И все-таки марксизм не догма  145

Образ будущего

23.10.2019 18:26

Алексей Григорьев

1616  9.3 (8)  

И все-таки марксизм не догма

Интересная и серьезная дискуссия развернулась на полях ИА Аврора. Я говорю об обсуждении так называемого «Красного проекта». Эта тема настолько мне близка, что я просто не могу пройти мимо появившейся возможности высказать по ней свои соображения и предложения.

Правда лично я, как, впрочем, и В.Семенов, считаю такое название проекта достаточно тенденциозным. Не то чтобы я был категорически против, нет, но согласитесь такое название слишком ортодоксально. Когда несколько лет тому назад М.Л.Хазин рассуждал о глобальных проектах, по-моему, он дал такое название чисто условно. Оно намертво привязывает нас к марксизму-ленинизму, причем в самом догматическом его виде. Справедливости ради должен сказать, что название «Новая Орда» мне нравится ещё меньше.

Приверженность Бориса Митрофанова именно к такой красной трактовке проекта мне в принципе понятна. В «Введении в Манифест» он написал:

«Мы будем строить последовательно,   одну за одной,  социальные ячейки общества, основанного на принципах Коллективизма, Справедливости, Разума и Добра. Для нас это – принципы прямого действия. Во всех случаях, когда наша теория будет отставать от нашей практики, мы будем руководствоваться этими принципами напрямую, а сама наша деятельность будет и материалом для теории, и способом её верификации.

Красный Проект, как проект практический, – это ещё и способ избавиться от извечной интеллигентской болезни заменять созерцанием и обсуждизмами практические шаги по изменению собственного социально-экономического положения»

Можно подумать, что он предлагает действовать без  какого-то предварительного осмысления или плана, что было бы достаточно легкомысленно. Именно на это и прямо, и косвенно ему указали и В.Семенов, и В.Босов. Но, полагаю, что никакого легкомыслия в его позиции нет. Просто Б.Митрофанов считает излишним изобретать «велосипед». Зачем, ведь все уже есть. А в качестве своей теоретической платформы он уже «a priori» выбрал марксизм и кое-что из Библии. Это по-человечески понятно. Библия, типа, на все времена, а марксизм - это самая стройная система из всего того, что было придумано. Более того, по этой доктрине СССР прожил не один десяток лет. Однако есть один существенный недостаток: и Библия, и теория Маркса уже не работают. Видимо автор не знает или не хочет признать, что и тот и другой источник содержат системные ошибки, которые так просто не подкорректировать. Причем то, что теория Маркса стала сбоить,  заметили ещё в середине прошлого века. Я уж не говорю про Библию.

Борис Митрофанов уверенно пишет:

«Социальные ячейки общества, основанного на принципах Коллективизма, Справедливости, Разума и Добра»

Да, в принципе, верно, лично я поддерживаю, но остается только гадать, почему именно коллективизма и что за справедливость? Этим же вопросом, кстати, задается и Мария Войчук. И почему, применяя все эти принципы, СССР всё равно развалился? И разве не на этих же принципах были построены все утопические системы в прошлом, типа «Город Солнца» или «Остров Утопия»? Не думаю, что, не разобравшись в этом, России следует вновь наступать на те же «грабли». Дело в том, что абсолютизация любых принципов, даже самых благих, ведет к искажению реальности. Учитывая эту коллизию, я хочу предложить в качестве альтернативы и в качестве теоретического фундамента свою версию новой социально-экономической теории – Новую политэкономию, которая учитывает важнейшую характеристику реального материального мира, его главный принцип развития – «нелинейную фрактальность». Этот замечательный термин я позаимствовал у Петра Горяева.

Мне понятен здоровый скепсис всех, прочитавших эти строки, но я вовсе не собираюсь выдавать желаемое за действительное. Естественно, моя версия Новой политэкономии – это далеко не законченная теория. Кстати, теория Маркса тоже далеко не полная. То, что я хочу предложить скорее можно назвать СЛЕНТ (строительные леса новой теории), как предложил один специалист по философии науки.

Полагаю, что я выбрал достаточно походящий момент. Как-то меня уже просили описать предлагаемую мною Новую политэкономию в двух словах. Мне тогда, как прочем и сейчас, было совершенно не понятно, как можно объемную теорию пересказать в двух словах. И главное, какой смысл? Никакого понимания такой краткий пересказ не даст. Ну, как можно в двух предложениях пересказать, например, «Войну и мир» Толстого или Всемирную историю или Квантовую теорию. Я полагал, что главное как раз в подробном объяснении, что, как и почему. А за счет чего можно значительно сократить объем текста? Естественно, только за счет изъятия аналитических материалов, рассуждений и примеров. И что тогда останется? Голые выводы, которые будут никому не понятны. Вот раздолье критикам: всегда можно сказать, что автор редуцирует проблему и выносит бездоказательные суждения. Поэтому я не буду кратко пересказывать теорию, а просто расскажу о ней, о её логическом построении.

По моему замыслу, она состоит из трёх частей:

  • 1 Алгоритмы эволюции;
  • 2 Философия новой формации;
  • 3 Принципы экономики социализма.

Называть новую, посткапиталистическую формацию «социализмом» или нет, не мне решать, но, по-моему, вполне логично. Лично я не вижу в этом термине ничего предосудительного, скорее наоборот, он отражает саму суть.

Начать презентацию хочу с рассмотрения понятия «мировоззрение». Как известно:

«Мировоззрение человека это система взглядов, оценок и образных представлений о мире и месте в нём человека, общее отношение человека к окружающей действительности и самому себе» — Википедия

В этой связи хочу предложить следующую схему. Я выделяю три основные составляющие мировоззрения. Кратко их можно классифицировать так:

  • Знания об окружающем мире;
  • Нравственные и культурные устои и ценности;
  • Понимание социально-экономических процессов.

Знания по п.1 люди черпают из научных трудов, которых несметное множество; по п.2 из культурного наследия и некоторых других источников. Что касается п.3, то тут нет явных лидеров достоверной информации, наблюдается достаточно большой «плюрализм мнений». Проще говоря, кто во что горазд. Вот именно по этому пункту и должна предоставить адекватные знания политэкономия.

Если следовать вполне разумному призыву «зрить в корень», то мы неизбежно приходим к пониманию того, что рассматривать нужно весь комплекс проблем и феноменов. К сожалению, для осмысления такого огромного массива данных существует единственный метод, которым пользовались ещё античные философы – выстраивание единой логичной философской системы на основе диалектического материализма. Только философское осмысления всего объема данных позволяет понять диалектику развития, понять, что есть человек, осмыслить его роль и его место в этом мире. Осмыслением окружающего мира заняты все естественные науки, но каждая лишь в своей узкой области. Античные ученые умудрялись делать открытия во всех областях знания. Сегодня об этом не может быть и речи. Как известно на научное открытие в какой-либо узкой области современному ученому иногда требуется целая жизнь. Это, действительно, большая проблема. Её осознавали многие, например, Стивен Хокинг и Татьяна Николаевна Черниговская, я и сам писал об этом и предположил, что решение этой проблемы лежит на пути философского осмысления известных эмпирических фактов. Но сами факты и их научную трактовку можно лишь позаимствовать у ученых. Делать открытия по всем научным направлениям самостоятельно – нереально. Кстати, рассмотрению именно этой проблемы  посвящена моя статья «Философия спасет мир».

Таким образом, единственно возможный способ разработки общей теории – это увязка максимально возможного количества научных фактов в единую систему или как говорил Макс Вебер «мысленному упорядочению эмпирической действительности».


Глобальная взаимосвязь всего со всем в этом Мире приводит к пониманию трех основных аксиом:

«Первая аксиома  — это объективность и бесконечность эволюции материи от неживой к живой, через растительные формы к животным, далее к человеку и, наконец, к обществу…

Вторая аксиома - неразрывность эволюции формы материи и эволюции сознания, как отражение известного диалектического принципа единства формы и содержания…

Третья аксиома - фундаментальное единство мира. То, о чём было хорошо известно античным мыслителям и что признают современные физики. Это означает, что всё в мире фундаментальным образом взаимосвязано, что в свою очередь является проявлением диалектического принципа причинно-следственных связей…

Вот тот базис, на котором я начал строить свою теорию, используя всю доступную мне информацию»

Это сокращенный фрагмент из моей статьи «Проект «Новая политэкономия». Для информации сообщу, что эта и другие наиболее принципиальные статьи по теме Новая политэкономия собраны на моей странице на сайте ACADEMIA.edu. Всего там 32 публикации: 30 статей плюс оглавление и страница с библиографией по состоянию на начало 2018 года. Замечу, что после этой даты я без дела не сидел, так что список проработанной литературы только увеличился.

Если мы не религиозные фанатики, которым вполне достаточно того объяснения, что все от Бога, то мы неизбежно становимся на научную платформу постижения истины. Религиозный подход заводит в тупик. Там нечего исследовать, все по воле Бога. А вот научный подход открывает бескрайние горизонты. Чтобы разобраться с алгоритмами эволюции, пришлось «покопаться», но не безуспешно. Есть несколько фундаментальных исследований, которые дают достаточно целостную картину мироздания. Да, до конца эта картина не исследована, но то, что открыто, вполне достаточно, чтобы стать фундаментом для политэкономии, для понимания диалектики эволюции. Я хочу назвать несколько работ, в результате прочтения которых у любого человека сложится вполне адекватная современная научная картина Мира, причем именно в диалектико-материалистическом ключе. Начать можно с «Диалектики Природы» Фридриха Энгельса и хотя она содержит ряд фундаментальных заблуждений, что стало понятно лишь в последнее время, она раскрывает в определенной степени динамику процесса эволюции. Стоит заметить, что диалектике более трех тысяч лет, но к социально-экономической действительности её применили, на мой взгляд, лишь Маркс и Энгельс. Современную научную трактовку диалектики природы мы находим у Стивена Хокинга в его «Краткой история времени», у Антонио Лима-де-Фариа в «Эволюции без отбора», у Пьер Тейяр де Шардена в книге «Феномен человека», у Верна Гранта в «Эволюции организмов». Очень интересные соображения об эволюции можно узнать из лекций таких современных российских ученых как С.Савельев, А.Марков, А.Болдычев. Все полученные из этих книг сведения дают вполне законченную картину. Свои соображения по данному вопросу я изложил в своей статье «Моя картина мира».

Осмысление процесса эволюции приводит к достаточно тривиальному, но исключительно важному  заключению: человек – это продукт эволюции и является частью этого материального мира со всеми вытекающими из этого последствиями. Но не только это. Совершенно очевидно вырисовывается и динамика смены форм материи. Кроме того, меняются не только формы, меняются сами законы, которым подчиняется материя. То, что в марксистско-ленинской философии называлось формами движения материи, правильнее было бы назвать уровнями сложности. За неимением нового термина, я в своих статьях использовал, по-моему, вполне приемлемый термин – уровни сознания. Сознание не в смысле рассудочной деятельности, которую проявляют только высокоорганизованные живые существа, а как уровень организации, уровень сложности, уровень или тип взаимодействия, от самых примитивных (физических), через химические взаимодействия, биологические к психическим на уровне животных и далее к разумному взаимодействию людей в обществе. И ещё почему уровни именно «сознания», да потому что разумность построения материи прослеживается с самого первого его проявления. Более подробно я об этом рассказал в статье «Эволюция сознания».

Развивая идею эволюции форм материи, неизбежно приходишь к пониманию, что социально-экономическое устройство общества, является субъективной системой, тем не менее, привязанной к объективному уровню сознания. Этот аспект я рассматриваю в статьях «Объективная субъективность», «О социальной эволюции».  Разум, психология – это и есть те законы, которым подчиняется человеческое общество, поэтому попытка свести экономику к математике или каким-то иным «естественным», например физическим или биологическим законам является необоснованным редукционизмом. Очевидно, что, чем ниже уровень сознания людей, тем сильнее действуют законы биологии. Высокоразвитые общества этим законам не подчиняются. Конечно, можно найти в обществе некоторые аналогии даже физическим законам, но это не более чем аналогии. Если некто даст пинка впередистоящему, типа придаст ему ускорение, но это не значит, что этот последний продолжит равномерное и прямолинейное движение. Вместе с тем человек вышел из живой Природы и не может не испытывать на себе последствия этого факта. Жить без пищи невозможно, во всяком случае, большинству. К этому обязательно следует добавить, что любое общество очень неоднородно по уровню сознания её членов. Как это выглядит в теории и к чему это ведет на практике, я рассмотрел в статье «О динамике изменения общественного сознания».

Некоторые экономисты ищут математические обоснования экономическим феноменам, пытаются вывести универсальные математические модели. Это неверно в принципе. Социально-экономическую жизнь людей нельзя математически обосновать, математически можно только описать конкретный случай, а это совсем другое дело. Жизнь подчиняется законам психологии, а не математики, а в этой области без философии не обойтись. Поэтому правильнее даже рассматривать политэкономию, как «философию хозяйства». Этому и посвящен второй раздел теории.

Сегодня, очевидно, что марксизм, бывший в свое время знаменем пролетариата, его идеологией, как целостная система безнадежно устарел. Да, некоторые положения остаются актуальны и сегодня, на чем настаивают некоторые ученые, например М.В.Попов, А.В.Бузгалин, Р.С.Дзарасов. Так никто и не спорит, что в марксизме есть безусловно правильные утверждения. Речь только о том, что как адекватная научная теория в целом он неприемлем. Это стало ясно ещё в середине прошлого века. Об этом я достаточно подробно написал в статье «Без новой теории нам смерть».

Безусловно, центральным объектом исследования Новой политэкономии являются общественные отношения. Важным аспектом в их анализе является понятие «способ производства» (СП) и «общественно-экономическая формация». Как показали исследования, их привязка к технологиям достаточно условна, и даже ошибочна. С таким же успехом можно было сопоставить динамику производственных отношений со стилем одежды или архитектурными стилями. Та же динамика. Но главная, фундаментальная ошибка в понимании «способов производства» заключается в том, что неверно задан сам вопрос. Главное не в том, как производят, о чем Маркс и Энгельс написали в «Немецкой идеологии», а в том, кто производит. Я отчасти рассматриваю этот аспект в статье «О двух экономиках: с будущим и без будущего».  Кроме того, поскольку СП связаны с уровнем сознания конкретных людей, то в любом обществе всегда есть их полный набор.  Более подробно я написал об этом в статьях «О социальной эволюции», «Об уровнях сознания, формациях и способах производства». К слову сказать, такое понимание стало уже достаточно распространенным. Например, Терри Иглтон упоминает об этом в своей книге под названием «Почему Маркс был прав». Хотя, на мой взгляд, правильнее было бы её назвать не «почему», а «В чем Маркс был прав».

Хочу привести ещё одну цитату Б.Митрофанова из его Манифеста:

«Это – принципы коллективизма, гуманизма, разума и добра. Мы не признаём базовых принципов либерализма – безграничной свободы личности и возведенного в абсолют индивидуализма. Наш индивидуализм будет допускаться и приветствоваться лишь в ограниченных  пределах, в пределах, позволяющей личности развиваться наиболее полно и гармонично с интересами коллектива и общества, а свобода личности будет согласована  с общественными интересами и целями, ради которых декларируется такая свобода»

«В области морали и этики мы декларируем приверженность Десяти христианским заповедям и принципам «Пяти выше»: Общее выше частного; Справедливость выше закона; Духовное выше материального; Служение выше владения; Власть выше собственности».

Это, безусловно, правильно, но на каком основании автор так решил? Просто ему так кажется или так хочется, и почему «Красный проект» опирается не на Кодекс  строителя коммунизма, а на христианские заповеди? Почему он не признает базовых принципов либерализма? И почему автор решил, что именно на предложенных им принципах должно строиться общество будущего, а не на принципах конкуренции, на абсолютной свободе и эгоизме? Допустим, про коллективизм Маркс писал в своих работах, а про либерализм и христианские заповеди, вроде нет. Да и мораль он рассматривал не очень объективно. Более того, коллективизм – это совсем не совместный труд, точнее не только совместный труд, как на фабричном производстве, о чем писал Маркс. Пирамиды Древнего Египта тоже строились не в одиночку.  К правильному пониманию этого аспекта приводит анализ эволюционных процессов. И становится очевидно, что главный алгоритм развития общества – это его структурирование, гармонизация, и гуманизация.

Я уже отмечал, что главный вид взаимодействия в обществе – это взаимоотношения людей на основе психологии. И особенно важным в этой связи становится такой аспект поведения, как «рационализм». Его анализ приводит к пониманию того, что, чем выше сознание людей, тем более многочисленной становится общность, с которой себя ассоциирует человек. Вот в этом то и состоит сущность коллективизма. Эгоизм – это самый минимум, а максимум – это осознание себя частью Природы Земли. Такое самосознание, очевидно, не допустит загрязнение окружающей среды. Возможно, есть уровни и выше, но и такого уровня на Земле вполне достаточно.

Новая политэкономия проясняет и другие аспекты. Неверное понимание структуры общества и естественного разделения труда породило такую проблему, как антагонизм между трудом и капиталом. Его пытались разрешить в ходе Октябрьской революции, но, как показал опыт, не совсем удачно. Дело в том, что решение данной проблемы лежит не на пути противопоставления, а на пути соединения, но не механического, а через переосмысления самой сути капитала. Капитал, как его правильно трактовал Маркс, это не какая-то вещь, это система общественных отношений. Я бы к этому добавил, что капитал – это продукт рентного мышления. И по большому счету прав был П.Ж.Прудон, что частная собственность есть кража, но только с той оговоркой, что частная собственность, как капитал, а не как конкретная вещь. Все привыкли к тому, что капитал – это самовозрастающая стоимость. Но капитал, ни денежный, ни товарный, ни даже производственный, сам собой не растет. Это лишь завуалированный способ эксплуатации. Поэтому любой капитал в традиционном его понимании должен быть преодолен. Только труд, причем как физический, так и умственный, создает потребительные стоимости. Именно по данному параметру можно отличить капиталиста от предпринимателя.

Любое ментально развивающееся общество неизбежно преодолеет рубеж капитализма и перейдет к социалистическим отношениям. Это предсказывал ещё Маркс, да и сегодня к этому склоняются уже многие, даже западные исследователи, в частности Фредерик Лалу, и Джозеф Стиглиц. Но, почему-то, оба «стесняются» называть вещи своими именами. Как угодно, но только не социализм. И «прогрессивный капитализм» и «бирюзовый уровень организации». Оперируя современными понятиями, следует скорректировать утверждение Ленина о том, что «госкапитализм» создает все предпосылки для перехода к социализму. Не госкапитализм, а «социально ориентированный капитализм» есть прообраз социализма. Вместе с  тем, между социальным капиталистическим государством и социалистическим лежит огромная пропасть, которая, похоже, не всеми осознается. На это указывал ещё В.И.Ленин, да и сегодня многие об этом пишут, например, В.Ю.Катасонов. Однако в обществе так и не сложилось правильного понимания по данному вопросу. Многих, почему-то, устраивает такой муляж социализма, как социально-ориентированный капитализм. А суть проблемы проста. Финансовый капитал – представляет собой паразитическую сущность, которая так просто свою власть не отдаст. Именно поэтому он и должен быть преодолен. Кроме того, частный капитал не может существовать без ссудного процента, а государственный может. Отсюда однозначно следует, что никаких частных инвестиций быть не должно. Зарплата должна тратиться людьми на собственные нужды.

Очевидно, что производственные отношения (ПО) не ограничиваются лишь производством. По моим соображениям они включают три вида взаимоотношений: 1 личностные (соседские, дружеские, любовные и другие, основанные на эмоциях), 2 институциональные (определяемые социальной структурой, статусом личности, субординацией и т.п.) и непосредственно производственные (профессиональные). В реальной жизни все три типа отношений всегда проявляются только вместе и одновременно, просто в разной пропорции. Любой человек на производстве выполняя свою работу, не  только механически исполняет производственные операции, связанные с технологическим процессом, но и взаимодействует с другими лицами и структурами (например бухгалтерией или администрацией) подчиняясь институциональным условностям,  кроме того, нельзя исключить и личные отношения (дружбы или неприязни) к тому или иному субъекту производственных отношений. А гармонизация этих отношений, прямая дорога к социализму.

С «легкой» (но в данном случае скорее с тяжелой) руки Маркса появилась на свет прибавочная стоимость – сущность, которой в природе, да и на производстве, не существует. В некоторых случаях так, конечно, можно представить расчеты, но это всё равно, что взять и произвольно ввести в формулу некий коэффициент только для того, чтобы сходилось тождество. Подробнее я рассматриваю эту проблему в статьях «Миф о прибавочной стоимости» и «Ещё раз о прибыли или зачем человеку хвост».

Из общей теории стоимости, которую я кратко описал в статье «Начала общей теории стоимости», вытекает необходимость ухода от свободного ценообразования и тем самым от ценовой конкуренции, естественно в рамках национальной экономики, т.е. в границах одной страны. Из правильного понимания стоимости вытекает и много других неочевидных следствий, например, монополия внешней торговли. Становится понятным, что бесконтрольный экспорт, как и свободное трансграничное перемещение капиталов – это разграбление страны, о чем неоднократно говорил В.Ю.Катасонов.

Важная проблема в организации общества - это дилемма между демократией и аристократией. Для меня очевидно, что аристократия, точнее меритократия. В условиях множества уровней сознания в одном обществе управлять этим обществом должны наиболее подготовленные, образованные, мудрые. Что касается демократии, то она необходима, но как форма обратной связи общества в властью. Никакую проблему нельзя решить простым голосованием. Это нонсенс. Опросом можно лишь узнать мнение по той или иной проблеме, а решать её должны специалисты, профессионалы.

Вот так галопом по Европам, очень кратко. Это лишь самые общие сведения о Новой политэкономии. У меня есть ещё много, чего сказать. Осталось большое количество тем и аспектов теории, которые я проработал, но которые остались, как говорится, «за кадром». Существует не менее значительное количество аспектов и тем, которые я сам не исследовал, но которые требуют осмысления и включение в теорию. Возможно, есть и такие, о которых я даже не догадываюсь. Возможно. Теория, безусловно, требует коллективной проработки, как, например, «бета-тестирования» какой-либо компьютерной программы. Не буду больше утомлять читателей. Жду отзывов.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину