Материал №53750:
Нам грозит пенсионный дефолт

  • Михаил Делягин Экономист

    11.07.2017 08:01

    В новостях прозвучала очередная ссылка на высказывания очередных либеральных экспертов, за которые срок давать, конечно, нехорошо, но я думаю, что судебное разбирательство для юридической оценки наглой и циничной лжи, которая звучит из всех щелей, по всем СМИ, необходимо. Потому что иначе нам будут лгать, нас будут зомбировать. А потом нас будут грабить. Есть официальная позиция нашего либерального клана, либеральной тусовки. Господа, пенсионную систему - нужно осуществить пенсионный дефолт. В 1998... Полный текст статьи
    Нам грозит пенсионный дефолт

    В новостях прозвучала очередная ссылка на высказывания очередных либеральных экспертов, за которые срок давать, конечно, нехорошо, но я думаю, что судебное разбирательство для юридической оценки наглой и циничной лжи, которая звучит из всех щелей, по всем СМИ, необходимо. Потому что иначе нам будут лгать, нас будут зомбировать. А потом нас будут грабить. Есть официальная позиция нашего либерального клана, либеральной тусовки. Господа, пенсионную систему - нужно осуществить пенсионный дефолт. В 1998 году они сделали обычный дефолт, а теперь нужно сделать пенсионный. Нужно отменить часть пенсионных обязательств государства перед гражданами Российской Федерации. А какую часть – это уже неважно, это даже можно предоставить гражданам решать сами. Дорогие, вам как, пенсионный возраст повысить, чтобы вы опять, как у нас было некоторое время назад, в среднем мужчины не доживали до выхода на пенсию? Или вам снизить пенсионные гарантии. Сейчас вы получаете слишком большие пенсии, слишком хорошо живете, пенсионеры жируют, так что давайте мы вам будем платить еще меньше.

    Правительство Медведева отличилось, оно нарушило законодательство, причем открыто и безнаказанно, публично. В прошлом году у нас не было индексации пенсий по мере инфляции, хотя это предусмотрено законом. И вот эта пенсионная вакханалия, которая длится уже очень давно, она основана на принципиально чудовищной лжи. Нам объясняют, что денег в Пенсионном фонде не хватает потому, что у нас изменились демографические пропорции общества. И да, действительно, у нас становится больше пенсионеров. Люди все-таки стараются жить дольше. И вопреки либеральной политике государства, у нас это у людей получается. Но при этом демографические последствия 90-х годов вполне сопоставимы с демографическими последствиями Великой Отечественной войны. Молодежи мало и будет еще меньше. И, соответственно, пенсионная нагрузка на людей будет возрастать.

    Это рассуждение кажется очень логичным и очень разумным, если забыть о том, что существует такая вещь как технологический прогресс. И те технологии, которые нам сегодня кажутся абсолютно привычными, не то что четверть века назад, пятнадцать лет назад их еще не было. Например, социальных сетей, которые тоже здорово повышают производительность труда. Действительно, совершенно правильно говорят либералы, что, когда вводилась пенсионная система всеобщая, в Германии в конце XIX века, на 15 работающих приходился 1 пенсионер. Прокормить его было несложно. А сейчас у нас на трех работающих один пенсионер, даже больше одного. И скоро будет один пенсионер на двух работающих. А то и один пенсионер на полутора работающих. Кажется, что эта пропорция совершенно чудовищна и непосильна. Но за последние сто с лишним лет технологический прогресс здорово шагнул вперед. И один работающий, который тогда в Германии – развитой стране, безусловно, успешной стране, - мог прокормить, уж извините за это невежливое сравнение, одну пятнадцатую часть пенсионера, сейчас один работающий может кормить не только пенсионера, но и, как в сказке Салтыкова-Щедрина, еще и трех генералов. И все получается. Потому что технологический прогресс повышает производительность труда, повышает эффективность каждого рабочего места, как бы не сопротивлялись этому наши либералы. И люди производят больше денег в том числе, чем они производили, условно, 120 лет назад. И чем они производили 25 лет назад тоже. Поэтому разговоры об увеличении демографической нагрузки, об увеличении пенсионной нагрузки, они имеют смысл, если мы признаем, что блокирование технологического прогресса и крайне неэффективное управление экономикой – это есть некоторая константа.

    Но я не очень понимаю, почему проблемы плохого управления экономикой нужно решать за счет пенсионеров. Мы уже проходили в 90-е годы, что даже если ограбить всю страну, весь народ и по несколько раз подряд, даже от этого эффективность государственного управления не растет. Это вещь друг с другом напрямую не связанные. Поэтому, когда нам говорят про рост пенсионной нагрузки, формально это правда, а на самом деле это наглая и циничная ложь. Потому что технологический прогресс позволяет нам без особого труда справиться с ростом пенсионной нагрузки, с демографическими изменениями, если, конечно, мы позволим ему реализоваться.

    Первый раз я услышал слова о том, что в ближайшее время, в ближайшие годы нас ждет пенсионная катастрофа, знаете, когда? В 1997 году. Это было двадцать лет назад. И уже тогда либералы рассказывали всем, что нужно минимизировать, нужно сокращать пенсионные гарантии, потому что слишком хорошо люди живут, а денег нет. И их поймали на прямой подтасовке, те самые люди, которые потом были идеологами нынешних пенсионных реформ, некоторых из них поймали на прямой подтасовке. Они говорили, что в это десятилетие, а их расчеты свидетельствовали о том, что проблемы могут начаться только к концу следующего десятилетия. Это десятилетие в 1997 году – был 2000-й год, через три года. А на самом деле даже их собственные расчеты, тоже не очень добросовестные, показывали, что трудности могут начаться только через десять лет, только в 2007 году. А на самом деле они начались еще позже.

    Но самое главное, что причина нехватки денег в Пенсионном фонде гораздо проще. Во-первых, в недостаточности контроля за деньгами Пенсионного фонда. Потому что Пенсионный фонд отчитывается, скажем так, очень поверхностно и очень бегло перед Госдумой раз в году, в июле или августе, за предыдущий год. То есть за год, который кончился достаточно давно. Об этом уже все забыли, это уже никому неинтересно. И эти отчеты носят поверхностный характер. И реального контроля за Пенсионным фондом, насколько можно судить, нет. А если деньги бесконтрольны, то, в принципе, понятно, что с ними происходит. Административные расходы Пенсионного фонда производят совершенно шоковое впечатление даже сейчас, когда они уже закончили операцию по застройке всей России роскошными офисами. Самые роскошные офисы по-прежнему в России – это офисы Пенсионного фонда.

    И, наконец, самая главная причина нехватки денег в Пенсионном фонде – это чудовищная система обложения доходов граждан. Когда из-за регрессивной шкалы социальных взносов, чем больше человек зарабатывает, тем он меньше платит. А чем меньше человек зарабатывает, тем, соответственно, больше платит. Налоговая нагрузка и нагрузка обязательных социальных взносов на большинство людей, которые являются бедными и нищими, непосильна. И в результате люди уходят в тень. У нас 30 млн. человек ушло в тень просто потому, что, когда богатые не платят налоги, налоговую нагрузку приходится перевешивать на бедных. Вот что нужно решать. И только так можно решить пенсионный кризис.

    Роман из Белгорода:

    - Если небольшие сбережения, куда вложить? В Центральной сберкассе обещают 17,5 % годовых.

    М. Делягин:

    - Ой, вы знаете, я бы побоялся. У нас много красивых сейчас слов произносится. И большие проценты обещают. Но бы сильно побоялся. Напоминаю, что самые большие проценты у нас были в МММ и в других подобного рода структурах. Если сейчас обещают 17,5 %, то надо смотреть, откуда эти проценты берутся. Большой риск. Я бы свои деньги туда не понес. Понятно, что у нас сейчас нет хороших возможностей вложения. Потому что кризис – это когда проблемы, а не когда все хорошо. Но переложиться в валюту и подождать, пока эти замечательные гаврики ослабят рубль, потому что в ближайший год он точно ослабнет. Когда, как, при каких обстоятельствах – это можно долго обсуждать. Но пока у нас экономикой рулят господин Медведев и госпожа Набиуллина, на мой взгляд, рубль крепким будет недолго. Поэтому, если на год, то в валюту. Если на три месяца, если на месяц, - не знаю. Но под 17,5 % годовых я бы побоялся вкладывать.

    Петр, Ростов-на-Дону:

    - Вы рассказывали про роскошные офисы Пенсионного фонда. Я пенсионер, мне 60 лет. Я в декабре 2016 года плачу налог – вмененный и соцстрах. Но кассир в Сбербанке дважды мне пробила одну и ту же сумму. Условно говоря, 6 тысяч рублей. Я работаю на рынке, у меня точка 8 кв. м. Решили, что эта сумма перейдет на первый квартал 2017 года. Законы изменились. И мы платим все эти налоги в налоговую инспекцию. Я звоню 10 января в Управление Пенсионного фонда города Азова: верните мне переплату! Они мне говорят: хорошо, вернем, только после 1 апреля. Звоню 1 апреля: верните деньги. Она мне говорит: идите в налоговую инспекцию, возьмите все декларации за последние три года и принесите. Еще кучу справок. Все приношу, сдаю. Она говорит: не волнуйтесь, мы вам все отдадим. Ждите, мы ваши документы перешлем в областное управление Пенсионного фонда, там они решат. И мы их выплатим. Назначили дату – 10 мая. Звоню - нет, какие-то проблемы, звоните позже. В итоге я получаю письмо из областного отделения Пенсионного фонда, что они мне отказывают в этой выплате, так как изменились законы. Азовское отделения ПФР тоже отказывают в этой выплате. Считают, что Пенсионный фонд никому ничего не должен. Спрашиваю у начальника ПФР: до каких пор вы будете кровь пить у пенсионеров? Я полгода хожу и не могу добиться своего возврата! Я потерял около двадцати рабочих дней из-за них. Все отфутболивают.

    М. Делягин:

    - Спасибо. Это позиция не только Пенсионного фонда Российской Федерации, не только Азовского отделения. Насколько я могу судить, это в целом позиция всего либерального клана. Не хочется говорить слово – банды. Хотя слово» клан» слишком респектабельное для тех людей, которые управляют сейчас нашей социально-экономической сферой. Но это квинтэссенция их политики. Случайно, ошибочно была перечислена сумма дважды. Решили, что не надо сразу отзывать ее, не нужно аннулировать транзакцию, хотя это была ошибка. Это будет оплата в счет будущих платежей. Приняли закон с 1 января, что эти деньги теперь должны поступать не в Пенсионный фонд, а идти в налоговую систему. ПФР глумился над человеком пять месяцев. После чего сообщил, что ничего возвращать не будет. Это состав преступления. Можно обсуждать – это кража или мошенничество, но это не административное правонарушение. Деньги удерживаются незаконно. Человека ограбили. И Пенсионный фонд считает, насколько я могу судить, что грабить людей – это нормально. Как вы думаете, думает ли Пенсионный фонд о том, чтобы платить нам нормальные пенсии? Если судить по этой истории, то такой подход абсолютно противоестественный для него.

    Георгий, Саратов:

    - Я в защиту пенсионеров. У меня мама пенсионер. Продолжает работать, ей 60 лет. С 1 июля подняли коммуналку, подорожал газ. Я живу в двух регионах – в Саратове у мамы, свой дом есть. И живу в Удмуртии – в Ижевске. Чем севернее, тем больше этих газовых, нефтяных факелов горят, которые десятилетиями сжигают миллионы кубов газа. По-прежнему горят.

    М. Делягин:

    - Когда летишь над Западной Сибирью, факелов почти нет. Редко.

    Георгий:

    - Я приехал из Удмуртии в том году, работал в охране «Роснефти». До сих пор факелы горят. Ребенок у меня пошел в садик, там холодно, газ экономят. Нельзя хотя бы пенсионеров освободить от уплаты за газ. Сжигают газ, который можно было бы перенаправить бесплатно в школы, садики, социальные учреждения. В среднем мама платит в месяц за тысячу кубов газа. В Туркмении газ бесплатно.

    М. Делягин:

    - В Туркмении другие проблемы, там и пенсий нет.

    Георгий:

    - Мой однокурсник по летному училищу жил в Туркмении. Он пожалел, что оттуда уехал обратно в Россию. Пускай там свет не целый день горел, но ему там больше нравилось, чем сейчас в России.

    М. Делягин:

    - Понял. Это совершенно чудовищная вещь. Это мотивация нынешнего государства, по крайней мере, его социально-экономического блока. Когда проще сжечь газ, чем отдать его пенсионерам. Я понимаю, что это упрощенная схема, что достаточно сложно улавливать этот газ. Но в Западной Сибири я помню времена, когда летишь ночью, под тобой зарево. А сейчас кое-где кое-что горит кое-как. И понятно, что это авария или технический сбой. А если эта ситуация сохранилась в Саратове и Удмуртии, то это просто беспредел и катастрофа. Но отношение к пенсионерам и государства, и Пенсионного фонда, да и в целом к людям совершенно чудовищное, ужасное. Я даже не могу назвать его потребительским. Когда вы потребительски относитесь к людям, вы хотите от них чего-то получить. А здесь оно, скорее, уничтожительное, чем потребительское.

    Галина Андреевна, Кемерово:

    - Я прошу вас обратить внимание, как давали пенсию в 1996-м. У меня была зарплата средняя за 5 лет 1,800 млн. Мне дали 336 тысяч пенсию. Уменьшили в 6 раз. И вот сейчас говорят – белую зарплату. Кому платят белую зарплату? Чиновникам, депутатам? Заморозили накопительную пенсию, которую ИЧП платили с 2001 по 2008 год. У меня дочь – инвалид детства. Она накопила там 99 тысяч. Ни проценты не начисляют, ни деньги не выдают. Ей сейчас 40 лет. Говорят: когда вам исполнится 55 лет, тогда вы получите эти деньги. Но деньги обесценятся, ничего не будут стоить. Если каждый год идет инфляция 5 %, о чем можно говорить? Обирают наше население. Пожилых людей загоняют в ничтожество. Сейчас на меня подали в суд на выселение. Адвокат не вызвал меня, не провел собеседование. А судья присудил заплатить адвокату 2145 рублей. В мою пенсию влезли судебные приставы и забрали деньги. Мне нужны деньги на лекарства, а я не могу купить. Мы бесправные, мы ничего не можем сделать. Либералы законы делают для себя. 800 тысяч командировочные себе нашли сделать, каждому депутату, а пенсионерам чтобы добавить – ничего не нашли. Как так жить?

    М. Делягин:

    - Все это правда. Самое страшное, что вы сказали сейчас про суды. Дело в том, что у нас сделали судебную систему независимой. И увлеклись до такой степени, что сделали ее независимой не только от здравого смысла, но даже от закона. Есть случаи, когда судьи совершенно спокойно и открыто нарушают закон и знают, что им за это не будет ничего. У них есть своя линия в рамках судейского сообщества. Но если судья просто нарушает закон, выносит заведомо неправосудный приговор или не обращает внимания, что человек, который всю свою жизнь живет по прописке, он точно может быть вызван в суд, что нарушение УПК или других законодательных актов, вот это превращение правосудия в глумление над людьми и в грабеж людей обходится им абсолютно безнаказанно. Это то, что разрушает нашу жизнь, разрушает человеческие жизни каждый день в масштабах всей нашей страны.

    Что касается накопительной пенсии, да, конечно, это грабеж, то, что она заморожена. Но если бы она не была заморожена, тоже досрочное изъятие накопительной пенсии невозможно. Так что в данном случае вы потеряли, потому что, когда вы перечисляете туда деньги, чем больше денег, тем больше проценты получаются. Но вы не смогли бы изъять их досрочно все равно. То, как начисляли пенсии и как начисляют до сих пор, это вообще катастрофа. То, что было в 1996 году, я не знаю. Но я знаю, что сейчас люди вдруг сталкиваются с тем, что в 90-е годы архивы были утрачены. Они работали всю жизнь, а потом выясняется, что, поскольку архивы были утрачены, то Пенсионный фонд и государство в целом отказываются признавать их стаж. Даже если он подтвержден трудовой книжкой. У нас исчезали целые отрасли, и люди в итоге лишались своих пенсионных прав.

    Более того, даже сейчас, если вы честно работали, получали честную заработную плату, но если эта зарплата оказывается часто недостаточной, у нас сейчас тысячи людей, и даже больше, выходят на пенсию, выясняется, что они не получают ничего. И они получат только через несколько лет маленькую социальную пенсию. А им не положено, просто потому, что им платили слишком маленькую зарплату. Насчет того, что в 1996 году вам начислили незначительную часть вашей зарплаты – пенсию. Так у нас сейчас по всей стране, даже в государственном секторе цветет практика, по которой люди получают в качестве зарплаты, с которой изымаются пенсионные взносы, которые учитываются при начислении пенсии, совершенно ничтожную часть доходов. А доход официальный, белый, легальный выплачивается в виде премий, в виде материальной помощи, всеми способами, лишь бы не было пенсионных взносов. Для предприятия это экономия средств, для работодателя. Потому что у нас пенсионные взносы устроены так, что чем человек беднее, тем больше он платит. Соответственно, тем больше на нем можно сэкономить. Но для людей это оборачивается тем, что они не получают пенсии. Это реальная ситуация сегодняшнего дня.

    Сергей, Липецк:

    - Вы следили за выступлением Путина, когда он общался с людьми России. Там был такой момент, когда с Байкала люди звонили, говорили, что нет чистой воды. Вроде бы рядом такая заповедная зона, а мы не можем этим воспользоваться. Путин ответил: да, нужно с этим вопросом разобраться. На Западе же думают в первую очередь о людях. Для меня круг замкнулся. У нас в России не только наши чиновники, но и Путин о людях думает в последнюю очередь.

    М. Делягин:

    - Не знаю. Этого эпизода я не помню. Наверное, я не очень внимательно следил. Беда не в этом. Беда в том, что единственный способ для человека сегодня решить свою проблему, почти единственный, это дозвониться лично президенту. И тогда, может быть, все будет. А если не дозвониться, то это государство его игнорирует. Для меня круг замкнулся здесь. Я не в этом году это понял и увидел. На одной из предыдущих его сеансов общения с народом я это увидел. Ситуация не меняется. Потому что, когда чиновники игнорируют людей и за это не садятся в тюрьму, а в самом худшем случае просто увольняются, это не правовое и это не государство. Это катастрофа.

    Галина, Москва:

    - У меня была аналогичная ситуация, когда удержали двойной сбор. Мы платили платежи сначала в налоговую, а затем их перевели в Пенсионный фонд. Это было давно. Но я обращалась и в налоговую. Мне отказали. Сказали, что они этими платежами больше не распоряжаются. А в Пенсионном фонде сказали, что у них таких платежей нет. Через несколько лет они из ПФР прислали сообщение, что на моем лицевом счете точно такая переплата, которую я излишне перечислила в налоговую. Эти деньги не пропадают. Думаю, они просто еще не успели поступить на лицевой счет в налоговую.

    М. Делягин:

    - У нас сейчас есть такая штука как интернет. И современные бухгалтерские технологии, в том числе проводка средств, они развиты очень здорово. В начале нулевых прошла процедура, о которой вы говорите.

    Галина:

    - Это было после 2010 года.

    М. Делягин:

    - У вас это заняло два года. Насколько обесценились ваши деньги за эти два года?

    Галина:

    - Они мне сами прислали сообщение. Я думаю, если человек еще раз обратится…

    М. Делягин:

    - Если человек побегает еще пару лет, то ему что-нибудь придет. Я просто напомню, человек этим занимался пять с половиной месяцев. Учитывая прогресс банковских технологий, семь лет назад, в 2010 году, когда у нас еще налоговая не была в интернете, не было личного кабинета налогоплательщика, тогда процедура могла занимать два года, даже если ее проводить честно, хотя я в это не верю. Все-таки время банковского перевода – три банковских дня. Для того, чтобы обработать документы, не нужно двух лет. Хорошо, что кто-то как-то спохватился. И через два года эти съеденные инфляцией деньги вам вернули. Но с учетом прогресса в банковском деле, сегодняшние 5,5 месяцев – это значительно больше, чем позавчерашние два года. Мне хочется надеяться, что человеку вернут эти деньги. Но пять с половиной месяцев он уже бился об этих чиновников. Его уже послали. Они получили с него все документы. После этого с особым цинизмом послали. 20 рабочих дней человек на это потратил. И будет тратить еще. Если вы считаете, что это справедливо, я желаю, чтобы с вами и дальше поступали по такой справедливости. У меня мнение немножко другое.

    Судя по всему, мы обсуждаем очень актуальные темы. Вы тут пишете, что радио "Комсомольская правда" сегодня уже отключили в Ижевске и в Краснодаре. Я надеюсь, что мы все еще будем вещать в Твери.

    Раиса Петровна:

    - Я человек немолодой, мне 75 лет. У меня есть страховой полис, договор страхования жизни. «Росгосстрах». Я заключала его в 1994 году. Тогда были деньги очень крупные. У меня страховая сумма выражалась 11750 тысяч. Когда деньги поменялись, нам не стали ничего выплачивать. Я подала в суд. Это было через пять лет. 1999 год. Сказали, что только по 10 тысяч будут выплачивать. Суд присудил, что за эти годы начислить и все выплатить в сумме 36 тысяч. Я была не согласна. Психанула и не стала больше ничего выпрашивать. Периодически звоню: что-то изменилось? Недавно ответили, что ничего не изменилось. Что я могла приобрести тогда за ту сумму и теперь?

    М. Делягин:

    - У вас есть решение суда о 36 тысячах. Вы можете получить 36 тысяч даже по решению суда.

    Раиса Петровна:

    - А те годы, которые с тех лет прошли, здесь же тоже можно как-то?

    М. Делягин:

    - Вам лучше сходить к юристу. Здесь много разных нюансов. Но если вы не взяли деньги в 1999 году, наверное, вы еще сохраняете возможность их взять сейчас, если не прошли сроки давности. Но получить больше денег просто так вам вряд ли удастся.


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Надежда Шиба 35 место

    11.07.2017 10:38

    85.4% 1.9

  • STOIK 9 место

    12.07.2017 16:02

    93.7% 2.1

  • Олег 1004 место

    15.07.2017 18:56

    0% 0.0

  • JoeDoe 607 место

    16.07.2017 00:15

    19.2% 0.3


Ответить    Последний комментарий