Еще один безумный пузырь активов разрушит капиталистическую систему  2

Экономика

07.01.2018 07:00  7.8 (15)  

Амброуз Эванс-Причард

2318

Еще один безумный пузырь активов разрушит капиталистическую систему

Циник может сказать, что, когда последний здравомыслящий человек покоряется Духу времени и уступает спекулятивной мании, тогда бычий рынок достигает своей абсолютной вершины.

Апостол “стоимостного инвестирования” стратег GMO Джереми Грэнтэм опасается, что мы следуем в один из самых великих пузырей активов всех времен: пятидесятипроцентный параболический “взлет” на Уолл-стрит, который может состояться в ближайшей перспективе, после чего случится эпохальный крах. И если он прав, мы столкнемся с серьезнейшими политическими проблемами.

Он обрисовывает цепь событий, которые, на мой взгляд, угрожают разрушению рыночного либерализма, и которые приведут к тому, что марксисты называют “последним кризисом капитализма”. Нам следует ожидать, что избиратели будут искать решения политических проблем в стиле Якобинцев времен Великой французской революции, если нам предстоит пережить еще один эпизод экономического и финансового краха, который не отразится на богатых, а налогоплательщики вновь будут поставлены перед необходимостью платить за последствия кризиса.

Долгое время считалось, что аномальные бумы могут возникать только единожды в жизни одного поколения — своего рода циклы Кондратьева, завершающиеся моментами Мински, после которых следуют депрессии, оставляющие стойкие коллективные воспоминания о произошедшем и препятствующие повторению таких эксцессов.

Но вот мы вновь находимся на опасной территории спустя лишь десять лет после того, как власти США и ЕС позволили своим долговым пузырям выйти из-под контроля, после чего потребовались экстренные меры спасения западной банковской системы. В итоге опыт последнего Потерянного Десятилетия показал нам, что экономическая ситуация в ряде стран оказалась еще более трудноразрешимой, чем в тридцатые годы прошлого века.

Еще один безумный пузырь активов разрушит капиталистическую систему

Мистер Грэнтэм пребывает в ужасе. Он защищает старомодные практики дисциплинированного инвестирования: покупка акций, обладающих внутренней стоимостью, которые дешевы и нелюбимы, но которые в один прекрасный день вновь оказываются в фаворе в соответствии с железным законом “возвращения к среднему”. Это стратегия полагается на тщательное изучение корпоративной отчетности, и она дает устойчивую отдачу для мудрых и терпеливых.

“Данные о завышенной стоимости рынка полностью основаны на фактах. Мы можем быть уверены, что когда-либо мы получим анализ фондового рынка, в котором будет сказано о том, что текущая цена исключительно высока”, — пишет Грэнтэм.

Скорректированный коэффициент Шиллера цена акций/прибыли компаний для индекса S&P 500 в настоящее время составляет 33,08 пунктов, что выше, чем в черный вторник октября 1929 года. Но импульс может превзойти стоимость. “Как историк, имеющий представление о больших пузырях на рынках акций, я признаю, что в настоящее время мы показываем признаки вступления в фазу ускоренного роста этого очень продолжительного бычьего рынка”, — сказал он.

Мистер Грэнтэм выучил свой урок во время дот-ком мании и бума сабпрайм-кредитов: вам не следует вставать перед мчащимся паровозом. Когда ликвидность изобилует, а импульс нарастает, рынок неотступно следует вверх. Выйти из рынка слишком рано и пропустить последний всплеск – это такой же промах управляющего фондом, как и слишком позднее покидание рынка. “Стоимостные управляющие раз за разом слишком торопятся в своих действиях, о чем я знаю лучше других”, сказал он.


Уолл-стрит не выказывает признаков эйфории. Рынки все это время “взбирались на стену тревог”. Темп ралли увеличился, но не достиг безумного ускорения. Технические показатели в основном хороши. Отсутствует “первобытный крик” дивергенции, когда трейдеры покупают все меньшее количество акций-звезд на фоне снижения слабых акций. “В предыдущих больших пузырях мы видели сенсационные приросты, как в скорости, так и в размере этих приростов, которые наблюдались у уменьшающегося количества фаворитов”.

Мистер Грэнтэм советует клиентам присоединиться к гонке и покупать как можно больше акций развивающихся рынков, столько, сколько их “карьера или бизнес-риск могут вытерпеть”, и дополнить портфели широким спектром акций крупных глобальных компаний. Те, кто не сможет справиться со стрессом, пытаясь найти идеальный выход из такой ​​мании, должны “сидеть сложа руки” и игнорировать этот совет.

Его предположение заключается в том, что Федрезерв останется двигателем морального риска. Гринспен-Бернанке-Йеллен проводили политику асимметрии в течение четверти века, обещая помощь, если времена ухудшатся, но уверяя, что они не позволят бумам разгуляться бесконтрольно. Рынки научились воспринимать это за само собой разумеющееся.

Федрезерв нашел оправдания — неправдоподобные, как это видно сейчас, — чтобы утверждать, что в 1999 году и в 2006 году никаких пузырей не существовало. Мистер Грэнтэм полагает, что с тех пор мало что изменилось в политике Феда. Джанет Йеллен всего несколько месяцев назад заявила, что она не станет свидетелем еще одного финансового кризиса в своей жизни.

Жестоко обвинять центральные банки в том, что они способствуют возникновению нового цикла невоздержанности рынков. После кризиса Lehman им пришлось нести груз в одиночку без юридического мандата на радикальные формы “народного QE”. Они были вынуждены полагаться на “эффект богатства” посредством скупки активов, которая была единственным средством борьбы с экономическим спадом. Оглядываясь назад, можно утверждать, что было бы правильнее использовать весь механизм государственного управления с его фискальной политикой для непосредственного введения стимулов в вены реальной экономики.

Тем не менее, Федрезерв и прочие глобальные центробанки не могут снять с себя ответственность за создание излишнего глобального капитала, обвинив во всех бедах “азиатский избыток сбережений”. Центральные банки сами заключили фаустовский пакт в середине девяностых годов, ложно предположив, что снижение реальных процентных ставок с каждым следующим циклом безопасно. И вот теперь их политика оказалась, как называет это Банк Международных Расчетов, в “долговой ловушке”. Они зашли так далеко, что стремительно возросшие долговые коэффициенты сделали систему хрупкой по своей сути. Побуждение к тому, чтобы пузыри продолжали расти, стало еще более сильным.

Разумеется, тезис Грэнтэма о приближающемся ускорении рынков может оказаться неверным. Критика Банка Международных Расчетов политики центральных банков не прошла незамеченной. Растет осознание, что бумы несут опасность, и что задача финансовой стабильности должна восприниматься более серьезно. Нетрудно представить себе сценарий, согласно которому этой весной случится внезапный скачек базовой инфляции в США, что приведет к яростной риторике со стороны Федрезерва.

Эта риторика, в свою очередь, приведет к глобальному долларовому шорт-сквизу, который потрясет развивающиеся рынки. И все это может случиться как раз в тот момент, когда Китай по-настоящему ощутит негативные последствия ужесточения своей монетарной политики. И тогда мы увидим еще один эпизод оттока капитала из Китая, подобный тому, который напугал инвесторов в начале 2016 года.

Никто не знает точно, насколько устойчива наша перекредитованная глобальная система к монетарному ужесточению. “Теневая ставка” Федрезерва или “Wu-Xia” предполагает, что, если включить эффекты уменьшения и реверсии QE, то с середины 2014 года в США уже, возможно, произошло 16 “синтетических” повышений ставок. Таким образом, мы можем быть ближе к концу цикла ужесточения — и к рецессии — чем осознает большинство людей.

Но предположим, что Мистер Грэнтэм прав. Предположим, что мы станем свидетелями ускоренного взлета рынков на 50% или около того. Рост и крах рынков не отменяют друг друга ни в математическом, ни в экономическом смысле. Из исследований Международного Валютного Фонда мы знаем, что эпизоды бумов-крахов наносят очень большой ущерб. Они разбивают всю мебель и оставляют за собой толпы невинных жертв.

Как отреагируют травмированные демократии Запада на зрелище еще одной непристойности в стиле Гэтсби на Уолл-стрит и в лондонском Сити, а затем на глубокую депрессию? Чистая метла Берни Сандерса и Джереми Корбина окажется наименьшей нашей заботой. Великое сведение счетов, которое так и не произошло после кризиса 2008 года, на сей раз может сломить весь экономический порядок.


Оцените статью