Промышленность в России упала сильнее всего с 2009 года  26

Экономика

16.12.2017 08:00  8.1 (18)  

РБК

3059

Промышленность в России упала сильнее всего с 2009 года

Промышленное производство в ноябре неожиданно сократилось на 3,6% по сравнению с ноябрем прошлого года, свидетельствуют данные Росстата. Такого падения не было с 2009 года, но отчасти оно объясняется сложностями со статистикой

В ноябре промышленное производство в России снизилось на 3,6% по сравнению с тем же периодом прошлого года, сообщил в четверг Росстат. Это максимальное падение промпроизводства за восемь лет — в октябре 2009 года промышленность упала на 7,4% год к году (данные терминала Bloomberg). По сравнению с октябрем 2017 года индекс промышленности снизился на 1,4% (с учетом сезонного и календарного фактора).

Сильнее всего в годовом выражении сократилось обеспечение электроэнергией и газом (-6,4%). Добыча полезных ископаемых снизилась на 1%, обрабатывающие производства — на 4,7%. На 5,7% упали водоснабжение и утилизация отходов. Сокращение на 3,6% стало неожиданным для рынка — экономисты, опрошенные Bloomberg, прогнозировали рост промышленности на 0,4% в ноябре.

Такое резкое падение в ноябре отчасти связано с подходом Росстата, который с начала года перешел на новую методику ОКВЭД-2, внутри которой выделяется четыре вида деятельности, а не три, как раньше. В результате пересмотра данных база ноября 2016 года оказалась статистически завышенной, утверждает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. «В ноябре 2016 года был аномально высокий рост (3,4%. — РБК), который был обусловлен пересмотром данных по промышленности. И весь пересмотренный уровень записали на ноябрь, а не распределили внутри года», — объясняет он.

Промпроизводство с начала 2016 года росло в годовом выражении, не считая только двух месяцев. Весной и летом 2017-го был аномальный всплеск (+5,6% в мае). Однако в октябре рост остановился (0% год к году), при том что число рабочих дней было на один больше, чем в прошлом октябре. Это было связано со сделкой ОПЕК+, исполнение которой оказало «сдерживающее влияние не только на добычу сырой нефти, но и на производство нефтепродуктов», объясняло Минэкономразвития.

Судя по нынешней динамике, по итогам года рост промпроизводства составит 1%, ожидает Мурашов, в районе этого значения промышленность будет колебаться и в следующем году. Динамика промышленности «продолжит оставаться под давлением соглашения ОПЕК», из-за которого снижаются темпы в нефтяной отрасли, а также слабого состояния обработки, отмечает эксперт. Снижается выпуск в металлургии (производство труб, например, уже никому не нужно в том же количестве, что и раньше), нестабильные темпы наблюдаются в химической отрасли, добавляет Мурашов.

Статистика за один месяц не дает «суперобъективных» результатов, указывает директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) Георгий Остапкович, а за январь—ноябрь производство выросло на 1,2%. Динамика выпущенной продукции у предприятий с длинным инвестиционным циклом может колебаться, подчеркивает он. Например, в таком-то месяце отгрузки не было, а в том же месяце годом ранее — была, говорит Остапкович.

По данным Центра конъюнктурных исследований ВШЭ, в ноябре индекс предпринимательской уверенности в добывающей промышленности вырос на 1 п.п. и впервые за последние полгода перешел в положительную зону (составив +1%), ситуация в обработке также улучшилась, однако там индекс остался в отрицательной плоскости (-1% — лучшее значение за десять месяцев).

Минэкономразвития ждет роста промышленности на 2,1% в этом году, на 2,5% — в следующие три. В целевом сценарии ведомства, предусматривающем меры по ускорению экономики, он должен разогнаться до 3,2% к 2020 году.

«Позитивная стагнация»

В более долгосрочной перспективе нефтедобыча тоже расти не будет, ситуация с газом будет зависеть от Евросоюза, ожидает Мурашов. Рост в строительной отрасли, которому помогла подготовка к чемпионату мира по футболу, закончился, добавляет аналитик: инфраструктура и жилищное строительство в стагнации, денег на них нет, а вклад мегапроектов, таких как «Сила Сибири» и Крымский мост, хоть и есть, но они рассчитаны на несколько лет, поэтому в масштабах всей экономики эффект невелик. Росту промышленности и экономики в целом помог бы внутренний спрос, которого пока не наблюдается, заключает Мурашов.

Промышленность переходит к «позитивной стагнации», полагает Остапкович. Она «обречена на рост, ноля не будет», уверен эксперт. Но в преддверии выборов президента отраслеобразующие предприятия «нажимают на гроссмейстерскую паузу»: «Они понимают, что, как только пройдет март, обязательно будут стратегические и управленческие маневры, в том числе налоговые». В особенности это касается крупных предприятий с длинным инвестиционным циклом, подчеркивает Остапкович. Кредитоваться для роста выпуска они также пока не готовы, даже несмотря на снижение ключевой ставки ЦБ (в пятницу регулятор установил ее на уровне 7,75%), добавляет он: реальное кредитование начнется при ставке хотя бы 5%.

Данные по топливно-энергетическому комплексу, которые выходили в начале месяца (их публикует ЦДУ ТЭК Минэнерго), в целом не предполагали такого «серьезного обвала» промышленности (исключение — добыча газа), указывает председатель совета Московской международной валютной ассоциации, экс-глав​а департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов. «Нужно говорить уже не о стагнации, нужно говорить о спаде», — пессимистичен он. Судя по сглаженным данным Росстата, промышленность фактически вернулась в состояние, в котором она была в начале года, заключает Тремасов.


Оцените статью