Как сделать рубль евразийской резервной валютой  10

Экономика

25.06.2020 12:58

Сергей Глазьев

3178  8.7 (15)  

Как сделать рубль евразийской резервной валютой

Нынешний структурно-технологический кризис, катализированный пандемией коронавируса, в очередной раз ставит ребром вопрос финансово-экономического суверенитета и защиты системы денежного обращения от внешних угроз и шоков. Для этого у ЕАЭС должна быть своя резервная валюта. До сих пор власти следовали предположению о том, что для этого достаточно обеспечить свободную конвертируемость рубля, и дальше рынок сам обеспечит придание ему статуса резервной валюты. Однако кризис показал, что это не так. Резкие и неожиданные девальвации рубля подрывают доверие к нему и делают невозможным его использование в качестве не только резервной валюты, но и как инструмента ценообразования, платежей и расчетов в средне- и долгосрочных проектах.

Возникает вопрос: можно ли, не отказываясь от конвертируемости рубля, создать условия для его использования в качестве одной из евразийских валют?

Экзотический режим свободного плавания

В соответствии с уставом МВФ рубль является свободно конвертируемой валютой, то есть правовых ограничений для свободной конвертируемости российской национальной валюты нет. Формально многие страны мира имеют такой режим, хотя в быту свободно конвертируемыми считаются доллар, фунт, евро и йена – валюты, в которых осуществляется подавляющая часть оборота международной торговли и на которые есть достаточный спрос, чтобы их можно было обменять на национальную валюту любой страны.

При сверхобеспеченности рубля на фоне фиатных мировых валют и положительном торговом балансе Россия уже давно могла стать самостоятельным центром евразийской валютно-финансовой системы, однако при совсем другой экономической политике. Иными словами, обладая вдвое большим объемом золотовалютных резервов, чем объем денежной базы, регулятор располагает всеми рычагами противостояния спекулятивным атакам, может устанавливать курс на любом разумном уровне. Например, при желании ЦБ мог стабилизировать курс на уровне около 70 рублей за 1 доллар в конце 2014 года и держать стабильным вплоть до настоящего времени, обеспечивая нормальный инвестиционный климат и снижая инфляционные ожидания. Но сейчас, как и 6 лет назад, регулятор вместо стабилизации курса дал возможность его раскачивать.

Но Банк России фактически исходит из неполноценности национальной валюты. Если в странах с суверенной денежной системой все котировки иностранных валют осуществляются по отношению к единице национальной валюты, то ЦБ, наоборот, котирует рубль к доллару и евро. То есть вместо того, чтобы определять стоимость 100 рублей в других валютах, он фиксирует стоимость доллара и евро в рублях, фактически отражая действие неконтролируемых им внешних рыночных сил.

При таком подходе отпускание рубля в свободное плавание при открытом счете трансграничного движения капитала обрекло национальную финансовую систему на перманентную неустойчивость, а национальную валюту - на неконтролируемую сверхволатильность. Когда грянул очередной виток кризиса в марте 2020 года, Банк России предоставил курсообразование спекулятивным игрокам, которые используют колебания цен на нефть в качестве естественной привязки алгоритмов действующих на рынке финансовых роботов. Поэтому складывается иллюзия, что курс рубля определяется ценами на нефть. Но думать так равносильно определению скорости движения автомобиля поведением стрелки спидометра, а не работой двигателя.

Свободное плавание обменного курса национальной валюты – это экзотический режим, который вынужденно применяется иногда бедными странами, не обладающими валютными резервами, а также странами-эмитентами мировых резервных валют, которые располагают возможностью удерживать курс благодаря глобальному спросу на международном валютно-финансовом рынке.

Стабилизировать обменный курс рубля

Это может показаться парадоксальным, но для востребованности рубля в качестве международной резервной валюты необходимо ограничить его конвертируемость по капитальным операциям. Нужна долгосрочная стабилизация обменного курса рубля, что невозможно сделать без его защиты от спекулятивных атак, в том числе путем введения ограничений на покупку иностранной валюты без соответствующего обоснования. Примером оптимального сочетания свободной конвертируемости по текущим операциям и ограничений по операциям капитального характера является действующий в КНР  режим в отношении юаня, признанного МВФ в качестве мировой резервной валюты.

Формирующийся в настоящее время новый мирохозяйственный уклад не предполагает унификацию национальных режимов конвертируемости валют и механизмов формирования их обменных курсов. Последние могут определяться  рынком, задаваться административно, могут действовать смешанные режимы курсообразования. Распределение стран по режимам регулирования валютного курса показывает, что именно они, а не цены на нефть, определяют волатильность курсов национальных валют. Так, лидерами антирейтинга по этому показателю являются Россия, Бразилия и Норвегия, в которых установлены свободно плавающие  обменные курсы, в то время как четыре другие нефтедобывающих страны -  Саудовская Аравия, Узбекистан, Азербайджан и Вьетнам – сохраняют стабильность своих валют, несмотря на обрушение нефтяных цен, потому что применяют режимы привязки курса к другой валюте на установленном значении и фиксированный курс в рамках горизонтального коридора.


Тонкое валютное регулирование

Ограждение курса рубля от шоковых воздействий внешних факторов предполагает тонкое валютное регулирование и избирательные валютные ограничения, регулирующие трансграничные валютные операции, которые определяют режим конвертируемости валюты. К примеру, КНР их применяет для предотвращения вывоза капитала, который у нас достиг беспрецедентного объема до 100 млрд долларов в год. Все страны, заботящиеся о максимизации нормы накопления для ускорения развития экономики, применяют широкий арсенал валютных ограничений в целях полного использования собственных сбережений и привлечения прямых иностранных инвестиций в нужных для роста их экономики сферах.

Восстановление валютного контроля – подчеркну, ориентированного исключительно на пресечение спекулятивных атак против рубля и манипулирование валютно-финансовым рынком – является обязательным условием перехода к политике длинных и дешевых денег для реального сектора экономики. Без введения разрешительного порядка осуществления капитальных операций при сохранении свободной конвертируемости рубля по текущим операциям не удастся снизить процентные ставки и расширить до нужных масштабов (в 2–3 раза) кредитование реального сектора экономки.

В отсутствие валютных ограничений  коммерческие банки направляют получаемые от денежных властей кредитные ресурсы на приобретение иностранной валюты, подрывая устойчивость рубля и лишая смысла государственную кредитную политику и поддержку банковской системы.

К примеру, эмитированные в 2009 году для спасения промышленности триллионы рублей были в основном конвертированы получившими их банками в доллары, что лишь усугубило неэквивалентность внешнеэкономического обмена. То же произошло в 2014-2015 годах, а также в настоящее время: предоставленные коммерческим банкам 3 трлн рублей кредитов Банка России на предотвращение кризиса ликвидности были обрушены ими на валютный рынок, что способствовало падению курса и дало им 300 млрд рублей прибыли.

Переход на расчеты в рублях

В условиях санкций США и их союзников для обеспечения долгосрочной устойчивости российской экономики необходимо, наконец, осуществить переход на расчеты по экспортно-импортным операциям в рублях, подтянув его до статуса региональной резервной валюты. Это невозможно сделать, не обеспечив долгосрочную стабилизацию курса рубля, что необходимо для обслуживания взаимной и внешней торговли ЕАЭС и прилегающей части Евразии в рублях. В этих целях необходимо исключить использование доллара во внешнеторговых и инвестиционных операциях государственных корпораций и банков, рекомендовав сделать то же самое частным предприятиям. О расширении использования рубля для взаиморасчетов во внешнеэкономической деятельности неоднократно заявлял Президент. Необходим постепенный переход на оплату основных экспортных товаров в рублях, что устранит риски конфискации валютной выручки российских экспортеров, снимет проблему ее репатриации, создаст условия для снижения объемов утечки капитала. При этом необходимо предусмотреть выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы. Банк России со своей стороны должен осуществлять целевое рефинансирование коммерческих банков под рублевое кредитование экспортно-импортных операций по приемлемым ставкам на долгосрочной основе, а также учитывать в основных направлениях денежно-кредитной политики дополнительный спрос на рубли в связи с расширением внешнеторгового оборота в отечественной валюте и формированием зарубежных рублевых резервов иностранных государств и банков.

Для кардинального расширения обслуживания международных расчетов в рублях необходимо использовать специально созданные для финансирования международного экономического сотрудничества институты: ЕАБР, Межгосбанк СНГ, МБЭС, МИБ и другие.

После принятия всех перечисленных мер по стабилизации обменного курса рубля, деоффшоризации и дедолларизации экономики, а также по устранению рисков использования эмитируемых в целях преодоления кризиса денег на спекулятивные цели - возможно наращивание денежного предложения для поддержания внутреннего спроса, подъема инвестиционной и инновационной активности.

фото:Yandex


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.