Самое обсуждаемое

Материал №54011:
В условиях кризиса банки начинают навязывать кредиты населению

  • Редакция Делягин.ру Администратор

    29.07.2017 08:59  8.1 (23)

    Михаил Делягин объясняет, почему приставы готовятся списать россиянам 1 трлн рублей долгов Афонина: - Добрый день! В студии по скайпу будет доктор экономических наук Михаил Делягин.  Делягин: - Здравствуйте! Замечательно, что современные технологии предоставляют такую возможность. (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(185875, "yandex_ad963", { ad_format: "direct", type: "adaptive", limit: 1, links_underline: true, site_bg_color:... Полный текст статьи

    Михаил Делягин объясняет, почему приставы готовятся списать россиянам 1 трлн рублей долгов

    Афонина:

    - Добрый день! В студии по скайпу будет доктор экономических наук Михаил Делягин. 

    Делягин:

    - Здравствуйте! Замечательно, что современные технологии предоставляют такую возможность.

    Афонина:

    - Михаил Геннадиевич, Вы предложили поговорить о ипотечниках, точнее, о долгах и должниках. И о тех, кто нам их списывает. Выяснилось, что за полгода россияне взяли на 40% больше потребительских кредитов, что появится новая программа помощи ипотечникам, которая обеспечит средствами более тысячи трехсот заемщиков.

    Делягин:

    - Валютная ипотека имеется в виду?

    Афонина:

    - Насколько я понимаю речь идет о поддержке тех ипотечников, которые просто попали в некую сложную финансовую ситуацию.

    Делягин:

    - В первую очередь, валютные ипотечники. Просто если говорить о поддержке ипотеки вообще, то 130 семей – это капля в море, а если говорить именно о поддержке тех, кто попал в сложную финансовую ситуацию, а это валютные ипотечники, которые до сих пор не выкрутились и находятся в отчаянном положении, то 1300 семей – это хоть что-то. Это не то, что решает проблему, но это отличная от нуля величина. На фоне страны это ноль, на фоне ипотечных проблем – это хоть что-то.

    Афонина:

     

    - Для того, чтобы попасть в эту программу, там довольно жесткие условия. Семьи 22 тысячи российских семей, которые уже получили…

    Делягин:

    - Вы только что говорили 1300.

    Афонина:

    - … которые получили поддержку с 2015 года. Пока эта программа действовала. Предыдущий этап этой программы завершился. Сейчас новая программа, так же, как покупка автомобиля. Все эти программы, которые стимулируют потребительский спрос. И в данной ситуации мы говорим о программах помощи ипотечкам. Правительство сейчас разрабатывает новую программу помощи ипотечникам.

    В предыдущей программе нужно было иметь одного и более несовершеннолетних детей, семьи с детьми до 24 лет, которые являются учащимися, студентами и аспирантами и так далее, ветераны боевых действий.

    Делягин:

    - Дети до 24 лет – это круто звучит.

    Афонина:

    - Я зачитываю вам то, что есть в сообщении.

    Делягин:

    - Хорошо, что не до сорока.

    Афонина:

    - Как вы считаете, фильтры и прочее для тех семей, которые хотят получить поддержку государства, насколько они прозрачны, понятны тем, кто попал в эту финансовую зависимость и никак не может из нее выпутаться?

    Делягин:

    - Они понятны, потому что они были написаны. Действительно, эта программа правительства закончилась в первом квартале, но поскольку эта программа основную массу проблем не решила, отложила на потом, а ей за программу большое спасибо, потому что лучше помочь хоть как-то, чем никак. Но это было не решение проблемы. Она была отложена на потом. Поскольку проблема не решена, до правительства Медведева дошло, что ее надо решать. И они сейчас что-то разрабатывают.

    На мой взгляд, наличие каких бы то ни было формальных барьеров недопустимо, кроме единственного – барьер уровня благосостояния. Потому что эти люди попали в эту ужасающую ситуацию по единственной причине – из-за того, что они поверили либеральному правительству Медведева. Поддались пропаганде финансовой грамотности и в силу этого, в силу своего доверия к властям попали в эту ситуацию. Если у людей финансовое состояние нормальное, выпутывайтесь сами. Но если вы сами выпутаться не можете, российское государство обязано помочь. Сейчас не 92-1 год. И как бы мы не относились к господину Медведеву, это не Чубайс, не Гайдар. Хотя там есть некоторые личности в правительстве, может, и похуже их. Но это вопрос репутации российского государства.

    Здесь то же, что с ликвидируемыми банками, потому что сегодня за ликвидируемые банки платят нормальные, которые не погибают. С какой стати, когда вина за уничтожение банков лежит на мой взгляд, в первую очередь на банке России? Потому что он выдавал лицензию, долгое время ее не отзывал и раз так, то это ошибка регулятора, что пришлось закрыть больше трехсот банков. И за ошибку регулятора должен нести ответственность тот, кто ее допустил. Сейчас эта проблема у нас осознается, это радует, что она осознается еще больше. До такой степени, что некоторые экзотичные движения Банка России в отношении «Югры», например, банк, который был 27-й, а это крупнейший банк из всех, которые попали под угрозу так называемой санации, уже оспаривается Генпрокуратурой. И это новость хорошая, свидетельствующая о том, что мы уже немножко повышаем свою добросовестность и государство начинает одумываться.

    Раз уж речь пошла о добросовестности, хочу предостеречь. У нас есть большие неприятности, связанные с ростом мошенничеств и того, что производит впечатления мошенничества. И, пожалуйста, будьте бдительны, потому что это мошенничество становится все более изобретательным и изощренным.

    Простой пример. Звонит мне компания, по-моему, «Эр Сервис» и на голубом глазу начинает говорить, что надо проверить счетчик горячей и холодной воды, которые у меня установлены. Да, конечно, говорю я, нет проблем. Мне даже было приятно. Ой, говорят они, а вы знаете, а мы можем их только заменить. Я не поленился, пошел и залез на сайт, благо у нас московские власти сейчас обеспечивают интернет-прозрачность нашей коммунальной сферы. И вижу, что у меня межповерочный интервал этих счетчиков в 2022 году. Просто запомните, когда к вам обращаются с такими быстрыми советами, а потом начинают еще и подтасовывать ситуацию, то это, скорее всего, мошенники.

    Другой пример. Есть известнейший международный банк «Барклай». Звонят мне и представляются из фирмы «МБ Барклай»: вы знаете, а мы можем ваши деньги разместить в первоклассном европейском банке в валюте под 5% годовых. Ну, это очень много. Даже для России, не говоря уже про Европу. Хорошо, говорю. А вы, наверное, московский филиал? Нет, говорят, мы просто представительство. Мы можем это сделать так, что об этом никто не узнает. А это уже, между прочим, уже прямое нарушение российских законов. То есть, от имени банка мне предлагают нарушить российские законы. Я их вежливо посылаю. И лезу в интернет, что это за «МБ Барклай» такой. Он зарегистрирован в какой-то помойке, правда, в Москве по адресу, где по этому же адресу зарегистрированы еще 146 компаний. То есть, это мошенничество. И таких мошенничеств будет все больше и будет требовать нашей с вами бдительности.

    Возвращаясь к российскому государству я должен сказать, что появляются хорошие новости со стороны российского государства. Есть замечательная структура – федеральная служба судебных приставов. Это те, кто описывает кошечек, телевизоры и все остальное, но они заявили, что из 2 триллионов долга российских граждан, просроченного долга, они спишут триллион. И больше не будут мучить людей по поводу этого долга, и, соответственно, коллекторов натравлять уже будет нельзя.

    Афонина:

    - Если вы не против, хотела бы вернуться к несколько нелогичным, на мой взгляд, действиям государства. С одной стороны, за первые полгода 2017 объем потребительских кредитов вырос почти на 39%, сообщает Национальной бюро кредитных историй. При этом месяц назад это же бюро отмечало, что каждый 7 российский заемщик испытывает проблемы с погашением взятых в банках кредитов. В общей сложности более 6 миллионов россиян оказались в непосильной кредитной кабале. Потребительские кредиты. Просрочено примерно 20%. По кредитным картам этот уровень достигает 25%. Возможность платить по кредитам уже потеряли примерно 3 миллиона человек. Это 8% всех заемщиков. Трудности с выплатой испытывают от 5 до 6,5 миллионов россиян. И при этом, обращаю внимание, потребительские кредиты продолжают выдавать, причем, рост растет.

    Делягин:

    - У нас государства-то в области социально-экономической политики нет никакого. Это совокупность начальников с их секретаршами, но это не государство. В социально-экономической сфере по-прежнему, как в 90-е годы, погоду делают либералы, которым, такое ощущение, что чем хуже, тем лучше. Они обслуживают интересы не народа российского, а бизнес, причем, обычно глобальных спекулянтов.

    С одной стороны, население все равно является лучшим заемщиком. Несмотря на все проблемы, население самый добросовестный заемщик. В условиях уничтожения российской экономики нашими либералами экономическая конъюнктура ухудшается и юрлица становятся все более плохими заемщиками. И хорошие заемщики концентрируются в крупнейших банках. И обычному банку некуда деваться, ему не с кем работать. И он ориентируется на население. Черт с ними, что будет просрочка 20%, пусть вырастет до 30, но оставшиеся добросовестные плательщики заплатят за всех. Это называется распределением рисков.

    С другой стороны, если посмотреть со стороны людей, в прошлом году у нас очень мало люди брали кредитов. Кто-то приспособился к кризису, кто-то научился дышать через раз, но по-прежнему у нас большинство людей бедны, у нас нищие и бедные – это 80% людей, а критерий бедности очень простой. Если телевизор или холодильник у вас сгорает, вы из текущих доходов не можете его купить. Вы должны или одалживать у друзей, или в заначку лезть, если она есть, или брать потребительский кредит. А сбережения, которые превышают месячный расход, у нас имеет только 15% населения. В результате, для критически значимой части нашего общества технику вы можете купить только в кредит.

    И самое главное. Ужасное. Когда человек попадает в кредитную кабалу, он вынужден брать кредит не для того, чтобы купить себе утюг, а для того, чтобы из нового кредита обслужить, если расплатиться, то хорошо, со старыми кредитами. И чтобы хоть как-то продержаться на плаву, люди берут все больше кредитов. Смысл термина «кредитная кабала» заключается именно в этом, когда человек не гасит кредит с текущих доходов, а берет новый и больший, чтобы погасить старый меньший. И так бесконечно продолжаться не может, но какое-то время люди в этом состоянии мучаются.

    Афонина:

    - И мы переходим к теме, про которую вы сказали. Казалось бы, позитивная новость о том, что не взысканные долги смогут в исключительных случаях аннулировать. Триллион рублей мелких финансовых долгов будут прощены россиянам. Это именно та сума, которую сейчас все вот эти инстанции, включая судебных приставов, просто не могут взыскать физически. Они не могут найти этих людей, из них вытрясти эти деньги. Людям-то ничто, это государству облегчение. Они с судебных приставов снимают нагрузку, так что ли?

    Делягин:

    - Я не очень понимаю, причем здесь облегчение государству, когда государство здесь ни при чем. Это конфликт между населением и тем, кто им одалживал: банки, микрофинансовые организации и другие физлица.

    Насчет того, что у нас служба судебных приставов работает, знаете, для меня это спорное положение. Я, конечно, тоже смотрю в новостях по телевизору, как они там, правда, раньше они зверствовали, а сейчас уже этих страшных историй, они практически прекратились. Но когда мне приходилось из одного либерального экономиста извлекать долг, я столкнулся с полным бездействием службы судебных приставов. Более того, когда обычный человек должен по штрафам 11 тысяч рублей, его не выпускают в аэропорту, мы все эти истории знаем и заплатить при пересечении границы нельзя за редчайшими исключениями, но я столкнулся с тем, что служба судебных приставов просто закрывало дело и без специальных усилий адвокатов она его не возобновляла. Даже снимала с человека запрет на выезд из страны. Был такой либеральный экономист Иноземцев, который нас до сих пор учит уму разуму. Как правильно жить и, судя по всему, правильно обманывать друг друга.

    С одной стороны, к службе судебных приставов много нареканий. Более того, в регионах страшная история, потому что зарплата очень маленькая и мне рассказывали адвокаты, что устраиваются молодые люди на работу без перспектив в жизни. Они устраиваются, чтобы как-нибудь урвать взятку. И даже если человек садится, то он готов сесть, потому что он потом на эту взятку, которую он спрятал, он несколько лет после тюрьмы нормально поживет. Это ужасная история. И служба судебных приставов – это одна из черных дыр, на мой взгляд, российской государственности.

    Но я говорю о другом. О гуманизме. Должников, которых не могут найти, их совсем немного.

    Афонина:

    - Да что вы! Вот вам статистика. С января по май 17-го года судебным приставам пришлось прекратить 817 тысяч дел без взыскания долгов. Это половина всех долгов по исполнительным листам. Половину людей просто найти не могут.

    Делягин:

    - Прекращают производство именно потому, что не могут найти людей? Там так и написано?

    Афонина:

    - Физически не могут обнаружить.

    Делягин:

    - Это очень забавно, потому что служба судебных приставов работает исключительно по исполнительным листам, которые выдаются судами. И суды стараются (неразборчиво) доставить обе стороны в дело. Но судебные приставы, может, эти дела и не рассматривают.

    Афонина:

    - Да что вы! Сколько людей говорят, что они понятия не имели, что уже начато судопроизводство по их долгам, потом они это постфактом узнавали, когда не могли выехать за рубеж. И их участие на судебных заседаниях отнюдь не нужно было ни разу.

    Делягин:

    - Это проблема нашей судебной системы. Я о другом. О том, что у нас есть 2 триллиона долгов, из которых половина является безнадежными. И то, что людей не будут кошмарить по поводу заведомо безнадежных долгов, это, скорее, плюс, чем минус. Потому что это люди, которые, скорее всего, не могут расплатиться. И то, что служба судебных приставов не ищет людей и не пытается исполнять свои обязанности, об этом я говорил, как она у нас работает. Но это другая тема.

    Афонина:

    - Давайте послушаем Артема из Ставрополя.

    - Здравствуйте! Первый вопрос. Почему государство вообще должно кому-то помогать? Люди, которые брали валютную ипотеку, изначально платили пониженную ставку. Они брали на себя риски. И должны по рискам и отвечать. А погашать долги за счет денег налогоплательщиков чужие риски, считаю, несправедливо.

    Второй вопрос. Почему банки должны закладывать в ставку высокие проценты? Это их личные проблемы и их риски. Они брали на себя риски, когда выдавали этот самый кредит. Я, когда владелец магазина, покупаю неликвидный товар. Мне не возмещают эту стоимость. Я должен ответить за свои риски. Я сделал неправильный выбор. И ответил за него.

    И третий вопрос. Я обратился в коммерческий банк по ипотеке. Мне ответили, что вы предприниматель и ипотеку не выдаем. А у нас, получается, я работодатель для 20 других людей, они могут взять ипотеку, а я, их работодатель, плачу за них налоги государству и ипотеку взять не могу.

    Делягин:

    - Государство должно помогать в очень простой ситуации, если человек сам не может решить свои проблемы. Можно оставить его подыхать, но это нанесет существенные потери и обществу, и самому государству. Есть разные цивилизационные подходы. Можно как в США, я недавно был в Сан-Франциско, в Лос-Анджелесе, в Калифорнии, там сидят здоровые мужики на улице и просят подаяние. Я не говорю, что у нас хорошо. У нас еще хуже. Но это их цивилизация и их подход, что если человек не может решить свои проблемы, иди и подыхай. Это твои трудности. У нас подход немного другой, потому что мы, с одной стороны, друг друга жалеем, как бы плохо мы друг к другу не относились. С другой стороны, понимаем, что мы являемся целым как общество. И поэтому нужно помогать поддерживать самых слабых членов общества, потому что они со временем должны стать сильными. Это не означает, что надо поддерживать иждивенчество.

    Второе. Люди не могут решить свои проблемы потому, что в этом виновато государство. Можно сказать, что люди идиоты. Это правда. Бывает. Но если человек идиот, это проблемы человека, одного человека. А если таких людей 10% в поколении, то это означает, что у государства очень плохая система образования. И это вина государства. А свою вину надо исправлять самому. С одной стороны, помогать людям дешевле и выгодней, чем их убивать или позволять умирать. С другой стороны, это вопросы ответственности. Потому что если один человек делает глупость – это его вина. Но если глупость сделают миллион, то это, как правило, вина государства, которое это не предусмотрена и на это не отреагировало. Или ввело в заблуждение.

    Что касается валютной ипотеки, я напоминаю, что люди брали ипотечные валютные кредиты, поверив государству. Эти люди, насколько я могу считать, были государством обмануты. Если я кого-то обманул вольно или невольно, то это моя ответственность, а не его.

    Почему банк закладывает риски невозврата кредитов в повышенную ставку. Это очень обидно для добросовестных заемщиков. С одной стороны, это проблема государственного регулирования. Потому что ему позволяют это сделать. Если уважаемый коллега покупает неликвид, потом оказывается в убытке, как обычный предприниматель пытается решить проблемы? Он повышает немного цену на ликвидный товар. Если у него не получается, тогда да. Он несет убытки. Но это нормально. Я пытаюсь возместить свои потери за счет своих клиентов. К сожалению, наше государство это помогает. Это нормально с точки зрения коммерческой логики, хотя абсолютно аморально. Но бизнес, к сожалению, штука аморальная в значительной степени. Наше государство это позволяет, потому что либералы стоят на стороне монополий, бизнеса и не только иностранного. Против российских потребителей. Обратите внимание, что никаких реальных действенных мер по ограничению монополий в нашей стране не предпринимается, это единственная сфера, в которой ничего толкового за все 30 лет развития сферы рыночных отношений, почти ничего, не предпринималось. Свобода монополиста грабить потребителя для российских либералов – это главная свобода предпринимательства. Все остальное детали и неважно.

    Почему ипотеку не дают предпринимателям? С точки зрения банка предприниматель – это рискованный вид деятельности. И с ним лучше не связываться, потому что у нас сейчас экономический кризис и, как я понимаю, малые предприниматели, их бизнес разрушается. Можно оценить перспективу человека, который работает где-то бухгалтером, пусть у того же индивидуального предпринимателя, есть кому заботиться об этом человеке. У него есть работодатель. А вот о предпринимателе заботиться некому. Поэтому с точки зрения сугубо эгоистичного интереса банка это объяснить можно. А с точки зрения государства? Наши либералы, опять же, служат, в первую очередь, глобальным спекулянтам. А российскому бизнесу служат в том случае, если этот бизнес очень крупный и как-то связан с глобальными спекулянтами. А предприниматель малый и средний для наших либералов не существует.

    Есть красивые слова, как наше государство помогает этим малым и средним предпринимателям, но на практике это оборачивается уничтожением бизнеса. И мы это видим. К сожалению.

    Афонина:

    - Давайте я зачитаю сообщения, потом вновь телефонный звонок. «Постоянно говорят о каких-то либералах, мешающих нашей экономике. А ФСБ их найти не может?» Это вопрос от Сергея. «У меня два вопрос. Почему нет больше передачи с вашим участием?» Почему нет? Есть. Вот сейчас она и идет. «Что вы скажете о бинарных опционах?».

    Делягин:

    - Бинарные опционы. Это высоко рискованное занятие для профессионалов. Хотите рисковать? Рискуйте. Я не рискую. Потому что надо очень глубоко погрузиться в эту тему. И здесь, может, та же ситуация, что с рынком Форекс. Если вы на рынок Форекс входите с суммой менее 100 тысяч долларов, то с высочайшей степенью вероятности вы оттуда уйдете голеньким. Потому что это рынок, который устроен так, что он разоряет мелких участников. Если вам очень хочется, выделите, посчитайте, сколько денег ваша семья тратит за полгода. Так, чтобы особо не напрягаться, особо не экономить. Переведите эту суму в валюту. Увеличьте ее на 30% на всякие чрезвычайные ситуации. И вот эту сумму отложите. Можно в банк первой десятки, можно в надежное место. Вот все, что сверх этой суммы, вы этой суммой можете рисковать, если вам этих денег не жалко.

    У нас очень много агитации и пропаганды, в том числе, я сейчас за компьютером и мне уже два раза открывалась реклама этих самых бинарных опционов.

    Насчет передач. У меня закрылись передачи в некоторых других каналах. Скажем, у меня была передача на телевидении «Москва 24» про международные вопросы, она закрылась, вероятно с тем, что меня стал сильно приглашать первый канал, а конкуренцию никто не отменял. У меня закрылась радиопередача на станции «Говорит Москва». Они решили, что экономисты - это плохо, потому что люди начинают думать о своей жизни. Они ушли от темы экономики, как я понимаю. Я думаю, что через некоторое время они потеряют заметную часть аудитории, к ней вернутся. Это процесс длительный.

    Что касается либералов…

    Афонина:

    - Нет, что касается «Комсомольской правды»!

    Делягин:

    - В самом деле, а почему нет передачи Делягина на Радио «Комсомольская правда», когда мы сейчас с вами на 97,2 FM размовляем, извините за мой французский. Я сильно подозреваю, что это вопрос к тому, кто задает этот вопрос. Человек обращается к радио, слушая мою передачу с вопросом, почему меня нет? Может, имеет смысл включить радиоприемник? Сложное действие. В силу разрушения российского образования оно доступно уже немногим, но стоит попытаться. Это более простое занятие и менее рискованное, что бинарные опционы.

    Теперь о либералах. Все довольно просто. ФСБ не может противостоять российскому государству. Оно обязано защищать интересы общества персонифицировано в государстве. Поэтому, когда социально-экономическая политика от имени государства осуществляется людьми, занимающими государственные должности, ФСБ здесь бессильно, пока эти люди не начинают заниматься мелкой уголовщиной, то есть, вымогать взятки, грабить людей на большой дороге, когда они разрушают жизнь людей при помощи постановлений правительства, здесь ФСБ бессильно. И это один из пороков нашей государственности. Мы контужены 37-м годом. И в этом отношении нормальная функция спецслужб, начиная со времен господина Берии, не восстановлена. Они до сих пор у нас очень ущербны. Я думаю, что мы к этому придем. И дикий рост популярности Сталина, который сейчас наблюдается именно среди молодежи, в общем-то свидетельствует о некотором возвращении к разуму. Я думаю, что оно охватит и государство в том числе.

    Афонина:

    - Спасибо огромное!

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Вячеслав Васильев ГОСТЬ

    29.07.2017 12:28

    66.7% 0.6

  • беляев игорь ГОСТЬ

    29.07.2017 13:59

    100% 1.0

  • КОТ ГОСТЬ

    29.07.2017 14:28

    92.3% 0.7

  • Владимир ГОСТЬ

    30.07.2017 00:00

    50% 0.6

    +


Ответить    Последний комментарий