Посмертная награда, нашедшая (и потерявшая) «героя»

История и философия

20.01.2020 16:18

Ростислав Ищенко

2645  9.6 (14)  

Посмертная награда, нашедшая (и потерявшая) «героя»

Десять лет назад, 20 января 2010 года, Виктор Андреевич Ющенко, уже проигравший президентские выборы, но ещё сохранявший, до 25 февраля, полномочия, присвоил Степану Бандере звание героя Украины (посмертно)

Виктор Андреевич при всей своей зацикленности на пчёлах и трипольских черепках, прекрасно понимал всю одиозность данного решения. Именно поэтому указ о присвоении звания героя Бандере вышел на три года позже, чем аналогичный указ по его подельнику Шухевичу, получившему героя Украины в 2007 году. Даже носивший немецкую форму Шухевич был меньшим раздражителем для украинского общества и мирового сообщества, чем Степан Бандера. В конце концов, все многочисленные фракции и группировки украинских националистов остались в народной памяти именно как «бандеровцы». Просто потому, что последние были наиболее жестокими и наиболее одиозными «строителями независимой Украины».

Даже неадекватный Ющенко осмелился подписать указ по Бандере только тогда, когда его личная политическая судьба была уже решена, — он потерял президентский пост и отправлялся прямиком на политическую помойку.

Даже осторожный Янукович, не осмелившийся отменить указы по Бандере и Шухевичу лично (как некоституционные, поскольку оба никогда не были гражданами Украины и не жили в УССР), всё же моментально оформил это решениями суда (по иску, поданному формально независимым адвокатом)

Тем не менее, ряд украинских политиков, в числе которых Юлия Тимошенко и Леонид Кравчук, выразили возмущение дегероизацией Бандеры. Сегодня же, хоть звёзды героев им и не возвращены, Бандера и Шухевич являются официально признанными властью героями Украины. Памятники им (особенно Бандере) быстро множатся на украинской земле, а власть с упорством, достойным лучшего применения, активно огрызается в ответ на регулярные замечания своих партнёров из ЕС относительно нецелесообразности героизации коллаборационистов, нацистских пособников и военных преступников — организаторов массовых убийств мирного населения.

Обращаю внимание, что если Ющенко ещё боялся негативной реакции Европы и всего мирового сообщества на героизацию Бандеры и его подручных (почему и присвоил Бандере звание героя, уже практически не будучи президентом), то нынешние украинские власти, будучи многократно более зависимы от той же Европы в политическом, экономическом и финансовом плане, куда радикальнее отстаивают своё право «иметь своих героев». При этом отмеченные звездами героев при Ющенко Бандера и Шухевич удостаивались куда меньшего официального почитания, чем сейчас, когда они наград лишены.

Очевидно, что, формируя свою политику «монументальной пропаганды», действующая украинская власть (как и Ющенко в своё время) в значительно большей мере принимает во внимание внутриполитическую ситуацию, чем возмущение зарубежных партнёров. При Ющенко присвоение Бандере звания героя Украины не вызвало массовых протестов, а глухой ропот части общества быстро затих.

  • Во-первых, внимание общественности быстро переключилось на работу новой власти (правительства Януковича-Азарова).
  • Во-вторых, возможное недовольство было быстро купировано лишением Бандеры и Шухевича званий героев, пусть и через суд.

Памятники же, устанавливаемые Бандере сегодня, регулярно подвергаются надругательствам (в том числе и на Западной Украине), несмотря на то что в стране формально установлена бандеровская власть. То есть общество оказывает, пусть и пассивное, сопротивление героизации нацистских преступников.


Возникает вопрос: почему, зная о негативном отношении значительной части украинского общества к героизации Бандеры, а также постоянно сталкиваясь с проблемами по этому поводу на международном уровне, украинская власть, тем не менее, упорно продвигает эту непопулярную и дискредитирующую её идею?

Что касается позиции украинского общества, то ещё со времён указов Ющенко по Бандере и Шухевичу власть смогла убедиться, что недовольство значительной части общества не выльется в массовые акции протеста. В свою очередь необандеровцы готовы активно отстаивать своих «героев» на улицах украинских городов. Если в 2005-10 годах (при президентстве Ющенко) в стране существовала относительно демократическая система и игнорирование позиции большинства населения приводило к поражению на выборах, то сейчас власть не может быть переизбрана. Она сформировалась в результате вооружённого переворота и удерживается в ходе вялотекущей гражданской войны. Власть, взятую оружием, не отдают на выборах. Разве что как советскую — через семьдесят лет, когда полностью вымерло поколение, захватывавшее власть в октябре 1917 года.

Таким образом, героизация Бандеры не может повредить электоральным перспективам нынешнего режима — его просто не интересуют выборы. В ходе избирательных кампаний могут меняться президенты и премьеры, составы Верховной Рады и правительства, но не может измениться суть режима. В любом случае контроль над властью сохраняют главные бенефициары переворота — украинские олигархи. Украинские неонацисты (необандеровцы) являются главным силовым ресурсом олигархической республики. Свержение Януковича показало, что украинская олигархическая республика больше не в состоянии (из-за нехватки ресурса) существовать как квазидемократическое государство. Система способна продлить свою агонию лишь в виде террористического режима (иногда прикрытого формальными демократическими конструкциями, иногда, как это было весной-летом 2014 года, открытого). Поэтому бенефициары системы не могут выступать против идеологической базы своей силовой опоры.

Формально олигархам всё равно, ставить памятники Черчиллю или Гитлеру, Бандере или Пилсудскому. Но их «эскадроны смерти» предпочитают Бандеру, значит, будут строиться памятники Бандере.

Кроме того, украинский олигархат заинтересован в максимальном продлении существования именно украинского государства как своей кормушки. Вне пределов созданной им на Украине системы украинский олигархат неконкурентоспособен. Только действуя в условиях полного беззакония, когда законом является подкреплённая насилием воля конкретного украинского олигарха, местная политическая и финансово-экономическая элита способна охранять свои интересы от конкуренции американского и европейского, российского и китайского (да и любого другого) бизнеса. При строгом соблюдении правил игры (какими бы они ни были и кто бы их ни написал) украинский олигархат проигрывает практически моментально.

Будучи кровно заинтересованы в украинском (этнократическом по форме, олигархическом по содержанию) государстве, украинские олигархи вынуждены искать в предшествующей истории кристальных (незамутнённых) украинских государственников. Вот и выясняется, что, кроме Бандеры, Шухевича и немножко Петлюры, таких нет. Приходится ориентироваться на то, что есть. Поэтому им и ставятся памятники, поэтому и игнорируется недовольство как значительной части собственного народа (которому рот надёжно заткнули), так и мирового сообщества (которому рот не заткнёшь, поэтому приходится огрызаться).

Что же касается собственно звёзд героев, то это артефакт абсолютно советского прошлого. Не случайно во всех постсоветских государствах на первом этапе их существования, когда шёл процесс максимального дистанцирования от советского прошлого, звания и звёзды героев были отменены. Вновь появляться они стали через несколько лет. Причиной тому была привычка элиты к тому, что высшей наградой является звезда героя СССР. Амбициозные ничтожества, не сумевшие в СССР стать героями, пробивали возвращение звёзд в национальные наградные системы, чтобы в первую очередь украсить ими себя.

Но если в российской наградной системе звезда Героя России смотрится не менее органично, чем орден Святого апостола Андрея Первозванного, поскольку Москва не отрицает своей преемственности от СССР, как и от Российской империи, то в системе наград Украины звезда героя — анахронизм. Уверен, что и Бандера, и Шухевич, будь они живы, очень бы обиделись, если бы узнали, что независимая Украина наградила их «Золотой звездой», а не «Железным крестом».

Поэтому есть шанс, что вторично два нацистских мерзавца звания героев Украины не получат. Но фактическая их героизация от этого не прекратится. Она будет лишь набирать обороты, невзирая на мнение мирового сообщества. И будет так продолжаться до тех пор, пока существует Украина. Ибо какая страна, такие и герои.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.