Источник — Материал №2277:
Тема Зачем нужны тайные общества

  • Михаил Хазин Учитель

    25.08.2010 16:56

    Поскольку народ активно обсуждает конспирологию, предлагаю его вниманию последний текст, посвященный тому, зачем на самом деле нужны тайные общества и клубы и чем они все-таки заняты. На этом я тему закрываю, поскольку все, что хотел, в ней сказал.Начнем мы с совершенно, казалось бы, посторонней темы, с денег. Зачем на купюрах такое количество защитных систем? Ну, вроде бы понятно, для того, чтобы их было трудно подделать. Но ведь гражданам объясняют только про пару десятков защитных элементов,... Полный текст статьи
    Поскольку народ активно обсуждает конспирологию, предлагаю его вниманию последний текст, посвященный тому, зачем на самом деле нужны тайные общества и клубы и чем они все-таки заняты. На этом я тему закрываю, поскольку все, что хотел, в ней сказал.

    Начнем мы с совершенно, казалось бы, посторонней темы, с денег. Зачем на купюрах такое количество защитных систем? Ну, вроде бы понятно, для того, чтобы их было трудно подделать. Но ведь гражданам объясняют только про пару десятков защитных элементов, а про все остальные молчат (хотя говорят, что они есть). Это-то зачем? А дело в том, что всегда есть разные злонамеренные личности, которые не просто подделывают купюры, но делают это очень хорошо. И по этой причине должны быть признаки, про которые эти личности даже не догадываются, по которым отдельные особо доверенные специалисты сразу бы могли сказать, вот мол, подделка. Дальше уже можно работать и искать авторов и распространителей, но без таких тайных знаков не обойтись.
    Можно вспомнить и различные варианты проверки шпионов, от тайных знаков в радиограммах, до прогулок в определенное время в определенном месте. И цель во всем этом – одна, определить, ты еще «свой», или же уже перевербованный, купленный, совращенный, в общем – уже «чужой». Вот это и есть ключевое место всех элитных систем: методика определения «свой»-«чужой».
    Как я уже писал, в достаточно сложных системах невозможно для руководителей сколько-нибудь адекватно определить, что же реально делается где-то на нижних этажах системы, Собственно, как человек, который принимал реальное участие в системе управления государством, могу сказать, что решения в сфере экономики «рождаются» обычно на уровне начальник отдела – начальник департамента, оформляются на уровне начальник департамента – замминистра, а выше – только общие согласования, которые в тонкости не влезают, за нехваткой времени и, часто, квалификации. И единственный способ сделать так, чтобы тебя осмысленно и (главное!) системно не подставили – это назначать на должности только «своих». Дальше они уж пускай разруливают, как могут и умеют, проблемы будут решаться по мере их появления, главное, что не будет системного вредительства, направленного на разрушение системы (и конкретного руководителя, как части ее элиты) в целом.
    И вот эта система определения «свой»-«чужой» должна быть очень сложной. Она должна включать в себя некоторую официальную идеологию, которая должна готовить общество, романтиков и подвижников. Она должна гибко адаптироваться и к изменяющимся внешним условиям (это была одна из слабостей коммунистической идеологии, которая не смогла удачно адаптировать коммунистические теории XIX – начала XX века к современности) и к конкретному продвижению конкретного человека по должностной лестнице. Он не должен слишком сильно разочаровываться в своих идеалах юности, но уровень цинизма и реализма у него должен повышаться. И, наконец, главное, эта система должна жестко отсекать всех «чужих» на всех этапах их нахождения в элите и, конкретно, в системе управления.
    Отметим, что именно это свойство очень слабо работало в СССР, по всей видимости, в силу общей демократичности и стремлению к личной свободе, принятой в нашем обществе. В СССР сын диссидента, не скрывающий своего критического отношения к стране и ее идеологии, мог оказаться в главных ВУЗах страны, окончание которых почти автоматически обеспечивало место в элите. В США не так, здесь все куда более жестко. Даже однократное сомнение в единственно правильности капиталистической системы навсегда закрывает для человека доступ в высшие слои элиты (например, поступление к Гарвард). Вторичное – обрекает его на вечный «провинционализм». Очень хорошей иллюстрацией к этому является судьбы многих граждан США. В 50-е годы – актрисы Френсис Фармер, которую насильно подвергли операции лоботомии и на многие годы заперли в психушке. Позже – можно вспомнить Эммануила Валлерстайна, который многие годы был вынужден сидеть в провинциальном канадском колледже, расплачиваясь за излишнюю «фронду» в молодости. Или, скажем, знаменитый боксер Мохаммед Али, которого за выступления против войны во Вьетнаме лишили титула и посадили в тюрьму. Он тоже все понял – и уже в конце 70-х активно выступал за бойкот Московской Олимпиады.
    А ведь это все люди выдающиеся, причем уже состоявшиеся до того, как начали, нет, не выступать против системы, а только усомнились в ее единственной правильности. А каково тем, кто только начал свой путь? Их имена мы не знаем и никогда не узнаем, поскольку им все возможности роста закрыли раз и навсегда. А ведь испортить жизнь рядовому человеку ничего не стоит: священник в церкви или видный гражданин городка сказали слово, и он лишается кредита, без которого невозможно содержать дом, приличной работы, его детей выгоняют из приличной школы ... Все, жизнь сломана, причем навсегда.
    Билл Гейтс появился в истории не случайно. Была функциональная ниша, которая никем не была заполнена. Были выбраны несколько человек, отвечающих критериям «своего» (вот здесь и постарались папа-мама Билла, о чем много писалось в прессе). Им дали возможность себя проявить – и проявил себя Билл. Мог бы и кто-то другой, но не произвольно взятый, а именно что – «свой». И если бы Билл Гейтс хоть раз в своей юности сказал бы что-то плохое про американскую демократию – он мог бы быть вполне успешным обывателем, но не самым богатым человеком в мире.
    Так вот, самой сложной частью западной системы управления является система определения «свой»-«чужой» и методы разработки новых принципов и идеологем. Именно здесь хранится главная тайна – точно также, как аналогичная тайна хранится в методах определения подлинности денег. Проверка любого члена элиты не прекращается ни на одну минуту, здесь лучше уничтожить нечаянно «своего», чем допустить «чужого» в святая святых. Именно такими проверками занимаются закрытые клубы, они анализируют поступки всех членов элиты и принимают тех, в ком не сомневаются, в свои ряды, как символ успешности этих проверок. Но как только заканчивается одна, начинается следующая.
    Идеологемы затем внедряются в общество (и непосредственно через членов клубов, и путем различных фондов, которые финансируют «правильные» научные исследования, через телевидение, радио и прочие СМИ, через писателей и прочих «властителей дум» молодежи и так далее). А многочисленные открытые и закрытые клубы и сообщества (в США любая церковная община является таким клубом) тщательно следят, как молодежь все это воспринимает и правильно ли интерпретирует.
    У нас в СССР эта система работала аналогично. Много пишут, например, про то, как комиссии «старых большевиков» не пускали «великих ученых» в зарубежные поездки. А их не интересовали научные заслуги, их задачей было не пустить за рубеж «чужих», которые легко могли стать жертвой игры спецслужб, начать говорить гадости про свою страну, да и просто не хотели понимать, что льготы (а поездка за рубеж тогда была льготой) полагается не просто так, а именно что за идеологическую надежность. Другое дело, насколько они сами понимали, что делают и насколько эффективна была их работа.
    Но тут есть одна тонкость. А именно, те, кто разрабатывает идеологию и осуществляет проверки на соответствие «свой»-«чужой», не должны сами заниматься оперативным управлением государством и экономикой! Это принципиально важно, поскольку всегда есть опасность, что управленец начнет тащить за собой не тех, кто подвержен правильной идеологии и прошел проверки, а тех, кто лично ему предан и обеспечивает его личные интересы. Я твердо убежден, что Сталин хотел оттеснить КПСС от реального руководства страной не потому, что он не любил партию, а потому, что хотел именно из нее сделать такую систему разработки системы проверки «свой»-«чужой», для всех граждан страны. Именно в этом смысле он говорил об «ордене меченосцев» в одной из своих известных речей. А управленцы – они бы росли в рамках своей системы управления, но регулярно и при каждом назначении, проверялись бы этой системой на верность.
    Вместо этого, после смерти Сталина первые секретари обкомов вернули себе рычаги оперативной власти, и началось то, что началось. А вот на Западе система подготовки идеологии и проверки «свой»-чужой» работала до недавнего времени достаточно эффективно. Собственно, скорее всего, она «сломалась» (отмечу, что это мое личное мнение) именно в тот момент, когда формировалась система «рейганомики», то есть прямой поддержки экономики за счет эмиссии. Тут уж работает система проверки, не работает, а если тебя посадил твой знакомый на «краник» - все, тебе уже на всех наплевать.

    Я не знаю, сможет ли западная система «тайных клубов» разработать и внедрить новую идеологическую модель. В истории было много аналогичных случаев, быть может самый древний описан в Ветхом Завете, в котором Моисей боролся с «золотым тельцом». И победы были и на той, и на другой стороне. И на стороне «старой» идеологии, и на стороне новой. Теоретически, носителей новой идеологии вместе с их инструментами (банками и ФРС) нужно просто уничтожить, как раковую опухоль, но уж больно долго они рулили ситуацией и не так-то просто это будет сделать. В любом случае, будем внимательно следить за процессом.

    закрыть...

    Оцените статью

    Ваш комментарий   Открыть диалоги   Последний комментарий

Нет комментариев.





Спасибо за обращение

Вам запрещено оценивать комментарии.
Обратитесь в администрацию.

Укажите причину