Хазин / Экономика  36

Хазин в эфире

21.10.2019 11:05

Говорит Москва

13357  8.2 (26)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин. Начинаем нашу сегодняшнюю передачу. Посвящена она будет экономике, конкретно – базовому изменению той психологической модели, в которой пребывают базовые финансовые институты либеральной Бреттон-Вудской системы. Новым руководителем Международного валютного фонда выбрана болгарка Кристалина Георгиева, которая училась ещё в советской Болгарии. Она куда более адекватна экономической ситуации, поскольку она училась политэкономии. В этом смысле она уникальный человек. Другое дело, что она, безусловно, либерал. Иначе её никто бы никогда не назначил. Но само по себе понимание, что что-то происходит, у неё очень сильное. На ежегодном совещании Всемирного банка и МВФ в начале этой недели в Нью-Йорке она сказала, что грядёт экономический кризис более сильный, чем в 2008-м году; что рост мировой экономики практически прекратился. «По оценке Фонда, к концу года мировое ВВП потеряет 0,8% или 700 миллиардов долларов. Как следствие, темпы роста экономики в девяноста процентах стран мира снизятся и станут худшими за десятилетие. Специалисты Мирового банка лишь подтвердили негативные оценки коллег, опустив прогноз по ВВП США с 2,5 до 2,3%; в еврозоне соответствующий показатель снизили с 1,2 до 1,1, а в Китае – с 6,2 до 6,1 (это минимум с 90-го года). Георгиева уверена: единственный способ оздоровить мировую экономику – завершить торговую войну и совместными усилиями создать новую, более надёжную современную глобальную систему обмена товаров и услуг на основе передовых IT технологий. В первую очередь этот призыв обращён к американской и китайской делегациям, которые с 10-го по 11-е октября проведут новый раунд торговых переговоров в Вашингтоне. Большинство аналитиков настроены скептически по этому поводу, поскольку предыдущие двенадцать встреч ничего не дали» - я читаю пресс-релиз.

Я зачитал статью, которая размещена на информационном агентстве «Аврора». К вечеру я её прокомментирую, потому что сейчас рано писать системный комментарий, потому что в ближайшее время будет много новых событий. Если вы посмотрите на американский фондовый рынок, вы увидите, что он колеблется. Но так называемая волатильность (то есть суточные колебания) за последнее время резко выросла с того момента, как начала снижать ставку Федеральная резервная система США. Понятно, почему она начала снижать ставку - потому что удержать ситуацию в рамках продолжения старой политики невозможно. Если читать тексты, опубликованные на «Авроре» за последний месяц, возникает сильнейшее ощущение дежавю. Это удивительно напоминает те тексты, которые я писал в 90-е годы и в начале 2000-х. Тогда эти тексты казались совершенно невероятным экстремизмом. В нашей книжке 2003-го года «Закат империи доллара и конец «Pax Americana» мы говорили о том, что само развитие мировой экономики таково, что колоссальный кризис неизбежен. В текстах американских гуру, напечатанных на сайте «Аврора» полторы недели тому назад, которые я процитировал, упоминается эксперт Рубини. Но Рубини дал достаточно невнятное объяснение причин предстоящего кризиса. Это было сделано в 2005-м году – то есть через два года после того, как «Закат империи доллара…» вышел. А написан он был по мотивам статей, которые были опубликованы в предыдущие два-три года. Первая наша статья с Олегом Григорьевым о предстоящем кризисе вышла летом 2000-го. Отличие современного российского анализа ситуации тех российских школ, которые продолжают изучать политэкономию, состоит в том, что они предлагают механизмы этого кризиса. И новая руководительница МВФ, и многочисленные эксперты, включая Рубини, пугают, но не объясняют почему. Они говорят: есть тенденция; имеет место экономический спад; если это будет продолжаться, всё рухнет. Но почему это будет продолжаться? Отличие нашего от них состоит в том, что мы написали ещё в начале 2000-х, почему это произойдёт. Тогда эти наши предсказания и прогнозы считались каким-то алармистским безобразием.

Был у меня такой грех - я был в передаче с Познером. Эта запись есть в YouTube. Но удивительное дело: в ней нет комментариев. Познер запретил публиковать комментарии к нашей с ним беседе. Он постоянно мне говорил: вот вы написали чушь в 2008-м году в интервью «Комсомольской правде»! Но я тогда написал ровно то, что должно быть по итогам кризиса. Кризис ещё не закончился. Он начался в 2008-м году. Я очень подробно описывал, как его приостановили. Но сейчас он будет возобновлён. И до сих пор западная экономическая наука не может объяснить, что происходит. Это очень важный и принципиальный момент, в том числе и для нашей страны. Но об этом я скажу во второй части передачи.

А пока я вернусь к базовой ситуации. Две-три недели назад вышла моя новая книжка «Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики». В рамках одной книжки я написал все концепции, которые объясняют, откуда кризис взялся, как он развивался, какие у него будут последствия, какие будут масштабы. Вся проблема с предыдущими текстами состояла в том, что они были правильные, но они были отрывочные. В книге это всё описано в рамках единой концепции. Книжка уже продаётся; она уже продаётся в интернет-магазинах; её можно купить у нас, в офисе «Авроры». Мы будем обсуждать эту книжку на семинаре на Тенерифе с 8-го по 15-е декабря. Семинар на Тенерифе уже стал традиционным. Мы рассчитываем, что те, кому это реально интересно, с точки зрения будущего, они туда вполне могут приехать. Но главное в другом.

Современная экономическая наука, несмотря на то, что нам МВФ показывает последние две-три недели, говорит о том, что кризис уже стал мейнстримом экономического прогноза. Все говорят: кризис будет, кризис будет! Будет. Мы про это писали ещё пятнадцать лет тому назад. Но объясните нам, по какому механизму он пойдёт; каких масштабов достигнет; какие будут последствия. Самый ключевой вопрос: как из него выходить? Нынешний кризис четвёртый. Первый был в 1907-м -1908-м и закончился после Первой мировой войны. Второй был в 30-е годы XX века. Третий был в 70-е годы XX века. Четвёртый начался в 2008-м году. Все эти кризисы сопровождались очень длинными депрессиями, выход из которых каждый раз носил внеэкономический характер. Появлялся какой-то ресурс, которого не было и который не существовал в рамках экономической модели. В книжке «Воспоминания о будущем…» каждый из этих кризисов подробно описан. Сегодня такого механизма не видно, его нет. Это означает, что кризис будет не просто очень тяжёлым. К этому, в общем и целом, все готовы, что кризис будет тяжёлым. Проблема в другом. Не понятно, как из него выходить.

Вся проблема либеральной элиты, от Бреттон-Вудских институтов, МВФ, Мирового банка, ВТО, ФРС до разного рода местечковых организаций типа Высшей школы экономики, РЭШ и прочих российских либеральных команд (они есть в разных странах; просто в нашей они на слуху, а чужих мы не очень знаем), состоит в том, что они, на протяжении всей своей истории, объясняли, что только они понимают экономику и только они обеспечивают экономический рост. И вот экономический рост закончился. В начале передачи я приводил данные МВФ. Но давайте смотреть правде в глаза. Реально роста экономики нет уже давно. Уровень жизни населения падает практически во всех странах мира. Может быть, он рос последние пару лет в Соединённых Штатах Америки, но только за счёт перераспределения. То есть Трамп, за счёт резкого ужесточения экономической политики и снижения налогов, перераспределил деньги в мировой экономике в пользу США. С точки зрения США, он молодец. С точки зрения системы, это тоже разрушительно. Любая компания, у которой стоимость активов (то есть капитализация) и, соответственно, оборот растут медленнее, чем долги, - все понимают, что это не рост; это, скорее, умирание. Рост долга может продлить агонию, но это вещь, от которой ничего хорошего ждать не приходится. В мире долги растут у всех, кроме России. Россия – это отдельная тема. Я о ней поговорю во второй части передачи. Либеральная общественность пребывает в состоянии тяжёлой фрустрации. Им все говорят: вы обеспечивали экономический рост; пока вы его обеспечивали, мы закрывали глаза на то, что вы перераспределяете в свою пользу значительную часть прибыли, которая образуется в экономике; в 30-е годы, перед Второй мировой войной, доля финансового сектора была 5%, а сегодня она больше пятидесяти; если вы не можете обеспечить экономический рост, отдайте обратно. Причём, для того чтобы отдать, не нужно ничего отнимать; достаточно немножко изменить финансовую модель. Всё! Потому что активы финансовой системы – это долги. Представьте себе, что завтра Трамп выйдет и скажет на телевидении: в стране катастрофическая ситуация; грядёт голод. Новая руководительница МВФ объяснила, что кризис будет сильнее, чем в 2008-м году – как в 29-м. В 29-м году в США миллионы людей умерли от голода; американский голодомор был. Система американского ГУЛАГа, которую сделал Гарольд Икес, была просто феерическая по красоте и эффективности. Наши отдыхают! Тут не понятно, что отвечать. Им говорят: давайте или уходите; а то мы сейчас спишем все долги! Начинается голод; домохозяйства не могут обслуживать долг. Трамп говорит: в связи с этим все частные долги либо вообще отменяются; либо замораживаются на десять лет; либо устанавливается лимит в 3% от годового дохода - больше отдавать нельзя. Вся система банковского контроля над экономикой рушится, потому что она построена на долге. Что они будут делать? Я даже представить себе не могу, как можно в этой ситуации выкручиваться. Принципиальные изменения модели, при которой кризис из некоторой абстракции, о которой говорили разного рода алармисты вроде нас, перешёл в состояние как бы нормы.

Теперь говорить о кризисе не только можно, но и нужно. Но кто это будет делать? Теории кризиса не существует в рамках либеральной экономической науки. Она существует в рамках политэкономии. Наша теория кризиса, которая была написана в начале 2000-х годов и с тех пор сильно совершенствовалась (в книжке «Воспоминания о будущем…» она изложена в цельном варианте), - это политэкономическая теория. Прочитав книжку, вы поймёте, что современный либерал эту концепцию принять не может, потому что она противоречит ему в некоторых базовых концептах. С 2000-го года прошло больше десяти лет. За это время вручалось много премий памяти Нобеля по экономике. Ни один из этих лауреатов (как минимум двадцать – двадцать пять) не писал про экономический кризис. Либеральная экономическая наука economics тему кризиса игнорирует как вид. Для неё нет такой темы.

Вдруг неожиданно новый руководитель МВФ объявляет, что начинаем разговаривать на эту тему. В 2014-м году, на Астанинском экономическом форуме, меня попросили написать эссе по поводу судеб Бреттон-Вудской системы, что можно сделать. Эссе называлось «Бреттон-Вудс. Следующие 70 лет». Книжка вышла в 2015-м году. Год назад её перевели на русский. В этой книжке частично обсуждались кризисные проблемы. Книжка была одобрена свыше, потому что предисловие к ней написала Кристин Лагард, предыдущий руководитель Федеральной резервной системы США – та самая, которая определяет базовые параметры российского бюджета. Там уже обсуждались вопросы кризиса. Но эта книжка носила непубличный характер. Она появилась в Интернете и для широкой публики только пару лет назад. А до этого её найти было нельзя, так как количество экземпляров было очень ограничено. Сейчас наконец эту тему открыли. Кто будет говорить на тему кризиса? Что будет говорить на тему кризиса? Как люди, которые на протяжении десяти лет обвиняли нас – меня, Глазьева, Делягина – в том, что мы алармисты, маргиналы и прочее. Как они сегодня будут говорить о кризисе? Они, конечно, что-нибудь придумают – что всякие там говорили про кризис неправильно и раньше времени; а теперь время пришло, и можно говорить всерьёз. Но от этого суть не изменится. У нас уже книги написаны, в которых изложена теория кризиса. Эту книгу можно купить в магазине или в Интернете. Правда, тираж маленький – всего четыре тысячи экземпляров. Но есть версия, что это не последний тираж. Ключевой вопрос: кто будет объяснять, что происходит в условиях кризиса, как происходит, чем закончится? У меня пока нет ответов на этот вопрос.

У микрофона Михаил Хазин. Во второй части передачи поговорим о России. Российскую финансовую и экономическую политику определяют именно либералы. То, насколько они это делают, хорошо видно по политике Набиуллиной, которая свято отслеживает рекомендации МВФ, что хорошо видно по девальвации, которую она устроила в конце 2014-го года. Попытки Минфина немножко отойти от указаний МВФ, которые озвучил Кудрин на Санкт-Петербургском экономическом форуме в июне 2018-го года, завершились высказыванием тогдашнего руководителя МВФ Кристин Лагард, которая сказала: это плохая идея. После этого эта идея умерла. Больше никто даже не пытается обсуждать идею повышения уровня цены, выше которой все доходы от продажи нефти мы отдаём на поддержание мировой долларовой системы – так называемое бюджетное правило. Постоянным ростом цен на бензин мы тоже обязаны МВФ, который придумал замечательную идею – так называемый налоговый манёвр. Когда у нас Сечин был вице-премьером, то он по ТЭКу сделал так, что пошлины на экспорт были высокие, а акцизы были низкие. В результате продавать нефтепродукты было невыгодно, а выгодно было реализовывать их на внутреннем рынке – чем все и занимались. А когда Сечин ушёл, и пришли либералы снова на этот пост, то они организовали прямо противоположную картину, при которой налоги на вывоз стали нулевые, а акцизы стали расти. В результате цены на нефть всё время растут; цены на бензин всё время растут. Это создаёт для российской экономики определённые проблемы, не говоря уже о российских гражданах. Это к вопросу о том, что МВФ очень сильно влияет на российскую экономику.

Семь лет непрерывного спада. Конечно, наше правительство рассказывает всем легенды о динозаврах, начиная от экономического роста и кончая другими историями. Оно ввело в Налоговый кодекс правило автоматической индексации налогов, имея в виду, что, поскольку инфляция какая-то там, то нужно что-то там индексировать для малого и среднего бизнеса. Но поскольку они занижают реальную инфляцию, то в результате у нас налоги быстро растут. Это противоречит тем обещаниям, которые правительство даёт Президенту и обществу, что налоги расти не будут. Правительство скромно молчит, что оно манипулирует с инфляцией. Эта манипуляция очень легко вычисляется. Для этого достаточно простой вещи. Если вы откроете сайт Росстата (он называется gks.ru – старое название Госкомстат) и посмотрите дефлятор ВВП, то вы увидите, что по итогам 2018-го года дефлятор ВВП – 110,4%. На самом деле он чуть-чуть меняется по мере уточнения старой статистики. В начале года он был 110,1. Сейчас немножко подрос. Но главное не в этом. Инфляция в стране больше 10% - это официальные данные. Когда они нам начинают объяснять про то, что цены на потребительские товары выросли на 3-4%, это уже вызывает не хохот, а уже дикое раздражение. Уже даже не получается врать про уровень жизни населения. Сочиняются разные схемы: заработные платы растут; но поскольку граждане брали много кредитов, им приходится эти кредиты возвращать; из-за этого их реальные расходы падают. Они просто падают из-за того, что в стране экономический спад; из-за того, что вы, подчиняющиеся МВФ либералы, не можете обеспечить экономического роста. До недавнего времени эти претензии либералов не волновали. Они знали чётко, что их защитят. В середине 90-х годов была попытка убрать либералов хотя бы из системы приватизации. Руководителем Госкомимущества был назначен бывший губернатор Амурской области Полеванов. Буквально через месяц, по требованию тогдашнего руководителя МВФ, Полеванов был уволен, потому что он выгнал американских советников из Госкомимущества, отобрав у них пропуска. Это говорит об уровне влияния.

Первая ключевая проблема российских либералов состоит в том, что они не в состоянии придумать модель экономического роста. Они уже начали возвращаться к практике 90-х годов (примерно до 99-го года они получили полную монополию), когда они собирали теоретические семинары, где выступали все участники, которые придумывали какие-то концепции. К сожалению, сегодня, как показывает опыт, уровень очень сильно упал, потому что монополия развращает. От того, что несут эти люди, у любого человека, который минимально знаком с экономикой, вызывает оторопь. Например, руководитель Центрального банка не знает, что такое кредитный мультипликатор. Они этого просто не знают! У них нет никакой идеи о том, как можно добиться экономического роста. Любой антикризисный управляющий знает, что ни в коем случае нельзя, на фоне падающей компании, увеличивать непроизводственные расходы! У нас ни в коем случае нельзя увеличивать налогообложение! Если вы увеличиваете налогообложение на фоне падающей экономики, ничего, кроме ускорения спада, вы не получите. Китай уменьшает налоги и стимулирует экономику. Соединённые Штаты Америки уменьшают налоги и стимулируют экономику. И только Россия не стимулирует экономику; наоборот, выводит из неё деньги через бюджетные правила и увеличивает налогообложение. Целью либеральной команды является уменьшение возможности российской экономики бороться с кризисом. Для чего? Для того чтобы поддержать партнёров из МВФ. Это первая проблема.

Вторая проблема состоит в том, что «крыша» международных банков у российских либералов находится в крайне тяжёлом положении после прихода Трампа. У них ещё есть шанс не пустить Трампа на второй срок в ноябре следующего года. Но у меня есть подозрение, что это не получится. Все меня ругают, что я обижаю либералов; что либерализм – это хорошо. Запомните все раз и навсегда: как демократия – это власть демократов, так и либерализм – это власть финансистов. На прошлой неделе я подробно объяснял, почему. То, что сегодня называется экономическим либерализмом, - это механизм контроля за сохранением у власти транснациональных банкиров. Пока они обеспечивали экономический рост всему миру, все молчали, всех это устраивало. Сегодня экономического роста больше не будет. В книжке «Воспоминания о будущем…» подробно написано, почему. Я, конечно же, могу ошибаться, как любой нормальный человек. Но покажите мне, где эта ошибка! Я эту книжку дал читать большому количеству нормальных реальных экономистов, которые понимают, что это такое. Мне могут сказать, что Глазьев не экономист, а чиновник. Мою книжку читал бывший завкафедрой экономической теории и мировой экономики Новороссийского морского университета (эту кафедру уже ликвидировали) Виктор Кашицын. Рецензию на книжку написал завкафедрой экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета Виктор Тимофеевич Рязанов. Они профессиональные экономисты. Они не участвуют политике; они никогда не были чиновниками. По этой причине считать, что они хвалят мою книжку, потому что я состою с ними в какой-то закрытой секретной организации, - это смешно. Но у либералов имеется такая организация. У либералов нет ответа на вопрос: как обеспечить экономический рост? Поскольку ответа на этот вопрос нет не только в масштабах России, но и в масштабах всего мира, у них начинаются очень серьёзные проблемы на мировом уровне.

Вот тут самое интересное - это вещь, которая формально выходит за рамки чистой экономики. Начинается государственное управление и система межгосударственных отношений. Если некоторая элитная группа, в рамках некоего порядка, который она поддерживает, не в состоянии обеспечивать необходимый всем результат, это означает только одно: эта группа должна уйти из власти; этот порядок должен быть сменён. Это принципиально важная вещь. Невозможно заставить людей, которые на протяжении десятков лет, в рамках некоторой системы, имели власть и катались как сыр в масле, сменить эту систему. Они этого делать не будут! Уход либералов из власти в большинстве стран мира предопределён, не потому что их кто-то лично не любит. Как в старом анекдоте: «У армянского радио спрашивают: почему у евреев не будет СПИДа? Армянское радио отвечает: потому что их никто не любит». Проблема не в том, что либералов никто не любит. Пока они обеспечивали экономический рост, их не то чтобы любили, но уж терпели – так точно. Проблема в том, что они не могут обеспечить экономический рост.

Нужна другая модель. В книжке «Воспоминания о будущем…» чётко описано, почему эта модель больше экономического роста дать не может в принципе. Новую модель должны строить другие люди… другие, не эти! Другие люди должны получить власть. Как это можно сделать? В истории человечества это всегда происходило очень простым способом. Те, кто сломал предыдущую систему, называются державой-победительницей. Предыдущей державой-победительницей сломали фашизм. Ещё предыдущей сломали наполеоновскую империю. Ещё предыдущей – ещё кого-то. В этот раз державой-победительницей должны победить финансовый глобализм. Сила его велика. Правда, это не государство и даже не объединение государств. Это надгосударственная структура – транснациональные банкиры. Но они очень сильны – что мы хорошо видим по тому, как они до сих пор управляют российской экономикой и российскими финансами.

Если мы побеждаем (мы – не либералы, не финансисты), то в этом случае мы должны предъявить новый порядок и как-то его легитимизировать. Ключевой точкой здесь является ноябрь 2020-го года. Если Трамп выиграет выборы, то тут всё понятно: американский народ его поддержал в рамках антилиберальной риторики. Он может смело ломать либеральную машину. А если он проиграет, в этом случае, скорее всего, в Соединённых Штатах Америки начнётся гражданская война, потому что значительная часть общества не может жить в рамках либеральной экономической модели. Мы тоже уже не можем. И вот здесь мы приходим к крайне интересному моменту.

В последнее время стало модным слово «транзит». Имеется в виду изменение конфигурации элит в преддверии ухода Путина. Кто-то говорит, что Путин уйдёт раньше 24-го года; кто-то говорит, что он останется. На это я говорю одно и то же: о чём вы говорите; если в 20-м году Трамп выигрывает… с большой вероятностью, «как только выигрывает», а не «если», начинается ликвидация финансового глобализма. Нужно к ноябрю 20-го года предъявить новый концепт. Кто этим занимается в США – мне неинтересно. У нас пока никто не занимается. А это нужно сделать к ноябрю 20-го года. Написать эти концепты не сложно; это несколько месяцев. Важно, чтобы были государственные институты, которые отвечают за эту работу. Сегодня все государственные институты под контролем либералов. Как только эти концепты будут предъявлены, начинается работа по их согласованию. В этой работе участвуют Трамп, Путин, Си, Индия (я не знаю, кто там будет премьером; Индия – страна довольно специфическая), может быть, Германия. Почему «может быть»? Потому что совершенно не понятно, кто там этим будет заниматься и как. Экономически Россия находится примерно на уровне Германии. Но новый порядок нуждается в силовой защите. У нас силовая защита есть, а в Германии нет. По этой причине у неё проблемы. В условиях кризиса снова на первое место выходит сила – то есть большие батальоны. В Германии их нет. У нас худо-бедно армию восстанавливают. Дальше начинается очень интересный момент.

Новые взгляды, новые модели мира между Трампом, Путиным и Си (Индия, скорее всего, будет участвовать пассивно; сама ничего предлагать не будет) надо силой легитимизировать, а потом этот новый порядок силой вменить тем, кто будет рыпаться. Легитимизируется это всегда через международные конференции. Поэтому я всегда говорю про новую Ялту, про новый Бреттон-Вудс. То, что я рассказываю, - это голая логика. Поскольку старая модель не работает, нужна новая. В истории новая модель всегда делается одним и тем же способом. Сначала державы-победительницы обсуждают, а потом принимают на международной конференции. Ровно так всё и было. Почитайте переписку Сталина, Рузвельта и Черчилля. Они обсуждали, а потом приняли. Разница только в том, что Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали сами, а у нас, скорее всего, ни Трамп, ни Путин, ни Си сами обсуждать не будут; будут обсуждать некоторые группы экспертов. Тогда тоже работала группа экспертов. Другое дело, их было не видно в этой переписке.

Эта картинка носит абсолютно объективный характер. В ней нет никаких фантазий, ещё чего-то… Но с точки зрения такого развития, понятен первый дедлайн – ноябрь 2020-го года. Понятен и второй. Обсуждение займёт максимум полтора – два года. 22-й – 23-й год – новая Ялта, новый Бреттон-Вудс – как конференции, на которых принимается новый альтернативный порядок, который худо-бедно должен обеспечить экономический рост. Иначе тотальная катастрофа и распад всего. Экономический рост – вот ключевая точка. Но 23-й год – это до 24-го года! Ещё не закончился срок Путина. По этой причине говорить о каком-то транзите до того, как эти конференции закончатся, и становится понятен, каков будет этот новый мировой порядок, это смешно. Я считаю все эти разговоры опасной не столько фантазией, сколько иллюзией. Я понимаю, кто эти иллюзии распространяет. Это те самые либералы, которые в результате нового порядка должны уйти. Уйдут они совершенно естественным образом, потому что они потеряют источник финансов. Не могут существовать элитные группы без ярко выраженного источника. А у них другого источника нет. Они не останутся на своих местах, потому что нужно будет обеспечивать экономический рост. Придут новые люди; будут новые элитные группы. Кстати, смена поколений у либеральной команды происходит очень медленно. Там фактически те же самые люди: и Набиуллина, и Кудрин, и остальные были и двадцать лет назад. В 1998-м году Набиуллина была ответственным секретарём правительственной комиссии по связям с международными финансовыми организациями. Силуанов уже работал тогда под началом у Вьюгина. До Вьюгина был Андрей Казьмин, который контролировал макроэкономический блок в Министерстве финансов. Я это хорошо знаю, потому что я был начальником департамента кредитной политики Министерства экономики. Сначала Казьмин, потом Вьюгин были моими партнёрами. Все бумаги в правительство мы готовили на пару, что иногда создавало проблемы, в том числе весёлые. Вот картинка.

Есть некоторый процесс, который практически неизбежен. И в рамках этого процесса нет транзита. Его быть не может до новой Ялты, до нового Бреттон-Вудса. Кто-то скажет: может, нас не возьмут на новую Ялту; кто такой этот Путин? Может быть, и не возьмут. Но тогда те, кто будут на этой новой Ялте, которая неизбежна, потому что нужно легитимизировать новый порядок, объяснят, кто у нас будет начальником. Так жизнь устроена. По-другому не бывает! По этой причине ключевой нашей задачей является разработка новых моделей - как экономических, так и политических. Нужно трезво смотреть на мир, а не строить из себя либеральных говорунов, которые считают, что ничего в мире меняться не будет.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину