Люди лежали живым ковром в лужах крови

Люди лежали живым ковром в лужах крови

Никита Телиженко

2896  5.2 (16)


Хазин / Экономика  61

Хазин в эфире

06.07.2020 12:00

Говорит Москва

12918  8.8 (35)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу, как обычно, с опроса. Вопрос простой: «Наша жизнь вернётся к прежнему стилю жизни?»

Варианты:

  • «Да, конечно, вернётся» -  (8)495-134-21-35;
  • «Нет, точно не вернётся»           - (8)495-134-21-36;
  • «Стиль жизни – что это такое?» - (8)495-134-21-37.

Я скажу несколько слов о состоявшемся у нас голосовании за Конституцию. Я не буду ничего комментировать, хотя анонимные интернет- и Telegram-каналы переполнены разными комментариями. Вернулось слово «транзит». Меня это совершенно не волнует, поскольку это всё к реальности не имеет никакого отношения. Я скажу только своё собственное ощущение. Если проценты голосов «за» преувеличены, то совсем не сильно. То есть, может, не 78, а 73... ладно, 69%, но не меньше. А вот явка может быть завышена. В разных регионах по-разному. Но были силы, которые эту цифру сильно натянули. Это означает то, что количество людей, которые сильно недовольны текущей ситуацией, выросло. Но они не понимают, где мы живём, в какой ситуации находимся и как быть дальше. По этой причине они не хотят высказывать своё мнение; им пока сказать нечего.

Результаты голосования:

  • 24% считают, что всё вернётся на круги своя;
  • 71% - нет;
  • 5% считают, что в той…

Я сегодня написал текст, который посвящён как раз этому вопросу; вышел на https://aurora.network и https://khazin.ru. Хотелось бы его обсудить более подробно. В общем и целом кошмар закончился. Кошмар – имеется в виду самоизоляция, карантин (называйте как угодно), который был всюду – и в США, и в Западной Европе, и в Китае. У людей это напряжение спало, и у них появилось непреодолимое желание, чтобы всё вернулось к некоему «счастью». На самом деле счастья не было; в нашей стране постоянно продолжался экономический спад. Но люди уже начинают жить по принципу известного старого анекдота про еврея, у которого была очень тяжёлая жизнь. Он пришёл к раввину и спросил: «Ребе, что мне делать?» - «Возьми в дом козу» - «Да мне и так тут – дети, тёща…» - «Возьми в дом козу!» Тот взял. Приходит через месяц, говорит: «Ребе, совсем плохо» - «Возьми в дом корову!» Берёт корову; проходит ещё месяц; он приходит, падает. «Убери корову и козу». Тот приходит на следующий день: «Ребе, какое счастье!» Мы сегодня находимся в этом состоянии локального счастья. Но суть от этого не меняется. Перед нами стоят очень серьёзные изменения очень негативного толка. Основной удар придётся как раз по людям, которые считали себя относительно успешными – по среднему классу. В нашей стране средний класс не очень большой; на Западе он сильно больше. Но в любом случае на этих людей денег больше нет. Когда закончатся всякого рода выдачи, когда экономика начнёт приходить в своё естественное состояние, начнутся большие проблемы.

Я напоминаю, что сегодня с семи до десяти вечера я делаю очередную (раз в три недели) онлайн-лекцию, на которой буду рассказывать о масштабе предстоящего спада. Это лекция по материалам «Воспоминаний о будущем» и «Заката империи доллара», но я это буду говорить человеческим языком. На лекцию можно записаться на сайтах https://khazin.ru, https://aurora.network или https://fondmx.org. Лекция сегодня в семь вечера. Кто записаться не успеет – извиняйте.

Невозможно остановить этот процесс. Но люди не готовы психологически так долго терпеть. Они очень хотят хоть какого-то позитива. Позитив не до конца.  Те, кто привык ездить за границу, скорее всего, до Нового года так никуда и не уедут. Может быть, можно будет ездить в командировки. Преимущество будет у тех, кто является резидентами западных стран – с видом на жительство или с гражданством. Это как раз те люди, которые не могут у нас в стране играть какую-то роль. Если пойдёт вторая волна (в Северной Италии и в Испании она уже пошла), то в этом случае всё равно всё закроют. Надо пытаться искать развлечения внутри страны. Главное то, что люди категорически не хотят получать сегодня негативные новости, потому что уровень негатива, который привёл людей в состояние тяжёлой депрессии, зашкаливает. Это крайне опасное положение, с точки зрения социально-политической ситуации.

Президенту России осталось очень мало времени (буквально две недели), для того чтобы однозначно продемонстрировать обществу, что он радикально меняет курс. Если он это не сделает, он во второй раз попадёт в ловушку 2018-го года с НДС и пенсионной реформой. Что будет тогда – вообще непонятно. Осенью, когда экономическое положение будет ухудшаться, могут произойти самые разные эксцессы. Давайте отдадим себе в этом отчёт. Если не будет радикально изменена экономическая политика – что требует тотального изменения политики правительства и радикальной смены кадров как в правительстве, так и в Центробанке – никакого экономического роста быть не может. Вся структура современного правительства адаптирована под современную модель. Если вы просто замените 20%, 30% или даже 60% людей, это правительство всё равно воспроизведёт ту политику, под которую оно было заточено. Надо принципиально менять структуру; надо перетасовывать министерства; надо радикально менять управление; надо радикально менять тех людей, которые сидят на структурных должностях (руководителей секретариатов, канцелярий, которые определяют документооборот; кадровиков). Это абсолютно объективная ситуация – с ней ничего нельзя сделать. Если соответствующие меры не будут приняты в течение ближайших двух месяцев, то мы войдём в осень с той же экономической политикой и с ещё бóльшим экономическим спадом.

Такая ситуация сейчас всюду. В США дело идёт к тому, чтобы любой ценой не признать выборы легитимными. Демократы понимают, что у них сегодня кандидата нет. Как я прочитал в Интернете, люди, которые смеялись над анекдотами про Леонида Ильича Брежнева, на Байдена смотреть не могут. Как Леонид Ильич Брежнев был карикатурой на нормального руководителя в последние годы жизни, так Байден – это карикатура на Леонида Ильича Брежнева. У Леонида Ильича всё-таки не было старческого маразма. Он себя плохо чувствовал, плохо говорил, но у него не было ни потери памяти, ни потери адекватности до последних дней. С Байденом, судя по всему, это происходит в полном масштабе. У демократов есть два варианта. Нужно делать так, чтобы выборы Трампа не признала как минимум половина населения США; либо надо делать так, чтобы был не Байден. Представьте себе на секундочку, что Байдена хватит инсульт за три дня до съезда Демократической партии. От его имени будет сказано, что он подаёт в отставку в связи с состоянием здоровья. У всех депутатов демократического съезда появляется возможность голосовать свободно. Тут-то и появится, как чёртик из табакерки, некий новый кандидат. Другой вариант - этого нового кандидата выставить вице-президентом при Байдене. Но тут есть проблема – Байдену (если он будет избран съездом демократов) придётся участвовать в открытых дебатах с Трампом. Вы представляете это зрелище?! Это же душераздирающее зрелище. Поэтому ситуация там идёт с невероятным накалом.

Возвращаемся к нашей стране. В последнее время довольно много рассуждений о том, что надо придумать социально-политико-экономический манифест. Первыми написали такой манифест Глазьев и Малофеев. Мы тоже пишем. Мы активно сейчас занимаемся очень важной темой – созданием ассоциации некоммерческой экономики. С философской точки зрения, основная проблема экономической мысли состоит в том, что она слишком упёрлась в то, что экономика должна приносить прибыль. Никому не приходит в голову, что та модель, которую изначально пытались сделать в СССР, - это экономика, основная цель которой – удовлетворять общественные потребности и не получать прибыль. В нашей стране до сих пор существуют разные формы некоммерческой экономической хозяйственной деятельности. Простейший вариант – потребительская кооперация; кредитные кооперативы (то, что в советское время называлось кассой взаимопомощи) и так далее. Это всё рабочие инструменты, которые, однако, работают слабо. Мы хотим к этому направлению привлечь максимальное внимание. Хозяйствование без цели получения прибыли, в условиях местного уровня, представляется разумным. На фоне правого либерализма эта тема в 90-е – 2000-е годы была ликвидирована. Надо бы восстанавливать! Я думаю, что в течение месяца все эти меморандумы так или иначе появятся. Но для того чтобы их реализовать, нужно очистить место от либералов-прихватизаторов. Пока они сидят - всё бессмысленно. У них экономика приватизации – все активы и все бюджеты принадлежат конкретным чиновникам; эти конкретные чиновники не собираются туда никого допускать. Эта вещь сегодня мне представляется принципиальной. В любом случае наша жизнь осенью будет радикально меняться – может, в лучшую сторону, может, в худшую. Но возврат к той ситуации, которая была, условно говоря, до Нового года, невозможен.

Аналогичная ситуация на Западе. На Западе это ещё подкрепляется невозможностью возврата в условия пусть относительного, но социального мира. Я хорошо понимаю внутреннюю мотивацию людей – очень хочется отдохнуть; очень хочется отойти от этой депрессии. Давайте смотреть правде в глаза. Этого не будет! «Аврора», Фонд экономических исследований Михаила Хазина и все наши дружественные структуры – это структуры, которые занимаются информацией. Мы пытаемся информировать людей. Последние две-три недели (как началось снижение коронавирусного ужаса) люди начинают двумя руками отталкивать любую информацию: не трогайте нас; дайте нам хотя бы недельку, хотя бы месяц! Я это очень хорошо понимаю.

Мне пишут: «Сейчас лето. Кто этим будет заниматься? Все отдыхают».

Мы же все понимаем, что отдыхать невозможно, потому что осенью всё будет радикально меняться. Поэтому хотя бы краем глаза за ситуацией нужно следить.

Масштаб пропаганды, которая снова идёт в Интернет (я газет не читаю, телевизор не смотрю), совершенно тотальный. Есть безграмотная пропутинская пропаганда и в том числе с госканалов - русофобско-антипутинская. Её не всегда видно, потому что она ловко прикидывается. Либеральная пропагандистская машина работает очень эффективно. Мы это хорошо видим по американской ситуации. Я у себя на ленте Facebook нашёл несколько очень смешных текстов. Наша тётенька учит испанский и в Skype беседует с мексиканкой. Эта мексиканка, которой чуть-чуть за тридцать, рассказывает, какой ужас принимают в США так называемые антироссийские кампании. Замена чёрного расизма на белый расизм или на антисемитизм – это замена шила на мыло. Англо-саксонская цивилизация, по сути своей, глубоко расистская. Кого им дискриминировать – им всё равно. Сейчас они дискриминируют белых, женщин, объясняя, что нельзя произносить слово «женщина». Сейчас они дискриминируют семью и так далее.

У меня есть знакомый в Сочи, у которого есть парикмахер – молодой армянин, который приехал в Сочи лет пять назад; женился на русской девочке. Он решил поехать к родственникам в США. Мой товарищ уговорил его этого не делать. За эти годы они купили квартиру, родили детей. Несколько дней назад этот парикмахер говорит моему товарищу: все мои родственники армяне в США продают всё (рестораны, квартиры, дома, магазины) и бегут в Армению. Армяне, в силу обстоятельств, тонко чувствуют. Поэтому есть мнение, что ближайшие два-три года в США будет жарко.

Мне пишут: «Как вы самокритично про пропутинскую пропаганду».

Я вообще пропагандой не занимаюсь. Это не моё дело; мне это неинтересно.

Я думаю, что надо попытаться внимательней смотреть за тем, что происходит вокруг и в мире. Мы живём в ситуации, которая может меняться крайне быстро. Даже два месяца передыха может достаточно дорого стоить вам лично, вашему бизнесу и семье.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Начинаю отвечать на вопросы слушателей.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Михаил. Можно объединить консервативные ценности с антикоммунизмом и русофобией?

Михаил Хазин: Как показывает опыт, объединить вещи, которые относятся к разным идеологическим базовым вещам, не получается. Когда вы хотите написать реальные консервативные ценности, которые касаются справедливости, развития человека и так далее, со всякого рода либеральными ценностями вроде свободы и демократии, вы немедленно натыкаетесь на противоречия. Тут же появляются люди, которые считают, что их право на свободу подразумевает их право на ограничение тех благ, которые получают другие в свою пользу. Это называется капитализм. С этим нужно что-то делать. Этот вопрос может решаться разными способами. Попытка решить его либеральным способом в нашей стране привела к катастрофе. Посмотрим. Может быть, всё-таки Путин развернёт наш корабль в правильном направлении.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Али, Карачаево-Черкесская республика. У меня вопрос по формированию курса валют. Где можно поискать информацию, какое-нибудь экономическое исследование на эту тему? Меня и моих друзей предпринимателей интересует этот вопрос, потому что развитие бизнеса, я думаю, зависит от этого.

Михаил Хазин: Я был у вас в республике на большом ткацком комбинате, который сделали по итальянским технологиям лет пять назад. Не существует разумного определения курсов на сегодня. Если бы этим занималось государство, оно могло бы разработать политику – например, мы регулируем курс так, чтобы облегчить жизнь экспортёров, импортёров, внутренних производителей или ещё кого-то. Сегодня государство от такой политики отказалось. В реальности курс определяется влиянием нескольких коррумпированных структур (к сожалению, доказательств нет; у нас даже уголовного дела по этому поводу не открыто), связанных с Центральным банком. Скорее всего, это банкиры, которые наживаются на спекулятивных операциях. Бывают периоды, когда у нас наживаются на операциях типа carry trade. В этом случае у нас год или больше курс рубля стоит стеной и даже растёт относительно доллара. К сожалению, прочитать здесь нечего, потому что это чисто коммерческая деятельность. Я могу посоветовать высказывать свои требования, в рамках общественной деятельности, к тому, чтобы государство начало наконец формировать свою валютную политику.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Михаил Леонидович, если будет плохо нашей стране, либералам будет лучше? Они как гадили, так и будут гадить. Что их задерживает в этой стране?

Михаил Хазин: Бóльшая их часть работать в принципе не хочет. Рыба ищет, где глубже, а человек – где рыба. Либералы ищут, где рыба – в смысле, где деньги. Они не склонны думать о том обществе, в котором они живут. В 90-е и 2000-е годы у них было ощущение, что они могут уехать на Запад. Сегодня бóльшая их часть (за исключением тех, кто отработал на Запад настолько хорошо, что у них ничего не будет конфисковано или будет конфисковано только частично) считает, что их не заметят. У меня есть по этому поводу грустная история. В конце 80-х у меня был товарищ, был знаком с человеком, связанным с внешторговскими делами, который ухитрился заработать несколько миллионов долларов ещё до распада СССР. Он понял, что продолжать нельзя, потому что могут быть эксцессы. У него было четыре миллиона долларов. На миллион он купил себе виллу на Кипре. Три миллиона положил в банк, думая, что процентов ему хватит на оставшиеся сорок-сорок пять лет жизни. Не то что на сорок – ему и на десять не хватило. У большого количества людей, которые решили с деньгами сбежать из нашей страны, будут очень большие проблемы. Тем, которые останутся здесь, начнут задавать вопросы: откуда деньги; что ты делаешь для страны? Я не знаю, что они будут делать.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Сергей Алексеевич. Вы ожидаете радикальных перемен в ближайшие два-три месяца. Как вы расцениваете слова Президента, сказанные 2-го июля, о том, что Россия находится ещё в стадии формирования; становления; нам нужны внутренняя стабильность и время для укрепления всех институтов. Эти слова вписываются в ваши ожидания?

Михаил Хазин: В нашей стране фраза об укреплении институтов… В 30-е – 40-е годы это означало тотальную смену кадров – «надо укрепить институты». Я бы эту фразу Путина воспринимал разными способами.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Виктор. В этом году исполняется двадцать пять лет, как «Великая ложа России» была официально зарегистрирована Министерством юстиции. Меня интересует организационно-правовая форма собственности этой организации; кто её учредитель; кто состоит; чем она занимается.

Михаил Хазин: Почему вы меня-то об этом спрашиваете?

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Михаил, Москва. Я не первый раз слышу слова о том, что, если Путин сейчас или завтра радикально не поменяет курс, то стране будет очень больно. Годы идут, и ничего не меняется. Создаётся ощущение, что Путин реально этого не понимает; либо он не решает то, что нам преподносят на центральных телеканалах.

Михаил Хазин: Во-первых, конечно, не всё решает. Есть масса легенд. Например, Сталин всё контролировал. Сталин стал относительно контролировать… относительно – это значит, что он мог в любом государственном институте сменить руководителя. Не политику, не результата добиться – просто сменить руководителя. Эта ситуация стала только в 1938-м году. До этого он даже этого не мог, поскольку это было ограничено разными объективными обстоятельствами. У Путина тоже есть колоссальное количество обстоятельств. Что-то он может; что-то он может сделать только с очень большими усилиями; что-то он в принципе не может сделать пока или вообще. По этой причине говорить, что он должен быстро сделать, - это смешно. Так не бывает! Есть куча данных о том, что Путин понимает, что происходит. В этом году ситуация подошла к критической точке. Если предыдущие ошибки стоили угроз для страны в целом, то некоторые ошибки Путина стоили ему его положения. 2018-й год с пенсионной реформой и с повышением НДС стоил ему очень дорого, с точки зрения его авторитета в глазах общества. Его статус катехона был утерян. По этой причине вся эта история с Конституцией. Я сейчас скажу своё мнение. Кому было нужно это голосование? Это голосование не было нужно ни народу, который имеет некоторую позицию; ни западникам, которые в любом случае сказали бы, что были фальсификации (независимо от того, были они или не были - это их принципиальная позиция; сторонники либералов в нашей стране всегда скажут, что голосование нелегитимно и не соответствует реальности). Голосование нужно Путину, для того чтобы сплотить вокруг себя своих потенциальных союзников, чтобы им сказать: мы начинаем войну против либералов; либералы очень сильны; их очень много, а нас мало; мы не очень знаем, что мы можем делать, потому что у нас нет кадров, нет концепции, нет идеологии; и не могло быть, потому что все государственные институты, которые этим занимались, контролировали и до сих пор контролируют либералы; но народ с нами. Иными словами, очень узкая группа сторонников Путина сегодня должна опереться на народ, чтобы произвести существенную чистку элиты от её либеральной части. Это моё личное мнение. Я не политолог; я не занимаюсь внутренними раскладами в Кремле; я вообще не знаю, кто там сегодня работает.

Мне пишут: «Двадцать лет, чтобы прийти к такому плачевному результату».

Это не плачевный результат. Это обычное состояние любого государства – схватка между разными элитными группами. Та же картина в США, в Англии. Драка по поводу Brexit – это не плачевный результат? Путин не опускался до такого омерзительного безобразия, как отравление Скрипалей. Отдавайте себе отчёт, что происходит.

Меня спрашивают: «Белла Златкис ещё будет сидеть в Сбербанке?»

Не знаю. Белла Златкис совершила очень важное дело – она обеспечила семейной группе – Волошину – практически стопроцентный доход от либерализации рынка акций «Газпрома». Представьте, сколько они на этом заработали. Как же её там не хвалить и не держать?!

«Путин сто раз говорил, что он главный либерал».

Язык дан политику, для того чтобы скрывать свои мысли. Я не буду спорить. Я ни в коем случае не хочу говорить о том, что будет. Я говорю исключительно о том, какая на сегодня ситуация. Она очень непростая. Самое главное – принципиальная развилка произойдёт до осени.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Вадим, Подмосковье. Вы упомянули акции «Газпрома». Я поэтому не пошёл на голосование. Я изучал проект новой Конституции. Там не было заявлено, что страна принадлежит народу - недра, лес, рыба, всё такое. Я понял, что это было поверхностное действие. Как вы объясните, что страну нам не вернули?

Михаил Хазин: Я не очень понимаю, что значит «вернули – не вернули». Формально там написано, что бывшая власть принадлежит народу - вот вам страна. В реальности эта Конституция либеральная; в неё вернули большое количество консервативных ценностей. Радуйтесь! Некоторые вещи изменить было нельзя, потому что по самой Конституции для изменения первых двух глав нужно принятие закона о Конституционном совещании. Этот процесс очень длительный и уходит в бесконечность в нынешней ситуации. Надо было действовать быстро. Я предъявил вам своё объяснение ситуации.

Мне пишут: «Отравление Скрипалей – дело тех двух людей, что у Симоньян были. Очевидно же».

Когда я вижу глупости, я ничего другого сказать не могу. Даже полному дебилу понятно, что дело Скрипалей – дело английских, может быть, части американских спецслужб (тех, кто контролируется демократами). Именно поэтому сегодня премьер-министр Великобритании Джонсон оказался в идиотском положении, потому что обстоятельства от него требуют наладить отношения с Путиным, а он не может этого сделать. Для того чтобы приехать к Путину, чтобы объяснить этот приезд и своим, чтобы получить разрешение на такой приезд, он должен вслух сказать: извините, Владимир Владимирович, мы тут устроили провокацию и обвинили вас в деле, в котором вы совершенно не виноваты! Сказать так вслух он не может. А Путин не будет с ним разговаривать: вы там всё затеяли – сами и разбирайтесь.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Александр, Москва. Намедни Захар Прилепин, которого я очень уважал, прокомментировал первый вопрос, который вы задавали по поводу недр: вы же в 93-м голосовали; вы же выбрали! Почему нельзя было это в первую очередь? Пусть царь будет пожизненный, но вернёт народу то, что у него украли.

Михаил Хазин: Сама Конституция так устроена, что в рамках того голосования, которое было, некоторые её части изменить нельзя.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Максим, Москва. Сам Владимир Владимирович в курсе, что вы ему две недели отписали на все дела?

Михаил Хазин: Не знаю. Я не исключаю, что в курсе. То, что он говорит в телевизоре, свидетельствует о том, что его адекватность уж точно выше, чем у большинства его министров, вице-премьеров и других чиновников. Отсюда следует, что у него есть институты, которые ему предоставляют объективную информацию. Может, и доложат – кто знает.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Откуда у людей такой пессимизм, что двадцать лет хуже и хуже? Я прожил при социализме тридцать лет. Сейчас я понимаю, что люди моего возраста вспоминают о 90-х годах как о времени светлых надежд; как будто они и не жили здесь всё это время.

Михаил Хазин: Это же психология. Если происходит резкий спад, а потом медленный рост много лет, то это воспринимается куда более оптимистично, чем, если имеет место медленный спад все эти годы; даже если по итогам выясняется, что во втором случае совокупные темпы спада вышли на уровень, который выше, чем в первом варианте. Мы с конца 2012-го года непрерывно падаем. Это вызывает у людей дикую депрессию. Это во-первых. Во-вторых, у нас есть потенциал роста, который глупо не использовать. До сих пор мы не могли этого сделать, в силу обстоятельств, потому что мы были вписаны в некоторую внешнюю структуру, из которой нельзя было вырваться, потому что цена «вход – рубль, а выход сто». Мы получили не так много - кредиты МВФ, ещё что-то, а выйти теперь стоит очень дорого. Но сейчас ситуация изменилась в сильно лучшую сторону. Мы подошли к ситуации, когда перед нами или резкий обвал (как по всему миру), или мы начнём расти. Если мы начнём расти, всё будет замечательно.

Мне пишут: «Я считаю, что свои ошибки нужно признавать. Путин не виноват в «деле Скрипалей». Но люди приехали сюда, кто-то их послал».

Их, безусловно, кто-то послал, только они никого не травили.

Времени у нас осталось не очень много. Повторю ещё раз. Есть ситуация, когда плохое настроение общества связано с психологическими вещами. Семь лет непрерывного спада – это очень тяжело. А есть ситуация, когда она связана с объективными вещами. Мировая экономика будет сильно падать в ближайшее время. Если мы будем продолжать себя привязывать к этой экономике, то мы упадём тоже – может, не так сильно, как они, но упадём. Мне кажется, что это неправильно. Надо отказываться от той политики, которой мы жили последние тридцать лет. Сегодня это возможно. Более того, есть косвенные признаки, что Путин на эту тему активно думает. Он опять вернулся к тезису, о котором он говорил в декабре – о том, что идея выхода из состава Союза ССР была неправильной. Думаю, не зря он это сделал. Я призываю всех на эту тему подумать.

В заключение я напоминаю, что сегодня в семь вечера будет мой онлайн-семинар, на котором я буду рассказывать, почему нас ждёт экономический спад, и какого он будет масштаба. 11 июля в Санкт-Петербурге будет мой большой семинар, первый очный семинар после кризиса, связанного с эпидемией.

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.