Люди лежали живым ковром в лужах крови

Люди лежали живым ковром в лужах крови

Никита Телиженко

2866  5.2 (16)  


Хазин / Экономика  52

Хазин в эфире

27.07.2020 12:36

Говорит Москва

16541  8.9 (35)  

Проблему решили. Я не воткнул специальную штучку; в результате у меня голос шёл, а в ушах ничего не было.

Вопрос привычный, но актуальность у него снова появилась: «Считаете ли вы, что мы вернёмся к осени к прежнему существованию, к прежней модели управления экономикой, к прежней модели управления государством?»

Ответы:

  • «Да. Вернёмся, и всё будет нормально» - (8)495-134-21-35;
  • «Нет. Эта модель больше не работает ни в части экономики, ни в части политики» - (8)495-134-21-36;
  • «Меня вообще не волнует ситуация в России» - (8)495-134-21-37.

Напоминаю, что сегодня с 19 до 22 часов в информационном агентстве «Аврора» у меня онлайн-лекция. Два часа я рассказываю о феномене Трампа – что сегодня представляется особенно актуальным, в связи с теми жизненными сложностями, которые делает Трамп в части отношений с Китаем и разрушения действующей экономической модели. Мой однокашник Игорь Тощаков начинает свой продвинутый курс по трейдингу – по работе на фондовых рынках. Двадцать семь лет он занимался этим в Калифорнии; написал там несколько американских бестселлеров на эту тему. Я рекомендую поучаствовать всем, кто интересуется этой темой всерьёз.

Что касается моей онлайн-лекции - в свете тех изменений, которые происходят сегодня в мировой экономике (в том числе в связи с провалом на прошлой неделе евросоюзовского общеевропейского саммита), эта тема становится всё более актуальной, поскольку никто, кроме США в лице Трампа, ничего сделать не может.

Мне пишут: «Трампушка – это светлый луч надежды для всего прогрессивного человечества».

Есть проблемы у Трампушки. Его будут сильно бить.

Мне пишут: «Фондовым рынкам кирдык. О чём лекция?»

Кирдык пузырю на фондовом рынке. Сами фондовые рынки никуда не денутся. Теоретически на этом пузыре можно даже заработать. Я этим заниматься не буду, поскольку я этим никогда не занимался. Но некоторые люди вполне могут попытаться это сделать. Более того, те, кто играют в эти игры, и должны это делать.

Мне пишут: «Когда будет доллар по тридцать? Достало уже!»

Если смотреть на прогнозы по тем методикам, по которым работает Игорь Тощаков, то он говорит, что вернётся курс рубля не к тридцати, но к сорока пяти. Он только не может сказать, когда это произойдёт.

«А чего он теперь не в Калифорнии? Его оттуда выгнали?»

Во-первых, он приехал, потому что у него тяжело заболела мама, которая жила в Москве. К сожалению, она умерла. Во-вторых, он уже размышлял о переезде в Европу, в силу того, что он его вторая жена живёт в Германии. Он говорит о том, что те процессы, которые там происходят, ему, как выпускнику 179-й школы, в которой я тоже учился, страшно не нравятся. В этом смысле он человек правильных консервативных взглядов.

Я останавливаю голосование.

  • 15% считают, что всё устаканится;
  • 80% считают, что ничего не устаканится, и надо что-то делать;
  • 5% наплевать.

80% считают, что невозможно. Посмотрите на феномен Хабаровска. Все вопят на эту тему. Мы тоже говорили на эту тему. Но почему-то он не успокаивается. Можно, конечно, спорить о том, что всё делают неправильно: назначили неправильного кандидата; неправильно ведёт себя управление внутренней политики; неправильно ведёт себя Москва и так далее и тому подобное. Но давайте смотреть правде в глаза! И Москва, и управление внутренней политики Администрация Президента, и правительство ведут себя так, как они себя вели всегда за последние, условно говоря, двадцать лет. На самом деле никаких принципиальных изменений нет. Они так делали; они так будут делать, если с ними ничего не произойдёт, потому что это либеральная модель 90-х годов, которая предполагает либеральную систему отношений. Либеральная система отношений построена на чём? Кто сильнее, тот и прав!

Московская бизнес-тусовка, связанная с властью, постепенно выжимает из регионов все ресурсы. Регионы, естественно, возражают. Постоянно достигаются некоторые договорённости. Держателем этих договорённостей (по Хабаровску, по крайней мере) был Жириновский, не Фургал. Фургал был олицетворением этих договорённостей, которые, судя по всему, местные элиты какое-то время устраивали. Дальше произошло нечто. Я не буду сейчас разбираться, что делал Фургал, был ли он виноват. В моих текстах из серии «Noblesse oblige», которые я регулярно пишу, как раз объясняется, что неподсудны только члены элиты (Фургал, конечно, членом элиты не был), за одним-единственным исключением. Если представители элиты о чём-то договариваются, то какие-то люди назначаются контролёрами этих договорённостей. До тех пор, пока эти договорённости действуют, эти люди неподсудны. Абсолютно очевидно, что Фургал был исполнителем этих договорённостей в Хабаровском крае. Представителем элиты – одним из игроков – был Жириновский. Именно поэтому арест Фургала вызвал такое бешенство у Жириновского. Он это воспринял как то, что московский центр отказался от этих договорённостей. Это означает, что нужно начинать какие-то жёсткие действия. А тут ему сказали: нет, ситуация другая; арест Фургала связан с совершенно другим обстоятельством; все договорённости остаются. Поэтому был назначен представитель ЛДПР, как некоторая демонстрация. Тянет он, не тянет; может, не может – это никому не интересно, потому что есть договорённости.

Беда в том, что в силу специфики вообще Дальнего Востока, где люди менее связаны с московскими правилами и обычаями (раз) и более раскованы (два), они начали демонстрировать: так управлять больше нельзя! Они прекрасно понимали, что проблема даже не столько в смене Фургала, сколько в том, что экономическая модель, которая действовала раньше, больше работать не может; поэтому нужно принимать принципиальные решения. Принципиальные решения! Нынешнее правительство недееспособно. Дело тут даже не только в персоналиях, которых мы видели в апреле-мае – нам продемонстрировал Путин, что они недееспособны, некомпетентны; единственное, о чём они могут думать – как переводить бюджетные деньги на закупки особняков на Рублёвке. Заставить их потратить эти деньги на социальные расходы, на врачей – надо сделать что-то невообразимое лично Путину. Это, конечно, идиотизм, потому что лично Путин не может заниматься такими вещами; это должны делать государственная машина. Но государственная машина этого не делает! Под этим есть точная механика.

Есть управленческие проблемы, связанные с тем, что нынешняя структура управления не способна работать без внешнего координирующего центра. Сегодня таким координирующим центром являются коррупционные договорённости. А другого нет! Если вы попытаетесь что-то провести разумное, доброе и вечное, и все «за» - то всё равно согласовать невозможно, потому что каждая из действующих сил (которых в правительстве, скажем, семь в параллель) пытается сделать именно свою редакцию. В результате он блокируют друг друга. За исключением того случая, когда имеется бюджет, и каждой сестре по серьгам. Вторая причина состоит в том, что постоянная, на протяжении тридцати лет, кадровая работа по части назначения обязательно человека, который соответствует либеральным ценностям, привёл к тому, что люди наверху (любые чиновники) видят исключительно механизм приватизации. Они хотят одну-единственную вещь: приватизировать свой функционал. Откуда у нас так агрессивно тянули ювенальную юстицию? По банальной причине: опека и вообще социальные работники – им что приватизировать? Они могли приватизировать бюджеты, но опека обнаружила, что бюджеты выделяются на сирот. Значит, надо увеличивать количество сирот или тех, кто в приёмных семьях. Для этого нужно разрушать семьи, естественно! Вот они этим и занимаются. Был ещё инструмент продажи детей на Запад. Слава богу, это остановили. Есть серьёзные основания считать, что значительного количества этих детей уже нет в живых, потому что их продавали на органы. Только не нужно нам объяснять, что это жестокосердные люди, которые хотели обидеть США. Совершенно другие механизмы они хотели остановить.

Вторая проблема состоит в том, что надо менять экономическую модель. Уже понятно, какая модель должна быть; понятно, что нужно делать. Беда в том, что, для того чтобы это сделать, нужно заменить примерно два десятка ключевых чиновников. Это чиновники, которые выросли в рамках приоритета МВФ. Госпожа Набиуллина дружила с международными финансовыми организациями ещё в 90-е годы. Она была ответственным секретарём правительственной комиссии по связям с международными финансовыми организациями. Я с ней разругался в 1997-м году, когда мы остановили выделение больших денег из кредита Мирового банка под проект «Разработка концепции формы малых предприятий», который ни в какие ворота не лез, на который просили миллионы долларов. Мы тогда это остановили. Борис Николаевич Ельцин дал поручение правительству, что концепцию можно разработать и в рамках исполнения служебных обязанностей; а потом, когда речь пойдёт о разворачивании этой концепци в полноценную программу, то можно эту программу финансировать уже из кредита Мирового банка. Тогда это вызвало бешеную реакцию. Прибежал Ясин к Ливщицу, который был тогда замглавы Администрации по экономике; долго топал ногами. Набиуллина – ученица Ясина; в Министерстве экономики она как раз курировала реформы малых предприятий. Рассчитывать на то, что эти люди, которые стали очень богатыми на взаимодействии с МВФ, будут ссориться с МВФ – достаточно наивно. У меня есть сильное подозрение, что все они имеют особняки на Лазурном берегу или в Майями.

Мне пишут: «Вы про эту историю уже миллион раз рассказывали».

Не помешает рассказать ещё раз. Много новых слушателей.

Эти люди не дадут делать финансово-экономическую модель для России, которая обеспечивает нашу независимость от МВФ и международных финансовых организаций. Этих людей много: Набиуллина; её муж, ректор Высшей школы экономики; помощник Гайдара Мау, который по совместительству является ректором Российской академии народного хозяйства и государственной службы; министр финансов Силуанов; министр экономики – их там пара десятков. Они не дадут перейти к новой экономической модели по двум причинам. Первая состоит в том, что это разрушает их обязательства перед МВФ, под которые они получали свои привилегии и должности. Вторая причина состоит в том, что, поскольку они, с точки зрения экономики некомпетентны, то они понимают, что, если будет реальный переход к политике экономического роста, то они не смогут остаться наверху просто в силу некомпетентности. Идти вниз они не хотят. Принципиальная вещь в том, что люди, которые никогда не зарабатывали денег, с точки зрения бизнеса, но получали много больше, чем их официальная зарплата, оказавшись вне пределов административной вертикали, начинают мгновенно терять свои деньги, потому что все активы, которые они насобирали (квартиры, дачи, особняки на Западе и так далее), требуют много денег на содержание. Если у них нет текущих поступлений, то непонятно что. У них лежат какие-то деньги на депозитах на Западе, которыми они могут оплачивать налоги. Но тут тоже имеются проблемы. Надо объяснять, откуда они взялись. Эти люди способны поддерживать свой нынешний достаточно шикарный уровень жизни, только находясь на службе. Как только они теряют должности – проблема! Поэтому они не могут себе позволить уйти. С этим ничего нельзя сделать. Это реально тяжёлая проблема  для них. Поэтому сами они никогда не уйдут. До какого-то момента их нельзя было уволить. В силу того, что мы намертво встроены в международные долларовые структуры, если бы мы пять или восемь лет назад пытались бы выскочить, они бы закончились для нас крайне плохо. Сегодня ситуация меняется разительно. Теоретически мы уже можем начать эту ситуацию.

Мне пишут: «Может, не стоит принятие управленческих решений привязывать к либеральным ценностям и МВФ? Давно этого нет. Лояльность Путину – единственный критерий обогащения в этой стране. В вашей книжке это хорошо описано».

У меня в книжке написано совершенно другое. У нас есть разные элитные группы. Люди, которые связаны со старыми либеральными группами, контролируют финансовую и экономическую политику.

Там также написано: «То, что говорят сейчас о вашей дружбе с кланом силовиков, заставляет грустно вздохнуть».

Для меня это некоторое откровение. У меня никогда не было дружбы с кланом силовиков. Я общался с силовиками на уровне замминистров в 90-е годы, когда был в Министерстве экономики, в силу должности – я был ответственным секретарём Правительственной комиссии по борьбе с неучтённым наличным денежным обращением, когда я работал в Администрации Президента. С тех пор я ни с кем никогда не общался. Легенды о динозаврах – вещь хорошая, но к реальности это имеет слабое отношение. Люди, которые близки к Путину, сегодня не могут себе позволить становиться богатыми на Западе. Им просто там голову оторвут.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин.

Мне пишут: «Неужели нельзя разработать подходящие квалификационные требования, чтобы уволить этих людей?»

Представителей элиты уволить нельзя. Существуют элитные договорённости, нарушения которых вызывают очень острые конфликты. Классический пример – история в Хабаровске с воплями Жириновского. Если бы к нему не прислушались, могли быть более серьёзные проблемы. Не нужно всё сильно упрощать. Количество ошибок, которые допускают разного рода люди, которые пишут, носят детский характер. Я не зря по этому поводу написал книжку «Лестница в небо». Во-первых, не читают; во-вторых, не понимают. У нас на этой неделе будет второй выпуск наших курсов карьерного консалтинга. Очень интересно видеть, как у людей, в процессе обучения, меняется взгляд. Мы не можем изменить интеллект человека. Мы просто немножко меняем приоритеты – и взгляд на картинку радикально меняется.

Мне пишут: «Эта элитка сама себя назначила таковой».

Ничего подобного! Либеральная элитная группа стала таковой, в том числе в результате голосования 80-го – 93-го годов, когда общество их поддержало. Поэтому они так себя и ведут.

Давайте отвечать на вопросы слушателей.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Доброе утро, Михаил. Сергей Алексеевич. В случае возможных провалов в работе Дегтярёва и в случае бесспорной доказанности в суде виновности Фургала в убийствах людей, должен Жириновский, на ваш взгляд, нести моральную ответственности и политические издержки за всё это?

Михаил Хазин: Это вопрос очень сложный. Что такое «моральная ответственность», что такое «издержки»? А кто несёт моральную ответственность за девальвацию 2014-го года, которая принесла массу неприятностей для всей России? Набиуллина несёт ответственность или нет? Она говорит: нет, я тут ни при чём, потому что я представляю интересы МВФ; а то, что Россия подчиняется МВФ, - это решение, которое было принято в 1991-м году ещё без меня! Это очень деликатный вопрос, на который нет простого ответа.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Хочу узнать ваше мнение по поводу модели. Я считаю, что в центре этой модели должна быть выработка новых административных регламентов. Её основным объектом должна быть модель лица, принимающего решения. Всякие абстрактные призывы к доброте, справедливости – это туфта. Надо разработать совершенно чёткие критерии оценки: человек справляется или нет. Если не справляется – на хрен выкидывать таких.

Михаил Хазин: Во-первых, сначала нужно разработать ценностную модель – что есть цель существования нашего государства; во-вторых – политическую модель. После этого можно говорить о вопросах административной эффективности. Я привожу вам пример. Нынешние Соединённые Штаты Америки, в которых увольняют чиновников и профессоров за то, что они произносили фразы, которые не нравятся защитникам феминизма или так называемым противникам расизма. Никто не говорит об их административной эффективности. Речь идёт именно о политических решениях. Что сказала Роулинг, автор «Гарри Поттера»? Она сказала невинную адекватную фразу – и на неё все наехали.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Виктор Михайлович из Домодедова. До 80-х годов США развивались по концепции «плавильного котла», который базировался на трёх столпах: финансовая долларовая система; гражданское общество; устойчивость государственных институтов. На сегодняшний день, по вашей теории, ожидается крах долларовой и финансовой системы. Гражданское общество практически разваливается на глазах. Ещё институты кое-как держатся. Эта ситуация напоминает ситуацию в России в 90-е годы. Мы тогда выжили, благодаря нашей многолетней истории. Сохранятся ли США в таких условиях? Если они сохранятся, какая у них будет национальная идея?

Михаил Хазин: Частично я буду отвечать на этот вопрос сегодня на онлайн-лекции в семь часов вечера. На неё можно подписаться. Там это займёт два часа. А у нас здесь минуты три-четыре. Конечно же, я не могу сказать, какая там будет идея. То, что делает Трамп, - это не построение нового; это возврат к старому. Вчера я разговаривал со своим бывшим школьником, который живёт в США уже много лет, о том, что там происходит. У меня есть несколько человек, которые живут в США десятки лет. Один из них – Игорь Тощаков, который хотя уже не живёт в Соединённых Штатах Америки, но не так давно оттуда приехал; прожил там двадцать семь лет. Все эти люди не понимают те процессы, которые там происходят. Они не поддерживают эти процессы (понятно, это наши люди). Сказать о том, как далеко это всё зайдёт, - вопрос очень сложный. Я не знаю, как с этим быть. И никто не знает.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Юрий Тонин, Москва. Если МВФ такие большие друзья нашего правительства, почему с санкциями так остро стоит вопрос?

Михаил Хазин: Элитная конструкция в мире выглядит так. Есть транснациональная международная банковская элита, которая в 1991-м году практически захватила мир; которая продвигает либеральные ценности. Есть региональные элиты, которые пытаются с ней бороться. Поскольку региональные элиты всегда имеют некоторый националистический оттенок, наиболее слабы они в Евросоюзе. Лидером Евросоюза является Германия, а там националистические идеи под очень жёстким прессингом. Трамп – в некотором смысле националист (изоляционист, я бы сказал). Путин явно двигает патриотические идеи. Про Си Цзиньпина мы даже не говорим. Они сопротивляются этой либеральной линии. Если не понимать эту схватку, невозможно описывать те события, которые происходят в мире. Если смотреть на мир, с точки зрения этого разделения, именно поэтому Трамп, Путин и Си тесно взаимодействуют друг с другом – у них общий враг. Каждый раз нужно описывать то, что происходит, с точки зрения этого противостояния. В России совершенно чёткое разделение на людей, которые считают, что мы должны быть в либеральном мире; и людей, которые понимают, что либерального мира больше не будет; будут региональные центры; и мы должны строить свой региональный центр. Но это две принципиально различные позиции. Эти две группы отчаянно борются.

Меня спрашивают: «Много таких пещерных экономистов?»

Вы кого имеете в виду под словами «пещерные экономисты»?

Ещё спрашивают: «Как подписаться на вашу лекцию?»

Зайти на сайты https://khazin.ru, https://aurora.network или на сайт фонда https://fondmx.org. Там на первой странице, в правом верхнем углу, где список мероприятий, написано: «Феномен Трампа». Нажать и подписаться.

Мне пишут: «Процессы идут в нашей стране. Я бы не беспокоился о Штатах. Они не первый раз в истории стоят на переломе. А вот мы раз от разу с тяжёлыми проблемами не справляемся».

Они стояли на таком переломе только в середине 19-го века, во время Гражданской войны. Я бы не стал так прямо считать, что у них всё хорошо. В своей лекции сегодня я буду об этом говорить. В реальности угроза для США очень тяжёлая. СССР контролировал треть мира. В результате того, что его модель контроля экономически рухнула, развалился даже СССР. Причину, по которой он развалился, все называли прямым текстом: СССР надорвался. СССР тогда – это примерно четверть мировой экономики, мирового ВВП – 24-25%. Сегодня США, которые контролируют всю мировую экономику, - не больше 20% мировой экономики. Исходя из логики, по которой все объясняли, что было очевидно, что СССР рухнул, можно смело говорить: очевидно, что США рухнут. Что пытается сделать Трамп? Он фактически как бы руководитель СССР - условно говоря, если бы вместо Горбачёва пришёл бы Щербицкий (как и должно было быть). Это логика, в рамках которой можно было бы восстановить экономику СССР, сняв с себя часть ответственности.

Пишут: «25% в СССР никогда не было».

Было. Доля СССР в мировой экономике составляла примерно 24-25%.

Мне пишут: «Хотел бы услышать ваше мнение о высказывании Леонтьева о лишении молодёжи избирательных прав».

Я очень хорошо знаю Мишу Леонтьева. Это было не предложение. Это был эмоциональный возглас типа: люди ничего не знают, и нельзя им доверять принимать решения о судьбах страны, потому что они не знают, что такое страна. В декабре на «Авроре» у меня была беседа с тремя молодыми людьми. В том числе мы обсуждали фильм Дудя «Колыма». Первый вопрос, который мы обсудили, - это что такое Колыма (озеро, гора, река). Они этого не знают. Если люди не знают, что такое Колыма, они не знают, сколько там было людей. Когда нам начинают рассказывать про три миллиона погибших на Колыме, я немедленно задаю вопрос: как они туда попали? Молодые люди, на голубом глазу, говорят: по железной дороге. Потом мы всё-таки разобрались, как они туда попадали. Выяснили, что в пике там было триста тысяч человек. Никак не могло быть погибших в десять раз больше, чем то количество, которое там жило! Это тотальное враньё! Молодёжь не в состоянии разоблачить это враньё. Им врут, вешают лапшу на уши, а ни стоят с лапшой до земли. Понятное дело, что взрослые люди, включая Мишу Леонтьева, смотрят на них, как на дебилов. «А мы не знаем!» - Если не знаете, тогда молчите! Это, скорее, эмоциональный возглас.

«Когда Зюганов извинится за ГУЛАГ?»

Я не очень понял, за что он должен извиниться. ГУЛАГ есть в любой стране. Если у вас есть суд; если у вас есть уголовное наказание, то должно быть управление, которое ведает этими заведениями. Если вы имеете в виду ГУЛАГ как систему, которая является частью экономики, то в этом случае – да, действительно, ГУЛАГ занимался экономикой в нашей стране; они контролировали 3-5% экономики. Это тоже норма. Молодёжь не знает, кто такой Гарольд Икес; они не знают про систему трудовых лагерей в США в 30-е годы. В это время так действовали вообще все. О чём тогда разговаривать?

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Когда вы работали в Администрации, сколько квартир вы сменили? Как вы обедали за три копейки в столовой Администрации?

Михаил Хазин: Когда я работал в Администрации, я с женой снимал двухкомнатную квартиру площадью сорок четыре квадратных метра, в которой мы жили восемнадцать лет. Первую квартиру мы купили по ипотеке, когда мне стукнуло пятьдесят. До этого у меня это дело не получилось. Заработная плата у меня на тот момент была шесть тысяч рублей – что соответствовало примерно тысяче долларов. Я был замначальника управления – это генерал-лейтенантская должность. Я не очень понимаю, какие в этом смысле претензии. Контракт на мобильный телефон на тот момент как раз стоил тысячу долларов в месяц. На свою зарплату оплачивать свой мобильный телефон я бы не смог. По этой причине не нужно мне вешать лапшу на уши. Я даже ни разу не съездил в зарубежную командировку за казённый счёт. В силу того, что мы воевали с правительством, любая попытка получить какую-то льготу, закончилась бы для нас плохо.

«Есть предложение по оптимизации налоговой системы».

Зайдите на сайт https://aurora.network (там есть форум) или на сайт https://khazin.ru. В комментариях к любой моей статье есть «Личное сообщение». Напишите мне; я это прочту.

Мне пишут: «Не обманывайте слушателей. В США ГУЛАГа не было».

Прочитайте, кто такой Гарольд Икес. Много нового и интересного узнаете!

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Профессор Гундаров говорит, что Путин болеет проказой.

Михаил Хазин: Я думаю, что это всё враньё. Это легенды о динозаврах. Для любителей конспирологии. Путин вчера на военно-морском параде не был загримирован. Было видно, что он устал; он много работает, не отдыхает. Лицо у него было абсолютно человеческое. Когда он в студии, он сильно загримирован. Это свойство искусственного освещения – если вы не загримированы, у вас специфический цвет лица. Я это знаю, потому что я сам регулярно участвую в съёмках. Можете на него посмотреть. Это можно увидеть, или это был не самый лучший его двойник. В конспирологию мы не играем. Можно нарисовать на человеке чужое лицо; но абсолютно невозможно изобразить голос. Поскольку Путин вчера говорил, вы можете посмотреть, Путин это или не Путин.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Марат. Руководство государства может быть врагом своего собственного народа?

Михаил Хазин: Это риторический вопрос. А всерьёз?

Вопрос: Россия богатое государство. Народ бедный. Валюта бедная. Как так может быть?

Михаил Хазин: Да сколько угодно! В 1991-м году было принято решение, что основными бенефициарами наших недр будут являться люди на Западе. Капитализация наших активов происходит не в России. Она происходит либо на Лондонской бирже, либо на Нью-Йоркской бирже. То есть прибыль от наших активов. Как это работает? Некто на Западе покупает за копейки наши месторождения. Дальше растёт его капитализация; он под эту капитализацию берёт кредиты. Дальше он с этими кредитами делает что хочет; а долги под эти кредиты вешаются на месторождения. В результате та прибыль, которая даже у нас образуется, идёт на выплату этих самых кредитов. Абсолютно типовая схема. Для того чтобы этого не было, нужно сделать так, чтобы наши недра капитализировались у нас в стране, а не на Западе. Сделать это можно очень легко. Нужно сделать единственную вещь – чтобы юрлица, которые владели недрами, имели российскую юрисдикцию.

Напоминаю, что сегодня семь часов будет моя онлайн-лекция под названием «Феномен Трампа», на которую можно подписаться на сайтах https://khazin.ru, https://aurora.network или https://fondmx.org. Если есть желающие, мы возобновим ответы на вопросы на сайте «Авроры».

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.