтобы вести свой учет и платить налоги в Англии. С этой целью Bank of England каждый квартал устанавливает официальный обменный курс евро к фунту стерлингов. Таким образом, вы можете держать свои счета в евро в Англии и платить налоги в евро. И это то, что я хотел бы сделать возможным в каждой стране.

Беседовала  Екатерина Гадаль

Прокомментировать интервью Бернара Лиетара «Инвест-Форсайт» попросил доктора экономических наук, профессора Артема Генкина, соавтора первой отечественной книги о блокчейне:

«Когда на рубеже тысячелетия я, наверное, впервые познакомил русского читателя с Бернаром Лиетаром и его взглядами на дополнительные валюты в своих статьях о «банках времени» и книге «Частные деньги: история и современность», он казался мне харизматичным революционером – типа Че Гевары в мире финансов – и мессией «новых денег». Но вот на очередном витке денежной эволюции ее самым передовым продуктом стали криптовалюты – и каково же удовольствие снова видеть этого маститого ученого и опытного практика в первых рядах! Сторонники идей Фридриха фон Хайека подают руку последователям Сатоши Накамото».


Оцените статью