Материал №54079:
Чем объяснить рост мировой экономики в условиях политической рецессии

  • Майкл Спенс Автор

    04.08.2017 09:13  3.5 (13)

    Летом, когда темп жизни замедляется, появляется время, чтобы подумать о фундаментальных проблемах. Одна из главных загадок, которая в последнее время занимает мои мысли, – это несоответствие повсеместной политической дисфункции и относительно сильного состояния экономики и финансовых рынков. В странах с крупной экономикой сегодня наблюдается уверенное восстановление экономики, несмотря на отдельные трудности. Да, конечно, экономика далека от достижения своего полного потенциала: в зависимости... Полный текст статьи
    Чем объяснить рост мировой экономики в условиях политической рецессии

    Летом, когда темп жизни замедляется, появляется время, чтобы подумать о фундаментальных проблемах. Одна из главных загадок, которая в последнее время занимает мои мысли, – это несоответствие повсеместной политической дисфункции и относительно сильного состояния экономики и финансовых рынков.

    В странах с крупной экономикой сегодня наблюдается уверенное восстановление экономики, несмотря на отдельные трудности. Да, конечно, экономика далека от достижения своего полного потенциала: в зависимости от того, куда мы посмотрим, можно увидеть простаивающие мощности, избыточный уровень долга, слабые балансы, недостаток инвестиций, необеспеченные долгосрочные недолговые обязательства. Тем не менее, на финансовых рынках не наблюдается никаких признаков конвульсий, даже несмотря на постепенную отмену монетарных стимулов.

    В то же время политический климат выглядят всё хуже. Усиливается поляризация, в том числе из-за растущего сопротивления глобализации и тем несбалансированным формам роста экономики, которые стали её следствием. Например, в США, по данным  исследовательского центра Pew, люди не просто рьяно не согласны со своими согражданами с другими взглядами, но ещё и заявляют, что испытывают к ним неприязнь и не уважают их.

    Политический тупик, давно провоцируемый расколом Америки на левых и правых, теперь наблюдается уже внутри Республиканской партии, контролирующей обе палаты Конгресса, а также Белый дом. Администрация президента Дональда Трампа пока что лишь усугубляет этот внутренний беспорядок, не предлагая при этом никаких перемен в экономической политике, на которые возлагались надежды и которые могли бы повысить уровень инвестиций и темпы роста экономики, а также увеличить число качественных рабочих мест. Хотя на данном этапе трудно понять приоритеты администрации Трампа, столь же трудно убедить кого-нибудь в том, что в их число входят энергичные, точно сфокусированные меры, позволяющие сделать формы роста экономики более справедливыми и устойчивыми.

    Голосование Великобритании за выход из Евросоюза многих удивило прошлым летом, и озабоченность в ЕС лишь усилилась, когда к власти пришла премьер-министр Тереза Мэй, пообещавшая провести «жёсткий» Брексит. А сейчас, после того как в июне британские избиратели лишили Мэй парламентского большинства на внеочередных всеобщих выборах, исход предстоящих переговоров о выходе из ЕС (и вообще судьба Великобритании после Брексита) стал ещё более непредсказуемым.

    Руководители стран Европы, а также некоторых развивающихся государств, пришли теперь к выводу, что Великобритания и США превратились в непредсказуемых и ненадёжных союзников и торговых партнёров. Азия, где лидирует Китай, решила пойти своим путём. Международное сотрудничество в вопросах экономики и безопасности, которое всегда было непростым, похоже, начинает рушиться.

    В таком контексте устойчивость мировой экономики – по крайней мере, на сегодня – является особенно впечатляющим явлением (хотя, конечно, нельзя узнать, как экономика повела бы себя в более стабильном политическом климате). Есть несколько возможных (и не исключающих друг друга) объяснений этой парадоксальной ситуации.

    Начать с того, что институты, которые строились долгое время, ограничивают сейчас возможности политических лидеров и законодателей влиять на экономику. Да, эти институты способны мешать реализации позитивной программы, но одновременно они помогают минимизировать экономические и инвестиционные риски.

    Особенно на международном фронте у политиков нет возможности с лёгкостью, резко и мгновенно менять характер глобализации, сформировавшийся за последние десятилетия. Любая попытка сделать это (вызванная, конечно, нарастающим популистским и националистическим давлением) может причинить серьёзный ущерб экономике, что в конечном итоге уничтожит политический капитал тех, кто её инициировал.

    Другая, более тревожная вероятность: риски накапливаются быстрее, чем это осознаётся. Если это звучит неубедительно, вспомните мировой финансовый кризис 2008 года, когда расслабленное регулирование и информационная асимметрия привели к ситуации быстрого увеличения рисков и углубления дисбалансов, которые, по большей части, были скрыты.

    В текущем контексте совокупный эффект нарастающего геополитического напряжения, потери доверия и отсутствия уважения к ключевым институтам может привести либо к мощному шоку, либо просто к ухудшению условий для инвестиций. Впрочем, конкретные сценарии конструировать труднее, чем игнорировать грозящие нам потенциальные риски.

    Но, несмотря на всё выше сказанное, существует и более обнадёживающее объяснение, под которым я подписываюсь, рискуя, правда, прослыть иррациональным оптимистом. Неравенство в перспективах и явления, которые стали причиной народного недовольства и политической поляризации, совершенно реальны, и – после многих лет игнорирования – они привлекли, наконец, то внимание, которого заслуживают.

    Более пристальное внимание к проблеме социального единства не принесёт быстрых результатов. Но со временем оно способно помочь уменьшить внутриполитическую напряжённость, переориентировать внимание граждан на общие ценности, восстановить способность их лидеров к ответственному планированию и реализации политики. Как и всегда, будут разногласия, иногда резкие разногласия, по поводу того, как достичь общих целей. Главное – подходить к этой задаче в контексте взаимоуважения.

    Такой сценарий далеко не гарантирован, но он ни в коем случае не является невероятным. Избрание Эммануэля Макрона президентом Франции, неудача Мэй с жёстким Брекситом, почти повсеместное, как внутри, так и вне США, неприятие позиции администрации Трампа относительно изменения климата и глобального экономического порядка, основанного на правилах, – всё это позволяет сделать вывод, что центр, возможно, устоял.

    Тем временем, национальные и международные институциональные механизмы обязаны и дальше служить защитой от деструктивных действий политических лидеров. В конечном счёте, уверенность в устойчивости этих институтов – и в грядущем прекращении нынешней политической дисфункции – это как раз то, на что, по всей видимости, и сделали свою ставку рынки.


    Оцените статью

    Ответить    Последний комментарий

+
  • Михаил Хазин Экономист

    05.08.2017 07:22

    94.4% 2.7

    +
    • КОТ 28 место

      05.08.2017 13:07

      88.9% 1.1

  • Борис Митрофанов МОДЕРАТОР

    04.08.2017 10:07

    95% 3.7

  • Eвгений Реутов Автор

    04.08.2017 12:26

    85.5% 1.1

  • Victor K 37 место

    04.08.2017 14:17

    85.9% 1.8

  • Константин 347 место

    04.08.2017 21:03

    62.5% 0.6

  • z y 217 место

    04.08.2017 23:25

    60% 1.0

    +
  • КОТ 28 место

    05.08.2017 13:11

    88.9% 1.1


Ответить    Последний комментарий