О нас... [цели и задачи проекта]

Хазин / Экономика  66

Хазин в эфире

13.01.2020 11:05

Говорит Москва

13129  9.4 (27)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу. Поздравляю всех с прошедшими праздниками. Ещё старый Новый год остался. Но в целом новогодние каникулы закончились. Можно твёрдо сказать, что они получились крайне весёлыми, даже увлекательными. Произошла масса событий – от убийства иранского генерала Сулеймани до сбития украинского самолёта.

Я не буду обсуждать самолёт, потому что я не настолько хорошо разбираюсь в предмете, чтобы вылавливать разного рода странности. Если вы почитаете, что пишут в Интернете, там реально много странностей во всей этой истории; в том числе странностей, которые мне прислали мои знакомые (инсайдерская информация). Например, этот рейс Киев-Тегеран летает регулярно. Стоянка в Тегеране достаточно короткая. Всегда экипаж оставался на борту. А в этот раз его вывезли; самолёт стоял без контроля экипажа несколько часов. Если были желания с ним что-то сделать, это теоретически могло быть сделано. Утверждение в либеральной прессе о том, что «режим аятолл контролируют в Иране всё и вся» - это примерно такая же легенда, как то, что «Путин контролирует в России всё и вся». Он, во-первых, контролирует не всё и не вся (я имею в виду действующие власти в Тегеране). Во-вторых, там вполне себе имеется довольно сильная прозападная партия – может быть, не такая сильная, как в Турции, но тем не менее…

Можно придумывать большое количество конспирологических версий. Я этого делать не буду, потому что считаю, что это вещь бессмысленная. Конспирологические версии тем и хороши, что они абсолютно не проверяемы. Бывают ситуации, когда само по себе наличие заговора очевидно; его видно невооружённым глазом. Например, ситуация, когда сбили российский самолёт над Турцией. Мы потом это заговор увидели – как он проявлялся. В данном случае сказать очень сложно. Может быть, по мере развития ситуации мы какую-то информацию ещё получим. Важно другое. Вся картина напряжённости на Ближнем Востоке чётко показала две вещи. Первое: Трамп войны не хочет. Я совершенно не уверен, что убийство Сулеймани реально было совершено по приказу Трампа. Он так сказал после убийства Сулеймани. Но это заявление можно рассматривать и в рамках предвыборной кампании в Соединённых Штатах Америки. А вот то, что он реально дал команду – мы проверить не можем. Но то, что он увильнул от начала эскалации военных действий – это абсолютно очевидно.

Я излагал свою гипотезу по этому поводу. Я изложу её ещё раз, так как считаю, что это не помешает. В 1980-м году в США происходили президентские выборы. Это было в процессе кризиса 70-х годов, который к этому моменту ещё не закончился. Президентом США первый срок был тогда Джимми Картер, который отличается как бы мягкостью и не очень свойственной для американских должностных лиц совестливостью, которая, возможно, связана с тем, что он верующий человек. Идею о том, как выйти из кризиса и даже победить СССР, на тот момент уже придумали. Это сделал тогдашний руководитель ФРС, который скончался в 2019-м году. Было принято решение, что Картер недостаточно жёсткий человек, для того чтобы эту политику претворить в жизнь. Нужен в некотором смысле отморозок. Аналогичный отморозок был в этот момент в Великобритании – это Маргарет Тэтчер. Американскими элитами было принято решение, что президентом США должен стать Рональд Рейган, который как раз был вполне себе отмороженным. Но шансов у Рейгана, который много раз баллотировался на пост президента и ни разу не проходил до конца праймериз в Республиканской партии. Когда был Никсон, это было вообще сложно. Если сравнивать человеческий масштаб Рейгана и Никсона, то это море и земля. По этой причине было принято решение организовать провокацию. Эта провокация состоялась в захвате американского посольства в Тегеране. Можно, конечно, спорить на тему о том, какую роль сыграло ЦРУ в организации этого мероприятия. Об этом мы, возможно, узнаем через тридцать-сорок лет, когда будут вскрыты секретные архивы. А может быть, они и не будут вскрыты. Но то, что у ЦРУ и спецслужб Ирана были всегда неформальные отношения – это очевидно по тому, что буквально через год-полтора после истории с американскими заложниками произошла замечательная история со скандальной сделкой «Иран-контрас», когда ЦРУ через спецслужбы Ирана финансировали банды в Никарагуа. В том месте отношения спецслужб были конкретными и разработанными. Нет никаких оснований считать, что они за год до этого были плохими. Важно то, что Картер перед выборами предпринял операцию по освобождению заложников, которая завершилась полным провалом ещё то того, как произошло взаимодействие с Ираном. Там ещё, когда только вылетали вертолёты, самолёты, начались разного рода ЧП – что даёт серьёзные основания считать, что эта операция была заранее спланирована как абсолютно провальная. Она как раз позволила Рейгану легко выиграть выборы. Я совершенно не уверен, что в американском истеблищменте эта история неизвестна. Я думаю, что Трамп прекрасно понимает, что, если начнутся серьёзные боевые действия, то его либеральные противники обладают достаточными возможностями в американской армии и в ЦРУ, для того чтобы организовать мощный провал к выборам. Трампу провал не нужен, потому что при прочих равных условиях он, скорее всего, выборы выиграет. Его положение намного лучше, чем оно было четыре года назад, когда он выиграл. Есть ещё одно замечательное обстоятельство: все попытки организовать антитрамповскую программу (в том числе с импичментом) привели только к росту популярности Трампа.

Мы видим, что, во-первых, ситуация (в том числе на Ближнем Востоке) резко обостряется большим количеством разного рода провокаций. Во-вторых, ключевые игроки - прежде всего Трамп; Путин, который провёл большую активность в этот период (визит в Сирию, визит в Турцию, встреча с Ангелой Меркель) – всё вместе показало, что те новые силы, которые приходят на смену либералам, очень активно никаких агрессивных военных действий не хотят. А для банкиров война всегда была способом достижения своих результатов. Кстати, история с «Северным потоком» показала только одно: Соединённые Штаты Америки для реализации своих коммерческих задач готовы использовать политический инструмент. Не секрет, что для США «Северный поток-2» был инструментом, который мешал выходу американского сжиженного газа на европейские рынки. С точки зрения европейской элиты, это дело не совсем корректное; чтобы не сказать, совсем некорректное. У меня имеется информация, что в немецких элитах отношение к США резко ухудшилось; можно сказать, что отношение к США стало наихудшим за всё послевоенное время. Это тоже говорит об очень серьёзных изменениях, которые произошли буквально у нас на глазах.

Если речь идёт о том, что необходимо решать вопросы, условно говоря, мирным путём, без войн, то в этом случае необходим формат, которого на сегодня пока нет. Вся активность либеральной группировки – что американской, что европейской (российская в политическое поле не выходит) – направлена на то, чтобы не допустить нормального формата общения. Если попытки разговаривать с Россией, которые объективно требуются, постепенно ломают стену между Евросоюзом и Россией, которую пытались возвести в 14-м году, то стену между Евросоюзом и Трампом возводят вполне успешно. С точки зрения политики, Трамп ведёт себя как слон в посудной лавке. У него достаточно тяжёлое положение, поскольку реально внешнеторговый дефицит США очень велик. Это ставит под серьёзную угрозу те экономические достижения Трампа, которых он добился за первые три года своего президентства. Он действует в ситуации крайне жёстких рамок.

Расскажу одну историю. Когда я был в Германии, я вспомнил, как летом 2014-го года была большая конференция, которую организовал фонд «Диалог цивилизаций» Якунина, на которой сам Якунин сказал, что нехорошо заниматься пропагандой гомосексуализма. Это было пять лет назад. Тем не менее на него очень активно и агрессивно начал нападать зал. С учётом того, что он организатор и спонсор, нецензурных выражений не было, но давление было очень сильное: он гомофоб; ведёт себя неправильно и так далее. Это было перед перерывом. После перерыва было моё выступление. Я немцам сказал следующее: «Уважаемые господа! Давайте отдадим себе отчёт, что для успеха Евросоюза вам нужно, чтобы у вас были нормальные экономические и политические отношения с некоторыми регионами мира. Один из этих регионов - это Россия. Вам целенаправленно организовали майдан на Украине (сегодня уже не секрет, что это была спецоперация ещё дотрамповских, либеральных Соединённых Штатов Америки), зная, что Украина для русского мира крайне больная тема. Вы понимаете, что это организовано, в том числе, для того чтобы приостановить ваши связи с Россией. Второй регион, который вам нужен, - это Ближний Восток. Можно любить арабов, можно не любить арабов – но они мусульмане и в этом смысле крайне консервативны. И что они видят? На конкурсе Евровидения побеждает некий персонаж – бородатая женщина. С точки зрения мусульманина – это харам. С людьми, которые играют в эти игры, нельзя иметь дело. Отдайте себе отчёт! Я не буду ничего говорить ни про пропаганду гомосексуализма, ни ещё про что-то. Я просто вам говорю, что в результате этого арабский мир вас, как партнёров, не рассматривает в целом». Была гробовая тишина, потому что на это нечего возразить. Надо чётко понимать, что есть колоссальное количество возможностей создавать разного рода специфические мероприятия, который воспринимаются совсем не так, как они подавались на момент организации. Никто в Европе не рассматривал эту историю с конкурсом Евровидения как инструмент отношений с исламским миром. Тем не менее это было сделано.

Если рассматривать с такой точки зрения все события, которые произошли в новогоднюю неделю, то мы получаем удивительно красивую картинку. Эта картинка чётко указывает на то, что есть очень большое количество сил в мире: это мировые либеральные элиты, которые ориентированы на транснациональный банковский капитал; те люди, которые контролировали мировую экономику частично с 1944-го года, а с 1981-го года – западную, а с 1991-го года практически весь мир. Я смотрел в Германии итоговое заседание Левой партии. Там выступали Сара Вагенкнехт, её муж Оскар Лафонтен, Грегор Гизи и другие лидеры левых. Они все объясняли, что банкиры обижают простых граждан. Нужно понимать, в чём проблема. С 1944-го года, с Бреттон-Вудской конференции, в рамках принятой там модели расширения сферы оборота доллара, колоссальный рост западной, а потом и мировой экономики происходил за счёт эмиссии доллара, которая встраивалась в мировую экономику через транснациональные банки. Ничего в этом плохого нет, если бы не два обстоятельства. Первое: этот рост постоянно замедлялся. Второе обстоятельство: при этом доля банков в общей прибыли постоянно росла. Они брали себе большую часть доходов от этой эмиссионной деятельности. Но чем больше росла мировая экономика, тем больше доля банков была в этой дополнительной части. Когда всё началось, в 1944-м году доля банков была 5%; к 1947-му году уже была 10%; к началу 70-х – 20-25%; в 2008-м году она зашкаливала за 70%; сейчас около 50%. Фактически мировая экономика подошла к ситуации, когда доля банковского сектора увеличиться не может. Если мы посмотрим на ту эмиссию, которую сделала ФРС в конце 2019-го года, то эти деньги уже вообще не пошли в реальный сектор; они все пошли в банковский сектор. Увеличить свою долю банковский сектор не может. Эффективность новой эмиссии, с точки зрения экономики в целом, уже равна нулю. Это означает, что экономический механизм, которым функционировала вся система, достиг своего предела; он исчерпан. Если механизм исчерпан, то это означает, что вся инфраструктура, выстроенная под этот механизм, начинает рассыпаться. Все истории, которые мы видели, начиная от спора по поводу поставок газа на территорию Западной Европы и кончая историями на Ближнем Востоке, - это всё постепенное разрушение той инфраструктуры, которая создавалась в 80-е, 90-е, 2000-е годы. Поэтому категорически необходимо придумывать механизмы разработки новой инфраструктуры и понимания того, как она будет устроена. Эта инфраструктура должна быть и экономическая (потому что эмиссия больше не работает), и политическая (потому что система взаимодействий, построенная на перераспределении эмиссионных денег, с помощью которой США контролировали практически весть мир, тоже больше не работает). Трамп уходит со всего мира, не потому что он не хочет, чтобы США доминировали – потому что у США на сегодня нет ресурса, чтобы доминировать. Ничего сделать в этой ситуации Трамп не может. А вот банкиры, которые ему противостоят (в том числе через контролируемую им Демократическую партию) очень этого не хотят. Им объясняют: ребята, у вас же нет выхода! Они говорят: неважно, выход мы будем искать; но мы главные! Это принципиальная вещь для них. По итогам кризиса доля финансового сектора должна сократиться в десять раз – это очень много. А этого допустить они не могут.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Продолжаем сегодняшнюю передачу.

Всё то, что было сказано, относится к внешней политике. Политика России оказалась в общем и целом достаточно успешной, потому что мы активно участвуем в тех самых мерах по восстановлению связей, несмотря на то, что нам очень агрессивно вставляют палки в колёса. Мы постепенно преодолеваем те проблемы, которые нам создавали на протяжении многих лет. Историй колоссальное количество – от майдана до разных дел Литвиненко, Скрипалей и прочее. Описанная мной картина чётко показывает, что вероятность того, что все эти дела были сфабрикованы, достаточно велика. Видя манеру, с которой работает либеральный Запад, нельзя было не ожидать разного рода провокаций против нашей страны, в том числе очень крупных. Мы видим эти провокации. Можно предположить, что это случайность. Но тогда где организованные провокации, которых не могло не быть? Выводы вполне очевидны.

Дальше мы сталкиваемся с чрезвычайно тяжёлой ситуацией внутри страны. Начиная с четвёртого квартала 2012-го года, в стране идёт экономический спад. Я с негодованием отметаю официальные цифры, предъявленные правительством, не говоря уже про то, что все эти цифры довольно легко опровергаются. Любой желающий на сайте Росстата, который называется gks.ru (от слова Госкомстат), может поискать на нём индекс-дефлятор ВВП. Он до Нового года был 110,4%. Он чуть-чуть меняется. В середине 2019-го года он был 110,2; потом к концу года они его немножко увеличили. Больше 10% инфляции в целом по ВВП. По итогам 2019-го года рубль укрепился относительно доллара. Реальная инфляция для магазинов ещё выше. Любой человек понимает, что правительство завралось. Падает ВВП, и падает уровень жизни населения. Примерно четыре-пять лет назад я сказал о том, что деятельность политика либеральной команды, который представляет в нашей стране интересы транснациональных банкиров (которые контролируют большую часть собственности, полученной в процессе приватизации; которые по некоторому внутриэлитному консенсусу конца 1990-х - начала 2000-х годов контролируют финансовую и экономическую политику в нашей стране), была направлена на то, чтобы любой ценой уничтожить в глазах общества репутацию той патриотической части, которая ассоциировалась до какого-то времени с фигурой Путина. Я не зря говорю в прошедшем времени. Политика либеральной команды направлена на то, чтобы давить российскую экономику и максимальным образом увеличивать налоговую нагрузку на бизнес и на граждан. Налоги непрерывно растут. Дело даже не в том, что они растут. Формально, по закону, увеличив ВВП, добавили много новых законов для отдельных категорий граждан. Проблема в том, что, с точки зрения любого человека, налог – это то, что он отдаёт налоговой службе. Ему не интересно, что написано в законах; ему интересно, что у него отбирают. Объём, который отбирают, непрерывно растёт уже много лет - при том, что фактически малый и средний бизнес в России во многом ликвидирован. Вести его законно, без ухищрений практически невозможно. Большая часть людей к ухищрениям не склонны.

Именно поэтому всё больше растёт популярность Сталина. До середины 2018-го года популярность Сталина была в районе 80%. То есть 80% населения – с теми или иными оговорками – были готовы признать, что Сталин действовал правильно. После пенсионной реформы эта цифра увеличилась до 90%. Можно спорить: откуда вы это взяли? Но статистический вопрос «Считаете ли вы Сталина позитивной фигурой?» или ещё что-нибудь – это совсем не то же самое…

Возвращаемся в студию. Были какие-то сбои.

На протяжении многих лет Путин говорил о том, что нужно не повышать налоги. Я лично слышал, как один из депутатов говорил: «Мы не принимали законов, повышающих налоги. Вы всё врёте». Я им объясняю, что нет никакой разницы, что они там принимают. Если они приняли закон, который позволяет налоговой службе постоянно увеличивать нагрузку на людей и на малый бизнес, то это означает только одно: они никудышные законодатели. С точки зрения человека, налоговая нагрузка непрерывно растёт. Путин говорит: «Не нужно этого делать!» А налоговая нагрузка растёт! Отсюда два вывода: либо Путин не контролирует правительство (но правительство непрерывно кричит: мы работаем по личному указанию Владимира Владимировича; всё с ним согласовано!); либо же правительство, Центробанк и Путин – это одна либеральная шайка, цель которой выжать из народа всё что только можно. Тут есть масса разных сложных серьёзных вопросов. Например, в нашей стране крайне низкий уровень потребления домохозяйств. В любой нормальной экономике уровень потребления домохозяйств составляет где-то 70… В 1929-м году достигал до 80%. В нашей стране эта цифра много меньше. Я зачитываю статистику: «По итогам третьего квартала 2019-го года доля расходов на конечное потребление в структуре ВВП Российской Федерации составила 67,7% против 66,1% в третьем квартале 2018-го года, в том числе доля расходов домохозяйств выросла на 1,2 процентных пункта – до 50,2% от ВВП» На падающих доходах граждане увеличили свою долю в потреблении; но она составляет всего 50%. Это означает, что правительство и Центробанк, денежные власти своей политикой недомонетизации не дают раскрутиться экономике на полную мощь. То есть доля расходов домохозяйств не 70% (как в США), а 50. Это очень-очень мало. У нас ниже нормы доля капитальных затрат в экономике – то есть инвестиций. Норма там 21-22, а у нас существенно меньше. Это и есть показатели вредительской деятельности правительства. Но целью этой деятельности (об этом я говорил на радиостанции три-четыре года назад) является понижение рейтинга той патриотической части российской элиты, которая до пенсионной реформы ассоциировалась с Путиным. Сегодня не ассоциируется. Сегодня есть разные фигуры, которые пытаются каким-то образом подставить, но в реальности ощущение такое, что патриотическая часть у нас отсутствует. Именно поэтому я считаю, что послание 15 января представляется чрезвычайно важным. Поскольку ситуация в мире явно накаляется, и это есть следствие того, что транснациональные банки либеральной элиты оказались в крайне тяжёлом положении; у них реально нет никакого позитивного выхода; они не могут обеспечить прекращение экономического кризиса; они уже практически проиграли Соединённые Штаты Америки; для них это катастрофа. Сегодня банковский сектор контролирует, в рамках Бреттон-Вудской модели, 50% прибыли, которая образуется в экономике. До введения в дело Бреттон-Вудской модели они контролировали 5%. Это означает, что эта группа полностью потеряет ту власть, которую она имеет на протяжении уже многих поколений. Людей, которые помнили, как была устроена система до 1944-го года, уже нет в живых ни одного. Эти люди готовы драться за свою власть как угодно – удавить, убивать, организовывать провокации, сбивать самолёты и много ещё чего. Мы частично стали жертвами. Не только «друзья Путина» стали жертвами; российские спортсмены стали жертвами; обычные российские граждане, который летели на самолётах, которые сбили, стали жертвами; и много ещё кого обидели. И не только у нас. Сегодня мы видим, что произошло в Иране. То же самое происходит в самых разных местах.

Как любят говорить российские либеральные политики: что вы всё о мире; давайте поговорим о нашей стране! Давайте поговорим о нашей стране. Доля расходов домохозяйств чрезвычайно мала. Это есть результат либеральной экономической политики. И Президент России, как мне кажется, должен в обязательном порядке в своём послании 15 января не просто сказать об этом, но и объяснить, в чём причина такого негативного явления; и что должны быть приняты конкретные меры по ликвидации. Кто-то может сказать: почему бы сразу всех не уволить? Я отвечу, почему. Любое увольнение – это начало революции. Я не знаю, готов ли Путин сегодня начинать революцию, с учётом той напряжённой ситуации во всём мире. Я не уверен, что эта революция готова. Я немножко разбираюсь в экономике. Я немножко знаю людей, которые у нас хоть что-то в этом понимают. Я не вижу сегодня никаких действий, которые бы показывали, что создаётся какая-то альтернативная нелиберальная экономическая программа развития для нашей страны. Более того, как человек, который немножко понимает, как устроены аппаратные технологии и система управления. Я могу сказать, что сегодня такая программа не может появиться в принципе, потому что в России нет ни одного экономического института, связанного с государственным управлением, который бы не контролировался либералами. Вот как они получили монополию на экономическую политику в 1999-м году, так они любую альтернативу вычистили намертво. Это очень хорошо видно по тому, как обсуждаются все экономические вопросы. Никакой альтернативы не допускается. Я написал книжку, в которой подробно объяснял, в чём состоит экономический кризис. Я вполне допускаю, что в этой книжке могут быть ошибки. Но уж больно много она чего объясняет, и больно много чего эта теория предсказала. Вы слышали за эти три месяца (она вышла в октябре), чтобы хоть кто-нибудь в правительстве на эту тему что-нибудь сказал? Нет! У правительства одна и та же мысль: всё отлично; экономика растёт; да, она растёт медленно, но темпы роста соответствуют нынешней структуре мировой экономики. Ещё раз повторяю: доля расходов домохозяйств существенно ниже, чем она должна быть в нормальной экономике. Монетизация экономики существенно ниже. Капитальные затраты (то есть инвестиции) существенно ниже нормы. Это политика. Все деньги, накопленные за границей, ввезти внутрь, свелись к совершенно гениальной идее: эти деньги нужно ликвидировать, для того чтобы переписать одну строчку в бумажке, в которой написан состав акционеров Сберегательного банка. Деньги нужно перевести из бюджета, откуда они могли бы пойти на что-то осмысленное, на счёт ЦБ, для того чтобы Центробанк перестал считаться учредителем Сбербанка. А переписать эту бумажку бесплатно нельзя? Почему такого рода переход между разными государственными структурами должен приводить к тому, что налогоплательщики теряют триллионы рублей, которые они оторвали от сердца и из российской экономики? Это просто тяжёлый бред! Я много раз объяснял, в чём причина.

Ещё с 1991-го года у либеральной команды две задачи. Первая задача – ни в коем случае не допустить, чтобы российские рубли использовались в качестве инвестиционного ресурса в нашей экономике. Только иностранные инвестиции! Если Запад инвестиций не даёт, значит, инвестиций не должно быть вообще. Рублёвых инвестиций быть не должно! И мы видим, как правительство и Центробанк неуклонно выполняют эту задачу. Вторая задача – не допустить никаких валютных ограничений по выводу капиталов из России. Это жёсткое требование. Вот эти две задачи правительство и Центральный банк и решают. Результат мы видим: падают доходы граждан; экономика не доинвестирована; граждане недополучают значительную часть, которую они должны были бы получать и так далее. вот это проблема российской экономики. Если Путин об этом не скажет 15 января и не предъявит конкретные чёткие указания – что, куда и как – то в этом случае будут большие проблемы, в том числе на выборах 2021-го года. Программа по снижению репутации той части российской элиты, которая претендовала на позиции патриотов, фактически завершена. Сегодня никто из должностных лиц практически не упоминается как человек, который, как патриот, хочет поднимать свою экономику и тем самым доходы граждан. Все попытки Путина поговорить на эту тему заканчиваются словами: «Ты подписал пенсионную реформу и поддерживаешь это правительство и Центробанк. Ты с ними заодно!» Дальше уже сами либералы пишут в своих либеральных ресурсах: «… потому что они хотят воровать». Это мы оставляем, как детский сад. Но оно следует естественным образом. Разумный человек так себя вести не может, с точки зрения общества. Объяснять про внутриэлитные расклады, консенсусы, про МВФ, про всё остальное рядовому обывателю бессмысленно. Он этого не понимает и не должен понимать. Если президент эту ситуацию в том или ином виде не вскроет и не разъяснит, то она становится достаточно критической, потому что дальнейшее существенное падение уровня жизни населения может привести к печальным последствиям. При этом нужно не забывать, что с учётом тех событий, которые происходят в мире, когда этот кризис разразится, мы можем оказаться в крайне тяжёлом положении. Мы сейчас живём во многом за счёт экспорта ресурсов. Я не хочу сказать, что в мире понадобится сильно меньше ресурсов; но цена на них упадёт. А внутренний механизм поддержки экономики (воспроизводственный контур в России) очень сильно недофинансирован. Быстро его раскрутить будет достаточно сложно, потому что у нас нет целых отраслей, которых мы не создавали. Мы можем что-то восполнять только за счёт импорта. Но для того чтобы что-то покупать, нужно что-то продавать. На сегодня мы можем продавать только сырьё. Если цена падает, начинаются большие проблемы. Мы находимся перед началом серьёзного кризиса. Это нужно учитывать.

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.