К вопросу об огранке  17

Письма читателей

05.10.2021 14:00

Игорь Смуров

1548  6.7 (3)  

К вопросу об огранке

фото: worldskills.moscow

Вот и завершился выборный ажиотаж… Власть ожидаемо и технично подтвердила статус кво, обеспечив «тишь да гладь» на последующий цикл: государственно-монополистическая модель, в которой срослись интересы чиновников и крупного капитала, остается незыблемой. Некоторый впрыск новых лиц с «левой» повесткой, призванных отрабатывать патриотическую тему и общественный запрос на социальную справедливость, с лихвой компенсирован приходом новых «системных» либералов, куда, судя по всему, чуть позже стекутся наиболее вменяемые и даже кающиеся адепты «общедемократических ценностей» из рядов «несистемных» иноагентов, предварительно от таковых, понятное дело, открестившись

Тем не менее, длящийся в обществе уже значительное время дискурс о новой экономической модели развития на фоне неизбежного кризиса и передела мира, а также пока легкой паники в связи с очевидным снижением уровня жизни, оставляет слабую надежду на давно назревшие изменения в экономическом устройстве России, как непременный залог экзистенциальной победы Катехона в схватке с Супостатом.

На текущий момент, венцом всех высказанных мнений, экспертных суждений и салонных разговоров о необходимой для страны новой экономической модели развития стала недавно вышедшая книга «Кристалл Роста к русскому экономическому чуду»[1], в которой анализируется непревзойденный рекорд развития советской экономики 1929-1955 гг.

В книге, которая, без преувеличений, стала настоящим событием, где, пожалуй, впервые, как первый «подход к снаряду», в рамках дискурса об экономической модели развития, изложен план действий и подходов, основанный на детально описанном историческом опыте. И если в отношении перехода к плановому хозяйству, денежно-кредитной модели, инновациям и новым технологиям, а также эффективности, предложения сформулированы развернуто, то в отношении предпринимательства план выглядит недописанным, несмотря на глубокий анализ предпринимательской «грани Кристалла» на основе кооперации в экономическом чуде 1929-1955 гг.

Но это не камень в огород авторов и, вполне объяснимо: советская кооперативная предпринимательская модель была настолько основательно разрушена, дискредитирована и забыта, что пониманием текущей ситуации с кооперативным движением, знанием нюансов методологии и практики, основанной на существующем законодательстве, располагают буквально единицы.

Коль скоро кооперативная модель предпринимательства в 1929-1955 гг проявила высокий результат, став неотъемлемой частью интегрального роста экономики страны в этот период, то именно кооперацией было бы логично восполнить пробел плана по предпринимательской модели. В этой статье, насколько этот формат допускает, и хочется заполнить скромную часть этого пробела.

Snap Shot

Итак, что же представляет из себя кооперация в современной России?

Кредитная кооперация - действует согласно ФЗ-190, по которому регулятором деятельности кредитных кооперативов является Банк России. Звучит строго, однако именно кредитная кооперация, стараниями смекалистых хлопцев, связанных с криминалом, лоббистами в структурах власти и при попустительстве деятелей из самого Банка России, стала основной формой для микрофинансовых организаций и инвестиционных пирамид в лихие 90е и начале 2000х. Изменение в Законе, во многом вынужденное, ввиду гипертрофированного размера грабежа доверчивых граждан, прошло «катком» как по жулью, так и по немногочисленным, но вполне приличным кредитным кооперативам, которые работали как кассы взаимопомощи. Тем не менее, из-за превалирующего количества жуликов, именно кредитная кооперация подбросила «дровишек в топку» дискредитации кооперативов в целом уже в современной России.

Сельскохозяйственная кооперация (ФЗ-193) - призвана быть аналогом сельскохозяйственных артелей, регулируется Министерством Сельского Хозяйства РФ. На фоне приоритета развития крупных агрохолдингов сельхозкооперативы играют роль бастардов в аграрном секторе: с одной стороны - подчинены тем же коммерческим, налоговым и административным регламентам, что и крупные агрохолдинги, а с другой - все «плюшки», в т.ч. кредиты, им, как правило, недоступны. Возможное, казалось бы, облегчение жизни мог бы дать некоммерческий формат (переработка/заготовка, расфасовка, обслуживание, животноводство, растениеводство и хранение), однако ст.4 Закона, оказывается настолько невнятной, что граничит с глумлением, не говоря уж о субсидиях, размеры и условия которых только пополняют «плохие» долги, переходящие в Россельхозбанк.

Гаражно-строительная кооперация... отсутствует в законодательстве РФ. Гаражные кооперативы есть, а закона нет - «клондайк» для вымогательств и рейдерства.

Есть и жилищно-строительная кооперация - ЖСК, регулируется ЖК РФ, Минстроем, ГК РФ, ФЗ-349 и пр. - некоммерческая организация, целью которой не может быть извлечение прибыли, а только строительство жилья. После поправок в Закон о долевом строительстве, ЖСК, как форма привлечения средств граждан для строительства жилья, оказалась, по сути, вне закона.

Производственная кооперация  (ФЗ-41) также, как и с/х кооперация - рудимент славного прошлого советских артелей.  Тем не менее, несмотря на ряд интересных возможностей, в целом, производственный кооператив также «бедный родственник» на празднике жизни в своде правил и регламентов, выстроенных для доминирования крупных коммерческих и государственно-монополистических структур.

Институционально, положение дел тоже унылое: некогда мощнейшая советская  кооперативная империя, наверху которой располагался «Центросоюз», в 90е захирела, фактически распалась на автономные субъекты. Несмотря на членство в МКА[2], Центросоюз сжался ныне до банальной чиновничьей синекуры, завершающей проедание последних активов, малая часть которых еще осталась с советского времени, и изредка занимаясь неуклюжей коммерцией на грани барыжничества.

Кооперация, таким образом, разрознена. Отдельные островки успешной деятельности узкоспециализированы на отдельных направлениях, разобщены в своей местечковости - все, как следствие навязанного примата махрового индивидуализма в экономическом развитии постсоветской России. Системный и объединяющий подход, в целом, отсутствует. Тем не менее, организация, которая активно работает над задачей по восстановлению целостности и системности кооперации в России, существует. Дабы не заниматься рекламой и саморекламой в этой статье, называть ее не буду. Знающий читатель поймет, о ком речь...

Есть, где копать

Все было бы действительно скверно с кооперацией в России и с ее шансами стать основой для предпринимательской грани «Кристалла Роста», если бы не Закон «О потребительской кооперации» № 3085-1. Слышали о нем многие, многие даже его читали. Есть даже те, кто, подстраиваясь под спрос, активно продвигают возможности Закона, как «схематоз», позволяющий оптимизировать налогообложение. Все так. Ведь потребительская кооперация регулируется только этим законом и ГК РФ. Но только она одна из всех может позволить себе сочетать по-настоящему и там, где надо, некоммерческую и коммерческую деятельность, обеспечивая тем самым высочайшую эффективность.

Надо особо отметить, некоммерческий - не значит, что в этом нет выгоды. Это означает, что некоммерческая выгода формируется из взаимодействия исключительно между участниками потребительского кооператива, а коммерческая выгода (прибыль) - за счет коллективной ( как кооператива в целом) работы на рынке. Далее, вся полученная выгода справедливо, согласно личного участия каждого члена кооператива, распределяется, тем самым удовлетворяя потребности не одного (или нескольких) индивидуальных собственников, а всех участников кооперативного сообщества. Это отражает изначально нравственную суть экономики как понятия, в противовес уже обанкротившейся индивидуалистической экономической модели, где все ради денег и прибыли для одного или маленькой кучки людей (хрематистика)!

Если вдумчиво оценить возможности потребительской кооперации как предпринимательской среды, изучить методологию и классические подходы, побороть в себе индивидуалистические догмы, то именно она, как и 80 лет назад система артелей и колхозов, предстает практически идеальным форматом для развития малого и среднего предпринимательства, вовлечения в общественную экономическую деятельность граждан, поддержки и роста благосостояния самых широких слоев людей, а в особенности тех, за счет кого и кому мировыми элитами предрешено пережить самый тяжелый удар грядущей бури глобального кризиса.


Фокус еще и в том, что все вышеперечисленные направления кооперации, сегментированные по разным «углам» регулирования (потребление, производство, финансирование, строительство, сельское хозяйство), могут осуществляться в рамках потребительской кооперации здесь и сейчас. Да, и сама потребительская кооперация при существующих преимуществах, данных ей законом, может стать объединяющей для других видов кооперации на своей основе, формируя, таким образом, потребительский контур экономики будущего.

Финансы

Скептики возразят: «потребительская кооперация так же, как и любая другая, тоже «бедный родственник» - кредитов никто не даст. Какое тут, к черту, развитие?» И они будут правы - не дадут, без всяких сомнений. Другой вопрос: а надо ли, чтобы давали, особенно, на текущих условиях?

Начнем с того, что в действующем формате кредитно-денежной политики и так кредитуют, в основном, «своих - буржуинских» или, на худой конец, тех, кто еще располагает достаточной залоговой массой, которую всегда можно отрейдерить и, в конечном итоге, тоже передать «своим» - представителям кланов и групп, слившихся в единое целое чиновников и частно-государственный капитал. Остальные вынуждены довольствоваться «крохами», высокими ставками и субсидиями, получение которых напоминает квест с, практически, гарантированным респауном в начальной точке.

Между тем, потребительская кооперация сама по себе, является органичным форматом для создания внутренних кредитных и инвестиционных институтов и инструментов, на которые не распространяется большая часть ущербного регулирования. Ведь правила по взаимодействию между членами кооператива пишут сами его участники в соответствии с Законом о потребкооперации, который им дает достаточный простор для творчества! Потребительский кооператив, особенно в его некоммерческой ипостаси, с его структурой взаимодействия с участниками через взносы (безусловно возвратные паевые и членские, которые имеют широкий имущественный характер), воплощает в себе инвестиционный характер, который прекрасно приспособлен для концентрации средств и организации целевого  финансирования реальных проектов в любой потребительской сфере (с/х, ритейл, ЖКХ, общепит и пр.). Другими словами, потребительская кооперация является естественной формой для организации т.н. «краудинвестинга» - привлечения ресурсов участников общества (трудовых, интеллектуальных, имущественных, денежных) для финансирования экономического развития общества и, через это, роста благосостояния его участников.

Кооперативный «краудинвестинг», наряду с такой же традиционной формой для кооперации, как касса взаимопомощи, вполне может вырасти в альтернативный (общественный) банковский институт, без шлейфа регулирования, подчиненного правилам МВФ, лицензий и прочих обременений. Его цифровизация в единой системе потребительской кооперации, использование современных IT-технологий (в том числе и создаваемых в рамках «краудинвестинга»), внедрение инструментов планирования, позволят стать такому «банку» кратно более эффективным по сравнению с традиционными банковскими институтами. И мировая практика это доказывает.

Планирование

Структура потребительской кооперации, как национальной системы, сама по себе является удобным инструментом для организации планирования как потребления, так и производства на местах. Ведь потребительский кооператив - это совокупность его территориальных подразделений (кооперативных участков), которые и формируют локальный спрос и предложение в своем местном сообществе. Это, по-сути, экономическое самоуправление, где в одном кругу собираются и местные производители, и местные потребители. Сбор и анализ статистики взаимодействия между участниками на локальном уровне может стать основой для планирования на местном уровне, и далее по районам, областям и регионам... Анализ местных условий позволит определить, какие производства необходимы для удовлетворения нужд участников кооператива, насколько это экономически оправдано, какая местная логистика для этого необходима, какие технологии востребованы...

Технологии и эффективность

Тут все еще органичнее. Участник кооператива, который поставляет свою продукцию, например, молочные продукты, другим членам кооператива и, в особенности на локальном уровне - в ближайшее территориальное подразделение кооператива - всегда конкурирует с крупным агропроизводителем. У последнего продукция дешевле, всегда на полке в соседнем супермаркете. Чтобы члены кооператива предпочитали его продукцию, она должна быть на порядок лучше (натуральнее и вкуснее), а в идеале, еще и дешевле[3]. А как этого добиться? Только повышением эффективности своего производства. А как повысить эффективность, сохранить и поддерживать качество, ведь его потребители - свои люди - члены его же кооператива? Только через внедрение передовых технологий, которые помогут сократить затраты на производство. И как «живой» пример, этот молочный производитель нашел среди участников  отечественных «кулибиных», которые внедряют в его хозяйстве робота по дойке коров, стоимость которого в несколько раз дешевле импортных аналогов. А, между тем, «кулибины» сами же эту молочную продукцию и потребляют...

Потребительская кооперация, как система, способна заполнить нишу предпринимательской грани «Кристалла Роста», как показано выше, воспроизводя внутри себя другие его грани и укрепляя его вторичной «кристаллической решеткой» со своими элементами планирования, собственными финансово - кредитными инструментами, развитием технологий и эффективности хозяйственных механизмов.

Понятно, что в современном устройстве России, даже с учетом столь вожделенного внедрения механизмов роста экономики, основанной на лучших практиках 1929-1955 гг., система потребительской кооперации не отменит и не заместит сложившийся частно-капиталистический уклад в предпринимательской среде, но он составит ему сильную конкуренцию и, как система более нравственная и эффективная, со временем, неизбежно станет доминировать.

Важно то, что и ждать, когда страна в том или ином виде начнет перестраивать экономическую модель, вовсе не обязательно. В конце концов такой переход, повторюсь, экзистенциально необходим и завязан, в основном, на политическое решение руководства страны.

Потребительская кооперация в ее системном воплощении самодостаточна как для удовлетворения запроса общества на потребительском рынке, так и в качестве предпринимательской модели и, более того, способна стать примером и локомотивом такого перехода, если переход вообще состоится...  Экономическая власть у нас сосредоточена в руках апологетов обанкротившейся модели, которые всеми силами за эту власть цепляются. Ждать от государства помощи в их лице в развитии потребительской кооперации и наивно, и опасно. Засим, остается только одно: самоорганизовываться, объединяться, засучить рукава и работать - для этого все есть.

[1] Галушка А.С., Ниязметов А.К., Окулов М.О. Кристалл роста к русскому экономическому чуду. — М., 2021

[2] Международный Кооперативный Альянс - неправительственная международная организация, объединяющая национальные, региональные союзы и федерации кооперативов, главным образом потребительских, кредитных и сельскохозяйственных, представляющая кооперативное движение по всему миру. Альянс был основан в 1895 году в Лондоне. В альянс входят 318 кооперативных федераций и организаций из 112 стран мира, представляя интересы более 1 миллиарда человек.

[3] Зачастую, за счет такого неотъемлемого преимущества некоммерческого формата потребкооперации, как отсутствие налогов, если не дешевле, то очень сопоставимо с ценами сетей.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.