Росстат впервые рассчитал долю нефти и газа в российском ВВП  15

Экономика

13.07.2021 10:20

ИА «АВРОРА»

2408  9.5 (2)  

Росстат впервые рассчитал долю нефти и газа в российском ВВП

Фото: ПАО «Газпром нефть» / ТАСС

Росстат впервые рассчитал долю нефтегазового сектора в ВВП России — по итогам 2020 года она составила 15,2% и коррелирует с ценами на нефть. Представления, что вклад нефти и газа выше, в основном связаны с их ролью в экспорте, сообщает «РБК»

По итогам 2020 года доля нефтегазового сектора в валовом внутреннем продукте (ВВП) России составила 15,2%, снизившись с 19,2% годом ранее, сообщил заместитель начальника отдела произведенного ВВП Управления национальных счетов Росстата Павел Максимов.

Несмотря на значимость сектора для российской экономики, такой экспериментальный расчет произведен Росстатом впервые, статистический ряд с 2017 года опубликован в июне на сайте статслужбы.

Исходя из ВВП в текущих ценах за 2020 год (почти 107 трлн руб.), нефтегазовая отрасль ответственна за добавленную стоимость в размере 16,3 трлн руб.

В межстрановой перспективе показатель 15–20% — средний по миру для крупных нефтегазовых стран, отметила эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко:

  • в США доля нефтегазового сектора составляет 8%,
  • в Саудовской Аравии — 50%,
  • в Норвегии — 14%,
  • в Казахстане — 13,3%,
  • в ОАЭ — 30%,
  • в Канаде — менее 10%,

перечисляет она.

Как считали в Росстате

Под нефтегазовым сектором в методологии Росстата понимаются предприятия, ведущие деятельность по добыче сырой нефти, природного газа и производству продуктов их переработки (первичный подсектор, на долю которого приходится около 72% всего нефтегазового сектора) и по производству товаров и услуг, связанных с добычей нефти и газа, их переработкой, транспортировкой и продажей потребителю, а также предприятия, осуществляющие вспомогательную деятельность (вторичный подсектор, около 28%).

По некоторым кодам ОКВЭД вторичного подсектора долю добавленной стоимости, относящуюся к нефти и газу, приходилось определять косвенным методом: например, в железнодорожных грузоперевозках - пропорционально доле погрузки нефти и нефтепродуктов в общем объеме погрузки грузов.

Доля нефтегазового сектора в экономике была рассчитана путем деления суммы валовой добавленной стоимости сектора и налогов на продукты отрасли на размер ВВП.

Основную долю таких налогов составляют экспортные пошлины на нефть, нефтепродукты и газ. В свою очередь, валовая добавленная стоимость нефтегазового сектора определялась как разность выпуска соответствующих предприятий и их промежуточного потребления.


Плюсы и минусы оценки

До появления официальной оценки вклада нефтегазового сектора в ВВП приходилось ориентироваться на оценки экспертов. В 2000-х годах, по данным главы Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, вклад нефтегазового сектора составлял в среднем около 20% ВВП, приводил оценки «Коммерсантъ».

«Опубликованная Росстатом методика и ее выводы вполне сходятся с нашими собственными оценками статистического вклада нефтегазового сектора в ВВП» — сказал редакции главный экономист «ВТБ Капитала» Александр Исаков

По словам Исакова, представленная динамика также согласуется со здравым смыслом:

«Доля сектора меняется вместе с ценами нефти и нефтепродуктов. В прошлом году средняя стоимость международного эталона Brent в реальном выражении (в ценах 2020 года) находилась на самом низком уровне с 2003 года — $41,84, показывают данные британской компании BP»

Однако методику можно совершенствовать - очевидно, что:

«Полный» (динамический) вклад нефтегазового сектора больше,  — заявил экономист ВТБ. Оценка расширенного вклада, возможно, требует расчета добавленной стоимости, которая создается секторами, обеспечивающими функционирование нефтегазового сектора, — от обработки (производства насосов и другого оборудования) до сектора образования, которое дает студентам навыки/человеческий капитал, необходимый для работы в секторе» — рассуждает Исаков

Методология Росстата выглядит адекватно, считает профессор финансов Российской экономической школы (РЭШ) Олег Шибанов.

«Можно дискутировать, все ли составляющие включены, но первичное рассмотрение показывает, что проделана широкая и аккуратная работа» — сказал он.

Президент Владимир Путин в декабре 2020 года заявил, что Россия начинает «слезать с нефтегазовой иглы». Называть Россию «бензоколонкой» уже некорректно, подчеркнул Путин.

«Интуиция подсказывает многим россиянам зависимость от нефтегазового сектора на 50–60%, но такое восприятие обусловлено скорее долей углеводородов в российском экспорте (в прошлом году впервые упала ниже 50% на фоне низких цен на нефть)» — говорит Шибанов

Сама российская экономика «гораздо более развитая, чем только добыча нефти и газа, — существенная часть ВВП генерируется в услугах, включая секторы питания и перевозок, здравоохранение, образование, другие госуслуги и так далее», заключает профессор РЭШ.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.