Самое обсуждаемое

Материал №53967:
Нооскопия как метод диагностики социально-политических патологий

  • Елена Ларина Автор

    25.07.2017 14:00  8.3 (20)

    Уже после публикации первого поста цикла «Нооскоп, дестрометр и угроза национальной безопасности» в Соединенных Штатах прошла конференция The Social Simulation.  Одним из наиболее интересных докладов был  «Owners, Agents , Follovers.  New model of socio-political shocks». Суть доклада – в следующем. В противоположность  традиционному делению общества на элиту и подвластных, на классы и т.п., авторы – Л.Маккинли и Ли Меинг – предложили... Полный текст статьи

    Уже после публикации первого поста цикла «Нооскоп, дестрометр и угроза национальной безопасности» в Соединенных Штатах прошла конференция The Social Simulation.  Одним из наиболее интересных докладов был  «Owners, Agents , Follovers.  New model of socio-political shocks».

    Суть доклада – в следующем. В противоположность  традиционному делению общества на элиту и подвластных, на классы и т.п., авторы – Л.Маккинли и Ли Меинг – предложили иной критерий – деятельность.  Они выделили три группы:

    - владельцев или хозяев, которые реально держат в руках экономику, политику, масс-медиа. При этом отнюдь не обязательно являются их номинальными владельцами;

    - агенты. Это – граждане, которые не располагают сколько-нибудь мощными ресурсами, рычагами и доступом к политической, экономической и отчасти культурной власти, но не склонны покорно следовать стереотипам, а занимаются активной, осмысленной, целесообразной деятельностью в соответствии с личным выбором и групповыми интересами;

    - последователи. Подавляющая часть населения любой страны, демонстрирующая конформное поведение и следующая в фарватере  тех сил и групп, которые в настоящее время находятся у власти.

    Эта схема  органично подходит для анализа обществ, типа российского, в которых хозяев жизни просто язык не поворачивается называть элитой.

    Первичный, до некоторой степени поверхностный, анализ состояния общественного сознания, а соответственно коллективного целеполагания и готовности к деятельности, предполагает сопоставление процессов в сфере бытия с их отражением в сознании. Если вглядеться через нооскоп в российское бытие, радостной картины обнаружить не удастся.

    Признанный во всем мире в качестве эксперта номер один по советской и российской статистике, экономист-расследователь Гирш Ханин на основе обработки массивов данных установил, что в настоящее время российский ВВП составляет примерно 78-80% от советского ВВП в 1987 г. в разрезе РСФСР. По производительности труда ситуация еще более плачевная. Нынешний уровень составляет лишь 62-65% от уровня 1987 г. Не будет преувеличением сказать, что в макроэкономическом смысле последние 30 лет прошли не просто впустую, а были периодом деградации.

    Это неудивительно. Важнейший фактор экономического роста – это обновление основных производственных фондов, применение новых технологий, переход на новые программно-аппаратные средства и т.п. Здесь у нас полная беда. По данным Всемирного банка, практически не расходящимися с официальными данными Росстата, на активную часть основных производственных фондов – а именно в них материализуется научно-технологический прогресс – в 2012 г. приходилось всего 8,8% ВВП, а в настоящее время – лишь немногим более 6,1%. Грубо говоря, почти 95% ВВП тратится на что угодно, но не на развитие.

    Еще одним показателем стремительно растущего отставания страны в глобальной технологической гонке является доля России в объеме мировой торговли высокотехнологичной продукцией, программно-аппаратными средствами, интеллектуальной собственностью. Если в 2007 г. по данным ОЭСР на долю России приходилось 0,7%, то в настоящее время порядка 0,3%.

    За 2000-2017 гг. по данным аналитического центра КПРФ закрыто более 120 крупных и градообразующих предприятий промышленности. Понятно, что закрывали их не по злому умыслу. Новые собственники после приватизации по-Чубайсу не вкладывали средств в техническое перевооружение и модернизацию предприятия. В итоге, пришел момент, когда их продукция стала неконкурентоспособной не только на мировом, но и на внутреннем рынках.

    За то же время число школ сократилось с 68,1 тыс. до 44,1 тыс., больниц с 10.7 тыс. до 5,9 тыс., поликлиник – с 21,3 тыс. до 16,5 тыс.  Согласно экспертным оценкам, за последние 15 лет российское здравоохранение оказалось отброшенным к уровню стран за пределами Большой двадцатки по  программно-аппаратной и технологической оснащенности больниц и поликлиник.

    По данным исследования Global Burden of Disease Study (GBD) 2015, оценивающего здоровье жителей планеты, Россия оказалась на 119 месте (особенно плохими оказались показатели по уровню алкоголизма, суицидов, распространению ВИЧ, гепатита и туберкулеза, числу курильщиков, смертности от насильственных преступлений, химических отравлений и неинфекционных заболеваний). В рейтинге комфортности жизни пожилых людей The Global Age Watch Index Россия находится на 79 месте из 91, с крайне низкими показателями по размеру пенсий, состоянию здоровья и качеству социальной среды (доступность транспорта, физической безопасности, социальных связей.

    По данным  доклада Global Wealth Report за 2015 г., на долю 1% россиян приходится 71% всех активов физических лиц в России. Некоторые эксперты оспаривают эти цифры на том основании, что в них, вероятно, не учтена реальная, коммерческая стоимость жилья, находящегося в собственности у граждан и полагают, что, с учетом этой коррективы, 1% населения в России принадлежит «лишь» половина всех активов, а не три четверти. Но, с другой стороны, значительная часть активов «верхней» прослойки находится в тени (в трастовых фондах, оффшорных юрисдикциях) и не может быть напрямую учтена. Поэтому погрешности учета могут иметь место с обеих сторону и уравновешивать друг друга.

    В мире в целом этот показатель равен 46%, в Африке — 44%, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%. По данным консалтинговой компании Knight Frank, число мультимиллионеров, имеющих активы в сумме от 30 млн. долларов, centa-миллионеров (от 100 млн. долл.) и миллиардеров в России в каждой категории выросло с 2004 по 2014 гг. в 3,5 раза, а по прогнозу до 2024 года их число увеличится еще в полтора раза. Даже в кризисном 2014 году в России наблюдался рост продаж предметов роскоши и машин премиум-класса. Россияне наряду с саудовскими аристократами являются владельцами самых больших и дорогих в мире яхт, российские топ-менеджеры – одни их главных потребителей в сегменте частных самолетов.

    Под иностранной юрисдикцией находится, по разным оценкам, более 80% крупной российской собственности (в т.ч. и большая часть списка стратегических предприятий России). Из российской экономики ежегодно утекает 120–150 млрд. долл., из которых 70–80 млрд. долл. — это движение денег через оффшоры. Увод капиталов из России и работа компаний через оффшоры лишают российскую экономику таких средств, которые не компенсируют никакие налоги на доходы физических лиц. Закон по деофшоризации принят но, по сути, не действует. Одни миллиардеры, оставшись как физические лица в российской юрисдикции, увели из нее свои предприятия. Другие – получили освобождение от налогов в рамках антисанкционных мер.

    Теперь настало время перейти от описания социально-экономического бытия к рассмотрению состояния социально-политического сознания. В последние годы хорошим тоном стало ругать социологов за нерепрезентативность данных опросов общественного мнения. Позволю предположить, что дело не в неквалифицированности социологов или выполнении ими политических заказов, а в гораздо более серьезных проблемах, сокрытых в толщах общественного сознания.

    В июле т.г. Левада-центр провел опрос относительно одобрения деятельности Владимира Путина. Вот как результаты опросов, проводимых в течение 17 лет, выглядят графически.

    В том же июле выяснилось, что число желающих проголосовать на выборах за Единую Россию увеличилось с 55% до 63% от общего числа тех, кто собирается идти на выборы.

    Анализируя цифры, стоит помнить, что на последний выборах мэра Москвы 26% получил Алексей Навальный, а в Екатеринбурге – Евгений Ройзман с 33% полученных голосов стал мэром города, а ныне не был допущен на выборы губернатора, поскольку не прошел искусственный муниципальный фильтр. Также российские граждане поддерживают внутреннюю и внешнюю политику Президента и правительства. По данным социологов Левада-центр, в июле т.г. треть россиян считают, что будущий президент России, кто бы им ни стал, должен проводить более жесткую линию во внутренней политике.

    Тех, кто ждет от будущего президента более жесткой линии во внутренней политике, оказалось 34%. Еще 42% считают, что новому президенту следует проводить такую же внутреннюю политику, как сейчас, и лишь 12% высказались за ее либерализацию.

    Что касается внешней политики России, то, согласно ожиданиям большинства (56%) опрошенных, будущий президент должен придерживаться такой же линии, как сейчас, а 19% респондентов полагают, что будущему главе государства следует проводить более жесткую политику с Западом. Лишь 13% выступают за снижение конфронтации с Западом.

    На первый взгляд вырисовывается поразительная картина. Дела в экономике идут все хуже и хуже, жизненный уровень падает, социальные лифты отключены, несправедливость растет, коррупция как минимум не уменьшается, а про технический прогресс и внешнеполитическую ситуацию говорить неприлично. Однако население демонстрирует несокрушимую поддержку нерушимому блоку Единой России и других партийных и беспартийных.

    Настало время посмотреть на бытие с несколько иной стороны. ВЦИОМ по результатам проведенного в июне т.г. обследования отметил рост уровня напряженности на “карте страхов” россиян с начала года. Большинство показателей, по оценке социологов, заметно превышают данные аналогичных периодов прошлого года и двухгодичной давности.

    “Страхи, связанные с ростом цен и международными конфликтами остаются главными факторами, вызывающими беспокойство. Индекс страхов по первой проблеме с мая по июнь вырос с 23 до 27 пунктов (в январе он был равен 17 пунктам). Показатель, демонстрирующий уровень опасений россиян относительно военных конфликтов, поднялся до 19 пунктов в марте и с тех пор колеблется в пределах 19-20 пунктов”, — говорится в материалах исследования.

    Проблемы со здоровьем и трудности при получении медпомощи для россиян стоят на третьем месте в рейтинге страхов. Кроме того, россияне испытывают все возрастающую тревогу относительно снижения доходов из-за сокращения и задержек зарплаты.

    Несложно заметить, что россияне больше всего боятся того, что сильнее всего и поддерживают. Для этого достаточно сравнить карту страхов ВЦИОМ с данными обследований Левада-центра.

    В конце мая т.г. ФОМ опубликовал данные обследования на тему, насколько россияне ощущают экономический кризис. Обследование выявило признаки кризиса, наиболее заметные россиянам. Они проявляются  – «в необоснованном повышении цен», «росте цен практически на все жизненно необходимые товары» и «снижении уровня жизни»,  «недостаток в семьях, денег не хватает», «пенсионеры живут в бедности». Также среди заметных людям примет кризиса – безработица и спад промышленности, сельского хозяйства.

    Через год, полагают 16% россиян, кризис усилится, 11% верят, что он станет слабее, 27% – что ситуация останется прежней. Остальные – либо уклонились от ответа, либо сообщили, что не имеют мнения на этот счет. Очевидно, что число пессимистов в разы больше, чем оптимистов.

    А вот как россияне видят перспективы.

    Свою лепту в анализ общественных настроений внес и Сбербанк. Его исследовательское подразделение рассчитывает так называемый «Индекс Иванова». Индекс характеризует настроение среднестатистического россиянина из среднего класса.  Вот что показали результаты исследований.  По итогам второго квартала оценка средним классом благосостояния страны упала до минимума за 1,5 года.

    “Индекс Иванова”, который оценивает потребительские настроения населения, снизился с 10% до минус 15%, хотя до этого рос в течение пяти кварталов подряд.

    Уверенность среднего класса в личном богатстве, которая традиционно остается самым высоким показателем, также пошатнулась. Соответствующий индекс снизился с 7% до 2% и “вернулся к среднему уровню, наблюдаемому во втором полугодии 2016 года”.

    В новой реальности условные “Ивановы”, под которыми подразумеваются типичные представители среднего класса, стараются экономить: совершать покупки в дешевых магазинах (68%), пользоваться промоакциями (62%), покупать менее дорогие продукты.

    “Доля Ивановых, чувствительных к уровню цен, увеличилась с 73% в первом квартале 2017 года до 75% в прошлом квартале. Аналогично, доля тех, кто старается покупать более дешевые товары, увеличилась на 1 п. п. до 71%. Доля потребителей, которые посещают магазины только ради промоакций, увеличилась с 45% в первом квартале 2017 года до 48% во втором квартале 2017 года”, – говорится в исследовании.

    Основной причиной для беспокойства средний класс считает коррупцию: ее называют в качестве проблемы 59% респондентов. На втором месте оказалась безработица (55%), а на третьем – инфляция (47%).

    И наконец, об июньском мониторинговом исследовании потребительских возможностей россиян ВЦИОМом. Вот что выяснилось. Более 80% россиян считают бедными тех, кому едва хватает средств на еду или одежду. Эта группа бедных в мае 2017 г. составила 39% (среди людей пенсионного возраста – 54%, среди жителей сельской местности – 46%): в т.ч. 10% респондентов отметили, что для них затруднительна даже покупка продуктов, 29% – что им едва хватает денег на одежду. За аналогичные периоды последних лет выше эта суммарная доля была только в мае 2009 г. (41%), а минимум был зафиксирован в мае 2014 г. (19%).

    На уровне минимальных значений, в сравнении с данными майских опросов прошлых лет, находится и доля респондентов, для кого приобретение продуктов или одежды не составляет проблем, тогда как покупка крупной бытовой техники и мебели затруднительна (41% в 2017 г., 40% в 2016 г.). Позволить себе большее сегодня могут, по их словам, 17% опрошенных (среди 18-24-летних – 25%, среди москвичей и петербуржцев – 33%).

    Поражает оценка россиянами уровня бедности. Не только в европейских странах и Северной Америке, но и в Китае, Южной Корее и даже во Вьетнаме и Таиланде люди, которым хватает средств лишь на еду и дешевую одежду считаются не бедными, а нищими. Бедные люди – это те, кто не может позволить приобретение сколько-нибудь качественной одежды, среднего класса бытовой техники, различного рода гаджетов, поездок в отпуск и т.п. К среднему классу в этих странах относятся те, кто спокойно приобретает еду, одежду, технологические товары массового спроса, без напряга покупает в кредит автотранспорт и квартиры в ипотеку.

    В этой связи весьма интересно проанализировать полные итоги обследования.

    Таким образом, по мировым меркам в России 39% населения – нищие, 41% – бедные, примерно 18% относится к среднему классу и 2% – богатые. По российским меркам, в стране 10% нищих, 29% – бедняков, 41% – относительно бедных, примерно 15% – средний класс, и 3% – богатых. Для страны с гигантскими природными возобновляемыми и невозобновляемыми ресурсами, квалифицированной и образованной рабочей силой и мощным ракетно-ядерным щитом, защищающим от экстремальных авантюр подобные данные – это приговор. Приговор, прежде всего, так называемой элите, хозяевам жизни, вне зависимости от их либеральной или патриотической ориентированности.

    Внимательный анализ результатов социологических исследований наводит на мысль, что на вопросы отвечали одни и те же люди, но разные личности. Даже наиболее оголтелые критики нынешней власти не возьмутся утверждать, что россияне боятся отвечать социологам и выбирают ответы, нужные власти, чтобы не попасть под репрессии.

    Проблема гораздо серьезнее. Все в большем числе россиян живут и ситуативно сосуществуют разные личности.  Это – не двоемыслие по Орруэлу, а, по всей видимости, гораздо более опасный феномен. Его можно охарактеризовать, как  коллективное диссоциативное расстройство идентичности. Это –известное психотерапевтам и психиатрам пограничное состояние или заболевание, при котором личность человека, а в нашем случае групповое или коллективное сознание, разделяется, В результате, в одном человеке существует несколько разных личностей, или в другой терминологии  эго-состояний. При этом в определенные моменты в человеке, группе или обществе, происходит «переключение» и одна личность или идентичность сменяет другую. После переключения личность или группа как бы забывает, стирает то, что делала или говорила другая субличность или субгруппа. В наиболее запущенных случаях человек или группа пытаются полностью заблокировать воспоминания о том, что происходило, когда была активна другая личность или группа.  Подробно об этом феномене можно прочитать в книге Ф.В.Патнэма «Диагностика и лечение расстройства множественной личности».

    Справедливости ради отмечу, существует несколько иная, гораздо менее известная в мировой социальной психологии, точка зрения на личности и  субличности.  Она разработана выдающимся российским психологом и создателем нового направления в гуманитарных науках Николаем Носовым – автором книги «Виртуальная психология».  Проанализировав, совместно с единомышленниками, огромные массивы текстов, относящихся к разным эпохам истории, а также обычаи и традиции разных народов, Носов пришел к выводу, что внутри человеческой личности, не в патологии, а в норме, сосуществуют различные субличности.  В зависимости от ситуации активнее проявляются одни, а другие временно уходят на задний план. Однако во всех случаях в норме координация субличностей сохраняется. Его единомышленник, доктор медицинских наук – Г.Юрьев, установил, что в результате мировоззренческих травм координация субличностей или виртуалов внутри целостной личности нарушается, и они начинают существовать обособленной жизнью. Посредством множественности личностей люди и группы защищаются от стрессов, мировоззренческих травм и экстремальных нагрузок. При этом Г.Юрьев согласен, что некоординированная деятельность субличностей лежит уже за рамками нормы.

    Опасность пограничного для одних личностей и групп и патологического – для других состояния сознания с точки зрения национальной безопасности заключается в следующем. Подобные социальные патологии чреваты либо бегством от действительности, либо искаженными неадекватными реакциями на внешние воздействия, либо скачкообразным изменением настроений по принципу «от любви до ненависти один шаг».

    В следующий раз подробно понооскопируем агентов.

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Надежда ГОСТЬ

    25.07.2017 14:40

    25% 0.3

  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    25.07.2017 15:26

    96.5% 3.2

    +
    • tamgeo Член клуба

      25.07.2017 16:11

      73.9% 0.6

    • Антонина ГОСТЬ

      25.07.2017 19:53

      0% 0.0

    • НВ ГОСТЬ

      25.07.2017 20:14

      100% 0.7

  • Zok ГОСТЬ

    25.07.2017 17:49

    0% 0.0

  • Тelemag ГОСТЬ

    25.07.2017 18:38

    76.9% 2.5

    +
  • НВ ГОСТЬ

    25.07.2017 20:09

    100% 0.7

    +
  • Иван Магрегор Автор

    25.07.2017 20:25

    100% 1.0

    +
    • Тelemag ГОСТЬ

      25.07.2017 20:41

      76.9% 2.5

  • Александр SPb Член клуба

    25.07.2017 21:04

    83.9% 0.6

    +
  • VikaRa ГОСТЬ

    26.07.2017 03:03

    100% 0.5


Ответить    Последний комментарий