Титановый рай

Точка сборки

12.03.2023 13:00

Борис Марцинкевич

6061

Титановый рай

Не наш титан

Главным потребителем титановых руд в нашей стране являются— ПО ВСМПО-АВИСМА, которому титан требуется для металлургического производства и «Крымский титан», которым владеет и управляет БСК, обеспечившая себя поставками сырья долгосрочным контрактом с казахстанской компанией «Каустик». «Крымский титан» - это уже не металлургия, здесь титан используется как сырье для производства красок и пластиков. Напомню мировую статистику, которая многим может показаться неожиданной: 60% добываемого титана используется для производства красок, 20% - для производства пластика, 13% - для производства бумаги и только 7% уходит в машиностроение. Что еще из статистики нужно знать, так это данные о том, что в 2021 году внутреннее потребление концентратов титановой руды в России составило 216 тысяч тонн, из которых в нашей стране этого концентрата произведено 8,8 тысяч тонн или 4%, а вот остальные 96% - это импорт, причем основной его объем поставляли предприятия Украины.

В деньгах импорт в 2021 году составил 73 млн долларов — не самая значительная сумма, но в конечной стоимости того же ВСМПО-АВИСМА стоимость сырья не превышает 7%. Внимательно смотрим на калькулятор и видим совсем другие цифры и числа — импорт на 73 млн долларов давал возможность производства конечной продукции на сумму не менее, чем 1 млрд долларов. Это удивительное соотношение и объясняет, по какой причине штатный состав сотрудников ВСМПО-АВИСМА — более 30 тысяч человек, и всем им работы вполне хватает. Вот только хватает ли этого объема производства для России, для того, чтобы она имела возможность успешно двигаться к заявленной цели — к технологическому суверенитету?

Если говорить о титане, как о металле, то он столь же прочен, как сталь, а весит на 45% меньше ее, титан на 60% тяжелее алюминия, но в два раза прочнее его. Теплопроводность титана в 13 раз меньше теплопроводности алюминия и в 4 раза меньше теплопроводности стали, коррозионная стойкость титана вне конкуренции по сравнению с любой сталью, титан незаменим как материал для агрегатов, работающих в любых агрессивных средах. Титан биологически нейтрален, то есть идеален для нужд медицины, здравоохранения, пищевой промышленности. Области применения вполне очевидны: авиастроение, ракетостроение, судостроение, химическая промышленность, медицина и далее по списку.

При этом прошу обратить внимание на то, что этот список состоит из тех самых отраслей, которые нам требуется защитить от зависимости от импорта. Время, когда можно было уповать на лозунг «Нефть с газом продадим, а все остальное купим», закончилось 24 февраля прошлого года — санкции со стороны тех, у кого мы привыкли покупать все, что необходимо, вместо того, чтобы вкладываться в собственное технологическое развитие, исчисляются тысячами и даже десятками тысяч.

Ровно то же самое можно сказать и про титан как сырье для красок, лаков, пластика и бумаги: объем нашего импорта до последнего времени оставался огромным, тем самым сдерживая развитие наших собственных производственных мощностей. Возможно, прозвучит цинично, но этот безумный навал на Россию со стороны коллективного Запада, который фактически развязал с нами полномасштабную экономическую войну — не только проблема, но и не окно даже, а ворота возможностей, которые они нам любезно распахнули.

Ой, я как-то забыл сказать, что титан востребован еще и в производстве многих видов броневой стали, без которой наша бронированная техника бронированной не будет. Почему вспомнил? Да 23 февраля совсем недавно было — праздник, утренним похмельем от которого вся Европа с прошлого года страдает. А слово «Украина» я вообще не произносил, это вам просто послышалось, причудилось и привиделось одновременно. При этом важно помнить, что и «Крымский титан», и ВСМПО-АВИСМА заказами загружены на все 100%, причем не абы как, а за счет долгосрочных контрактов.

Это я постарался тонко намекнуть на толстое обстоятельство: России мало имеющихся у нее на сегодня производственных мощностей, если мы намерены не на словах, а на деле активно развивать вот то самое, что я перечислял: самолетостроение, выпуск бронированной стали, автомобилестроение, судостроение и так далее. И то, что это именно так, доказывает факт появления нового титанового завода, который в этом году намерен начать строить в Северске «Росатом» на базе Туганского месторождения, для чего атомная корпорация в прошлом году уже запустила ГОК.

О том, что необходимость обеспечить себя собственным титаном, забыв о поставках из-за границы, поняло, наконец, руководство ВСМПО-АВИСМА — впереди разработка месторождения «Центральное» в Тамбовской области. Если коротко — и «Крымский титан», и ВСМПО-АВИСМА нашли способы обеспечить себя титановым концентратом, оба предприятия работают на 100% своих возможностей. Не без трудностей, но при существующих потребностях у нас все в порядке. Вот только почивать на русской печке, петь и бить в бубен — это не самый разумный вариант, самым разумным будет наращивание производства титанового концентрата как для нужд машиностроения, так и для химической промышленности.

Новые заводы нужны — только они обеспечат шаги к технологическому суверенитету. Если кому-то этот тезис кажется спорным — пишите в комментариях, демонстрируйте обоснованные контраргументы, если они, конечно, имеются. И есть еще один урок, который стоит усвоить: варианты, когда титановый концентрат для крымского Армянска везут из Казахстана, а для уральского ВСМПО-АВИСМА — из Тамбовской области далеко не самые оптимальные, поскольку увеличивают транспортные расходы со всеми отсюда вытекающими, в том числе и необходимость прибегать к услугам РЖД, что всегда как минимум неприятно, а как максимум и просто опасно, клянусь сдвинутыми вправо Восточным полигоном, дорогой Кызыл — Курагино и Северным широтным ходом.

Оптимальный вариант — горно-металлургический кластер, размещение на одной площадке всего производственного цикла, от добычи руды до производства конечной металлургической и химической продукции. Возможна такая технологическая сказка, она же — производственная мечта? Уж не помню, кто из умных людей сказал, что Россией управляет непосредственно Создатель, но в данном конкретном случае это — чистая правда. Вот об этом потенциальном гипер-проекте сегодня и постараюсь рассказать, не ругайте за всяческие исторические экскурсы.

Ярега

В теперь уже невероятно далеком 1932 году благодаря научному прогнозу геологов-нефтяников в Коми-Пермяцком крае, на территории нынешней Республики Коми (РК), было открыто Ярегское месторождение тяжелой нефти, хотя поисковая скважина бурилась на природный газ. Нефть здесь залегает на глубине от 150 до 200 метров, обладает крайне высокой вязкостью и низким пластовым давлением — если грубо, фонтанов нефти здесь быть не может. Добывать нефть начали уже в 1935 году — к тому времени нефтяники и геологи оценили общий объем запасов удивительного месторождения в 132 млн тонн. Добывать начали обычным, скважинным методом, потому и результаты были обескураживающими — нефтеотдача составила 2%, за следующие 10 лет удалось добыть всего 500 тысяч тонн нефти. Сугубо справочно: в советские времена в Коми прилагалось очень много усилий для создания технологии переработки ярегской нефти. На рубеже 90-х, то есть на закате советской власти, здесь работала опытно-промышленная установка, которая позволяла получать зимнее дизельное топливо с температурой замерзания в -72 градуса, уникальные гудрон и асфальты, выдерживающие арктические морозы, продукцию для фармацевтической промышленности и даже для космической. В настоящее время от этой установки остались чертежи — ярегскую нефть Лукойл просто подает в магистральный трубопровод Роснефти, на любые инициативы со стороны местных специалистов отвечает выразительным молчанием. При этом информации о том, в курсе ли происходящего и, особенно, не происходящего высшее руководство компании, ни в «Точке Сборки», ни в Коми неизвестно — не исключено, что информация тормозится где-то на среднем уровне. С 50-х годов в Яреге начали использовать так называемую уклонно-скважинную схему добычи: бурение скважин начиналось не с поверхности земли, а из шахт. Нефтеотдача увеличилась в два раза, до 4%, рекорд по объему добычи был установлен в 1952 году, общий объем добычи к 1972 году составил 7,3 млн тонн нефти — и это почти за сорок лет. О Ярегском месторождении стали говорить, как о не перспективном, но спасла его новая технология — метод теплового воздействия на нефтяной пласт. В пласт нагнетается пар с температурой в 200 градусов Цельсия, разогретая таким способом нефть становится менее вязкой, поднять ее на поверхность становится в разы легче. Вот и нефтеотдача выросла тоже в разы, многое стало меняться — расширялась инфраструктура, именно тогда появилась опытно-промышленная установка, о которой я говорил. Все было благополучно до середины 90-х годов, дальше — ровно то же, что и по всей России: приватизация, перепродажи, «денег нет но вы держитесь», добыча остановилась на 10 лет. В 2003 году на Ярегу пришел «Лукойл», специализированная компания «Ярега-нефть» в составе «Лукойл-Коми».

Через 10 лет объем добычи вырос до 582 тысяч тонн, годом позже ввели в эксплуатацию межпромысловый нефтепровод Ярега — Ухта протяженностью 38 км. Замечу, что Ярега — это еще и станция на железной дороге Москва — Воркута, почему — будет понятно чуть позже. «Ярега-нефть» подошла ко всему, что связано с добычей, весьма основательно. Продолжившиеся геолого-разведывательные работы позволили переоценить объем запасов — он вырос до 215 млн тонн, из них извлекаемые — 91 млн тонн, а объем добычи вырос до 1,6 млн тонн в год. И опять же справочно — объем переработки на Ухтинском НПЗ не растет, нефть по магистралям уходит в сторону балтийских портов, хотя «Транснефть» вынуждена обогревать часть маршрута — нефть Яреги при низких температурах быстро становится сверхвязкой со всеми отсюда вытекающими. Нет, не вытекающими — прилипающими, но продолжает транспортироваться, а не перерабатываться. Ярега все так же остается единственным месторождением с шахтной добычей, а вот инвестиционные планы, разработанные Лукойлом в 2019 году, безжалостно уничтожил многоуважаемый Минфин, волевым решением сняв все налоговые льготы для добычи сверхвязкой нефти.

«Ярега-нефть» намеревалась запустить вторую очередь обустройства месторождения — шесть новых кустов скважин, технологические эстакады, внутрипромысловые трубопроводы, ЛЭП, автодороги, трансформаторные подстанции, мачты связи, инженерные коммуникации, кольцевое обваловывание и так далее. Осенью 2019 года проект был одобрен Госэкспертизой, весной 2020 года Минфин проект просто закрыл — себестоимость добычи на таком сложном месторождении в разы выше, чем на традиционных, без налоговых льгот экономическая составляющая уходит в минус. Вагит Алекперов, который в то время был президентом «Лукойла», поднял этот вопрос на своей встрече с Владимиром Путиным, который дал соответствующее распоряжение не кому-то маленькому и незаметному, а самому Антону Силуанову — слово «самому» в данном случае, как вы понимаете, с большой буквы. Но кто такие Алекперов и Путин на фоне самого Силуанова? Отказали президентам компании и России, вот и все. Льготы вернутся не ранее, чем будет прекращено действие сделки ОПЕК+ - так звучит ответ многоуважаемого Минфина и нашего выдающегося деятеля Силуанова Антона Германовича.

С радостью смотрит на прекрасного господина министра и «Транснефть», которая, зная о планах «Лукойла» и одобрении со стороны Госэкспертизы, вложилась в наращивание мощности нефтепровода — объем добычи должен был вырасти с 1,6 млн тонн до 5,6 млн тонн. Нет-нет, я ни в коем случае не критикую государственную мудрость господина Силуанова и его высококлассных профессионалов из Минфина — они, конечно же, все делают совершенно правильно, они вообще молодцы, каких поискать. Обстановка отличная: президент страны, премьер-министр делают все, чтобы сделка ОПЕК+ не прекращалась, поскольку это весьма действенный механизм против всевозможных эмбарго и прочих потолков цены, поскольку это позволяет наращивать сотрудничество с ОПЕК вообще и с Саудовской Аравии в частности. Зачем нам какая-то там ярегская нефть в бОльших объемах, зачем нам рост экономики РК, если сам Силуанов против? Правильно, Антон Германович, так и надо действовать в интересах государства! Осталось только понять, в интересах какого именно государства. Как же нам повезло, что у нас такой расчудесный глава финансово-экономического блока, правда ведь? Я так и вовсе утираю слезы радости, когда вижу его выступления, когда он появляется на экранах федеральных СМИ. Примите мое самое искреннее восхищение, Антон Германович!

В принципе, вот после такого ответа Алекперов мог просто остановить всю добычу на Ярегском месторождении — в таком виде, при такой налоговой схеме компания уходит в минус, но добыча продолжается. Причина удивительна по нашим веселым временам: из 7 тысяч жителей поселка Ярега на добыче нефти заняты 3500 человек. Закрытие шахт — это уничтожение рабочих мест и самого поселка, и это и есть единственная причина, по которой добыча идет и сейчас, хоть это, конечно, и потребовало серьезного напряжения сил со стороны всего руководства РК. Алекперов — он ведь не Силуанов, он вполне способен о людях думать, а в должностных инструкциях Минфина такой категории, как человек, нет и быть не может. Похвалил? Да, похвалил. Но переработкой ярегской нефти на Ухтинском заводе по-прежнему никто заниматься не хочет. Жизнь ведь не бывает только черной или только белой, вот и в этом случае картинка получается серенькая.

Не только нефть, но и титан

С момента открытия нефти Яреги в 1932 г. в Коми-Пермяцком крае геологи активизировали работу, чтобы получить более детальные данные о нефтесодержащих пластах, которых на этом месторождении насчитывается три штуки. В 1939 году геолог М. А. Кирсанова, изучавшая породы пласта № 2, обнаружила повышенные концентрации главного титанового минерального агрегата Яреги — лейкоксена. Минерал весьма и весьма непростой по составу, в нем, помимо самого мелкозернистых оксидов титана, содержатся кварц, марганец, гидроксиды железа и порой еще какие-нибудь добавки. Годом позже в Ухте появился бывший научный сотрудник Института геологических наук АН СССР Василий Авксентьевич Калюжный. Ну, как «появился» - доставили отбывать срок в 8 лет в Устьижемлаг по обвинению в участии в антисоветской организации. Но в 1941 году он уже выполнял обязанности геолога и приступил к изучению минерального состава песчаников нефтяного пласта № 2, к 1942 он подтвердил наблюдения Кирсановой и доказал, что Ярегское месторождение — не нефтяное, а единственное в мире нефтетитановое, и вполне официально подал заявку на открытие такого вот уникального чуда природы. Нефтеносная порода содержит титан — нет такого больше нигде на планете. Калюжный предложил развернуть на месторождении полноценные геологоразведочные работы. Но на тот момент технологии извлечения двуокиси титана из лейкоксена просто не существовало, и предложение не прошло.

В 1945 году Калюжного освободили, после чего он остался в Ухте, чтобы продолжить начатое дело. После этого он сумел установить в той же породе повышенное содержание ниобия и тантала — металлов, которых относят к редким. К 1951 году Василий Калюжный руководил научным подразделением центральной научно-исследовательской лаборатории Ухтинского комбината и преподавал в Ухтинском горно-нефтяном техникуме, и именно в 1951 году получил новый приговор — бессрочную ссылку в Ухту. Времена были интересные — этот приговор вообще не отвлек от начатой работы. Калюжный продолжал свои исследования.

1955 год — реабилитация, возвращение в Москву и уже оттуда добился начала разработки технологии извлечения двуокиси титана из лейкоксена и создания Ярегской геологоразведочной партии, которая приступила к изучению теперь уже всего месторождения на содержание титановых руд.


Итог всех этих работ сегодня формулируется следующим образом: Ярегское месторождение титана — погребенная прибрежно-морская россыпь лейкоксен-кварцевых песчаников, пропитанных тяжелой нефтью. Запасы руды составляют более 2 млрд тонн, содержание двуокиси титана 8-10% и выше, то есть до недавнего времени — 49% запасов титана России и, разумеется, крупнейшее месторождение в нашей стране.

Василий Авксентьевич Калюжный по праву считается открывателем титановой Яреги, в 1963 он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, лауреатом Государственной премии СССР стал на 10 лет позже, жизненный путь закончил в 1993 году.

Все годы, прошедшие с момента открытия Ярегского нефтетитанового месторождения, шли многочисленные попытки создания технологии выделения из руды всех важных элементов, то есть не только титана, но и ниобия и тантала. Назвать эту работу чрезвычайно активной язык не поворачивается, а причина проста — для добычи нефти все технологии уже были созданы, вот нефть-матушка и была основным добываемым ресурсом на Ярегском нефтетитановом.

Если тема покажется вам, уважаемые читатели, достойной внимания, я к ней готов вернуться с максимальными техническими подробностями, а на сегодня остановлюсь на патенте, полученном сотрудниками «Гиредмета», который в советское время входил в состав легендарного министерства среднего машиностроения, а сейчас в состав «Росатома». Интерес атомщиков понятен — в рудах Ярегского месторождения имелись редкие металлы, были еще и проявления циркония, который в атомной энергетике весьма и весьма востребован. Но технология «Гиредмета» в промышленное освоение не пошла — обогащение руды, разделение входящих в ее состав полезных минералов было основано на применении фтора, а вот против этого жестко выступали природоохранные органы СССР.

В постсоветское время лицензия на титановую часть Ярегского месторождения (точнее, конечно — на не нефтяные составляющие) несколько раз переходили из рук в руки, пока, в конце концов, «Лукойл-Коми», уставший от мельтешения все новых и новых лиц, ее не выкупил. Но для нефтяной компании работа с рудами металлов — разумеется, совсем уж не профильное направление, так что гигантского энтузиазма не наблюдается. Нефтяники пытаются использовать один из позднесоветских вариантов технологии обогащения, конечным продуктом которой являются титановые коагулянты — вещества, необходимы для очистки воды до питьевого уровня. Уровень фильтрационных свойств титанового коагулянта действительно намного выше любых используемых в наше время вариантов, основанных на хлоре, биологическая нейтральность титана блокирует любые, так скажем, побочные эффекты. В общем, все распрескрасно, кроме, конечно, цены. Если коротко, то попытки каким-то образом перерабатывать руды Яреги у «Лукойла» есть, но явно вялые. Не до этого сейчас нефтяникам, им бы после ударов со стороны Минфина хоть как-то добычу нефти сохранить, какая уж тут научная работа с титаном-то. Обидно, но — как есть, особых причин для пессимизма, как ни странно, все равно нет.

Ярегский титан ждет своего часа, торопиться необходимости нет, можно спокойно подождать, когда будет изъято максимально возможное количество нефти. Возможные сроки напомню: если Владимир Путин и компания «Лукойл» общими усилиями так и не смогут одолеть главного правителя Руси, его сиятельства Антона Германовича Силуанова, то потребуется 91 год. Если же случится чудо и Минфин позволит, разрешит, снизойдет — то 30 лет.

Мне бы очень хотелось, чтобы тяжелая нефть Яреги снова стала перерабатываться на Ухтинском НПЗ — ну, не хватает нам в каждый сезон зимнего дизельного топлива, не хватает. Тем более такого, температура замерзания которого на 10 градусов ниже, чем производят из любых других сортов нефти. И асфальт такого качества тоже нужен — очень надеюсь, что самой РК, которой, если повезет, если обстоятельства и звезды на небе удачно сложатся, предстоит строить много дорог. Это я так издалека подхожу к проекту создания вертикально-интегрированного горно-металлургического комплекса на базе Пижемского месторождения, реализация которого должна начаться уже в следующем году. Но, разумеется, обо всем по порядку.

Пижемское титановое месторождение

История Пижемского титанового месторождения куда короче, чем Ярегского. Причина понятна — нет в недрах Пижемского месторождения никаких углеводородов, потому и интерес к нему в советское время был в самом буквальном смысле слова академический. Имелась для этого и вторая причина — хватало нам в советские времена месторождений титана на территории Украинской ССР, под руды которых были созданы все необходимые технологии обогащения руды, получения концентратов.

Ярегское месторождение относится к Южному Тиману, но геологи люди неспокойные, им всегда хотелось знать обо всем Тиманском кряже. Северный, правда, интересовал меньше, поскольку он плавно так переходит в лесотундру и в просто тундру, а вот Средний, который с юга ограничен рекой Пижма Печоркская, а с севера рекой Пижма Мезенская. Карту Тиманского кряжа в нормальном виде найти не удалось, но вот более-менее подходящая:

k-Timan_150630

Ярегское месторождение мы здесь видим достаточно отчетливо — рядом с городом Ухтой, а выше этих отметок есть некое указание с надписью Усть-Цильма, и именно об этом районе РК речь и идет. Методом линейки — всего 170 км от Ухты, в реальности пока дорог нет, но как знать — вдруг потребуется их прокладывать. Так или иначе. Усть-Цилемский район — это Средний Тиман, и именно здесь в 40-х годах прошлого века в бассейне реки Печорская Пижма геологами были обнаружены титаноносные слои, обогащенные главным образом, лейкоксеном, состав которого, как показали куда как более поздние исследования, практически на все 100% совпадает с лейкоксеном Ярегского месторождения. Торопиться по этому поводу никто не стал — картировочное бурение было проведено только на рубеже 50-60-х годов. Результаты размышлений геологов суконным языком бюрократии: отрицательная оценка промышленных перспектив россыпи.

Тем не менее, в бассейн Печорской Пижмы прибыла партия геологов Ухтинской геологоразведочной экспедиции для проведения масштабных поисковых работ. Шурфы, бурение скважин — аккуратно и последовательно, результат — более точные данные по лейкоксену и обнаружение того, что одним из сопутствующих минералов являются руды циркония. Очертили контуры месторождения, еще раз оценили объемы запасов и … ушли лет так на двадцать. В 1984 году работы геологоразведочные изыскания шли в основном на россыпи Ичетью, но параллельно и Пижемской россыпи, поскольку они территориально совмещены.

Россыпь Ичетью — это вообще отдельная история, о которой с удовольствием расскажу то, что удалось обнаружить, но, разумеется, только в том случае, если увижу ваш интерес в комментариях. В качестве спойлера — полиминеральное рассыпное месторождение Ичетью содержит в себе ниобий в составе колумбита, золото, цирконий, алмазы и ильменорутил, неодим и церий в составе куларита и то, что геологи и химики обозначают большими латинскими буквами T и R. Не встречали? Это обобщенное обозначение редкоземельных элементов, в группу которых входит 17 элементов, названия которых, на мой взгляд, звучат почти как песня. Скандий, иттрий, лантан, церий, празеодим, неодим, прометий, самарий, европий, гадолиний, тербий, диспрозий, гольмий, эрбий, иттербий, лютеций. Ну, и на дорожку: по масштабам россыпь Ичетью относится к разряду мелких, а по комплексу полезных минералов — к уникальным полиэлементным.

Какое прилагательное подобрать к истории изучения Пижемского месторождения с момента его открытия до 2011 года, зависит от фантазии и вкуса, но общая характеристика очевидна — бессистемность. Что-то находили, бросали, снова искали, объявляли месторождение бесперспективным, но только для того, чтобы спустя какое-то время снова приступить к масштабным исследованиям. Ситуация, как ни удивительно, была одинаковой что до 1991 года, что после, разве что при капитализме стали появляться теперь уже частные компании, которые пытались не только окончательно исследовать всю площадь Пижемского месторождения, но и делали хоть какие-то шаги для разработки технологии обогащения не только лейкоксена и содержащегося в нем титана, но и руд сопутствующих минералов. Все изменилось самым существенным образом именно в 2011 году, когда лицензию на геологическую разведку и разработку получила компания «Русские титановые ресурсы», краткое наименование которой, я надеюсь, слышали многие — «Руститан». Именно компании «Руститан» принадлежит право переоткрытия — есть и такой термин — Пижемского месторождения, зафиксированного Росрезервом в феврале 2021 года. При этом, в соответствии с действующим законодательством, паспорт любого месторождения относится к конфиденциальной информации сроком на 25 лет, то есть и данные федерального бюджетного учреждения «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых» являются закрытыми. Вот с учетом только что сказанного и нужно анализировать все сообщения, касающиеся Пижемского месторождения, общая площадь которого составляет 90 квадратных километров, а площадь лицензионного участка «Руститана» — 35 квадратных километров.

Мне остается только процитировать текст, размещенный на официальном сайте ГКЗ: «Месторождение расположено на территории Усть-Цилемского района Республики Коми и является одним из крупнейших в России по запасам и ресурсам титанового и кварцевого (стекольного) сырья. ГКЗ Роснедра утвердила запасы по категориям С1+ С2 в количестве 300 436 тыс. т титановых руд, диоксида титана 12 831 тыс. т, диоксида циркония 151 тыс. т и оксида железа – 19 563,7 тыс. т. Оценены прогнозные ресурсы в пределах неразведанной части лицензионного участка недр, которые составили 1012,5 млн т титановых руд, 42,8 млн т диоксида титана. В попутно извлекаемых вскрышных породах были утверждены запасы стекольных песчаников по категории С2 в количестве 345 355 тыс. т».

Категории С1 и С2 для твердых полезных ископаемых в России определены достаточно жестко: выяснены размеры и формы тел полезного ископаемого, условия их залегания и внутреннего строения, в случае наличия нескольких видов полезных ископаемых такие же требования распространяются на каждое из них. Отличие С2 от С1, если грубо — только в количестве скважин и/или горных выработок, для С2 их требуется меньше, чем для С1. Категория С — это запасы, в наличии и в возможности промышленной разработки которых сомневаться не приходится. Таким образом получается, что на лицензионном участке «Руститана» Роснедра утвердили наличие:

  1. 345 млн тонн стекольных песчаников во вскрышных породах;
  2. 313 млн тонн титановых руд;
  3. 150 тысяч тонн циркония;
  4. 19,5 млн тонн оксида железа.

Исходя из строения залежей на исследованной территории, Роснедра считают, что на недоисследованной части лицензионного участка имеется еще 1 млрд 55 млн тонн титановых руд. И вот это все — на одной трети Пижемского месторождения, а потому, когда «Руститан» на презентациях своего проекта заявляет о том, что титана Пижемского месторождения России хватит на 150 лет, то они не преувеличивают, а скромничают, причем весьма основательно.

Проведенные исследования доказали, что составы руд Ярегского и Пижемского месторождений отличаются настолько незначительно, что их обогащение может идти по одной технологии, патент на которую в феврале 2023 года утвержден как интеллектуальная собственность «Руститана». И я, между прочим, тоже ни разу не передергивал, когда говорил, что «Лукойл» может не торопиться с добычей всей извлекаемой нефти Яреги, что позволит сосредоточиться только на лейкоксене. В этих двух месторождениях на территории Коми содержатся как минимум 80% запасов титана России, а если рассматривать Ярегу и Пижму как единое месторождение, то оно крупнейшее не только в России, но и в мире.

Если заниматься добычей титановых руд и их обогащением, то у нас, у России, всего два варианта. Первый — коммерческий: добываем, обогащаем и экспортируем титановый концентрат на все четыре стороны, при этом попутно подписывая контракт с «Росатомом» на весь имеющийся в наличии цирконий и дополнительно пуская в дело стекольные песчаники. Согласитесь — даже этого будет вполне достаточно для создания нескольких тысяч рабочих мест; для рывка в социально-экономическом развитии РК.

Но есть и вариант №2, о котором осенью 2021 года вслух заговорил Владимир Путин. Цитирую: «Капитализм в его современной форме изжил себя». Да-да, это моя любимая индульгенция, выданная президентом России для того, чтобы я не боялся назвать и вариант №2: не останавливаться на обогащении титановых руд, а проектировать логическое продолжение — строить производственные мощности для использования титана как в металлургии, так и для химического производства.

«Руститан» уже заявил о проекте создания на базе Пижемского месторождения национального горно-металлургического комплекса, а освоение самого Пижемского месторождения включено в Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации. Эти моменты вселяют в меня надежду на успешное развитие столь значимого для нашей страны направления.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.




ePN

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.