Патриотический почин  8

История и философия

05.06.2018 07:04  9.6 (40)  

Нина Шумская

2677

Патриотический почин

В 1942 году саратовский крестьянин-пчеловод Ферапонт Головатый на средства от продажи меда с собственной пасеки приобрел для армии истребитель “Як-1”. В декабре 1942 года командиру 31-го гвардейского истребительного авиаполка Сталинградского фронта Борису Еремину позвонил командующий воздушной армией Тимофей Хрюкин: - Слушай, тут такое дело... - голос генерала был озадаченным...

- В общем, саратовский крестьянин Головатый купил для армии самолет. Мы решили, что летать на нем будешь ты, только сначала отправляйся в Саратов на завод и помоги крестьянину выбрать боевую машину.

- То есть как это купил? — опешил ничего не понимающий Еремин. — У нас можно вот так просто купить самолет?

- Раз продают, значит, можно. Отправляйся на завод.

"Свое решение купить самолет дед ни с кем не обсуждал - Просто однажды пришел и сообщил моей бабушке, Марии Тарасовне: “Мать, я покупаю для фронта самолет”, -рассказала внучка Ферапонта Головатого Лидия Тюрникова.

Бабушка так и села. 

“Ты что же, — говорит, — батька, совсем сдурел? У нас внукам ходить не в чем, а ты самолет покупаешь”. Но дед стоял на своем: “Ничего ты, Маруся, в политике не смыслишь, если немцы возьмут Сталинград — нам всем хана”. Строго говоря, решение купить самолет дед принял после прослушивания сводок Информбюро о тяжелых боях под Сталинградом. 

Он был уверен, что победить врага с воздуха будет намного легче, кроме того, был неравнодушен к авиации. 

В армию его не брали (на тот момент ему был уже 51 год и порок сердца), и он считал свои долгом помочь армии хоть чем-нибудь.


- Дед откуда-то прознал, что самолет стоит 100 тысяч рублей. Килограмм меда на колхозном рынке тогда стоил тысячу, стало быть, самолет по цене равнялся стоимости центнера меда. Но и таких денег у семьи не было, поэтому для того, чтобы набрать необходимую сумму, пришлись продать двух коров. На завод он отвез все — ни копейки дома не осталось. Всю зиму мы питались тем, что удалось заготовить с лета, — картошкой, свеклой, капустой. 

Дед все говорил: “Ничего, протянем, фронту сейчас деньги больше нужны”. Хотя, конечно, он рисковал — у него на шее тогда сидело только одних внуков 11 душ. Отцы у всех были на фронте. Так что он, по сути, был единственным кормильцем многочисленного семейства.

Собрав все деньги в мешок, Ферапонт Головатый отправился прямиком на завод. Тогдашний директор Саратовского авиационного завода Левин потом вспоминал, как, возвращаясь из цехов в свой кабинет, застал у дверей незнакомого мужчину с большой котомкой.

- Ко мне? - спросил Левин.

- К Вам.

- Чем могу помочь?

- Я из колхоза “Стахановец”, Головатый Ферапонт Петрович, - отрекомендовался странный гость, — хочу вот самолет для фронта купить, тут деньги, - он указал на мешок. Директор растерялся: одно дело, когда деньги дают трудовые коллективы, а другое - когда это личные пожертвования. Не зная, как поступить с Головатым, Левин позвонил секретарю обкома. В обкоме позвонили в Москву, в штаб ВВС. Вскоре оттуда пришла телеграмма: 

“Военный совет ВВС КА сердечно благодарит Ф.П.Головатого за его патриотический почин. Деньги просим внести в Госбанк, в фонд обороны. Копию квитанции вручить военпреду завода, выделить один из боевых облетанных самолетов “Як-1”, написав на фюзеляже то, что просит колхозник”. 

Перед тем как выбрать “свой” самолет, Головатый поставил условие: на нем должен летать его земляк.

Выбор пал на майора Бориса Еремина. Еремина специально откомандировали со Сталинградского фронта в Саратов, чтобы тот помог крестьянину выбрать на заводе самолет.


Оцените статью